© В.А. Парамонова, 2009

УДК 316.334.52 ББК 60.59

«ЦЕНТР - ПЕРИФЕРИЯ»

КАК СИМВОЛИЧЕСКАЯ ДИХОТОМИЯ ГОРОДСКОГО ПРОСТРАНСТВА 1

В.А. Парамонова

Предпринята попытка осмысления противопоставления центра и периферии как символических составляющих социального пространства современного города. Местожительство горожанина рассматривается как символический капитал. Определяются типологические группы территорий сегрегации городского пространства.

Ключевые слова: символический капитал, социальное пространство города, центр, периферия, типологические группы территорий.

В современном мире основным типом поселения является город. Эта искусственно созданная среда обитания возникает приблизительно в шестом тысячелетии до нашей эры, что по историческим меркам сравнительно недавно. Однако наблюдается несомненный рост этого типа поселений. Так, за два столетия (с 1800 по 2000 г.) количество населения, проживающего в городах, увеличилось с 3 % до 47,5 % [3, с. 282]. Неудивительно, что по существующим прогнозам к середине XXI в. около 80 % человечества станет именовать себя горожанами [2, с. 6].

В процессе своего развития город сформировался как противоречивая среда обитания людей. Противоречивость города проявляется с разных сторон.

Во-первых, город как искусственно созданная среда обитания должен подчиняться замыслам своего создателя. Одновременно с этим происходит и обратное влияние на человека. Даже незначительное изменение окружающей среды заставляет действовать прародителя в новых для него социокультурных условиях.

Во-вторых, экологическое, психологическое поля социального пространства города

достаточно враждебны по отношению к человеку. Но при этом он притягивает своим комфортом быта, существующим (реальным или мнимым) разнообразием возможностей и пр. Большинство россиян, несмотря на желание «убежать на природу» от проблем современных полисов, не готово лишиться привычных, удобных условий жизнедеятельности, зачастую весьма условно комфортных.

В-третьих, город традиционно воспринимается селянами как место больших возможностей. Однако сельские мигранты, особенно «первой волны», сталкиваются с огромным количеством проблем - от поиска жилья до трудоустройства. Им приходится адаптироваться не только к иной материально-пространственной структуре поселения, существенным образом отличающейся от села или деревни, но и к непривычной для нового горожанина системе взаимодействия между людьми. Еще Г. Тард указывал, что в системе взаимодействия горожан приоритетными являются деловые отношения, не сопровождающиеся «крепкими сердечными связями» [5, с. 352].

В-четвертых, материально-пространственная структура городского поселения существенным образом отличается от структуры села и тем более деревни. Центростремительные силы в городе наиболее ярко выражены. Любое городское пространство иерар-хично. Проблема «центр - периферия» свой-

ственна всем городским поселениям, ее возникновение определено самим процессом формирования городского пространства. И сам город - это пространство (физическое, природно-ландшафтное, экономическое, политическое и т. д.) между центром и его окраинами - периферией.

Одним из показательных отличий городского пространства является неравномерность расположения в нем «символического капитала». Этот тип поселения всегда имеет ярко выраженное символическое ядро - центр, обладающий наибольшей притягательностью для горожан и приезжих.

В старых городах центром становился кремль, монастырь, крепость (как военное поселение), базарная площадь. Историческое формирование городского поселения вокруг некоего укрепления (кремль, бург, монастырь или крепость) обеспечивало населению, проживающему рядом, но за его стенами, определенную безопасность. В случае набегов можно было, побросав пожитки, укрыться за высокими стенами. В центре такого укрепленного сооружения располагались «сакрально» значимые элементы - храмовые постройки, жилища, значимые для общины, вождя, жреца и пр. В «новых» городах таким центром может выступать, например, площадь, на которой располагаются основные административные здания или транспортный узел.

Несомненно, что близость проживания к сакральному месту повышала значимость проживающего в глазах других, делала его как бы приближенным к некоему значимому элементу в жизни общины. В любом случае центр стал своеобразной «точкой притяжения» жизни горожан.

В пространстве полиса появилась своеобразная «граница», отделяющая «избранных», проживающих в центральной части города, от всех остальных. Постепенно формируются престижные и непрестижные районы. Престижность П. Бурдье причисляет к прочим свойствам городского пространства, так как в «иерархизированном обществе не существует пространства, которое не было бы иерархизировано и которое не выражало бы иерархии и социальные дистанции в более или менее деформированном и в особенности замаскированном виде посредством действия

натурализации, вызывающей устойчивое занесение социальных реальностей в физический мир» [1, с. 36].

