УДК 316.322 ББК 60.033.145.2 С 17

И.М. Самусенко

Цивилизационная идентификация России

(Рецензирована)

Аннотация:

В статье рассматривается многообразие подходов к пониманию сущности Российской цивилизации, приводится их классификация. Анализируется формирование и современное состояние каждого из выделяемых вариантов цивилизационной идентификации России. Выявляются их конструктивные идеи и недостатки.

Ключевые слова:

Идентификация, цивилизация, локальная цивилизация, цивилизационный тип, Российская цивилизация.

Попытки разрешить проблему цивилизационной принадлежности российского общества, отнести его к определенному типу локальных цивилизаций предпринимались в отечественной и в зарубежной социальной философии неоднократно. Можно сказать, что у попыток осмыслить особенности исторического пути России весьма богатое прошлое. В историографии проблемы принадлежности России к одной из локальных цивилизаций А. Г. Голиков выделяет три этапа. [7 -С. 496] Начало первому этапу (60-е годы XIX в. - нач. XX в.) положил выход работы Н.Я. Данилевского «Россия и Европа». Второй этап относится к 20-30-м годам XX века и связан с творчеством историков «евразийцев». В их трудах в рамках концепции многонаправленности развития исторического процесса значительное место уделено анализу самобытности российской культуры и цивилизации. Толчком к третьему этапу изучения (90-е годы XX в.) Российской цивилизации послужил распад СССР, обусловивший необходимость осмыслить положение России в новых геополитических условиях с учетом ее цивилизационной специфики.

Однако прежде чем заниматься проблемой идентификации Российской цивилизации необходимо разобраться с проблемой, можно ли утверждать, что на протяжении всей своей истории Россия представляла собой один и тот же цивилизационный тип. Или же речь должна идти о нескольких цивилизационных образованиях. Для этого необходимо обратится к сути исторического процесса становления российского общества.

Прежде всего, независимый российский цивилизационный тип формировался при помощи своих собственных сущностных сил, привнесенных в какой-то степени византийским влиянием. В то же время

Западная цивилизация практически непосредственно впитывала в себя достижения античной цивилизации. Варварские привычки германских племен впитали в значительной мере идейное и духовное наследие Грекоримской цивилизации. В том числе напрямую от живых носителей этого наследия. Российская же цивилизация складывалась на территории с практически нулевыми стартовыми цивилизационными условиями. Это формировало специфику ее цивилизационного бытия - замедленные темпы развития и традиционализм, который позволял сохранять и транслировать накопленный социальный опыт. В силу этих мощных факторов российская цивилизация являет собой единый цивилизационный организм, прошедший в своем развитии ряд периодов. При этом развитие Росси отличалось значительной прерывистостью, каждый последующий этап отрицал ценностные установки предшествующего [1]. Характеризуя эту особенность российской истории, И. Б. Орлова пишет, что каждый ее период «строится на оболгании, оглуплении и обесценивании предыдущего: петровское время отрицает допетровское, революция 1917 года отрицает весь монархический период; перестройка 90- х разрушает идеалы 70- ти советских лет» [4- С. 86].

Тем не менее, общность территории, культурная и духовная близость и другие факторы субъективного и объективного плана позволяют утверждать, что Россия на протяжении всей своей истории сохраняла преемственность цивилизационной принадлежности.

Россию неоднократно пытались причислить к определенному классу или типу обществ, либо объявить особым уникальным типом, существует множество периодизаций ее истории, масса осмыслений истоков российского цивилизационного образования. Вместе с тем, ситуация такова, что, пытаясь систематизировать социально-философскую традицию изучения российского общества мы сталкиваемся с тем, что ее отдельные теории не просто разнородны, но, более того, нередко прямо противоречат одна другой. И если с одной стороны, мы сталкиваемся с концепциями, отрицающими всякую уникальность российской цивилизации, то с другой, напротив, обнаруживаем настойчивые попытки доказать ее существование. Последние можно разделить на следующие группы:

- концепции, подчеркивающие особую роль в формировании российского общества русского этноса или, другими словами, концепции «русской цивилизации»;

- концепции, подчеркивающие принадлежность России к евразийской цивилизации;

- концепции, усматривающие в России особое цивилизационное образование, способное вовлекать в русло единого цивилизационного движения многообразные этнические, конфессиональные группы. Чаще всего в подобных концепциях фигурирует понятие «российской цивилизации».

