folklore materials and psychology is elucidated. By definition the emotionally rich music is disposition of sounds various on force, height, duration and subordinated to rhythm, therefore the arising of emotionally rich language at the same time is the music birth.

Key words: genesis of music, genesis of speech, division of labour, need to fill information lacuna, empathy and suggestion, image of lacking situation, theme and rheme of a situation, rhythm, intonation, sprechgesang, unity of music and speech, religious representations and ritual music.

УДК 316(470.620) (470.63) (470.61)

ВОССТАНОВЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРЫ В КРАСНОДАРСКОМ, СТАВРОПОЛЬСКОМ КРАЯХ И РОСТОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Е.А. Чайка, доцент кафедры правовых дисциплин Славянского-на-Кубани государственного педагогического института, кандидат исторических наук

В статье на основе анализа широкого круга источников рассмотрены процессы, проходившие в социально-экономическом развитии села в послевоенные годы. Исследованы социальные проблемы в послевоенный период. Показаны основные направления деятельности советского государства по восстановлению народного хозяйства Юга России.

Ключевые слова: социальная политика, средства производства, средства

потребления, кооперативная торговля, кредитование, фонды потребления.

Победа в Великой Отечественной войне досталась Советскому Союзу ценой огромных людских потерь, о количестве которых до сих пор ведутся дискуссии. Итог войны может быть определен только приблизительно, путем сопоставления различных статистических данных. Последние исследования, основанные на методе демографического баланса, который оценивает людские потери в результате военных и иных действий противника, повышения уровня смертности в тылу, прифронтовой полосе и на оккупированной территории, дают цифру 26,6 миллионов человек [1, т. 3, с. 469-470].

Однако, кроме погибших и умерших, война оставила значительное количество инвалидов, численность которых в 1946 г. составила 2 575 694 человек [2, т. 2, с. 234].

Почти полмиллиона жизней отдали жители Кубани [3, с. 162], среди погибших в основном молодые, работоспособные люди. Подсчет поименных людских потерь, нашедших отражение в краевой «Книге Памяти», показывает, что только в ходе военных действий край потерял 469 255 человек [4]. За годы войны в города, села и аулы Ставропольского края не вернулись с фронта более 180 тыс. воинов [5].

Образованная в марте 1943 г. краевая комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков на Кубани действовала 6 лет. По данным комиссии, в Краснодарском крае было убито, замучено оккупантами и их пособниками 61 540 человек, из которых более 58 тысяч жертв опознать не удалось - погибшие были обезображены до неузнаваемости. Некоторая часть сельских жителей были вывезены на казнь в другие населенные пункты и похоронены в братских могилах [6, с. 315].

Учетом угнанного населения занимался переселенческий отдел Краснодарского крайисполкома. По состоянию на 15 августа 1947 г. в его распоряжении были следующие цифры: за период оккупации с территории Краснодарского края насильственно угнано 130

521 человек, в том числе 81 089 женщин и 38 022 ребенка в возрасте до 16 лет. Наибольшее количество угнанных относится к районам Таманского полуострова и Голубой линии - Крымскому (38 тысяч), Темрюкскому (свыше 30 тысяч), Варениковскому (свыше 8 тысяч), Верхнебаканскому (около 4 тысяч), Анапскому (1,5 тысячи) и г. Новороссийску (45 тысяч) [7, с. 38]. По данным Краснодарского крайисполкома к августу 1947 г. из более чем 130 тысяч угнанных жителей края возвратилось 87 тысяч человек, среди них 25 тысяч детей в возрасте до 16 лет. Из числа возвратившихся свыше 21 тысячи человек работало в промышленности и 20,5 тысяч - в сельском хозяйстве на территории Германии [8], поэтому проблемы, связанные с разрухой, усугублялись малочисленностью трудовых резервов.

Изучаемый регион, как и вся освобожденная от немецких захватчиков территория, лежал в руинах. Ущерб, причиненный оккупантами народному хозяйству Краснодарского края, составил более 15 млрд. рублей (в довоенных ценах) [9].

Ставропольскому краю ущерб был нанесен в размере 14 638 840 654 рублей [10, с. 97.], Ростовской области - 13 435 287,7 рублей [11, с. 438].

