JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) • Том 3, № 3. 2011

«УТЕЧКА УМОВ» В СИСТЕМЕ ИНСТИТУТОВ ВОСПРОИЗВОДСТВА ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО

_ _ _ _____ __

КАПИТАЛА СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ1

ЛАТОВА НАТАЛИЯ ВАЛЕРЬЕВНА,

кандидат социологических наук, Институт социологии РАН, e-mail: latov@mail.ru

Существенным фактором снижения человеческого капитала постсоветской России считают эмиграцию научных кадров — «утечку мозгов». Статистика показывает, однако, что масштабы этого явления в 2000-е гг. были небольшими. Отечественные ученые, уехавшие за рубеж на ПМЖ и уехавшие работать по контракту, составляют не более 2% от общего количества российских ученых, имеющих степени кандидатов и докторов наук. В то же время набирающая популярность концепция «циркуляции мозгов» доказывает, что выезд ученых из России за рубеж — это не только угроза развитию отечественной науки, но одновременно еще и шанс дать дополнительный стимул ее развитию.

Ключевые слова: человеческий капитал; международная миграция; утечка мозгов; циркуляция мозгов.

An important factor in the human capital reduction in post-Soviet Russia is considered as the emigration of scientific personnel — a «brain drain». Statistics shows, however, that the magnitude of this phenomenon in the 2000s was small. Scientists, who went abroad for permanent residence and went to work on contract, do not exceed 2% of the total number of Russian scientists who have degrees. At the same time increasingly popular concept of «brain circulation» proves that the departure of scientists from Russia abroad is not only a threat to the development of domestic science, but at the same time also a chance to give further incentive to its development.

Keywords: human capital; international migration; brain drain; brain circulation.

Коды классификатора JEL: B52, E24, J24.

1. «УТЕЧКА МОЗГОВ» КАК ИНСТИТУТ МИРОВОГО ХОЗЯЙСТВА ЭПОХИ НТР

Человеческое общество переживает уже, как минимум, третью промышленную революцию (см. табл. 1). Если во время первой промышленной революции изобретателями новых машин чаше всего выступали «талантливые жестянщики» (типа Р. Аркрайта, Дж. Стефенсона и Р. Фултона), то начиная с конца XIX в. изобретательство стало уделом людей с научным складом ума, хотя и не обязательно профессиональных ученых (самоучка Т. Эдисон оказался гораздо более эффективным изобретателем, чем дипломированный ученый Н. Тесла). В современную же эпоху изобретением новых химических материалов, новых биоматериалов, новых видов энергии и т.д. занимаются только и исключительно коллективы профессиональных ученых — эпоха гениальных одиночек-самоучек осталась в прошлом. Резкое увеличение в последние полвека роли образования и науки в совершенствовании производства и их доли в совокупном

1 Автор выражает глубокую благодарность д.соц.н. Ю.В. Латову за большую помощь в работе над данной статьей.

© Н.В. Латова, 2011

продукте столь же резко повысили ценность ресурсов интеллектуального труда (как разновидности человеческого капитала). Поэтому стимулирование развития образования и науки становится в современном мире не менее важным, чем промышленная политика.

Таблица 1

Периоды технических революций и их основные характеристики

Развитие науки и образования Периоды наибольшей концентрации качественных сдвигов

Конец XVIII — начало XIX в.: первая промышленная революция Последняя треть Х!Х — начало XX в.: вторая промышленная революция С cередины XX в.: третья промышленная (научнотехническая) революция

Формы организации науки Индивидуальная научная деятельность Возникновение специализированного научного труда Превращение науки в индустрию знаний как отрасль народного хозяйства

Образова- ние Возникновение профессионального обучения Массовое общее и специальное образование Всеобщее среднее образование, быстрое развитие высшего образования

Составлено по: Михнева С.Г. (2002). Рынок труда: Методологические и теоретические основы познания (системно-эволюционный подход). М: Наука.

Стараясь идти в ногу со временем, современное российское государство стремится продемонстрировать заботу о росте интеллектуального потенциала страны. Стимулирование развития образования и науки занимает одно из ведущих мест в государственной политике модернизации экономики, включающей в качестве органического элемента и модернизацию системы образования. В последние годы, несмотря на кризис, бюджетные расходы на образование и науку стремительно растут в абсолютном и относительном размере, приближаясь к 10% ВВП, что соответствует уровню расходов на эти цели в современных развитых странах.

Однако, несмотря на ряд стимулирующих мер, ускорения научно-технического развития в современной России пока не наблюдается. У этого явления есть ряд причин, действующих как со стороны спроса на научно-технические инновации, так и со стороны их предложения. Самым важным фактором является, конечно, отсутствие заметного спроса на эти инновации со стороны бизнеса: в современной России затраты на разные формы лоббизма и рентоискательства дают заметно более высокую отдачу, чем затраты на усовершенствование производства. Запаздывание технологического обновления многих отраслей экономики приводит к невостребованности промышленностью специалистов высокой квалификации. Но и предложение научнотехнических инноваций тоже является довольно вялым.

