УДК 316.752 ЦЕННОСТНЫЕ ОРИЕНТАЦИИ МОЛОДЕЖИ В УСЛОВИЯХ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА

Курбанова Л.М.

Информационное развитие российского общества не может не провоцировать формирование новых ценностных ориентаций. В этой связи выявление специфики ценностных ориентаций дальневосточной студенческой молодежи представляется, безусловно, актуальной задачей.

Для их выявления были проведены комплексно-комбинированные исследования студенческой молодежи дальневосточного региона (на материале анкетирования студентов различных специальностей Дальневосточного государственного университета путей сообщения).

Таким образом, полученные результаты социокультурных исследований ценностных ориентаций молодежи в условиях информационного общества показали изменение ценностей в сторону «доходных» и «развлекательных». Выявлено, что и те, и другие подвержены быстрому обновлению. Мощные информационные и коммуникационные технологии, оперативно реагируя и на объем, и на качество меняющейся информации, в то же время аккумулируют их и становятся не только важнейшим социальным ресурсом, но и механизмом формирования новой иерархии ценностей в условиях информационного общества.

Ключевые слова: информационное общество; ценностные ориентации.

VALUE ORIENTATIONS OF YOUTH IN THE INFORMATION SOCIETY

Kurbanova L.M.

Informational development of Russian society cannot but provoke the formation of the new value orientations. In this regard, the identification of specific value orientations of Far East students is certainly relevant. To identify complex-combined were held research students of the far East region (based on the survey of students of different specialties of far Eastern State University of railways). Thus, the results of social and cultural studies of value orientations of youth in the information society showed changing values towards "profitable" and "entertainment". It was revealed that both are prone to rapid renewal. Powerful information and communication technologies, responding quickly and on the volume and the quality of the evolving information, at the same time, they accumulate and become not only an essential social resource, but also the mechanism of forming a new hierarchy of values in the information society.

Keywords: information society; values.

Вопрос о том, что такое информационное общество и какая культура формируется в его рамках, интенсивно обсуждается представителями различных отраслей знаний как на Западе, так и в России. Большинство иностранных (У. Мартин, Г. Бехманн) и отечественных (К.К. Колин, О.Л. Чурашева, А.И. Шендрик, А.В. Соловьев) ученых под информационным обществом понимают то общество, которое «возникает на следующем за постиндустриальным обществом этапе развития экономической и социокультурной систем и в котором происходят принципиальные изменения в производстве, потреблении и распространении информации, ведущие к коренным изменениям во всех сферах общественной жизни» [9].

Говоря о состоянии культуры информационного общества, нельзя обойти такой важный элемент, как ценности. По данным В.В. Котляровой процесс изменения ценностных ориентиров, выражающийся в пересмотре «старых» ценностей, активном их преобразовании, появлении особого типа духовных ценностей, совмещающих в себе «старые» и «новые» ценностные шкалы с их своеоб-

разной «подстройкой» под динамичную социокультурную реальность, характерна не только для современной России, но и для всего мира [3,с.34]. В этой связи выявление специфики ценностных ориентаций дальневосточной студенческой молодежи представляется, безусловно, актуальной задачей.

Информационное развитие российского общества не может не провоцировать формирование новых ценностных ориентаций. Для их выявления были проведены комплексно-комбинированные исследования студенческой молодежи дальневосточного региона (на материале анкетирования студентов различных специальностей Дальневосточного государственного университета путей сообщения - табл. 1).

Таблица 1

Предпочтения «человека информационного» - молодого россиянина,

проживающего на Дальнем Востоке по генеральной совокупности (в %)

Предпочтения нравится равнодушен не нравится

Старое советское кино 44,9 42,6 12,3

Современное российское кино 43,8 39,8 15,7

Видео, зарубежные фильмы 85,9 11,7 1,1

Развлекательные, игровые телепередачи 41,5 44,9 12,9

Проблемные телепередачи 49,4 39,8 10,1

Российские телесериалы 19,1 36,5 43,8

Зарубежные телесериалы 40,4 39,2 19,6

Современная музыка 86,5 10,1 2,8

Эстрада 17,4 54,4 27,5

Классическая музыка 37,0 41,0 21,9

Русская классическая литература 35,9 44,9 17,9

Современная русская литература 24,1 52,2 23,0

Научно-популярная, историческая литература 30,3 52,8 16,2

Зарубежная классическая литература 35,9 49,4 19,6

Детективы, фантастика 40,4 38,7 20,2

Театр 44,9 45,5 9,5

Мода. Дизайн 60,1 32,0 7,3

Интернет 91,5 7,3 1,1

Самообразование 71,3 23,0 5,0

Объем выборки составил - 178 человека, из них девушки - 64,6 %, юноши - 30,9 %. Полученные в результате опроса результаты представлены на рис.