- концепции, подчеркивающие системообразующую роль в развитии российской цивилизации православия.

Многообразие современных концепций Российской цивилизации, помимо сложности исторического пути нашей страны, можно объяснить и

действием еще двух факторов - установкой современной науки на плюрализм и широким разбросом значений, в которых употребляется термин «цивилизация».

Обращая внимание на последнее обстоятельство, А. В. Лубский предложил классифицировать цивилизационные образы России по широте понимания цивилизации. Он исходил из того, что в узком понимании сущности цивилизации внимание уделяется доминирующему фактору (религиозному, этническому и т. д.), а представители широкого подхода утверждают, что основу цивилизации составляет взаимодействие различных факторов [2]. Приняв данную классификацию, попытаемся рассмотреть основные черты цивилизационных образов России в концепциях этих двух видов.

Рассмотрим вначале те концепции, которые склонны сводить уникальность цивилизационного образа России к действию одного определяющего фактора. Из названных выше, такими являются концепции «русской» и «православной» цивилизации.

Концепции принадлежности России к русской цивилизации имеют богатую историографическую традицию - труды И.В. Кириевского, А.С. Хомякова, Н.Я. Данилевского, Н.А. Бердяева, И.А. Ильина. Придерживаются этой позиции и многие современные авторы- Е.С.Троицкий, О.А.Платонов. В своих трудах они отводят главенствующее значение роли русского народа в созидании особого русского цивилизационного организма. Так, Е.С.Троицкий считает, что «народность, проистекающая из самой сокровенной сущности русской нации, бесценных сокровищ ее биологических, физических, духовно-нравственных и психологических особенностей — вот глубокий источник исконно нашего образа жизни». [10 - С. 17] При этом, под русским народом понимается, как правило, вся восточнославянская ветвь -великороссы, малороссы и белорусы. Их в свое время не разделяла и императорская статистика. Благодаря русскому народу цивилизация сумела расшириться до огромных размеров. Духовная мощь русского народа сумела организовать вокруг себя целый оплот других народов, населяющих территорию России, большинство которых были вовлечены добровольно, без крови и насилия. Приверженцы данного подхода большую роль уделяют православию как фактору формирования русской цивилизации, поскольку оно соответствовало духовно-нравственным чертам и устремлениям восточных славян. Именно это сделало православие национально-русским вероучением, на котором строились все сферы общественной жизни. Православие укрепляет единство людей, обществ, групп и главное - связь человека с Богом. Характеризует данные концепции и противопоставление русской цивилизации западной. «Западная цивилизация растлевает душу людей, превращая многих из них в ограниченных потребителей-обывателей», - пишет

О. А. Платонов [6 - С. 11]. Россия и Запад имеют разные смысложизненные ориентиры и различные цели исторического развития. Материальная, утилитарная направленность одной противопоставляется духовнонравственным исканиям второй. Вместе с тем авторы, являющиеся

сторонниками «русской цивилизации», говорят об общих христианских ценностях обеих цивилизаций, признают их взаимообогащающее сотрудничество.

Необходимо отметить слабые стороны данного подхода. Деление цивилизаций на духовные и утилитарные достаточно условны, эти элементы присутствуют в каждой цивилизации. Настораживает и нетолерантное отношение данного подхода к цивилизации Запада. Наконец, Россия практически со времени складывания единого государства отличалась этнической и конфессиональной мозаичностью.

Обратимся теперь к концепциям, относящим Россию к православной цивилизации. Одним из числа сторонников этого подхода был А. Дж. Тойнби. Размышляя о России, он включат ее либо в православнохристианскую цивилизацию, либо выделяет ее в качестве самостоятельной цивилизации, называя по-разному - «русской провинцией православного христианства», «православно-христианским обществом», «православной цивилизацией», «ветвью православно-христианского общества в России», «русской боковой ветвью православия» и даже «русской цивилизацией» [9 -С. 33, 79, 82, 100, 220,435, 557, 567].

