УДК 316.483

Е. В. Комиссарова

ВЛИЯНИЕ РЕГИОНАЛЬНЫХ ФАКТОРОВ НА ВОЗМОЖНОСТЬ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ СОЦИАЛЬНОЙ НАПРЯЖЕННОСТИ В РЕГИОНЕ

Рассматриваются противоречия, приводящие к появлению социальной напряженности в региональном социуме, и региональные факторы, обуславливающие особенности развития в нем конфликтной ситуации. Проводится анализ социально-экономических показателей субъектов Приволжского Федерального округа и их влияние на возможность формирования конфликтной ситуации в регионе. Оцениваются факторы, сдерживающие развитие конфликтной ситуации.

При оценке возможности возникновения социальной напряженности в регионе представляет интерес региональный аспект проблемы, который требует определить, каким образом особенности каждого региона (социальноэкономические, социокультурные, социально-политические) могут увеличить или уменьшить вероятность возрастания социальной напряженности, возникновения и развития социального конфликта.

Именно в региональном социуме часто возникает конфликтная ситуация. До осознания своих (нередко скрытых) интересов население регионального социума можно представить в виде групп, разделенных по возрасту, уровню доходов, социальным статусам, отношению к богатству, власти. Поляризация общества, проявляющаяся в региональном социуме, определяется, прежде всего, в разрыве между уровнями доходов, обеспеченности различных слоев общества. Но этот разрыв - еще не сама конфликтная ситуация, а ее предпосылка, основа. Такие и другие различия могут существовать сколько угодно долго, но если они переходят в противоречия, то создаются основы для развития конфликтной ситуации. Потенциал этих противоречий может оказаться достаточно большим и, достигая критического уровня, он переводит в другое качественное состояние всю ситуацию в региональном социуме.

Региональные факторы как особенности развития конфликтной ситуации в региональном социуме тесно связаны со всеми сторонами образа жизни социума, со многими институтами, действующими в сферах жизнедеятельности этого социума. По нашему мнению, к таким факторам относятся следующие:

1) занятость населения (ее противоположность - безработица) в регионе;

2) получение высшего образования и профессиональной подготовки (противоречие может быть связано с профессиональным определением молодежи, поступающей в вуз, и с трудоустройством выпускников вузов и техникумов на региональном рынке труда);

3) уровень доходов населения;

4) социальная защита;

5) экология и здоровье населения;

6) состояние преступности (как экстренного вида отклоняющегося поведения, в котором проявляется конфликт личности и общества, причем распространение такого социального поведения создает угрозу для дальнейшего развития общества как социальной системы).

Под конфликтной ситуацией в данном случае следует понимать то, что в жизни социума большое значение имеет социальное противоречие между интересами отдельных групп и слоев социума, и объективными препятствиями для

удовлетворения названных интересов. Это противоречие осознается данными группами и слоями настолько, что вызывает готовность к совместным действиям в своих интересах, даже если для этого придется столкнуться с интересами других слоев и социальных групп, чьи социальные интересы больше удовлетворены благодаря социальной стратификации (расслоению) общества [1, с. 98].

Среди факторов создания конфликтной ситуации в регионе важное значение имеет занятость населения, но в этом факторе проявляются еще и социально-экономические различия между регионами (в данном случае -субъектами РФ). Эти различия можно видеть, например, сравнивая показатели уровня безработицы населения не только регионов, но и их крупных объединений - федеральных округов. По статистическим данным, в целом по РФ уровень безработицы менялся неоднозначно за период с 1992 по 2004 гг.: от уровня 5,2% в 1992 г. она возрастала до 13,2% в 1998 г. (это был наивысший уровень), затем снизилась до 8,1% в 2003 г., но в 2004 г. ее уровень вновь несколько возрос и составил уже 8,3% [2, с. 140].