1-4.

100 90 Н 80 70 60 50 40 30 20 10 0

п ерв окурсники 95 92 87 59

студенты 5 курса 92 81 89 83

Рис. 1. Сопоставительное распределение доминирующих в духовной сфере предпочтений студентов-технарей первого и пятого курсов ДВГУПС

100

90

80

70

60

50

40

30

20

10

0- Интернет Современная музыка Зарубежные фильмы Самообразование

первокурсники 90 89 83 71

студенты 5 курса 93 83 92 80

Рис. 2. Сопоставительное распределение доминирующих в духовной сфере предпочтений студентов-гуманитариев первого и пятого курсов ДВГУПС

Сравнительно-сопоставительный анализ предпочтений в духовной жизни студентов, проведенный по комплексной методике Н.Б. Кирилловой [2,с.155] позволил выявить следующие закономерности:

■ сопоставительные распределения (рис. 1 и 2) показали, что принципиальных отличий между студентами-гуманитариями и студентами технарями; между студентами разных курсов не наблюдается. Расхождение показателей не превышает 2 -10 %, что свидетельствует об однородности опрошенной аудитории.

■ в тройку наиболее значимых «интересов» студентов-первокурсников вошли: интернет - современная музыка - зарубежные фильмы. Наибольшие предпочтения, вне зависимости от специальности, студенты отдали интернету. Первокурсники-технари, в среднем, проводят в интернете на 5 % больше времени. Гуманитарии же больше читают и, соответственно, для них значимой оказалась позиция «самообразование» - ее выбрали 71 % первокурсников гуманитарных факультетов.

■ к пятому курсу ситуация меняется следующим образом. На пятом курсе уже студенты-гуманитарии на 1 % чаще, чем технари пользуются интернетом. На втором месте у первых курсов технарей и гуманитариев стоит современная музыка, а у пятого курса - зарубежные фильмы и видео. Третье место у первых курсов тоже совпадает - зарубежные фильмы и видео. У старшекурсников мнения расходятся: у технарей на третьем месте - самообразование, а у гуманитариев - современная музыка (рис. 1-2).

■ несмотря на то, что интернет занимает первое место в структуре духовных предпочтений молодежи, тем не менее, существенного количественного отрыва web- от иных духовных сфер, не наблюдается. Связано это с тем, что, если несколько лет назад Интернет был на пике молодежной моды, то сегодня он превратился в заурядный элемент культуры повседневности. Одновременно с уменьшением престижа интернет-общения наблюдается рост престижа не столько самого net-общения, сколько техники мобильного интернета - планшетники, коммуникаторы, нетбуки сегодня на пике популярности.

Моделирование трендовых кривых популяризации и динамики развития интернет-технологий по нашим данным и данным Г. Мура [1] позволяет предположить, что дальнейшего экспоненциального роста web-потребительства не будет. Рынок насыщен, и дальнейший рост будет не значителен (в пределах 89 %).

Особый интерес представляют позиции, набравшие наименьшее количество баллов, среди них «современная русская литература» (нравится 24,1%),

«классическая музыка» (нравится 37 %), «эстрада» (нравится 17,4 %) респондентов. Анализ предпочтений студенческой молодежи дальневосточного региона в духовной сфере показывает «провалы» школьного образования и, в целом, кризис образовательной системы России. Многие ученые (Л.В. Кравченко [4,с.102], А.П. Бельтюков, С.Г. Маслов) и общественные деятели (Д. Медведев) [5], полагают, что возрождение России необходимо связывать с реформой образования, включая стимулирование интереса к чтению (возможно, в формате электронных книг) и уважительного отношения к подлинному искусству (классической музыке, балету, театру, опере). Пока (по данным опроса) в структуре интересов молодежи эти позиции занимают незначительные доли.

не нравится

равнодушен

нравится

0% 2 0 % 40% 60% 80% 100 %

нр а ви тся равнодушен не нр а в ится

□ Э стр а д а 50 5 45

□ Классическая музыка 8 15 77

□ Современная музыка 70 25 5

Рис. 3 Совокупность отношений студенческой молодежи к аудиальному искусству для генеральной совокупности данных

Рисунок 3 характеризует опрошенную аудиторию как потребителей низкокачественной массовой культуры. В целом, упрощение языка, замена фраз сленгом, нежелание думать над книгой, фильмом или театральной постановкой, стремление к развлечению в формате игры, определяют низкие показатели «нравятся» для классической музыки и современной русской литературы. Еще более низкие показатели у российских телесериалов и эстрады. Причины оче-

видны - пресыщение, неискренность и вульгаризация многочисленных телевизионных проектов делает их непривлекательными для зрителя.