Постановления, принятые СНК СССР от 7 мая и СНК РСФСР от 17 мая 1943 г. «О первоочередных мероприятиях по восстановлению хозяйства края, разрушенного немецко-фашистскими оккупантами», а также от 27 января 1944 г. «О дальнейших мероприятиях по восстановлению хозяйства в Ставропольском крае», определили основные задачи по нормализации экономической и социальной жизни региона.

Для этого СНК СССР своим постановлением от 7 мая 1943 г. ассигновал 59,2 млн. руб. и выделил материальные фонды на восстановление промышленности, сельского хозяйства, коммунальных предприятий, жилого фонда и социально-культурных учреждений края.

СНК отпустил 2 млн. рублей на оказание единовременной помощи населению Ставропольского края, 10 млн. рублей долгосрочного кредитования колхозникам на восстановление производственных построек и приобретение инвентаря, 3 млн. рублей на восстановление жилого фонда, 2 млн. рублей колхозникам на обзаведение скотом и восстановление жилых и надворных построек [12, с. 8].

Советское руководство 1 ноября 1945 г. приняло документ «О мероприятиях по восстановлению разрушенных немецкими захватчиками городов РСФСР», в котором были предусмотрены меры по первоочередному восстановлению 15 наиболее пострадавших русских городов. Наряду с Севастополем, Псковом, Смоленском, Вязьмой и другими, вошли города Краснодар и Новороссийск [13, с. 97]. В этом документе намечались меры по первоочередному восстановлению этих городов.

Фашисты взорвали и разграбили большинство санаториев, курортов Кавминвод. Все ценное имущество и оборудование здравниц было увезено в Германию, а оставшееся -сожжено. Общая сумма убытков, которую потерпели курорты, исчислялась в 372 483 881 рубль [14, с. 9]. Таким образом, с первых дней после изгнания оккупантов требовались колоссальные восстановительные работы, для того чтобы санатории стали функционировать в полном объеме.

Отступая под ударами частей Красной Армии, захватчики сожгли в Ростовской области 1 090 жилых домов. Полностью уничтожены села Приморка, Некрасовское, Сужено и т.д. [15, л. 18.] Ущерб, причиненный гражданам, составил 3 269 537 рублей [16, л. 1-2].

В этих условиях важное место в экономической политике советской власти занимал вопрос о соотношениях группы «А» (производство средств производства) и группы «Б» (производство средств потребления). От формирования этих пропорций напрямую зависело экономическое состояние общества, его хозяйственные характеристики. В довоенный период группа «А» составляла основу советской экономики [17, с. 33]. Это связано с тем, что в 20-30 гг. молодое Советское государство должно было непросто

завершить индустриализацию, но сделать это в максимально быстрые сроки, чтобы остаться субъектом мировой политики [18, т. 3, с. 304].

Возвращение к мирной жизни после Великой Отечественной войны предполагало необходимость не только восстановления экономики, но и выбора путей этого процесса: поддержать ли и взаимоувязать наметившиеся во время войны направления эволюции или же отвергнуть их и вернуться к модели 30-х гг. Эти важные вопросы стали предметом напряженной дискуссии при рассмотрении в 1945-1946 гг. проекта четвертого пятилетнего плана. Дискуссия завершилась победой сторонников возврата к довоенной модели экономического развития [19, с. 480]. Этому факту способствовали изменения, произошедшие на международной арене, послевоенное охлаждение отношений между союзниками по антигитлеровской коалиции, стремление США занять место мирового гегемона. Монопольное владение атомным оружием и возможность его применения не отвергались в будущей войне с СССР. В этих условиях приоритет производства средств производства был очевиден.