Существенное влияние на снижение интеллектуального потенциала страны, как считают многие специалисты, оказывает эмиграция научных кадров. Хотя она уже давно не достигает тех крупных масштабов, которые были характерны для 1990-х гг., однако, как свидетельствуют данные статистического учета и исследований, все еще остается существенно значимой для модернизации страны в целом. Речь идет о явлении, которое часто называют «утечкой мозгов» (brain drain).

Свободное перемещение людей творческих и интеллектуальных профессий из одной страны в другую — явление далеко не новое. В истории мы найдем массу примеров, когда уроженцы одной страны жили и творили на благо «второй родины». Прошлое России дает нам яркие примеры как интеллектуальной иммиграции (например, привлечение зарубежных специалистов самых разных профилей во времена Петра I или привлечение немецких колонистов при Екатерине II), так и массового оттока

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) • Том 3, № 3. 2011

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) • Том 3, № 3. 2011

российского интеллектуального капитала за рубеж (массовая эмиграция интеллигенции во время Гражданской войны, печально знаменитый «философский пароход» в 1922 г., еврейская эмиграция 1960-1980-х гг.).

Только в середине XX в. такие перемещения высококлассных специалистов привлекли пристальное внимание и стали объектом специальных научных исследований. Открытие этого явления было связано с участившимися отъездами ученых Великобритании, которая тогда еще считалась мировым лидером, после Второй мировой войны в другие англо-саксонские страны — в первую очередь, в США и Канаду. На основании данных 1950-х гг. министр Великобритании по делам науки лорд Хейлшем сделал вывод о «паразитировании американцев на британских мозгах». Тема была подхвачена прессой, и в 1963 г. в газете «Evening Standard» впервые появился термин «brain drain», то есть «утечка мозгов» (Balmer, Godwin and Gregory 2009, 339-353). С тех пор термин прочно прижился, само явление стало систематически и планомерно изучаться многими организациями — прежде всего, международными организациями системы ООН (такими как, например, ЮНЕСКО).

В советской научной литературе первые упоминания данного термина и связанного с ним явления появились в конце 1960-х гг. Это явление оценивалось тогда как однозначно негативное («высасывание мозгов» (Касьяненко 1968, 186)) и характерное для монополистической политики капиталистических стран по отношению ко многим развивающимся странам (Милов 1989, 139). Тогда еще никто не подозревал, что это явление затронет и нашу страну. Хотя в 1960-1980-е гг. и происходило «изгнание талантов» из СССР, его рассматривали исключительно в политическом контексте. Между тем широкая еврейская эмиграция из СССР стала первой «ласточкой» будущей широкомасштабной интеллектуальной эмиграции.

Проблему «утечки мозгов» из нашей страны начали активно обсуждать только в начале 1990-х гг. Немалую роль в этом сыграла заинтересованность со стороны ЮНЕСКО. В 1991 г. был создан Российский национальный комитет по проблеме «утечки умов», сотрудничающий с Европейским Региональным Бюро по науке и технике ЮНЕСКО. А в 1992 г. состоялось Международное совещание по проблеме «утечки умов» в современной России2. Несмотря на явно проявленный российскими учеными энтузиазм в вопросах изучения интеллектуальной миграции, он не нашел поддержки со стороны правительства: в период сильного экономического спада проблема «утечки мозгов» отнюдь не являлась высоко актуальной. В ситуации спада производства и угрозы массовой безработицы стремление многих интеллектуалов находить работу за рубежом даже приветствовалось как проявление самостоятельности в условиях рыночной экономики. Ситуация стала качественно изменяться только в 2000-е гг.

В 1990-е гг. долю занятых в науке и образовании в Российской Федерации в составе эмигрантов оценивали в пределах 5-10%. Структура оттока из России этой категории эмигрантов по странам въезда показывает, что в 1990-х гг. большая часть научной миграции приходилась на Германию и Израиль. Этот поток еще нельзя считать «утечкой мозгов» в собственном смысле слова — завершался выезд на «историческую родину» этнических немцев и евреев, а представители этих этнических групп работали в основном именно в сфере интеллектуального труда. Когда в 2000-е гг. этническая эмиграция из России в основном прекратилась, «утечка мозгов» приобрела более четкие формы.

Практически одновременно затяжной трансформационный спад в российской экономике сменился подъемом и остро встал вопрос, кто и как будет осуществлять

2 См.: Утечка умов в условиях современной России: внутренние и международные аспекты. ЮНЕСКО, Тех-нический доклад №10. 1992. (http://unesdoc.unesco.org/images/0010/001002/100251rb.pdf).

научно-техническую модернизацию. В прессе начали появляться статьи, в которых шла речь о невосполнимых потерях российской науки в связи с интеллектуальной эмиграцией3. Не единожды цитировались оценка директора Института физических проблем им. П.А. Капицы академика А. Андреева, полагающего, что из бывшего СССР на время или навсегда уехали около 40% физиков-теоретиков высокого уровня и более 10% физиков-экспериментаторов, а также данные Национального научного фонда США, согласно которым Россию с 1990 г. покинули 70-80% математиков и 50% физиков-теоретиков, работающих на мировом уровне (Жаренова, Кечил и Пахомов 2002, 18).