В то же время поле «равнодушен» в сфере современной музыке не велико (не превышает 10,1 %). Еще меньшее количество респондентов - 2,8 % ответили, что современная музыка им «не нравится». Гораздо более негативное отношение у студенческой молодежи к классической музыке: 41 % молодых людей к ней равнодушны; «не нравится» ответили 21,9 % респондентов. Любителей классической музыки оказалось всего 37,1 %. Есть основания полагать, что студенты технического вуза, каковым является ДВГУПС, по целевому выбору профессии не отдают приоритет классической музыке.

Результаты исследования отношения опрошенной аудитории к разным жанрам (и направлениям) литературы представлены в табл. 2.

Таблица 2

Отношение респондентов к языковому искусству

Жанры литературы нравится, % равнодушен, % не нравится, %

Русская классическая литература 36,4 45,5 18,1

Современная русская литература 24,3 52,5 23,2

Научно-популярная, историческая литература 31,5 52,2 16,3

Зарубежная классическая литература 34,2 47,1 18,7

Детективы, фантастика 40,7 39 20,3

Особое беспокойство вызывает отношение респондентов к литературе -около половины опрошенных равнодушно относятся к любым литературным жанрам; немного ниже число равнодушных у детективов и фантастики - 39 %. В среднем около 20 % студенческой молодежи читать не любят и чтение им «не нравится». Причин подобного положения дел несколько. Во-первых, если в XIX веке чтение было всеобщей «модой» и праздные барышни читали много разножанровой литературы (см. О. Ренуар «Читающая девочка» 1890 г.), то уже в XX веке практически большая часть женщин стали женщинами работающими, и время для чтения у них значительно сократилось. Во вторых, вторая половина XX века добавила в культуру повседневности телевидение, которое, опять-таки, сократило досуговое, посвященное чтению, время. Известные социологи (Н.Н.Седова, В.Д. Патрушев) отмечают, что доля ТУ составляла до начала третьего тысячелетия 78-80 % свободного времени, в том числе за счет снижения времени на чтение [6, 7]. В конце XX - начале XXI века читающая публика главным образом читает в транспорте (см. «Читающие в метро» 1980 г.). В-третьих, последнее десятилетие (2000 - 2010 гг.) вместе с изобретением электронных книг и облегчением доступа к электронным библиотекам мира, вновь сократило свободное время современного человека (см. «Читающие» 2012 г.). Поэтому не удивительно, что на место «человека читающего» приходит «человек смотрящий» или «человек слушающий» аудиальные книги; информационные потребности снижают порог чувствительности (интерес) к слову и, в принципе, современный человек практически не располагает временем для чтения. Поэтому русская литература «не нравится» 18,1 %; современная литература «не нравится» 23,2 % респондентов; примерно такая же доля ответов «не нравится» и по другим видам литературы (см. табл. 2).

Так как телевидение и в начале третьего тысячелетия остается значимой позицией духовных предпочтений для примерно 40 % исследованной аудитории (ответы «нравится»), то целесообразно рассмотреть более подробно отно-

шение «людей информационных» к развлекательным игровым телепередачам, проблемным телепередачам, российским и зарубежным телесериалам - рис. 4.

По мнению виднейшего аналитика телевизионных предпочтений А. Шарикова, телевизор сегодня не столько смотрят, сколько слушают [8,с.25]. Причем не факт, что слушают вообще. Часто телевизор работает как звуковой фон (относительно развлекательных игровых и концертных передач). Проблемные передачи современник смотрит сквозь призму личностных предпочтений. Российские телесериалы низкокачественны и поэтому 44,1 % «не нравятся».