Эта тенденция сохранилась и в последующие годы. Так, по данным территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Пензенской области (Пензастат), уровень безработицы в Пензенской области в декабре 2005 г. возрос по сравнению с декабрем 2004 г. на 30,5% [3, с. 97], а в декабре 2006 г. по сравнению с декабрем 2005 г. - на 23,7% [4, с. 84]. При этом в распределении безработицы по возрастным группам можно заметить установившиеся тенденции. Наибольшими оказываются доли безработных в возрасте 20-24 лет (17,7% ) и 25-29 лет (12,3%) [2, с. 154], т.е. когда происходит получение среднего и высшего образования и выпуск подготовленных специалистов соответствующими образовательными учреждениями.

Статистические данные о численности граждан, зарегистрированных в органах государственной службы занятости на начало 2005 г., и о заявленной организациями потребности в работниках по субъектам Приволжского федерального округа, приведены в таблице 1 [2, с. 167-168].

Таблица 1

Количество безработных и потребность в работниках в регионах ПФО

Субъект РФ Количество безработных, тыс. человек Ранг Потребность в работниках Ранг

ПФО (всего) 304,4 122,6

Республика Башкортостан 37,3 1 16,3 2

Республика Марий Эл 9,2 13 2,4 13

Республика Мордовия 9,3 12 2,4 13

Республика Татарстан 30,1 5 13,2 4

Удмуртская Республика 18,2 9 6,1 8

Чувашская Республика 14,6 10 5,7 10

Кировская область 31,6 3 6,2 7

Нижегородская область 19,8 8 13,8 3

Оренбургская область 8,7 14 6,0 9

Пензенская область 11,3 11 5,3 11

Пермская область 23,7 7 6,5 6

Самарская область 34,8 2 13,0 5

Саратовская область 30,7 4 21,1 1

Ульяновская область 25,2 6 3,8 12

Результаты, приведенные в таблице 1, показывают, что безработица в субъектах ПФО в абсолютных цифрах значительно превышает потребность в рабочей силе. По данной таблице также можно видеть, что в одних субъектах РФ ранг безработицы соответствует рангу потребности, в других - ранг безработицы выше. В целом, существует прямая и достаточно сложная корреляция между этими двумя показателями (коэффициент ранговой корреляции, рассчитанный по формуле

. 6ё2

г = 1 —1----,

п - п

составляет 0,65). Но все же преобладание безработицы над потребностью в рабочей силе создает вероятность возникновения конфликтной ситуации, и она выше в тех субъектах, где выше безработица, даже несмотря на то, что и потребность в рабочей силе в этих субъектах РФ также выше.

Для проверки этого предположения были сравнены статистические данные: уровень безработицы и число организаций, на которых проходили забастовки, в целом по семи федеральным округам РФ в 2004 г. [2, с. 140-148, 175-176] (сравнивать только субъекты ПФО оказалось нецелесообразно, т.к. с 1999 г. почти по всем регионам ПФО (кроме Кировской и Нижегородской областей) отсутствуют данные о забастовках). Сравниваемые данные приведены в таблице 2.

Таблица 2

Уровень безработицы в Федеральных округах РФ и число организаций, в которых проходили забастовки

Федеральные округа РФ Уровень зарегистрированной безработицы, % Число организаций, в которых проходили забастовки

Центральный 4,6 2011

Северо-Западный 6,0 685

Южный 15,4 1039

Приволжский 7,8 520

Уральский 7,5 228

Сибирский 10,0 1367

Дальневосточный 8,8 83

Рассчитанный по таблице 2 коэффициент ранговой корреляции г равен

0,69, что указывает на существующую прямую связь между уровнем безработицы и числом организаций, где проходили забастовки в 2004 г.

Это подтверждает предположение о том, что занятость населения является важным фактором, влияющим на предупреждение конфликтной ситуации в субъекте РФ. Вероятность появления этой конфликтной ситуации неодинакова по федеральным округам и входящим в них субъектам РФ и связана с уровнем безработицы в этих округах и субъектах.

Получение высшего образования обычно считается фактором восходящей социальной мобильности, т.к. дает выпускникам вузов возможности заиметь высокий достигаемый статус (особенно если существуют перспективы карьерного роста). В современном российском обществе постепенно сло-

жилось противоречие: специалист с высшим образованием может быть не востребован на рынке труда, и тогда обучение по избранной специальности оказывается лишь отсрочкой от попадания в ряды безработных.

