А. Р. Бормотова

ЦЕНЗУРА ПЕЧАТНЫХ ОРГАНОВ КУРСКОЙ ОБЛАСТИ В НАЧАЛЕ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

Работа представлена кафедрой истории России Курского государственного университета.

Научный руководитель - доктор исторических наук, профессор К. В. Яценко

На протяжении всей истории Советского государства средства массовой информации подвергались постоянному контролю. В годы Великой Отечественной войны цензура периодической печати ужесточилась. Особое внимание уделялось неразглашению военных и государственных тайн в печати.

Ключевые слова: цензура, периодическая печать, пропаганда и агитация, газеты.

A. Bormotova

CENSORSHIP OF THE KURSK REGION PRESS AT THE BEGINNING OF THE GREAT PATRIOTIC WAR

The mass media have been always controlled by the state throughout the Soviet history. In the period of the Great Patriotic War censorship became more rigid. Particular attention was paid to non-disclosure of military and state secrets in the press.

Key words: censorship, periodical press, propaganda and agitation, newspapers.

Периодическая печать, как одно из наи- формации в Советском Союзе, подвергалась более эффективных средств массовой ин- постоянному контролю со стороны государ-

ства. Цензуре подлежали газеты, а также радиовещание, книги, граммофонные пластинки и т. п. Для анализа проблемы государственного контроля над газетами Курской области необходимо подробнее остановиться на рассмотрении системы цензуры, сложившейся к началу Великой Отечественной войны в Советском Союзе.

В каждой области функционировало Областное управление по делам литературы и издательств (обллит), которое, в свою очередь, подчинялось Главлиту (Главному управлению по делам литературы и издательств) в Москве. Уполномоченные обллитов работали в каждом районе области.

Основными задачами районных цензоров были: контроль за прессой и радиовещанием, а также за зрелищными мероприятиями, проводившимися в районе. Помимо этого, рай-уполномоченные обллитов выявляли нежелательные и запрещенные книги, не соответствовавшие официальной идеологии, в том числе и дореволюционные, а также контролировали деятельность местных библиотек.

В надзоре за газетами цензоры особое внимание уделяли тематике и содержанию публикаций. Отметим, что уполномоченные обллита обязаны были проверять публикуемые материалы на предмет неразглашения военных и государственных тайн в печати, что имело особое значение в условиях начавшейся войны. В июне-июле 1941 г. в циркулярах Главлита задачи цензоров в условиях военного времени определялись следующим образом: «В условиях военного времени совершенно особое значение приобретает строжайшее соблюдение государственной тайны. Ни на одну минуту нельзя забывать, что врага интересуют все сведения, использование которых в той или иной степени может наносить ущерб нашей родине... Непреклонная обязанность каждого цензора - строжайше сохранять государственную тайну» [1, л. 96].

Уже 23 июня был дополнен существовавший до начала Великой Отечественной войны перечень по охране военных и государственный тайн. Согласно этим дополнениям, в открытой печати запрещалось публиковать:

1. Все сведения о мобилизации Вооруженных Сил, оборонной промышленности и народного хозяйства СССР, учреждений и организаций, кроме опубликованных Верховным Советом СССР указов об объявлении мобилизации. Запрещалось освещать в печати сроки мобилизации, даты явки и численность мобилизованных.

2. Сведения о местонахождении всех без исключения войсковых соединений, частей, подразделений, учреждений и заведений.

3. Сведения о случаях отрицательного отношения населения и призываемых к мобилизации.

4. Сведения о разрушениях военных и экономических объектов, происшедших от воздушного нападения противника.

5. Все без исключения сведения о противнике, которые могут вызвать панические и упаднические настроения как в действующей армии, так и в тылу (данные о материальных и технических ресурсах, переоценке морального и боевого состояния армии, сведения о новых видах оружия, технических и бактериальных средств борьбы, примененных противником).

6. Информацию о количестве рабочей силы по СССР в целом, отдельным наркоматам, заводам и предприятиям.

7. Любые отрицательные сведения о материальном положении населения и обеспеченности семей граждан, призванных в армию и погибших.

8. Отрицательные сообщения и данные о ходе сельскохозяйственной уборки и недостатках рабочей силы в сельском хозяйстве, однако мобилизующие статьи по вопросам посева и уборки урожая с привидением единичных данных отрицательного характера к помещению в печати допускались.

9. Сведения о производственных планах промышленности и ходе их выполнения.

10. Какие бы то ни было сведения о шпионской, вредительской и диверсионной работе противника, кроме правительственных сообщений.

11. Какие бы то ни было объявления частного характера.

Цензура печатных органов Курской области в начале Великой Отечественной войны

12. Описание действий крупных танковых соединений во взаимодействии с другими родами войск, авиасоединений, действий наземных и воздушных химических соединений и частей, авиадесантных отрядов.

13. Сведения о конкретных мероприятиях по противовоздушной, противохимической и противобактериальной обороне отдельных населенных пунктов, промышленных, энергетических и транспортных объектов, как находившихся в зоне театра военных действий, так и в тылу.

14. Сведения о состоянии и возможных затруднениях в организации тыла и эвакуации предприятий, учреждений и населения (неисправные дороги, недостаток организованности и транспортных средств, средств связи и т. д.).

15. Сведения о снижении медико-санитарных требований к призываемым в войска.

16. Статистические сведения о численности населения в населенных пунктах [4, л. 21-22].