Основным стержнем становления данной цивилизации послужила, согласно А. Дж. Тойнби, православная религия. Россия пришла к осознанию того, что призвана быть последним оплотом и цитаделью православия. Переняв идеи и ценности Византии, она навлекла на себя, таким образом, неприязнь и враждебность, доставшиеся от былых отношений Западного общества и Византии, подвергаясь «облучению западноевропейской культурной радиацией» [9 - С. 562]. Тойнби признает самостоятельность и уникальность православной цивилизации в России. Однако он говорит о том, что для того, чтобы отстоять свою индивидуальность и спастись от насильственной и полной вестернизации, Россия вынуждена хотя бы частично самостоятельно заимствовать западный опыт. Он пишет, что «процесс вестернизации не затронул всех сторон жизни России и был жестко ограничен определенными рамками, Запад так и не оказал глубокого влияния на жизнь и культуру России». [9 - С. 565] Склонен относить Россию к православной цивилизации и С. Хантингтон [12].

Как было установлено, вторую группу концепций составляют концепции, рассматривающие российскую цивилизацию как продукт взаимодействия целого ряда факторов. К таким концепциям относятся концепции «российской» и «евразийской» цивилизации.

У концепции «российской цивилизации» наблюдается значительное количество сторонников, среди которых А.С. Ахиезер, Б.С. Ерасов, В.В. Ильин, М.П. Мчедлов и др. В последнее время проводятся попытки системного изучения этнокультурных и духовных аспектов российской цивилизации. М.П. Мчедлов определяет российскую цивилизацию как одну «из наиболее крупных по территории цивилизаций, сформировавшаяся на пространствах Восточной Европы и Северной Азии, самобытность которой обуславливается взаимодействием специфических географических,

климатических, этнических, конфессиональных, политических, исторических факторов» [3- С. 490].

Главный недостаток данной концепции заключается в узости и жесткости её рамок, совпадающих при таком подходе с государственными границами России.

История возникновения Евразийской концепции относится к 20-30-м гг. XX века и связана с творчеством «евразийцев» - российских ученых, оказавшихся после Октябрьской революции в вынужденной эмиграции. Социальные потрясения стали для них побудительным мотивом для переосмысления ими истории России и раздумий о ее будущем. В едином идейном русле работало около ста специалистов в разных областях науки -

Н.С. Трубецкой, П.Н. Савицкий, Г.В. Вернадский, П.М. Бицилли, М.В. Шахматов и другие. Евразийцы понимали Россию как культурный, географический, геополитический своеобразный объединяющий центр Евразийского материка. «Устраните Россию и вся система материковых окраин (Европа, Передняя Азия, Иран, Индия, Китай, Япония) превращается в «рассыпанную храмину». Россия-Евразия - мир, лежащий к востоку от границ Европы и к северу от «классической» Азии, есть то звено, которое спаивает в единство их все», - писал один из наиболее выдающихся евразийцев географ и историк П. Савицкий [ 8 - С. 801].

В настоящее время происходит возрождение идеи евразийской цивилизации. Среди современных ее сторонников можно выделить И.Б. Орлову, Ю.В. Яковца. Они пытаются возродить евразийскую идею, основанную на новой общественной ситуации, но вобравшую из наработок предшественников все самое ценное и имеющее возможность применения к сегодняшнему дню. Как и родоначальники, современные приверженцы евразийской идеи являются сторонниками множественности путей социальноисторического развития. Они предполагают сосуществование и развитие различных культурно-исторических систем - цивилизаций, каждая из которых имеет свою логику развития, собственные ценности. Они подчеркивают значимость развития национальных культур, уникальность и неповторимость каждого национального исторического пути.

Так, Ю.В. Яковец также отстаивает идею принадлежности России к евразийской цивилизации. Он указывает на необходимость решения проблемы цивилизационной модели развития страны, на которую ей следует ориентироваться. Ю.В.Яковец считает, что характер евразийской цивилизации уникален. Эта цивилизация имеет европейское происхождение, которое сложилось под влиянием волн византийской и западноевропейской культур, но с самих своих истоков и особенно после татаро-монгольского нашествия, завоевания Сибири, Средней Азии, Закавказья в евразийской цивилизации становилось все более сильным влияние восточных культур. Ю.В.Яковец видит евразийскую цивилизацию как «гибридную, синтезирующую элементы разных культур и религий - православной, мусульманской, западноевропейской, буддийской, иудейской» [12 - С. 26].