Насколько оправданы утверждения о катастрофической «утечке мозгов» из постсоветской России? В последние годы по проблемам «утечки мозгов» написано немало специальных научных исследований, которые заметно корректируют прежние оценки4. Автор хотел бы дать краткий обзор современным оценкам «утечки мозгов» из России, чтобы развеять (или, по крайней мере, уточнить) некоторые алармистские стереотипы.

2. ОЦЕНКА МАСШТАБОВ «УТЕЧКИ МОЗГОВ»

ИЗ ПОСТСОВЕТСКОЙ РОССИИ

Необходимо сразу оговориться, что точных показателей количества ученых, выехавших из нашей страны после поднятия «железного занавеса», нет. Но получить приблизительные данные все же вполне возможно. Для этого воспользуемся двумя наиболее популярными среди российских исследователей подходами: первый подход использует доступные данные официальной российской статистики, а второй базируется на данных, полученных из официальной статистики зарубежных стран, принимающих наших мигрантов (стран-реципиентов).

Среди доступных данных российской официальной статистики 1990-2000-х гг. наиболее весомыми представляются те данные о гражданах, выезжающих за рубеж на постоянное место жительства (ПМЖ), которые получены Министерством внутренних дел и Федеральной службой государственной статистики.

Для выезда на ПМЖ каждый гражданин России заполняет в МВД ряд документов, в которых предусматривался вопрос о сфере деятельности мигранта. На основании полученных таким образом данных легко идентифицировать «Науку и образование» как профессиональную специализацию покидающих Россию. Если основываться на этих данных, то получается, что в период с 1992 по 2008 гг. Россию покинуло 67 833 человека, позиционирующие себя как работников сферы науки и образования. Хорошо видно (см. табл. 2, рис. 1), что данный период четко делится на три этапа. В 1992-1995 гг. наблюдается восходящая тенденция и ежегодно уезжало в среднем более 5 тыс. человек, занятых в сфере науки и образования (пик — почти 6 тыс. в 1995 г.). Затем в 1996-2001 г. происходит устойчивый спад потока мигрантов, лишь в 1999 г. наблюдается «вспышка» — как реакция на экономический кризис, поток мигрантов подскочил почти до 5 тыс. С 2001 г. поток мигрирующих работников образования и науки стабилизируется, ежегодное количество этих мигрантов колеблется на уровне чуть более 3 тыс. человек.

Какова доля этих людей в общей массе эмигрантов? На сайте Федеральной службы государственной статистики мы можем узнать общее количество выбывающих на

3 См. например: «Утечка умов» из России // Деловой Петербург. (http://www.rhr.ru/index/jobmarket/ гш8Іа/6267.Мт1).

4 См., например: «Утечка мозгов» как глобальное явление: причины и последствия. 2008. (Й1р:/^1тагке1 ru/1aboratory/expertize/2008/1653).

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) • Том 3, № 3. 2011

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) • Том 3, № 3. 2011

ПМЖ начиная с 1993 г. Согласно доступным нам данным, в 2003-2008 гг. Россию покинуло 2 896 813 человек. Среди них количество людей, позиционирующих себя работниками сферы науки и образования, за этот период равнялось 63 261, что составило от общего количества эмигрантов примерно 2%.

Необходимо учитывать, что выделенная в статистике МВД сфера «Наука и образование» трактуется довольно широко. Сюда попадают отнюдь не только научные сотрудники исследовательских учреждений и профессорско-преподавательский состав высших учебных заведений, но и масса работников более низкого уровня и квалификации (например, научно-вспомогательный персонал и работники средних учебных заведений). Поэтому данные МВД оценивают научную миграцию с большой долей преувеличения.

Чтобы скорректировать данные МВД, Центр исследований и статистики науки (ЦИСН) провел собственные расчеты численности эмиграции работников в отрасли «Наука и научное обслуживание» (Агамова и Аллахвердян 2006, 108). Полученные ими данные сильно отличались от статистики МВД — согласно ЦИСН, научная миграция ниже минимум в 2 раза. Как показывают их расчеты (см. табл. 2, рис. 1), пик научной миграции пришелся на 1993 г. (2 300 чел.), а в 2000-е гг. поток миграции сильно сократился — ежегодно уезжает менее 1 тыс. человек. Но и в данном случае речь не шла исключительно только об ученых.

Таблица 2

Динамика эмиграции из России в 1992-2008 гг. работников науки и образования на ПМЖ за рубежом, по данным разных ведомств

Год 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008

МВД 4572 5876 5171 5991 5047 3812 3718 4878 3451 3028 3315 3022 3154 3005 3010 3332 3451

ЦИСН 2100 2300 2100 2200 1900 1200 1100 1400 1100 900 600

Феде- ральная служба государ- ственной статисти- ки 2 д.н. 11 к.н. 4 Д.н. 2 д.н. 0 Д.н. 6 к.н. 2 Д.н. 20 к.н. 22 Д.н. 83 к.н. 14 Д.н. 59 к.н. 40 Д.н. 53 к.н.

