УДК 303

А.Г. Моргунова, Э.Г. Носков* УНИВЕРСИТЕТ: ОПЫТ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОГО АНАЛИЗА

Предметом изучения в статье является университет как специфический социальный институт. При использовании методологии институционального анализа университет интерпретируется как исторически конкретная форма бытия интеллектуальной элиты.

Ключевые слова: университет, элита, социальный институт.

Институциональный анализ университета, как и любого другого социального института, необходимо вести на двух уровнях: микроуровне и макроуровне. На микроуровне, как это было свойственно представителям структурного функционализма, последователями которого при изучении данной проблемы являются многие из отечественных обществоведов, осуществляется внутренний, содержательный анализ института. Исследуются внутренняя его структура, материальная база, особенности субъекта института, его функции, социальные роли, методы осуществления им социального контроля и управления. Отметим, что данный методологический подход лежит в основании большой совокупности научных работ, где определенный вид социальной активности рассматривается в качестве социального института.

Университет, таким образом, позиционируется не просто как часть культуры соответствующего общества, некая структура социально-культурного взаимодействия, в которой неразрывно связаны образовательный и воспитательный аспекты, но как специфический социальный институт. Определение университета как специфического и даже уникального по своей природе социального института необходимым образом должно включать характеристику его в качестве социальной системы, выполняющей определенные функции и роли, реализующей свои специфические организационные связи (функциональные, информационные и т. д.). Отметим при этом, что по сравнению с другими социальными институтами университетам в большей степени присуща консервативность: они на протяжении веков (вплоть до XIX в.) в меньшей степени подвергались изменениям, связанным с теми или иными историческими событиями [1, с. 452].

Разумеется, каждая эпоха по-своему определяла функции университетского образования. Но во все времена его ведущая роль в развитии цивилизации заключалась прежде всего в осуществлении когнитивных и социальных функций, Когнитив-

ной функцией университета является проведение исследований, направленных на производство нового знания, развитие науки, обладающей как познавательной, так и практической ценностью, позволяющей понять мир, а также определенным образом на него воздействовать. Если когнитивные функции университета достаточно универсальны, то социальные функции вариативны и зависят от особенностей общества. Важнейшими социальными функциями университета всегда являлись профессиональная подготовка специалистов, направленное формирование интеллектуальной элиты, трансляция и распространение культуры среди населения.

Среди социальных функций университета предметом особого анализа должна стать его функция по формированию интеллектуальной элиты. Важность изучения этой функции в рамках данного исследования определяется той ролью, которую оказывает элита на становление и функционирование социальных институтов. Не вдаваясь в специальный анализ самого понятия «элита», который выходит за рамки исследовательского интереса в данной работе, отметим, что социологическое своеобразие термина «элита» (функциональная роль этой конструкции) заключается в том, что она (конструкция) универсализирует и транспонирует исключительные характеристики группы избранных по аскриптивным признакам происхождения или наследуемого богатства в дости-жительские. Выделяя особый отряд элиты, а именно интеллектуальную элиту, необходимо отметить, что она характеризуется:

— праксеологически — рамочным способом осознания социальной реальности, так как в своем большинстве способна соотносить реальность с некоторыми моделями социального развития;

— креативным способом использования социальных ресурсов на основе создания новых моделей социального действия, комбинированием различных имеющихся в ее распоряжений средств и методов;

* © Моргунова А.Г., Носков Э.Г., 2012

Моргунова Алла Геннадьевна (MorgunovAlla@yandex.ru), Носков Эдуард Геннадьевич (edik1010@mail.ru), кафедра философии и истории Самарского государственного архитектурно-строительного университета, 443001, Российская Федерация, г. Самара, ул. Молодогвардейская, 194.

14

Основы экономики, управления и права №5 (5)

— главным ресурсом, преимущественное использование которого составляет отличительную особенность элит, является социальный капитал.

Это обстоятельство следует оговорить особо. На предшествующем историческом этапе социальный капитал при отсутствии институциализи-рованного финансового и промышленного капитала был главным фактором, определявшим характер экономического развития.