Государству предстояло найти материальные ресурсы, которые обеспечивали бы значительное повышение жизненного уровня населения, компенсировать социальный долг, накопленный за годы довоенных пятилеток и годы войны. Руководство партии декларировало ряд мер по изменению принципов хозяйствования. Так, 9 февраля 1946 г. в выступлении И.В. Сталина было признано очень важным повышение материального уровня жизни народа и указан путь к достижению этой цели. Основной государственной задачей было широкое развертывание производства товаров народного потребления, развитие отраслей легкой и перерабатывающей промышленности, кооперации и торговли. Данная установка оформлялась несколькими постановлениями Правительства СССР за 1946-1948 гг.: «О развертывании кооперативной торговли в городах и поселках продовольствием и промышленными товарами и об увеличении производства продовольствия и товаров широкого потребления кооперативными предприятиями» (9 ноября 1946 г.), «О мероприятиях по ускорению подъема государственной легкой промышленности, производящей предметы широкого потребления» (23 декабря 1946 г.), «О мероприятиях по расширению торговли потребительской кооперации в городах и рабочих поселках» (21 июля 1948 г.), «О мероприятиях по улучшению торговли» (20 ноября 1948 г.) [20, т. 3, с. 350-362, 362-368, 505-511, 549-560]. Смысл этих документов сводился к следующим положениям: правительство требовало значительно увеличить товарооборот, расширить объем торговли между городом и деревней, пересмотреть роль потребительской кооперации (которая не располагала тогда устойчивыми связями с потребителем, ограничивала свои функции распределением товаров, получаемых от государства), разрешалась торговля в городах и рабочих поселках продовольствием и товарами широкого потребления, ставилась задача повсеместного расширения сети магазинов и лавок [21, с. 34], осуществлялась систематическая материальная помощь всем нуждающимся категориям граждан.

В реализации поставленных правительством задач, наряду с различными организациями и учреждениями, особая роль отводилась органам социального обеспечения, которые начали свою работу сразу после освобождения региона. Так, отдел Гособеспечения семей военнослужащих Суворовского района Ставропольского края был организован 8 марта 1943 г., а полностью укомплектован 5 апреля 1943 г. со штатом 9 человек. О работе отдела за 1944 г. свидетельствуют отчеты и сведения по району. Собесом в ходе проверки было учтено 363 семьи военнослужащих, из них остронуждающихся 80 семей. За период с 8 марта 1943 г. отделом принято 37 дел, 58 пособий и 40 пенсий, открыто лицевых счетов 727. Через отдел по заявлениям трудоустроено 3 члена семей военнослужащих. 1 человек повышен в квалификации, 2 подростка устроено учениками на разную работу, 32 человека обучалось в ФЗО, 1 226 детей военнослужащих обучалось в школах, 50 детей нигде не учились. 1 750 детей

устроено в детсады и ясли. Всего же по району было 35 детских садов, из них 1 - в райцентре. На патронировании находилось 276 детей.

Собесом было выявлено 29 детей, не имеющих родителей, производился учет остальных. Также было обследовано 330 семей военнослужащих. Выдано 25 единовременных пособий на сумму 5 470 рублей, розданы правительственные пайки на 215 человек из эвакуированных семей военнослужащих, в них 400 г мыла и по 2 кг муки на человека.

Предоставлено 30 квартир, в которых отремонтировано 5 печей. 262 семьям выделены огороды общей площадью 868 га, полностью обеспеченные вспашкой и семенами. 175 семьям выдано 200 талонов на трикотаж. 112 семьям произведены выплаты пенсий на сумму 46 313,43 рубля и 90 семьям - пособий на сумму 45 143,90 рублей. Задержек по этим расчетам не было [22, л. 2]. Освобождено от государственных поставок

1 165 семей, от уплаты военного налога - 1 751 семьи и сельскохозяйственного налога - 3 500 семей.

Всего для оказания помощи семьям за 1944 г. в Суворовском районе было собрано следующее количество продуктов и сырья: картофеля - 540 кг, масла растительного - 26 кг, мяса - 95 кг, фасоли - 25 кг, меда - 140 кг, муки - 269 кг, молока - 1 560 литров, яиц -575 штук и шерсти - 60 кг.

В фонд помощи семьям военнослужащих засеяно 26 га. Остро нуждающимся семьям выдано во временное пользование 25 коров. 1 754 семьям силами колхозов заготовлено сено для скота. Подвезено топливо 974 семьям военнослужащих. 787 семьям оказана помощь в уборке и переработке урожая. Выдано мануфактуры по 2-3 м 44 семьям на сумму 1 700 рублей. 437 семьям отремонтирована обувь. Трудоустроено на предприятия и учреждения 176 человек, в колхозы - 1 611 человек [23, л. 40].