- 13 6 6 22 105 73 - - - - 93

7000

* *" _ -

1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008

— МВД —А— ЦИСН |

Рис. 1. Динамика научной миграции из России в 1992-2008 гг., по данным МВД и ЦИСН

Составлено по: Серегина И.А. Динамика утечки умов и становления российской научной диаспоры. (М1р://%'%гмг.^а7и.гиМЬ/уе81;тс/2010(1)/есопот1са/003.р11Г); Агамова Н.С. и Аллахвердян А.Г. Динамика утечки умов и становления российской научной диаспоры. (http://www.riep.ru/works/almanach/0001/ almanach0001_104-120.pdf); сборники «Численность и миграция населения Российской Федерации» за соответствующие годы.

Ситуация еще более проясняется, если мы снова обратимся к данным Федеральной службы государственной статистики. В ежегодном бюллетене «Численность и миграция населения Российской Федерации», издаваемом ФСГС, пред-

ставлены данные по образованию мигрантов. В числе прочих данных здесь можно найти сведения о количестве мигрантов, имеющих на момент выезда из России кандидатскую или докторскую степень. Основываясь на доступных нам данных, следует признать, что среднее ежегодное количество остепененных эмигрантов исчисляется в 2000-е гг. в пределах одной сотни человек ежегодно. Правда, при таком подходе обнаруживается тенденция к росту: если в первой половине 1990-х гг. число эмигрантов, имеющих кандидатские и докторские степени, было совершенно мизерным (от 6 до 22 человек ежегодно), то к началу 2000-х оно увеличилось в несколько раз (пик — 105 человек в 2002 г.).

Для понимания степени влияния этой миграции на интеллектуальный потенциал России следовало бы уточнить, кто из этих мигрантов с научными степенями реально занимался научной работой и в каких именно областях. Ведь в постсоветской России наблюдается сильная девальвация научных степеней, да и в советские времена далеко не все лица, имеющие научные степени, реально занимались научными исследованиями. Но, к сожалению, статистика знает далеко не все.

Определившись более или менее с величиной так называемой «безвозвратной» научной миграции, необходимо подчеркнуть, что эмигранты, навсегда уезжающие из России на новое ПМЖ, — это отнюдь не самая многочисленная часть научной миграции. Многие российские ученые используют совсем другие каналы, чтобы жить и работать за пределами своей родины. Речь идет о контрактной работе, и, следовательно, о временной научной миграции. Ученый может годами и даже десятилетиями работать за границей по контрактам, но при этом сохранять гражданство России. Выезд исследователей за рубеж для долговременной работы по контракту продиктован теми же двумя причинами, что и эмиграция на ПМЖ, — прежде всего, низкой оплатой труда в российских научных организациях и общим ухудшением условий для занятия наукой (особенно, фундаментальной).

Сведений об этом типе миграции еще меньше, чем о миграции на ПМЖ. Единственные исследования, которые проводились в этом направлении, были организованы ЦИСН в 1996 и 2002 гг. (Агамова и Аллахвердян 2006, 108). Посмотрим внимательно на полученные ими данные и сравним их с информацией, которая у нас есть за соответствующие годы по «безвозвратной» миграции.

Согласно данным ЦИСН, в 1996 г. во временной научной миграции участвовало

4 048 человек, а в 2002 г. — 2 922 человека. В обоих временных периодах ученые из России предпочитали работать в небольшом числе развитых стран мира, которые являются лидерами НТР: США, Германия, Франция и Великобритания принимали примерно 58% всех таких мигрантов в 1996 г. и 59% — в 2002 г. (см. табл. 3).

Таблица 3

Структура временной научной миграции из России по странам-реципиентам

Страны-реципиенты 1996 г. 2002 г.

человек % человек %

США 1 084 26,5 840 28,7

Германия 700 17,1 556 19,0

Франция 378 9,3 190 6,5

Великобритания 214 5,3 135 4,6

Другие страны 1 408 41,9 1.201 41,2

Всего 4 084 100 2 922 100

Составлено по: Воспроизводство научной элиты в России: роль зарубежных научных фондов (на примере фонда им. А. Гумбольдта) / Под ред. А.Ю. Чепуренко, Л.М. Гохберга М.: РНИСиНП, 2005. 42.

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) • Том 3, № 3. 2011

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) • Том 3, № 3. 2011

Из общего числа тех 4 084 чел., кто предпочел работать за рубежом по временному контракту в 1996 г., степень доктора наук имели 812 чел., кандидата наук — 2 054 чел. (всего 2 866 чел. со степенью). В 2002 г. среди 2 922 мигрантов эти показатели составили соответственно 527 и 1 631 чел. (всего 2 158 чел. со степенью)5.