Городское пространство предстает символически неравноценным в глазах людей. Престижность местожительства становится символическим благом, а следовательно, теми социальными знаками, которые обеспечивают демонстрацию дистанции, существующую между различными социальными группами, формирующими данное сообщество. Наиболее значимые (престижные) места занимают индивиды и социальные группы, легитимность положения которых не вызывает сомнения у остальных. Занимая верхние уровни общественной пирамиды, они формируют представления о символической ценности пространства, создавая лишь одним своим проживанием определенную репутацию данного места в системе города и транслируют ее остальным.

Высшей ценностью обладают те части городского пространства, где концентрируются экономические, культурные, социальные капиталы. Такие места обладают «символами господства», принадлежности к власть имущим. Нельзя отрицать, что оценка той или иной территории в городском пространстве определяется качеством жилья, удобной транспортной инфраструктурой, насыщенностью социальными объектами, экологической безопасностью и пр. При этом такое рациональное объяснение не всегда объясняет престижность/непрестижность того или иного района.

Большинство центров городов с точки зрения экологии не выдерживают никакой критики. Именно здесь наиболее интенсивные транспортные потоки, чем где-то на окраине города. Количество опасных для человека выхлопов в центре в несколько раз выше, чем на периферии. Значительно выше и уровень шумов от транспорта, приезжих, массовых мероприятий. Однако все это не снижает уровня притягательности жилья в центре.

Символическая ценность центра имеет вековые традиции. Ближе к центру «сакрального» пространства были те, кто обладал властью. Простые сословия неуклонно вытеснялись на городскую периферию, которая с ростом города, соответственно, отодвигалась от

сакрального места для данной общины. При этом привилегированные слои все компактнее селились в развивающемся центре. В зависимости от типа города (столичный, торговый и пр.) престижные места занимали представители того или иного сословия. Советская эпоха не нарушила сложившейся традиции, привнеся лишь «покров тайны» в процессе проникновения в центр полиса. Символически значимые места получили номенклатурные работники, что свидетельствовало об их принадлежности к властным структурам. В 90-х гг. ХХ в. в связи с изменением социально-политического и экономического устройства общества стал происходить процесс «обуржуазивания», когда появилась возможность купить престижное местожительство, а не получить его в качестве поощрения за лояльное отношение к существующей власти. Притягательность центра оставалась постоянной, но в истории России произошла смена жильцов: дворянское сословие/ «фабриканты» - номенклатурные работники -«новые русские». Нельзя отрицать, что замещение одного сословия на другое в конце XX -начале XXI в. не происходило столь стремительно и радикально как в начале ХХ столетия. И современный центр города - это своеобразный Вавилон, где соседствуют рядом представители элит различных эпох в российской действительности. При этом периферия остается достаточно постоянной - рабочими окраинами.

Удивительным образом сакральная значимость центра присуща как для старых, так и для новых городов, то есть построенных в советское время. Волгоград оказался в специфическом положении. Город формировался как военное поселение еще в XVI в., и вплоть до начала ХХ в. он оставался уездным городом. Привилегированной частью общества являлось купечество, жилые постройки которого и расположились в самом центре Царицына. Однако Сталинградская битва смела город с лица земли, оставив лишь несколько зданий в центре уже Волгограда. Город отстраивался заново, и была предложена функционально-поточная система зонирования. Но и в этом случае центр сохранил свою сакральную значимость.

Отдаленность от центра понижает возможности индивида пользоваться символи-

ческим капиталом, расположенным в центре. Так, жители окраинных районов вынуждены тратить на транспортные сообщения до четырех часов в день. Удаленность районов города затрудняет приобщение жителей «периферии» к символическим благам. Так, большинство высших учебных заведений расположены в центре города (из 7 государственных высших учебных заведений Волгограда только 2 - Волгоградский государственный университет и Волгоградская сельскохозяйственная академия - расположены за пределами престижных районов, то есть южнее центральной части города). Такая же ситуация и с театрами, выставочными залами. Все значимые административные, общественные организации располагаются в центре и тем самым символизируют свою принадлежность к сакральной власти.

Южные районы (Кировский, Красноармейский) воспринимаются как «нехорошие» районы, которые значительно удалены от центра. Объявления об обмене квартир с района на район сопровождаются сакраментальной фразой «южные районы не предлагать». Обмен квартир южных районов на более престижные - северные - сопровождается существенными доплатами. В бытовой речи самый южный в городе район - Красноармейский -уже давно получил «городское название» -Красноармейск. Так называют любой отдельно взятый населенный пункт, но не составную часть городского пространства. Этот район имеет свою разветвленную инфраструктуру, свой «сакральный» центр и свою периферию.

Приезжему сложно разобраться в сложившемся пространстве Волгограда. Зачастую, особенно у «транзитного пассажира» (то есть непосвященного в специфику пространства города), возникает ощущение, что Волгоград заканчивается где-то в районе остановки «Чигиринская», а дальше идут отдельные поселения, не имеющие отношения к городу, некие рабочие поселки.