Всего в 1944 г. по Суворовскому району от месячников, декадников и воскресников поступило 30 568 рублей в фонд внебюджетных средств на оказание помощи семьям военнослужащих [24, л. 2]. В последние годы войны и после ее окончания работа по оказанию социальной помощи семьям погибших воинов и членам семей военнослужащих продолжалась. В отчете о работе областного отдела по государственному обеспечению и бытовому устройству семей военнослужащих при Ростовском облисполкоме за 1945 г. сообщалось: «Руководствуясь постановлением Совнаркома РСФСР № 254 от 16 апреля 1945 г. «О мерах по дальнейшему улучшению организационной помощи семьям военнослужащих», районные и городские отделы социального обеспечения перестроили свою работу в полном соответствии с указанным решением. В районах были разработаны мероприятия, направленные на улучшение оказания помощи нуждающимся семьям военнослужащих. В результате их проведения отделы по государственному обеспечению и бытовому устройству имели возможность оказать семьям военнослужащих некоторую помощь. На 1 января 1945 г. на учете отделов Ростовской области состояло 17 848 остро нуждающихся семей. За 1945 г. было выдано денежных средств 4 822 тыс. рублей, продовольствия - 173 673 пуда. Разных вещей - 54 080 предметов, валенок - 661 пара, шерсти - 69 пудов, овчин - 11 штук, обуви -32 702 пары, мануфактуры - 112 120 м, разных промтоваров на сумму 573 622 рублей и т.д.». Вся эта помощь была оказана помимо специального выделения промтоваров постановлением СНК [25, л. 106].

В 1945 г. отделы социального обеспечения стремились, главным образом, к созданию фондов на производстве, в учреждениях, колхозах и совхозах. С этой целью в ряде городов и районов Краснодарского, Ставропольского краев и Ростовской области денежные средства и продукты, собранные в период месячника и сверхпланового посева, частично оставались на предприятиях, в учреждениях, совхозах и колхозах.

Большую работу в создании фондов, изыскании средств местных бюджетов для оказания помощи семьям военнослужащих провел Сальский отдел Ростовской области по государственному обеспечению и бытовому устройству семей военнослужащих. В 1945 г. отдел оказал помощь более чем 4 000 семей. За 1945 г. семьи военнослужащих Сальского

района Ростовской области получили бесплатно 688 пудов муки (остаток сверхпланового посева 1944 г.), 237,5 пудов муки, полученной от сверхпланового припека Сальского хлебозавода, плюс 83 144 рублей. По решению обкома ВКП (б) от 3 октября с 15 октября 1945 г. по 15 ноября 1945 г. в Ростовской области проводился месячник по оказанию помощи семьям военнослужащих в осенне-зимний период. По заготовке топлива, кормов для скота, ремонту жилищ и надворных построек, обеспечению овощами на зиму, сбору средств. Проведя хорошую подготовительную работу, агитацию, органы социального обеспечения в ряде районов создали солидные денежные и продовольственные фонды. Например, предприятиями и организациями Ростовской области за год была оказана помощь в размере 1 299 330 рублей, 96 740 пудов продовольствия, 40 609 вещей и т.д., в том числе предприятия г. Новочеркасска выдали семьям военнослужащих 166 597 рублей [26, л. 107], свыше 1 550 пудов продуктов питания, мануфактуры около 3 тыс. метров, угля - 2 045 тонн, поросят - 110 штук, телок - 2 головы. Предприятия г. Таганрога оказали денежную помощь 1 336 семьям в сумме 359 358 рублей. Только завод им. Андреева, на учете которого состояло 900 семей военнослужащих, выдал 5 807 м мануфактуры, 825 пар обуви, 5 437 талонов на одежду, 5 437 пудов овощей и средств - 57 710 рублей, а также много строительных материалов - только кровельного железа - 31 тыс.