Таким образом, данные свидетельствуют о том, что на самом деле временная миграция намного масштабнее миграции «безвозвратной». Теперь уже речь идет не о какой-то сотне человек с непонятно каким уровнем научного потенциала, а о нескольких тысячах остепененных специалистах, которые заведомо занимаются за рубежом активной работой. Правда, данные о мигрантах на ПМЖ характеризуют ежегодный поток (количество уехавших за рубеж), а данные о временных мигрантах — ежегодный объем (количество проживающих за рубежом), поэтому их нельзя напрямую сравнивать друг с другом.

Зададимся теперь самым главным вопросом: какую долю от общего количества научных кадров России составляют научные мигранты?

В 1996 г. в России численность исследователей, занимавшихся научной работой, составляла 484 796 чел. (среди них порядка 115 000 — кандидаты и доктора наук)6. Если исходить из того, что в этот же год Россию «безвозвратно» покинуло, по данным ЦИСН, 1 900 чел. и еще 4 084 чел. находились во временной миграции, то совокупные потери российской науки от интеллектуальной эмиграции составили не более 1,2%. На самом деле этот показатель много ниже 1%: ведь из 1 900 эмигрантов на ПМЖ многие работали в сфере образования, не являясь учеными, а из тех 4 086 ученых, которые находились во временной эмиграции, большинство покинуло Россию не в 1996 г., а раньше. Если произвести аналогичный расчет исходя только из количества кандидатов и докторов наук, то показатель совокупных потерь российской науки составит максимум 2,5% (на самом деле где-то порядка 1%).

К 2002 г. количество исследователей в России сильно сократилось и составило всего 414 767 чел. (среди них порядка 102 000 — кандидаты и доктора наук). Потери от «безвозвратной» эмиграции в этом году были равны 600 чел., во временной эмиграции находились 2 922 чел. Следовательно, совокупные потери российской науки от интеллектуальной эмиграции по сравнению с 1996 г. заметно сократились и составили максимум 0,8%, а в расчете числа ученых с научной степенью — 2,2%.

Итак, основываясь на данных официальной статистики, можно сделать вывод, что потери российской науки от «утечки мозгов» за последние 15 лет оказались не слишком катастрофическими. Если судить по данным «безвозвратной» эмиграции, то наука теряет буквально единицы. Если же к безвозвратно уехавшим добавить тех, кто уезжает с возможной перспективой вернуться, то все эмигранты все равно составляют максимум порядка 2% от общего количества остепененных российских ученых.

Чтобы проверить наши выводы, обратимся к другому источнику информации — к зарубежным статистическим данным.

Согласно специально проведенным подсчетам, за 2004-2008 гг.7 из России эмигрировали в страны Европы, Северной Америки и Австралию на постоянное ме-

5 См.: Воспроизводство научной элиты в России: роль зарубежных научных фондов (на примере фонда им. А.Гумбольдта) / Под ред. А.Ю. Чепуренко, Л.М. Гохберга М.: РНИСиНП, 2005. (М1р://т1»си11ш'е. rs1.ru/donArch/home/news/dek/2006/04/2006-04_r_dek-s2.htm).

6 См.: Ключ к развитию: подражание природе // Форсайт. 2007. № 3 (3). (http://www.ecsocman.edu.ru/ (Ма/396/877/1219/004_03_1ш'^Г).

7 Данные за 2008 г. были использованы не полностью, так как на момент опубликования представленных выводов (ноябрь 2008 г.) они еще не были полностью обработаны.

сто жительства 218 230 чел.8. Из состава уехавших 13 410 чел. получили должности высококвалифицированных специалистов в крупных компаниях, они работают в основном в Великобритании, Польше, Греции, Франции, Италии и Испании. Еще 11 300 чел. занимаются прикладными науками в Канаде, Чехии, Австралии, Швеции, Австрии, США; 630 чел. из числа мигрантов в этих же странах занимались фундаментальными исследованиями; в сфере высоких технологий трудились 6 860 чел. Топ-менеджерами в Венгрии, Швейцарии и Великобритании работают 5 220 эмигрантов из России. Этот перечень свидетельствует, что в составе покинувших Россию мигрантов была велика доля людей, способных выполнять высококвалифицированный интеллектуальный труд, — не менее 17% от общего количества мигрировавших. В целом среди уехавших 39% — это люди с высшим образованием, среди которых высококвалифицированные инженеры/технологи составили 9%, ученые — 8%, бизнесмены — 5% и юристы — 2%.