Наличие центра и периферии формирует границы города, разделяющие на «своих» и «чужих», затрудняя жителям городских окраин приобщаться к символическому капиталу центра. Ежедневные длительные поездки в транспорте вызывают постоянное чувство «усталости», что сказывается не только на

производительности труда, но и нежеланием лишний раз покидать свой район, чтобы повысить свой интеллектуальный уровень. В конечном итоге значительное отдаление периферийных районов негативным образом сказывается и на формировании городского пространства в целом. «Северяне» зачастую слабо представляют себе южную часть города, и наоборот. Жители окраинных районов выезжают в другие районы лишь по необходимости. Знакомство с «чужим» районом происходит только по воле случая - или в связи с учебой, или с новой работой, или переездом друзей/родственников на новое местожительство.

Из каких компонентов складывается престижность городского района? И можно ли управлять формированием социального статуса района? В первом случае существуют исследования, позволяющие определить базовые составляющие «престижности». Проблема формирования социального статуса отдельного городского района остается значимой для развития городского пространства.

Исследования, проводимые в крупных городах, позволяют выделить четыре типологические группы территорий сегрегации городского пространства. К каждой группе относятся районы примерно одного качества (см.: [4, с. 69-74]).

Первая группа - это районы с наиболее высокой оценкой престижности: исторический центр, а также и новые периферийные районы с современной застройкой, расположенные в наиболее выгодных ландшафтно-экологических условиях.

Вторая группа объединила районы с достаточно высоким социальным статусом -районы достаточно обжитые, с развитой социальной инфраструктурой.

К третьей группе относятся районы городской «усадебной» застройки разных лет, а также территории послевоенной застройки средней этажности, расположенные в относительно неблагоприятных ландшафтно-экологических условиях.

Четвертая группа - это районы с наиболее низким социальным статусом, удаленные от центральной части города и расположенные в крайне неблагоприятных условиях (независимо от времени их возникновения и типа застройки).

Особенность сегрегации Волгограда состоит в том, что функционально-поточная схе-

ма определила сегрегацию города на отдельные жилищно-производственные комплексы, расположенные вдоль реки. Для Волгограда характерно смешение как «усадебной», так и «этажной» застройки почти в каждом из районов. Поэтому третья группа «растворена» во второй и четвертой.

Наиболее экологически вредные предприятия сконцентрированы на окраинах (северной и южной) города. Несомненно, это сразу же делает эти районы менее престижными по отношению к районам, в которых не сосредоточены крупные предприятия химической и металлообрабатывающей промышленности.

Важно отметить, что оценка удобства для проживания каждого района отличается у жителей этого района и жителей других районов. Жители каждого из жилищно-производственных комплексов оценивают его значительно выше, чем «чужаки». При оценке своего района значимыми факторами являются: ландшафтно-экологические, уровень обеспеченности жильем, плотность застройки и т. д.

Наиболее важную роль степень престижности может сыграть при определении приоритетных мероприятий, связанных с реконструкцией городских районов. Изменение престижности определяет преобразования, планируемые на конкретных территориях. Понимание символического противостояния центра и периферии позволяет определить оптимальную стратегию реконструкции каждого из жилищно-производственных комплексов для формирования единого социального городского пространства.

Единое символическое пространство города предстает перед горожанином фрагментарно.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Статья подготовлена при поддержке Российского гуманитарного научного фонда (грант №08-03-20306 а/В).

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Бурдье, П. Социология политики : пер. с фр. / сост., общ. ред. и предисл. Н. А. Шматко. - М. : Socio-Logos, 1993. - 331 с.

2. Город в процессах исторических переходов. Теоретические аспекты и социолькультурные ха-

рактеристики / под ред. Э. В. Сайко. - М. : Наука, 2001. - 394 с.

3. Лимонов, Л. Э. Крупный город: регулирование территориального развития и инвестиционные стратегии/ под ред. О. П. Литовка. - СПб. : Наука, 2001. -270 с.

4. Портнов, Б. А. Городская среда: феномен престижности / Б. А. Портнов // СоцИс. - 1991. -№ 1. - С. 69-74.

5. Тард, Г. Социальная логика / Г. Тард. - СПб. : Соц.-психол. цент, 1996. - 548 с.

«CENTER - PERIPHERY» AS A SYMBOLIC DICHOTOMY OF CITY ENVIRONMENT

V.A. Paramonova

The article deals with the dichotomy between centre and periphery as a symbol of contemporary city social environment. The location of an urban citizen is treated as a symbolic capital. The urban environment is defined as types of territorial segregation.

Key words: symbolic capital, social city environment, center, periphery, types of the territorial segregation.