С января 1944 г. отдел социального обеспечения стал готовиться к огородной компании. Для семей военнослужащих была выдана земля, заготовлены семена. Многие города и районы позаботились о вспашке. В городах, где не хватало семян, организовали их привоз. Весной 1945 г. 325 семей военнослужащих получили огороды, была оказана помощь и в приобретении скота. В 1945 г. выдано 22 800 голов, в том числе рогатого 6 444 головы, мелкого - 2 635 и прочего - 13 421 голова. Такая помощь была больше в два раза, чем в 1944 г. по мелкому в 4 раза и в 10 раз по поросятам. На приобретение скота была выдана ссуда - 1 870 тысяч рублей, однако 15 786 семей еще не имели крупного рогатого скота, их обеспечивание планировалось в 1946 г. Всего было собрано - 3 887 972 рубля денежных средств и 28 973 пуда продуктов питания. В том числе зерновых - 9 709 пудов, картофеля - 1 096 пуда, жиров - 305 пудов и т.д. Одежды - 7 988 предметов, обуви - 2 664 пары, валенок - 65 пар, шерсти 87,5 пудов, было отремонтировано 1 127 квартир, предоставлено 39 квартир, привезено - 63 тонны угля, 2 829 тонн местного топлива. Подвезен корм для скота 1 584 семьям, выдано крупного рогатого скота 54 головы, мелкого - 83 и прочего - 214. Только в одном Неклиновском районе собрано зерна более 46 875 пудов, картофеля - более 70 пудов, жиров 36 пудов, денег - свыше 100 тыс. В Мечетенском районе собрано 101 735 рублей, 4 475 пудов зерна, 78 пудов картофеля. В Целинском районе собрано 79 133 рубля, 824 пуда зерна, 233 пуда картофеля и т.д. В г. Таганроге в период месячника собрано 978 264 рубля. Кроме фондов, собранных во время месячников, имелись еще фонды сверхпланового посева. Весной 1945 г. колхозники 51-го района засеяли в фонд помощи семьям военнослужащих 2 285 га. Вследствие засухи в 28 районах области урожай собран только в 23 районах в количестве 199 375 пудов. Колхозники отчислили в фонд помощи семьям военнослужащих 493 819 трудодней. А колхозники Сальского района отчислили 30 тыс. трудодней. Дело в том, что фонды, созданные в результате проведения месячника и полученные со сверхпланового посева, имелись преимущественно в тех районах, где был получен хороший урожай, и как следствие - в этих районах наименьшее количество семей военнослужащих нуждалось в продуктах питания. Организовать переброску продуктов из одного района в другой вследствие транспортных затруднений внутри области не представлялось возможным, несмотря на то, что помощь семьям военнослужащих, живущим в восточных районах Ростовской области, была крайне необходима.

Отсутствие денежных средств было не единственной проблемой в оказании послевоенной социальной помощи нуждающимся слоям населения. Так, легкая промышленность Краснодарского края продолжала вести работы по наращиванию

выпуска продукции. В истекшем 1946 г. было выпущено продукции в неизменных ценах 1926/27 гг. на сумму 19 318,2 тыс. рублей, с выполнением плана на 106 % и увеличением против 1945 г. на 41,6 %. Из 11 предприятий производственную программу не выполнили

2 предприятия: Краснодарская обувная фабрика (94,5 %) и хлопчато-прядильная фабрика (63,6 %).

Невыполнение плана обувной фабрикой объяснялось слабой механизацией производства из-за неполучения выделенного ей в 1946 г. оборудования.

Причиной невыполнения производственной программы хлопкопрядильной фабрикой являлся неудовлетворительный ход монтажа прядильного оборудования. Вместо 7 500 выделенных и намеченных к вводу в эксплуатацию станков к концу года введено было только 3 750, что составило 50 % от водимого оборудования.

По швейным фабрикам из 28 видов изделий план был реализован только по восьми, что являлось следствием неудовлетворительного снабжения тканями, фонды которых реализовывались следующим образом: а) по шерстяным тканям - на 83,5 %; б) по

шелковым - 87,8 %; в) по хлопчатобумажным - 81,4 %; г) по верхним тканям госзаказа -62,3 %. Отгрузка тканей производилась с задержкой [27, л. 63].