В силу своего положения, связанного по определению с принятием стратегических решений, творческие элиты выступают либо субъектом непосредственного принятия ключевых решений на определенном уровне, либо являются частью непосредственного окружения, референтной группой лиц, принимающих соответствующие решения. Подобная генерирующая, целезадающая функция интеллектуальных элит в рамках системы разнообразных социальных институтов, во-первых, поддержание статуса элит; во-вторых, обеспечивает динамику социального развития в той мере, в какой соответствующий импульс становится реальным элементом функционирования институтов, т. е. регулятором социальной деятельности. Это означает, что именно интеллектуальные элиты осуществляют институциональную функцию целеполагания. Поэтому представления элит относительно целевых ориентиров социального развития могут служить важным индикатором трансформационных ориентаций, направлений реального реформирования.

Существенным фактором воздействия интеллектуально-творческой элиты на процессы институционального функционирования является «фильтрация», переинтерпретация целеполагающих устремлений, возникающих в социальных институтах, регулирующих важнейшие общественные и социально-экономические процессы. Те или иные позиции, выдвинутые в качестве целей одной из элитных групп, попадают для обсуждения и исполнения в первые или вторые эшелоны интеллектуальных элит. Если они отвечают устремлениям и интересам этой среды, они могут быть восприняты, подкрепившись функциональными и инструментальными средствами, и превращаются в реальные инструменты социального регулирования. В ином случае, когда нарушен коммуникационный контекст, имеется несовпадение ценностей и категорий описания целей и реализующих эти цели задач, но нет рефлексируемого конфликта интересов, начинается зачастую неосознаваемая переинтерпретация выдвинутых целей. К ним «пристыковывается» качественно иная система категорий и инструментальных средств, приводящая к дивергенции целей. В результате социальные институты, сохраняя номинально выдвинутые цели, в действительности реализуют задачи, реконструируя которые можно увидеть иное, качественно отличное целеполагание.

Еще одним вариантом такой «фильтрации» является наличие осознаваемого конфликта интересов, связанных с реализацией целей, воспринятых социальным институтом, с одной стороны, и элитных сообществ, призванных реализовывать задачи, вытекающие из этих целей, — с другой. В данном случае наиболее вероятна тенденция блокировки соответствующих целей, выдвижение аргументов, обосновывающих невозможность их реализации.

Зададимся вопросом: каковы социально значимые функции интеллектуальной элиты, которые делают ее специфической элитой? В самом первом приближении эти функции могут быть дифференцированы на первичные и вторичные.

В качестве основных первичных функций собственно «интеллектуальной элиты» или, в терминологии А. Тойнби, «творческого меньшинства» могут быть выделены следующие:

1) открытие новых экзистенциальных смыслов, порождение базовых метафор, нетривиальных отождествлений, новых архетипов и парадигм, эпистемологических императивов и тем самым построение на этой основе символического универсума. Отметим, что символические универсумы сами по себе «осуществляют исчерпывающую интеграцию всех разрозненных институциональных процессов» [2, с. 169]. В социологии знания указывается на ряд известных типов концептуальных механизмов, поддерживающих целостность символических универсумов, в частности мифологию, теологию, философию и науку, хотя существуют и другие механизмы;

2) интерпретация и реинтерпретация продуктов творчества и познавательных процедур;

3) обеспечение общественного диалога в различных его формах, среди которых могут быть названы интро- и интерсубъективная коммуникация, диалог социальных групп и меньшинств, кросслингвистическая и кросскультурная коммуникация, коммуникация типов реальности (инт-росубъективная реальность, реальность пространства социальных отношений, трансперсональная реальность), межвременная коммуникация;

4) критика и рефлексия;

5) функция обеспечения этического контроля и арбитража.

В приведенном списке диалог, без сомнения, занимает центральное место в силу социальной природы творческого мышления человека. Интегрируя в себе реализацию перечисленных выше функций, он противопоставляется монологу (монологическому мышлению) и понимается как такой культурный феномен, который связан с подлинным путем к истине. В основу такого понимания может быть положена метафизическая концепция Лейбница, на которую ссылается Г. Гада-мер: «отдельные индивиды — зеркала универсума; в своей совокупности они и составляют единый

универсум». По мнению философа, на таком основании можно было бы построить целый универсум диалога [3, с. 86].