Если, опираясь на эти данные (11 930 занимающихся наукой за 5 лет), рассчитать среднее ежегодное количество российских ученых, мигрировавших за рубеж на ПМЖ, то оно будет составлять примерно 2 400 чел. Это — неожиданно крупная цифра, близкая к данным МВД, которые обычно считают сильно завышенными. Но все же катастрофой эту ситуацию назвать трудно. Ведь по данным российской статистики, в 2000-е гг. численность исследователей, занятых в сфере науки, составляла чуть менее 400 тыс. чел. (401,4 тыс. в 2004 г., 388,9 тыс. в 2006 г.)9. Следовательно, ежегодный отток 2 400 чел. — это всего лишь 0,6% от общей численности исследователей. Согласно статистике, в первой половине 2000-х гг. каждый год число исследователей в России сокращалось в среднем примерно на 6-7 тыс. чел.; в таком случае потери от международной эмиграции оказываются заметно ниже, чем от других причин.

В целом можно утверждать, что хотя в 1990-е гг. наблюдался сильный поток научной эмиграции, однако за последние 10 лет волна эмиграции ученых из Российской Федерации значительно уменьшилась. Обзор статистики научной миграции можно завершить той оценкой, которую дал профессор Университета штата Теннесси Андрей Коробков, специалист по проблемам интеллектуальной миграции из России и сам ее участник: «Называют огромные цифры, говорят о миллионах уехавших. На самом деле цифра гораздо меньше, она составляет десятки тысяч человек. Для сравнения: не имеющие отношения к миграции потери, которые российская наука понесла в результате ухода интеллектуалов в ненаучные виды деятельности внутри страны, реально больше. Скажем, у нас около 200 тыс. чел. со степенями кандидатов и докторов наук, которые не занимаются наукой»10.

3. ОЦЕНКА ПОСЛЕДСТВИЙ «УТЕЧКИ МОЗГОВ»

Значит ли это, что проблема «утечки мозгов» для России вообще не существует или, по крайней мере, не играет существенной роли? Такой вывод был бы ошибочным.

Дело в том, что проанализированные нами количественные показатели в принципе не могут дать полной картины изменений в научной среде. Ведь в сфере интеллектуального (особенно, научного) труда количество работников далеко не всегда коррелирует с величиной реального человеческого капитала. Это значит, что эмигра-

8 См.: 440 тысяч человек уехали из России за последние пять лет // Новая газета. 2008. № 46 от 28 ноября. (http://www.novayagazeta.ru/data/2008/co1or46/00.htm1).

9 См.: Россия в цифрах. 2008: Крат. стат. сб. М.: Росстат, 2008. 342.

10 См.: Российская интеллектуальная миграция: мифы и реальность. 2010. (http://mgimo.ra/news/university/ document164854.phtm1).

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) • Том 3, № 3. 2011

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) • Том 3, № 3. 2011

ция одного-единственного крупного ученого может привести к гораздо более высоким потерям, чем миграция тысячи младших научных сотрудников. В качестве исторического примера можно вспомнить конкуренцию в изобретении атомной бомбы между гитлеровской Германией и США: Манхэттенский проект завершился успехом благодаря, прежде всего, участию в нем примерно десятка крупных ученых-физиков, эмигрировавших в Америку из Германии и Италии (Э. Ферми, Р. Оппен-геймер, К. Фукс и др.).

Но и в чисто количественных оценках масштабов научной миграции тоже есть пробелы. В частности, при расчетах числа эмигрировавших исследователей обычно не принимают во внимание студенческую миграцию. Между тем, не следует недооценивать научный потенциал подрастающего поколения, которое тоже, увы, не всегда прельщается выгодами, которые ему сулит родное отечество. Многие студенты рассматривают обучение в зарубежном университете не только как возможность пополнения своего профессионального багажа новыми научными знаниями, но и как способ выезда за рубеж в поисках дальнейшего выгодного трудоустройства. По учебным визам из России ежегодно выезжают в Великобританию примерно 30 тыс. человек, по

5 тыс. — в Германию, Францию, Канаду и Австралию. Примерно 30% из них не возвращаются в Россию11.

В статистике научной миграции студенты не учитываются, поскольку они еще не ученые (скорее — «протоученые»). Но Россия определенно теряет в их лице многих потенциальных ученых. Правда, многие мигрировавшие студенты в погоне за материальными благами находят источники доходов, никак не связанные с научной работой (скажем, иные российские студентки выходят замуж за иностранцев и становятся домохозяйками). Однако большинство российских студентов, решивших остаться за рубежом, скорее всего, делают карьеру по специальности.

Итак, описанные нами явления не являются одномоментными и преходящими. Наблюдается постоянный ежегодный отток части интеллектуального потенциала страны — не очень большой, но все же существенной.

В то же время следует подчеркнуть, что вряд ли правомерно оценивать интеллектуальную/научную миграцию как явление, которое приносит российскому обществу одни лишь отрицательные последствия. Это явление можно рассматривать и как в определенной степени приносящее пользу.

Первоначально термин «утечка мозгов» носил сугубо негативный оттенок. Смысловое наполнение данного понятия ассоциировалось с потерей некоего ресурса. Именно на такого рода негативной оценке данного феномена базируется так называемое «национальное» («пессимистическое») направление изучения интеллектуальной эмиграции. Переезд ученых из одной страны в другую рассматривается представителями данного направления как нанесение ущерба стране-донору — как явную потерю тех выгод, которые она могла получить, если бы интеллектуалы остались на родине12.