Изученные документы показывают, что для проведения намеченных руководством страны социальных мероприятий катастрофически не хватало не только денежных средств, оборудования, но и кадров. Поэтому быстрая ликвидация последствий войны и скорейшее удовлетворение потребностей всех нуждающихся в социальной помощи в послевоенный период было практически невозможно.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ И ПРИМЕЧАНИЯ

1. История России. XXвек. М., 1996.

2. Новейшая история отечества. ХХвек. М., 1998.

3. Жинкин А., Паламарчук О. Кубань: история, экономика, культура. Краснодар, 2001.

4. Там же.

5. Край наш Ставрополье. Очерки истории. Ставрополь, 1999.

6. Екатеринодар-Краснодар 200 лет. Сборник архивных документов. Краснодар, 1993.

7. Краснодарскому краю 65 лет. Страницы истории в документах архивного фонда Кубани. Краснодар, 2002.

8. Там же.

9. Там же.

10. Краснодарскому краю 65лет...

11. Наш край: из истории советского Дона / под. ред. Беспалов А. Г. Ростов н/Д, 1968.

12. Калинина Е.В. Возрождение экономического потенциала Ставрополья (19451950 гг.) //Из истории земли Ставропольской. Ставрополь, 1996. Вып. 2.

13. Краснодарскому краю 65 лет...

14. Калинина Е.В. Указ. соч.

15. ЦДНИРО. Ф. 9. Оп. 53. Д. 7.

16. Там же.

17. Пыжиков А.В. Советское и послевоенное общество и предпосылки хрущевских реформ //Вопросы истории. 2002. № 2.

18. История России. XXвек. М., 1996.

19. Там же.

20. Решения партии и правительства... М., 1968.

21. Пыжиков А.В. Указ. соч.

22. ГАСК. Ф. Р-3183. Оп. 1. Д. 14.

23. ГАСК. Ф. Р-3183. Оп. 1. Д. 14.

24. ГАСК. Ф. Р-3183. Оп. 1. Д. 21.

25. ГАРО. Ф. Р-4219. Оп. 1. Д. 21.

26. ГАРО. Ф. Р-4219. Оп. 1. Д. 21.

27. ГАКК Ф. Р-1378. Оп. 2. Д. 20.

RESTORATION OF SOCIAL SPHERE IN THE KRASNODAR, STAVROPOL EDGES AND THE ROSTOV AREA

Chaika Е.А., assistant professor of law disciplines Slavyansk-on-Kubani state pedagogical institute, PhD of History

In article on the basis of the analysis of the broad audience of sources the processes which are passed in social and economic development of village in post-war years are considered. Social problems during the post-war period are investigated. The basic directions of the Soviet state on restoration of a national economy of the South of Russia are shown.

Key words: social policy, means of production, means of consumption, cooperative trade, crediting, funds of consumption.

УДК 343.85

О СОВРЕМЕННЫХ ПРОБЛЕМАХ ПРОФИЛАКТИКИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

С.А. Невский, профессор Московского городского университета управления Правительства Москвы, доктор юридических наук

Е.Н. Клещина, доцент Московского университета МВД России, кандидат юридических наук

В статье анализируются проблемы, имеющие место в профилактической деятельности в современный период. Подчеркивается особое значение

виктимологической профилактики преступлений, раскрывается ее содержание. Предлагается ряд изменений в законодательство, направленных на совершенствование профилактической деятельности.

Ключевые слова: виктимология, виктимность, виктимологическая профилактика, жертвы преступлений, уровни виктимологической профилактики.

В 90-е гг. ХХ в. в России фактически произошел отказ от системной работы по профилактике правонарушений. Работа в этом направлении осуществлялась локально, применительно к конкретным видам преступлений, или в рамках отдельных взятых регионов. При этом, по справедливому замечанию А.И. Алексеева, был утрачен былой приоритет предупреждения преступности в ряде основных направлений борьбы с ней [1, c. 97].

В настоящее время государство и общество, в полной мере осознав необходимость воссоздания системы профилактики правонарушений с учетом современных реалий,