По регионам - субъектам РФ можно заметить, что это противоречие проявляется еще и в такой форме: довольно высокие показатели численности студентов вузов на 10 тыс. человек населения, с одной стороны, и высокий уровень безработицы, высокая доля населения с доходами ниже прожиточного минимума, низкие среднедушевые доходы и среднемесячная зарплата -с другой. То есть, если судить по приведенным показателям уровня жизни, в регионах низко оценивается и качество подготовки, и полученные знания [5, с. 96]. В результате общество не может компенсировать ни затраты на подготовку специалистов с высшим образованием, ни собственные усилия молодых специалистов.

По данным Росстата, в 2003 г. из 352,6 тыс. выпускников очных отделений вузов 168,7 тыс. человек (47,8%) получили направление на работу, а в

2004 г. - из 359,2 тыс. выпускников вузов 174,6 тыс. человек (48,6%) получили это же направление. Вообще, несмотря на то, что прослеживается тенденция увеличения доли выпускников вузов, получивших направление на работу (с 1999 по 2005 гг.), это увеличение идет медленнее по сравнению с ростом количества выпускников вузов по РФ [2, с. 274] (таблица 3).

Таблица 3

Данные о количестве выпускников вузов в РФ

Годы Количество выпускников вузов, тыс. человек Получили направление на работу, %

1999 298,2 44,0

2000 353,0 46,3

2001 330,5 46,8

2002 344,4 46,8

2003 352,6 47,8

2004 359,2 48,6

Несмотря на то, что доля безработных с высшим образованием постоянно меньше доли безработных с другими уровнями образования, обращает на себя внимание тот факт, что с 1996 по 2004 гг. идет устойчивое увеличение (от 8,2 до 10,9%, соответственно; максимальный уровень - 11,2% в 2003 г.) доли безработных с этим уровнем образования в их общей численности [2, с. 155]. И вместе с тем постоянно растет численность студентов вузов (государственных и негосударственных). В 2004-2005 учебном году эта численность превысила соответствующую численность 1995-1996 учебного года более чем в два раза, причем наибольшее количество студентов отмечено в Центральном федеральном округе (ФО) - 1267,6 тыс. человек и в Приволжском ФО -1277,1 тыс. человек.

Если проанализировать численность студентов вузов на начало учебного года и численность населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума по ряду регионов ПФО в 2003 г., то можно заметить, что между ними существует слабая обратная связь: коэффициент ранговой корреляции оказался равным 0,2 (рассчитано по [6, с. 250-253, 197-198]). Исходные данные приведены в таблице 4.

Таблица 4

Данные о численности студентов вузов и численности населения с доходами ниже прожиточного минимума в субъектах ПФО

Субъект РФ в ПФО Численность студентов вузов на начало 2003-2004 учебного года, тыс. человек Численность населения с денежными доходами менее величены прожиточного минимума, в процентах от общей численности населения, 2003 г.

Республика Татарстан 191,6 19,8

Республика Башкортостан 147,2 20,3

Нижегородская область 149,4 22,7

Самарская область 162,9 23,0

Саратовская область 113,4 29,0

Кировская область 53,0 31,9

Пензенская область 48,6 33,9

Ульяновская область 46,9 35,5

Республика Мордовия 40,9 36,5

Данная обратная связь указывает на различия в уровнях жизни и в возможностях получения высшего образования у молодежи региона: там, где выше численность населения с низкими доходами, оказывается ниже численность студентов вузов. То есть право на получение образования оказывается ограниченным для молодежи из семей с низкими доходами и, соответственно, таким же социальным статусом. Это может вызывать недовольство, ощущение ущемленности своих социальных интересов.

Выходом из создавшейся ситуации и одновременно способом предупреждения конфликтной ситуации в регионе представляется создание маркетинговых служб при вузах, постоянный мониторинг востребованности выпускников вузов на рынке труда и последующая корректировка набора и подготовки по специальностям с учетом этой востребованности.

Изучение регионального аспекта проблемы конфликтной ситуации требует сравнить социально-экономические показатели по ряду субъектов РФ, входящих в один федеральный округ (в данном случае - Приволжский). На этой основе возможно выделить и проанализировать показатели уровня жизни различных слоев общества, составляющих региональный социум.