В последние десятилетия, однако, сформировался новый, «интернациональный» подход («оптимистическое» направление исследований), критикующее идеологию «национальной науки». Научная работа, направленная на производство новых знаний, по самой своей природе дает пользу всем, а не только той стране, в которой живет

11 См.: 440 тысяч человек уехали из России за последние пять лет // Новая газета. 2008. № 46 от 28 ноября. (http://www.novayagazeta.ru/data/2008/co1or46/00.htm1).

12 Именно на основе такого рода хода мыслей в советскую эпоху гневно осуждали эмигрантов, которые не просто «предали социалистическую Родину», но еще и нанесли ей материальный ущерб. На этом основании в период, когда шла широкая эмиграция из СССР евреев и немцев, возникла некрасивая практика отказа принимать в вузы молодых людей еврейского и немецкого происхождения, поскольку-де они, получив бесплатное образование, могут уехать из страны, не окупив расходы на их обучение.

ученый. Подчеркивание общемирового значения развития науки опровергает оценку научной миграции как потери национальных ресурсов. При такой точке зрения страна-донор все равно получает (как и все другие страны), пусть и косвенным образом, выгоды от более рационального использования интеллектуального ресурса выехавших за рубеж ученых.

Справедливости ради, следует отметить, что среди сторонников «интернационального» подхода больше тех, кто проживает в странах-реципиентах, в то время как первый поход более характерен для представителей стран-доноров. Ведь в позиции «оптимистов» тоже есть ахиллесова пята. Безусловно, выгоду от научных инноваций получают в конечном счете все страны. Однако институт защиты интеллектуальной собственности приводит к тому, что эта выгода распределяется неравномерно: львиную долю получает та страна (фирма), где было сделано открытие, а другие страны (фирмы) получают заметно меньше.

«Пессимистическая» точка зрения долгое время была абсолютно преобладающей и среди российских ученых, она доминирует и в настоящее время. В частности, об «утечке мозгов» активно пишут в контексте национальной безопасности (Петрачен-ко 2007, 52-55; Митин 2011, 41-47), а также в связи с финансовыми потерями (речь идет о затратах на образование и повышение квалификации ученых) (Карелова 1997, 2-5). Абсолютизация такого подхода к интеллектуальной миграции приводит к некоторым абсурдным дискуссиям — например, о пагубном влиянии Болонского процесса на дальнейший отток научного потенциала России за рубеж13.

В целом рассмотрение интеллектуальной миграции с позиций однобокого «убыло-прибыло» сейчас уже далеко не столь популярно, как было еще несколько лет назад. В научный дискурс пришло понимание того, что «утечка мозгов» — это всего лишь одна сторона более сложного процесса. И подход «оптимистов-интернационалистов» в данном вопросе — не единственный оптимистический вариант оценки последствий «утечки мозгов» для развивающихся стран. В этой связи следует обратить большое внимание на относительно новую концепцию «циркуляции мозгов».

Одной из первых, кто занялся изучением интеллектуальной миграции как своего рода системы сообщающихся сосудов, была американская экономистка Анна Ли Саксениан. В книге «Новые аргонавты: региональные преимущества в мировой экономике» (Saxenian 2006) она показала взаимообмен «мозгами» между США и странами догоняющего развития. С одной стороны, в американской Силиконовой долине, которая является одним из главных центров создания новейших электронных технологий, работает большое число специалистов из-за рубежа. Но с другой стороны, в последние годы инженеры, вернувшиеся из Силиконовой долины в родную страну, перенесли и активно применили принципы технологического предпринимательства в Китае, Тайване, Израиле и Индии.

Прижившийся ранее термин «утечка мозгов» уже категорически не подходит для описания своего рода движения «мозгов» по кругу «родина-зарубежье-родина». Поэтому на смену старому термину пришел новый — «циркуляция мозгов» (brain drculation) (Офер 2009). Под ним понимают циклические перемещения талантливых специалистов (ученых, инженеров, менеджеров) за границу для обучения и дальнейшей работы с последующим возвращением на родину и заметным улучшением профессиональной позиции за счет преимуществ, полученных во время пребывания за рубежом.

13См.: Насколько полно программы двойного диплома реализуют вопрос мобильности студентов как один из важнейших принципов Болонского процесса? Не приведет ли выполнение программы двойного диплома к тотальной «утечке мозгов» из страны? // Аккредитация в образовании. 2008. № 20. 18-19.

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) • Том 3, № 3. 2011

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) • Том 3, № 3. 2011

Таким образом, выезд ученых из России за рубеж — это не только угроза развитию отечественной науки, но одновременно еще и шанс дать дополнительный стимул этому развитию. В этой связи уместно вспомнить афоризм Дейла Карнеги: Когда судьба вручает вам лимон, постарайтесь сделать из него лимонад!