Помимо этого, отдельными циркулярами Главлита за июнь-июль 1941 г. по указанию Генерального Штаба Красной Армии в целях сокрытия масштаба гарнизонов запрещалось разглашать в публикуемых приказах и распоряжениях воинские звания начальников гарнизонов. То есть в печати нельзя было публиковать, к примеру, такую подпись под приказом: «Начальник гарнизона, полковник Иванов». Требовалось указывать: «Начальник гарнизона, Иванов» [4, л. 24].

В дополнение к циркуляру от 23 июня 1941 г., 5 августа того же года, по Курскому обллиту запрещалось публиковать в печати не только сведения о разрушениях военных и экономических объектов, произошедших от воздушного нападения и сверхдальней стрельбы противника, но и о том, какие именно предприятия подверглись разрушению. В материале, относящемся к предприятиям, цензорам запрещалось допускать к публикации их названия, требовалось ограничиваться названиями: «Н-ский завод», «Н-ская фабрика» и т. п. [4, л. 42]. При освещении в печати работы

отдельных стахановцев рекомендовалось показывать их как работников Н-ского завода, фабрики и т. п. [1, л. 100].

Циркуляром Главлита от 3 июля 1941 г. запрещалось упоминать в открытой печати, радиовещании и других средствах массовой информации о работе гражданского воздушного флота в военное время, а также показывать дислокацию аэродромов [1, л. 88].

После выхода в свет газеты поступали в обллит на последующий контроль, где выявлялись нежелательные материалы, пропущенные в печать местными цензорами, и анализировалась содержательная сторона публикаций. В дальнейшем эти материалы вместе с цензорскими обзорами районных газет Курской области поступали в Главлит. Названные обзоры уполномоченными райлитов составлялись ежеквартально, а также в конце года.

Последующим контролем Курского обллита выявлялись пропущенные цензорами в печать публикации. К примеру, в нарушение Циркуляра №347/СС от 23 июня 1941 г. запрещалось публиковать в газетах частные объявления. Однако в газете «Пламя» Шебе-кинского района [7] и в газете «Коммунар» Щигровского района [5] были опубликованы частные объявления о пропаже коров. Частные объявления были опубликованы также в «Курской правде» от 24 июня 1941 г. о покупке дома [6]. Подобные объявления, как следовало из циркуляра Главлита, могли служить сигналом или условным кодом для врага [1, л. 93].

В Щигровской и Льговской районных газетах были опубликованы приказы начальников местных гарнизонов, чем была разглашена дислокация военных частей, расположенных в г. Щигры и г. Льгов. Военным перечнем запрещалось давать в печать сведения о воинских частях, расположенных в районах. В связи с военным положением к печати разрешалось допускать исключительно материал из сообщений Советского Информбюро и ТАСС, относящийся же к Курской области - только из постановлений Совета Орловского военного округа, в составе которого она находилась [2, л. 52-53].

Цензорами районных газет ошибочно допускались к печати, особенно в первые месяцы войны, запрещенные к публикации сведения о названиях заводов и фабрик: например, в газете Старооскольского района «Путь Октября» в статье «В борьбе за выполнение производственного плана» указано название спиртозавода [8]. Подобные сведения публиковать в массовой печати запрещалось [3, л. 81].

Цензоры не только следили за неразглашением военных и государственных тайн в печати, но и во многом определяли тематику статей. В Главлите регулярно составлялись циркуляры о том, каким образом в прессе должны освещаться те или иные вопросы, к примеру, тематика помощи семьям военнослужащих или определенное постановление правительства. Подобные циркуляры рассылались по обллитам, откуда документы поступали райуполномоченным на местах. Цензор обязан был анализировать вышедшие в

свет газеты на предмет публикации необходимых материалов, названных в циркуляре. На основании поданных с мест материалов Главлитом составлялись информационные письма, которые впоследствии рассылались по всем республиканским, краевым и областным управлениям по делам литературы и издательств [1, л. 111]. Если в газете было недостаточно материала, который требовалось осветить в прессе, цензор давал рекомендации редактору газеты о более подробном освещении на страницах печати этого вопроса.

Подводя итог, отметим, что в курской периодической печати военного времени уже в первые дни войны стала проводиться гораздо более жесткая цензура публикуемых материалов, чем в довоенное время. Первостепенное значение отводилось цензуре материалов военного характера с целью недопущения разглашения военной и государственной тайны.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Государственный архив Курской области. Ф. Р - 3679. Оп. 1. Д. 66.

2. ГАКО. Ф. Р - 3679. Оп. 1. Д. 67.

3. ГАКО. Ф. Р - 3679. Оп. 1. Д. 68.

4. ГАКО. Ф. Р - 3679. Оп. 1. Д. 70.

5. Коммунар. 1941. 18 июля.

6. Курская правда. 1941. 24 июня.

7. Пламя. 1941. 18 июля.

8. Путь Октября. 1941. 15 августа.

REFERENCES

1. Gosudarstvenny arkhiv Kurskoy oblasti. F. R - 3679. Op. 1. D. 66.

2. GAKO. F. R - 3679. Op. 1. D. 67.

3. GAKO. F. R - 3679. Op. 1. D. 68.

4. GAKO. F. R - 3679. Op. 1. D. 70.

5. Kommunar. 1941. 18 iyulya.

6. Kurskaya pravda. 1941. 24 iyunya.

7. Plamya. 1941. 18 iyulya.

8. Put' Oktyabrya. 1941. 15 avgusta.