Рис. 4. ТУ-предпочтения студенческой молодежи для генеральной совокупности данных

Полученные распределения мнений по отношению к театру отражают объективные закономерности развития театрального искусства в России. Театральное искусство все в большей степени становится элитарным, хотя в годы

СССР оно было принудительно-массовым. Кроме того, в России всего два крупных мегаполиса - Москва и Санкт-Петербург, где выбор театров велик и сложились устойчивые традиции театральной культуры. В городах, средних по количеству населения (до 1 млн. чел.) большого выбора театрального ассортимента нет. В том числе практически нет зарубежных театральных школ (или немного). Кроме того, отсутствует требуемая материальная поддержка у театров, которые в большинстве случаев имеют скромную государственную аккредитацию. Так как у театров есть сильные конкуренты (интернет, skype, YouTube), то часть «зрителей» выбирают для «просмотров» НЕ театр. Этим объясняются полученные в результате анкетирования ответы: 44,9 % любят театр, 45,5 % к нему равнодушны и 9,5 % он не нравится.

Таким образом, полученные на материале дальневосточного региона результаты социокультурных исследований ценностных ориентаций молодежи в условиях информационного общества показали изменение ценностей в сторону «доходных» и «развлекательных». Выявлено, что и те, и другие подвержены быстрому обновлению. Мощные информационные и коммуникационные технологии, оперативно реагируя и на объем, и на качество меняющейся информации, в то же время аккумулируют их и становятся не только важнейшим социальным ресурсом, но и механизмом формирования новой иерархии ценностей в условиях информационного общества.

Список литературы

1. Информационно-коммуникационные технологии во внешнеполитической деятельности. URL: http://gendocs.ru/v15850 (дата обращения: 21.07.2012)

2. Кириллова Н.Б. Мифотворчество в медиакультуре // ОНС. 2005. №5. С. 155-165

3. Котлярова В. Ценности: традиции и аксиологическая парадигма современности Шахты, 2009. 96 с.

4. Кравченко Л.В. О необходимости реформы системы образования // Известия Иркутской государственной экономической академии. 2007. № 3. С. 101-104.

5. Медведев Д. Ежегодное послание Президента РФ Федеральному Собранию от 22 декабря 2011 г. URL: http://kremlin.ru/news/14088 (дата обращения: 15.06.2012)

6. Патрушев В.Д. Изменения в использовании свободного времени го-

родского населения за двадцать лет (1965-1986гг) // XII Всемирный социологический конгресс (1991г.). URL:

http://ecsocman.hse.ru/data/664/662/1216/03Patrushev.pdf

7. Седова Н.Н. Досуговая активность граждан // Социологические исследования. 2009. №12. С.56-69.

8. Шариков А. Цивилизационная идентичность и телевизионные предпочтения // Реклама и право. 2010. № 2. С. 24-27.

9. Шендрик А.И. Информационное общество и его культура: противоречия становления и развития. URL: http://www.zpu-journal.ru/e-

zpu/2010/4/Shendrik/

References

1. Informasionno-communikasionnie tekhnologii vo vneshnepoliticheskoi deytelnosti [Information and communication technologies in the international sphere] http://gendocs.ru/v15850 (accessed Julai 21, 2012)

2. Kirillova N.B. Mifotvorchestvo v mediakulture [Myth-making in mediakul'ture]. ONS, no. 5 (2005): 155-165.

3. Kotlyrova V. Tsennosti: traditsii I aksiologicheskay paradigma

sovremennosti [Values: tradition and axiological paradigm of modernity]. Shakhty, 2009.96

4. Kravchenko L.V. Izvestiya Irkutskoy gosudarstvennoy ekonomicheskoy akademii [News of the Irkutsk State Academy of economics], no. 3 (2007): 101-104.

5. http://kremlin.ru/news/14088 (accessed Julai 21, 2012)

6. http://ecsocman.hse.ru/data/664/662/1216/03Patrushev.pdf

7. Sedov N. Sotsiologicheskie issledovaniya [Sociological research], no. 12 (2009): 56-69.

8. Sharikov A. Reklama ipravo [Advertising and law]. no. 2 (2010): 24-27.

9. http ://www.zpu-j ournal.ru/e-zpu/2010/4/Shendrik/

ДАННЫЕ ОБ АВТОРЕ

Курбанова Лариса Михайловна, старший преподаватель кафедры «Социально-культурный сервис и туризм»

Дальневосточный государственный университет путей сообщения ул. Серышева, 47, г. Хабаровск, 680021, Россия E-mail: lamiku@mail.ru

DATA ABOUT THE AUTHOR

Kurbanova Larisa Mikhaylovna, senior teacher of faculty «Socio-cultural service and tourism»

Far Eastern State University of means of communication 47, Serysheva str., Khabarovsk, 680021, Russia E-mail: lamiku@mail.ru

Рецензент:

Затулий Альбина Игоревна, доктор технических наук, профессор кафедры «Информатика» Тихоокеанского государственного университета (г. Хабаровск)