В последние годы в России начали предприниматься реальные действия, направленные на извлечение выгоды от научной эмиграции предыдущего периода. В частности, одно из мероприятий федеральной целевой программы «Научные и научнопедагогические кадры инновационной России» на 2009-2013 гг., «Проведение научных исследований коллективами под руководством приглашенных исследователей», направлено именно на поддержку российских ученых, желающих вернуться в Россию. Целью этого мероприятия является развитие устойчивого и эффективного взаимодействия с российскими учеными, работающими за рубежом на постоянной и временной основе, закрепления их в российской науке и образовании, использование их опыта, навыков и знаний для развития отечественной системы науки, образования и высоких технологий. В рамках этого мероприятия в 2009-2012 гг. производится ежегодный отбор около 100 проектов научных исследований коллективами под руководством приглашенных исследователей с объемом финансового обеспечения из средств федерального бюджета до 2 млн рублей в год каждый.

Таким образом, для решения задач модернизации российской экономики и укрепления интеллектуального потенциала страны следует обращать приоритетное внимание не столько на сокращение эмиграции российских исследователей, сколько на оптимизацию размеров и форм этой миграции.

ЛИТЕРАТУРА

440 тысяч человек уехали из России за последние пять лет // Новая газета. 2008. № 46 от 28 ноября. (http://www.novayagazeta.ru/data/2008/coior46/00.htmi).

АгамоваН.С. и Аллахвердян А.Г. (2006). Динамика утечки умов и становления российской научной диаспоры // Наука. Инновации. Образование. Вып. 1. (http://www. riep.ru/works/a1manach/0001/a1manach0001_104-120.pdf).

Воспроизводство научной элиты в России: роль зарубежных научных фондов (на примере фонда им. А. Гумбольдта) / Под ред. А.Ю. Чепуренко, Л.М. Гохберга М.: РНИСиНП, 2005. (http://infbcu1ture.rsLm/donArch/home/news/dek/2006/04/2006-04_r_ dek-s2.htm).

Жаренова О.А., Кечил Н.В. и Пахомов Е.Ю. (2002). Интеллектуальная миграция россиян. Ближнее и дальнее зарубежье. М.: Центр политической информации.

КареловаГ.Н. (1997). Российское образование в зеркале государственного бюджета // Университетское управление: практика и анализ. № 1.

Касьяненко В.И. (1968). Буржуазная историография о завоевании СССР экономической независимости // Вопросы истории. № 7.

Ключ к развитию: подражание природе // Форсайт. 2007. № 3 (3). (http://www. ecsocman.edu.ru/data/396/877/1219/004_03_for.pdf).

Милов Л.В. (1989). Исторические судьбы некоторых форм собственности (к характеристике труда в духовном производстве) // Вопросы истории. № 3.

Митин Д.Н. (2011). Интеллектуальная миграция: сущность, последствия и пути решения // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Политология. № 1.

Михнева С.Г. (2002). Рынок труда: Методологические и теоретические основы познания (системно-эволюционный подход). М: Наука.

Насколько полно программы двойного диплома реализуют вопрос мобильности студентов как один из важнейших принципов Болонского процесса? Не приведет ли выполнение программы двойного диплома к тотальной «утечке мозгов» из страны? // Аккредитация в образовании. 2008. № 20.

Офер Г. (2009). Независимые и открытые // Эксперт. № 41 (678). (http://www. expert.ru/printissues/expert/2009/41/nezavisimue_i_otkrytue?esr=5).

Петраченко С. Проблема «утечки умов» из России в контексте интеллектуальной безопасности страны // Власть. 2007. № 9. (http://2008.isras.ru/files/File/Vlast/2007/09/ Problema%20utechki.pdf).

Российская интеллектуальная миграция: мифы и реальность. 2010. (http://mgimo. ru/news/university/document164854.phtml).

Россия в цифрах. 2008: Крат. стат. сб. М.: Росстат, 2008.

Серегина И.А. Динамика утечки умов и становления российской научной диаспоры . (http://www.rgazu.ru/db/vestnic/2010(1)/economica/003.pdf).

«Утечка мозгов» как глобальное явление: причины и последствия. 2008. (http:// gtmarket.ru/laboratory/expertize/2008/1653).

«Утечка умов» из России // Деловой Петербург. (http://www.rhr.ru/index/jobmarket/ russia/6267.html).

Утечка умов в условиях современной России: внутренние и международные аспекты. ЮНЕСКО, Технический доклад № 10. 1992. (http://unesdoc.unesco.org/ images/0010/001002/100251rb.pdf).

Balmer, B., Godwin, M. and Gregory, J. (2009). The Royal Society and the «brain drain»: natural scientists meet social science // Notes and Records of the Royal Society. Vol. 63(4). 339-353. (http://rsnr.royalsocietypublishing.org/content/early/2009/03/09/rsnr.2008.0053. full.pdf).

Saxenian, A.L. (2006). New Argonauts: Regional Advantage in the Global Economy. Harvard University Press.

JOURNAL OF INSTITUTIONAL STUDIES (Журнал институциональных исследований) • Том 3, № 3. 2011