Действительно, история культуры, как показывает анализ, содержит в себе свидетельства того, что все известные нам исторические формы институционализации бытия творческой элиты, в качестве одной из терминальных ценностей которой всегда было познание и понимание Целого, включали в себя в обязательном порядке диалогическую компоненту, что никак не может рассматриваться как случайность.

Именно способность сделать подлинной встречу двух людей, вступающих в диалог, лежит в основе креативности, и именно люди, «благословенные даром разговора», по выражению Гадамера, в свое время оказались способными кардинально изменить мир, как это сделали Конфуций и Гау-тама Будда, Иисус и Сократ. В университетской культуре необходимость диалога осознана давно как первейшее условие творчества и продуктивного обучения. Там и тогда, где и когда диалог в непосредственной форме с живым компетентным собеседником становился невозможным, находились паллиативные либо сублимативные формы диалога, благодаря чему преодолевались препятствия на пути к диалогу как одному из условий сохранения креативности и самореализации.

В целом реализация указанных выше функций и делает возможным создание универсума культуры, поддержание его феноменальной целостности, непрерывности и преемственности во времени, трансляцию продуктов творческой деятельности и процедур их порождения, в конечном итоге сохранение и воспроизводство интеллектуального потенциала сообщества.

Основными особенностями описанных выше первичных функций являются их подлинный ценностно-самодостаточный характер, интимная связь с бессознательным и иррациональным, равноста-тусность и свобода выбора в качестве условий творчества, депривация в контексте неравностатуснос-ти либо давления авторитета, не обладающего харизмой. За счет первичных функций осуществляется поисковая активность творческого меньшин-

ства, целью которой становится «обретение ясности», по выражению К. Ясперса.

Вторичные функции интеллектуальной элиты весьма тесно связаны с обширным комплексом социальных ролей и статусных позиций. Они возникают и укрепляются, с одной стороны, в связи с включенностью данной социальной группы в систему внешних социальных отношений, а с другой — в связи с необходимостью внутригрупповой дифференциации. В отличие от первичных функций, вторичные носят целевой, прагматиче-ски-инструментальный характер, базируются на распределении прав, обязанностей и ответственности внутри конкретной социальной группы и являются основой для процессов локальной внут-риинституциональной социализации индивида и интернализации легитимированных ранее норм и ценностей. Важно отметить, что вторичные функции потому вторичны, что они, хотя и вытекают из первичных функций, все же в первую очередь имеют отношение к институциональным аспектам существования той или иной социальной группы. Они с самого начала вплетены в процесс ин-ституциализации, иногда даже в ущерб институ-циализации первичных функций, являющихся базовыми.

Завершая анализ функций университета, отметим, что важнейшим условием обеспечения необходимого уровня каждой из них является их глубокое и взаимное проникновение, тесная взаимосвязанность. Указанные функции должны персонифицироваться в одном лице — преподавателе университета, для которого приоритетом выступает деятельность по производству знания, научноисследовательская работа, ориентированная преимущественно на фундаментальные исследования.

Библиографический список

1. Уайтхед А.Н. Избранные работы по философии. М.: Прогресс, 1990. 716 с.

2. Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. М.: Медиум, 1995. 323 с.

3. Гадамер Г. Г. Неспособность к разговору // Актуальность прекрасного. М.: Искусство, 1991. С. 82—91.

A.G. Morgunova, E.G. Noskov*

UNIVERSITY: THE EXPERIENCE OF INSTITUTIONAL ANALYSIS

The paper subject of study is the University as a specific social institution. Focusing on the methodology of institutional analysis, the authors interpret the University as a historically specific form of existence of intellectual elite.

Key words: university, elite, social institute.

* Morgunova Alla Gennadievna (MorgunovAlla@yandex.ru), Noskov Edward Gennadievich (edik1010@mail.ru), the Dept. of Philosophy and History, Samara State University of Architecture and Civil Engineering, Samara, 443001, Russian Federation.