Созвучное мнение озвучивается в исследовании И.Б. Орловой. Говоря о временных границах евразийской цивилизации, она отмечает, что ее рождение относится к началу IX века, вершиной и высшей точкой развития можно считать XIX век - «золотой век» русской культуры, когда были созданы величайшие произведения искусства, определившие последующее развитие не только русской, но и мировой культуры.

И.Б.Орлова определяет евразийскую цивилизацию как «одну из культурно-исторических систем, сложившихся в ходе более чем тысячелетнего взаимодействия народов, населяющих «срединный континент» (лежащий между Китаем, горными цепями Тибета и «западным полуостровом» Европой), формирующих в процессе своей деятельности пространственные связи - по освоению природно-ландшафтной среды, адаптации к своему «месторазвитию»; временные связи - по передаче от поколения к поколению навыков, ценностей, установок, культурных традиций; социально-психологические связи - цементирующих общность и «комплиментарность» или взаимопритяжение евразийских этносов» [4- С. 108].

Говоря о русском народе, как о главной составляющей евразийской цивилизации, И.Б. Орлова полагает, что русский суперэтнос складывался и развивался как многонациональная общность. Последняя вбирала в себя прошедших через обряд православного крещения представителей других народов всего евразийского пространства [4 - С. 109].

Значительное внимание И.Б. Орлова уделяет вопросу мессианства России. Она считает, что оно извечно подменяло национальные интересы России вселенскими, мировыми, европейскими. Россия всегда сражалась не за русские, а европейские интересы, в ходе которых она несла несоизмеримые с другими странами потери. Таким образом, никакое служение России европейской, мировой, вселенской идее никогда не было, да и не могло быть адекватно оценено. И.Б. Орлова приходит к выводу о том, чтобы сохранить и воссоздать пошатнувшееся здание евразийской цивилизации, «России нужно отказаться от выполнения каких бы то ни было вселенских миссий. Главная для страны задача, которая в конечном итоге и послужит всеобщим интересам, это «восстановление и просветление лица России». [4С. 91] Важнейшим условием жизнеспособности евразийской цивилизации является сдвиг в самосознании людей, в формировании общеевразийской идентичности, способной на социально-психологическом уровне цементировать единство народов Евразии. Как и другие авторы, И.Б. Орлова, подчеркивает, что формирование евразийской идентичности займет длительное время, несмотря на имеющиеся глубинные исторические и социально-культурные предпосылки, сложившиеся за многовековое взаимодействие народов.

Концепция принадлежности России к «Евразийской цивилизации», выявляет многосложность взаимоотношений между этносами, религиозными конфессиями. В то же время отвечает ли Россия критериям

евразийской цивилизации в большей степени, чем, например, Китай, -достаточно спорный вопрос.

Подводя итог рассмотрению многообразия социально-философских взглядов на цивилизационную идентичность России, можно сделать вывод, что нецелесообразно из одного фактора выводить все, что характеризует данное конкретное общество. В реальном историческом процессе все факторы цивилизационной идентичности в совокупности составляют реальный фундамент жизнедеятельности общества как системы.

Примечания:

1. Бердяев Н.А. Русская идея // Византизм и славянство. Великий спор. М., 2001.

2. Лубский А.В. Цивилизационный образ России // Социально-гуманитарные знания. 2005. № 4.

3. Мчедлов М.П. Цивилизация Российская // Российская цивилизация. Этнокультурные и духовные аспекты. Энциклопедический словарь. М., 2001.

4. Орлова И.Б. Евразийская цивилизация. Социально-историческая ретроспектива и перспектива. М., 1998. С. 86.

6. Платонов О.А. Русская цивилизация. М., 1995.

7. Российская цивилизация. Этнокультурные и духовные аспекты. Энциклопедический словарь. М., 2001. С. 496.

8. Савицкий П. Географические и геополитические основы евразийства // Русский мир: сборник. М.; СПб., 2003.

9. Тойнби А. Постижение истории. М., 1991.

10. Троицкий Е.С. Историко-методологические аспекты изучения русской (православно-славянской) цивилизации // Русская цивилизация и соборность. М., 1994.

11. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций и изменение мирового порядка (отрывки из книги) // Pro et Contra. 1997. Т. 2.

12. Яковец Ю.В. Будущее России в координатах евразийской цивилизации // Общество и экономика. 2000. № 1.