Для классификации регионов могут быть использованы статистические данные по двум группам показателей. Первая группа показателей включает: валовой региональный продукт, уровни безработицы, среднемесячную заработную плату, среднедушевые денежные доходы, выбросы загрязняющих веществ в атмосферу, заболевания на 1000 человек населения, численность мигрантов и естественное движение населения, численность пенсионеров, состоящих на учете в органах социальной защиты населения, численность врачей на 10000 человек населения. Это - показатели, которые можно отнести к признакам факторов роста социальной напряженности и возникновения конфликтной ситуации в региональном социуме.

Другую группу показателей следует отнести к признакам проявления конфликтных ситуаций и выражению накопления социально-конфликтного потенциала в региональном социуме. Это - сравнительные показатели заключения браков и разводов, число зарегистрированных преступлений на

100000 человек населения, количество организаций, на которых проходили забастовки. По перечисленным показателям регионы ПФО можно условно разделить на три группы [7, с. 62].

В первую группу входят регионы, относительно благополучные по совокупности показателей, характеризующих производственную, социальную и финансово-инвестиционную сферу. Традиционно к первой группе принадлежат крупные промышленные регионы с высоким производственным потенциалом: республики Татарстан и Башкортостан, Самарская область, Пермская область.

Вторую группу представляют регионы-«середнячки», т.е. неблагополучные в определенной степени по отдельным блокам показателей. Это Оренбургская и Нижегородская области, Республика Мордовия, Саратовская область. Рассматриваемые регионы весьма неоднородны, что обусловлено сложившимся территориальным разделением труда, различием уровня развития производительных сил, социальной и производственной инфраструктур. Поэтому границы перехода из второй группы в первую и третью являются очень зыбкими. Так, Оренбургская и Нижегородская области, имеющие высокий производственный потенциал и относительно высокие показатели в социальной сфере, больше «тяготеют» к первой группе, тогда как Республика Мордовия и Саратовская область по своим социально-экономическим показателям «тяготеют», скорее, к третьей группе

Третья группа - это регионы, которые можно отнести к классу депрессивных регионов, ситуация в них требует особого внимания со стороны органов региональной и федеральной власти. В эту группу входят Кировская, Пензенская и Ульяновская области, а также Республика Марий Эл. Данным регионам свойственны весьма низкие позиции среди других территорий ПФО почти по всем блокам показателей.

Ф. Н. Клоцвог и Л. С. Чернова отмечают, что для современной российской экономики характерна устойчивая закономерность - постоянное усиление межрегиональных различий в уровне душевого производства валового регионального продукта (ВРП). Быстрое нарастание неравномерности развития субъектов РФ является, по их мнению, очень неблагоприятной тенденцией, представляющей угрозу для экономической основы целостности государства. На наш взгляд, это будет постоянно инициировать формирование сложноконфликтных ситуаций и создавать постоянный источник роста социальной напряженности, причем ситуация в одном регионе может усиливать (т.е. ухудшать) ситуацию в другом, соседнем.

Другой важный фактор роста социальной напряженности и формирования конфликтной ситуации - экономическая безопасность региона. Это - совокупность текущего состояния, условий и факторов, характеризующих стабильность, устойчивость и поступательность развития экономики территории. Специалисты по региональной статистике относят безработицу к наиболее значимым угрозам экономической безопасности. С одной стороны, она является фактором углубления бедности, а с другой - повышение уровня безработицы чревато ростом преступности и самоубийств. В ПФО, по их расчетам, уровень общей безработицы в 2004 г. лишь в четырех регионах не превышал порогового значения. Наибольший уровень - в Оренбургской области (10,8%), наименьший - в Самарской области (5,3%). Во всех регионах ПФО в 2004 г. доля населения с доходами ниже величины прожиточного минимума существенно

превышала пороговое (допустимое) значение и составляла от 16,4% в Республике Татарстан до 46,1% в Республике Марий Эл [2, с. 207].

