УДК 316.354:351/354 ББК 60.8

Б 77

Бойко Н.И.

Управление и планирование как комплексный социальный феномен

(Рецензирована)

Аннотация:

В статье рассматриваются вопросы управления и планирования, а также проводится краткий анализ форм взаимной детерминации поведенческих стереотипов, программ поведения социальных субъектов и движения ресурсов плановости и управляемости в конкретном обществе.

Ключевые слова:

Управление, планирование, система планирования, эффективная деятельность.

Boyko N.I.

Management and planning as a complex social phenomenon

Abstract:

The paper examines questions related to management and planning, as well as provides the brief analysis of forms of mutual determination of behavioural stereotypes, programs of behaviour of social subjects and movement of resources ofplanned character and management in a specific society.

Key words:

Management, planning, system of planning, effective activity.

В современных условиях, управление и планирование как комплексный социальный феномен - предмет изучения социологии, политологии, философии и других наук об обществе. В некоторых случаях внимание акцентируется на том, какие из информативных специфических ресурсов, с помощью окружающих, или без их участия, люди избирают для планирования своей хозяйственной деятельности. В теории социального управления анализируется потенциал управленческого воздействия, методы организации соответствующих ресурсов и распределения ответственности. Объясняется взаимное влияние исторически переменных факторов управления. Социология традиционно изучает условия, ситуации, социокультурные институты и социальные субъекты, которые реализуют свои интересы, в том числе в сфере хозяйственного планирования и управления. Предмет внимания социолога - модели социального поведения, связанные с применением и интерпретацией принципа планируемого результата деятельности, и минимизации затрат на эффективное управление. А также те институты, которые делают возможным либо существенно лимитируют рациональное применение исследуемых ресурсов.

Весьма актуальным представляется анализ форм взаимной детерминации поведенческих стереотипов, программ поведения социальных субъектов и движения ресурсов плановости и управляемости в конкретном обществе. При этом формируются и конституируются многообразные функциональные, прагматические и социальные результаты, способствующие приращению возможностей индивида и группы или же существенно ограничивающие альтернативы социального поведения.

Каждый социальный субъект, независимо от статуса, регулярно (прямо или косвенно) включается в разные сектора духовной и производительной жизни общества, является участником (активным или пассивным) процессов перемещения и трансформации ценностей взаимодействия. Последние он создает (производит), потребляет, обменивает, присваивает и т.п., извлекая конкретную пользу (выгоду) в соответствии со своими представлениями, предпочтениями, способностями и интересами. Реализуя множество циклично возобновляющихся рациональных социальных действий, субъект сознательно или бессознательно, профессионально или не профессионально, определяет и оценивает свое участие в обороте ценностей. При этом, с разной степенью

успешности и рациональности, рассчитываются и обосновываются планируемые затраты и возможности управления. Ожидаемым результатом здесь являются выгоды, вознаграждения за те или иные действия, связанные с использованием и рекомбинацией ресурсов планового управления. Эффективное хозяйственное управление можно определить как такое управление организацией, которое опирается на человеческий потенциал как основу организации, ориентирует производственную деятельность на запросы потребителей, осуществляет гибкое регулирование и своевременные изменения в организации в долгосрочной перспективе [1].

Известно, что деструктивная антиинфляционная политика в первую очередь затрагивает женщин, молодежь, лиц с относительно невысоким уровнем образования и квалификации, иностранных рабочих и другие категории находящихся на периферии обычного рынка труда. Как правило, лишь после того, как безработица в этих группах достигнет высокого уровня, она начинает воздействовать на «рынки карьеры», доминирующие в ценообразовании и установлении заработной платы. Многие специалисты считают такие обстоятельства главной причиной того, что в Европе (в отличие от США) в 90-е годы XX в. безработица оказалась массовой для отдельных групп, прежде всего, для молодежи. В результате инфляция в странах Европы значительно снизилась, но и «жертвы» были очень велики.

Для нашей страны специалисты в сфере социологии управления настойчиво рекомендуют проведение конкретных мероприятий и разработку программ адаптации молодежи к рынку. Прикладная экономика в условиях России не должна преподаваться по европейским или американским методикам, поскольку не отражает реальной специфики. Однако адаптированных к отечественным условиям учебных программ для школ и колледжей не существует, в то время как потребность в них все время возрастает. Более значимы в этом смысле успехи вузовского и послевузовского образования.

Простые и сложные элементы социальной практики включаются в систему планирования и отношений управления через конкретные действия людей, которые приводят механизмы хозяйственного взаимодействия в активное состояние. Под особым контролем находятся механизмы анализа собственных интересов, часто противоположных по мотивам и содержанию. Сама природа используемых людьми элементов плановой деятельности, нормирует и алгоритмизирует специфику и порядок их социального поведения. Последнее находится в зависимости от функционального назначения этих элементов, структуры их связей и детерминированности, конкретных параметров планирования и управления, социальных механизмов и институтов, которые регулируют их трансформацию.

Таким образом, в основе эффективной деятельности лежит система норм и правил, отражающих функциональные и иные характеристики разных элементов планирования и управления. Они обязательны для всех хозяйствующих субъектов. Эти нормы и правила закреплены юридически на государственном уровне, в соглашениях между людьми, в традициях и стереотипах обыденной жизни, а также в функциональных программах культурного и экономического развития.

Имеющиеся на сегодня данные о структуре процессов социальной регуляции целенаправленных действий и об основных закономерностях системного взаимодействия отдельных функциональных компонентов этих процессов открывают возможность для определения путей и разработки средств решения проблемы хозяйственной эффективности. Естественно, что такое решение требует специальных научных и практических исследований. Одной из главных задач на пути к оценке индивидуальных социальных характеристик человека, его способностей по успешному овладению конкретной профессией, социальной ролью, являются выявление, изучение, а далее -построение типологии индивидуальных стилей саморегуляции людьми своей деятельности и поведения.

Применительно к задачам обучения и профессионального выбора значимыми являются не любые индивидуальные различия социализации, фиксируемые в любой отдельной деятельности, а лишь особенности саморегуляции, характеризующие ее общий стиль, присущий данному человеку. В свете социологического анализа свойств управления и планирования, о наличии феномена общего стиля социальной регуляции можно говорить лишь в том случае, когда индивидуальная структура и характерные для данного человека особенности регуляции имеют тенденцию устойчиво проявляться в различных ситуациях. В том числе при организации человеком разнообразных видов своей деятельности, поведения и управлении ими. Именно поэтому соответствующие понятия соотносимы с общими понятиями «целенаправленная активность», «произвольная активность». Естественно, что общее понятие «стиль регуляции социальной активности» вовсе не исключает более частных понятий планируемого и управляемого общения, стиля регуляции трудовой или учебной деятельности в общей системе социализации. Уместен акцент на том, что в понятие социального планирования следует включать наиболее общие, сущностные характеристики планирования и управления, не связанные непосредственно с конкретикой и спецификой отдельных, частных видов предметной деятельности, общения, поведения. Следует также специально выделить, что имеются в виду особенности лишь внутренней, собственно регуляторной социальной активности, которая не находится в прямой связи с чисто внешней индивидуально-устойчивой, социально-динамической стороной самой деятельности и поведения. Понятно, что стилевые особенности социализации, касаясь лишь ограниченного числа сущностных социальных характеристик, предполагают возможность определенной типологизации индивидуальных стилей социального регулирования в плановом управлении.

Таким образом, индивидуальный стиль целенаправленной социализации описывается сложно структурированными особенностями существенных характеристик процессов управления, которые устойчиво присущи данному обществу и проявляются в разнообразных видах и формах социальной активности субъекта. То есть, «управление в социальных и экономических системах - это управление организациями, важнейшими элементами которых являются: организационная структура, организационная культура и люди, работники организации» [2].

За последние десятилетия в социологической литературе накопились данные об основных, принципиальных закономерностях плановой хозяйственной деятельности и управления. Однако сведения о массовых, а тем более - о культурно и экономически обусловленных различиях социальных процессов в управлении, крайне немногочисленны. Назрела необходимость определить, проанализировать такие различия и выделить основные линии их проявления в структуре общих оснований социальной жизни, то есть обосновать положения, реализация которых позволит расширить возможности методик социологического анализа управления и планирования в обучении, воспитании и профессиональной деятельности современного человека.

Примечания:

1. Виханский О.С., Наумов А.И. Менеджмент: учебник. М., 2003. С. 182.

2. Кафидов В.В. Управление персоналом. М., 2003. С. 16.

References:

1. Vikhansky O.S., Naumov A.I. Management: Textbook. M., 2003. P. 182.

2. Kafidov V.V. Personnel management. M., 2003. P. 16.