Особенно дифференцированными оказались показатели, входящие в интегральный показатель, известный под названием «индекс развития человеческого потенциала» (ИРЧП). По данным VIII Национального доклада о развитии человеческого потенциала в РФ в 2002-2003 гг., подготовленного по заказу Программы развития ООН, в 2003 г. среди регионов, занимавших первые места в рыночном рейтинге ИРЧП, можно было назвать: республики Татарстан (3-е место), Башкортостан (4-е место), Самарскую область (11-е место), и среди последних мест - Пензенскую область (60-е место) и Республику Марий Эл [8].

По результатам анализа статистических показателей можно сделать следующие выводы. Во-первых, в ближайшем будущем (а возможно, еще надолго) сохранятся условия и возможности для формирования сложносоставных конфликтных ситуаций, т.к. сохраняются проблемы и противоречия для их формирования: противоречие между непрерывным ростом внутреннего регионального продукта (ВРП) в субъектах Приволжского федерального округа (ПФО) и ростом уровня безработицы; неравномерный рост среднедушевых доходов населения даже внутри одного федерального округа. Во-вторых, к факторам сохранения и воспроизводства конфликтных ситуаций можно отнести все еще высокие уровни безработицы; увеличение численности пенсионеров - как общей, так и на 1000 человек населения; продолжающееся загрязнение атмосферы, экологическую неблагоприятную ситуацию, которая вызывает циклические «всплески» показателей заболеваемости; на неблагоприятную ситуацию указывает и циклический характер количества зарегистрированных преступлений.

Проведенный экспертный опрос ответственных работников областной и районных администраций и муниципальных образований Пензенской области в 2005 г. показал, что, по мнению опрошенных, чаще всего недовольство вызывают у населения следующие факторы: безработица (67,3%); инфляция (56,4%); плохие жизненные условия (36,4%); неблагополучная экологическая ситуация (36,4%); несвоевременная выплата зарплаты (23,7%); рост уровня преступности (21,8%); низкое качество медицинского обслуживания (18,2%); нехватка продуктов питания (18,0%); задержки с выплатой пенсий и пособий (12,7%).

Основными способами предотвращения социальных конфликтов в Пензенской области опрошенные назвали умелую деятельность исполнительной власти, наличие системы социальной защиты населения, управленческие решения законодательной власти в обществе. Возникновению социальных конфликтов препятствуют также большая загруженность населения своими бытовыми проблемами, отсутствие влиятельных политических группировок, отстаивающих свои интересы.

До определенного момента времени эти факторы регулируют поведение участников регионального социума, удерживая их от интенсивных и активных действий. Но если меняется содержание этих факторов, то они могут подтолкнуть людей к активизации действий, а конфликтная ситуация может перейти в начало острого конфликта.

Список литературы

1. Комиссарова, Е. В. Занятость населения в регионе как фактор создания конфликтной ситуации / Е. В. Комиссарова // Рынок труда и профессиональное образование. - Пенза : Приволжский Дом знаний, 2005. - С. 98-101.

2. Российский статистический ежегодник 2005. Статистический сборник. - М. : Росстат, 2006. - 819 с.

3. Социально-экономическое положение Пензенской области в январе-декабре

2005 г. - Пенза : Пензастат, 2006. - 259 с.

4. Социально-экономическое положение Пензенской области в январе-декабре

2006 г. - Пенза : Пензастат, 2007. - 122 с.

5. Комиссарова, Е. В. Получение высшего образования и вероятность конфликтной ситуации в регионе / Е. В. Комиссарова // Рынок труда и профессиональное образование. - Пенза : Приволжский Дом знаний, 2005. - С. 96-98.

6. Российский статистический ежегодник 2004. Статистический сборник. - М. : Росстат, 2005. - 725 с.

7. Зыкова, Л. А. Анализ рейтинговой оценки Приволжского федерального округа 2000-2001 гг. / Л. А. Зыкова, Н. Л. Николаева, В. Ф. Титова // Вопросы статистики. - 2003. - № 3. - С. 61-70.

8. Голубцов, А. Н. Экономическая безопасность регионов Приволжского федерального округа / А. Н. Голубцов, В. Г. Горячева, Е. В. Пройдакова // Вопросы статистики. - 2005. - № 4. - С. 52-56.