УДК 316.3/.4

ЦЕННОСТНО-НОРМАТИВНЫЙ ПОДХОД К ТРУДОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧЕЛОВЕКА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ Деева Нина Николаевна,

кандидат педагогических наук, доцент кафедры гуманитарных и естественно-научных дисциплин

Амурский государственный университет, Биробиджанский филиал

г. Биробиджан, Россия deevaninabir@mail. ru

В работе представлены теоретические подходы к социологическому исследованию социально-трудовых отношений, трудового поведения русского народа при переходе с идеологии терминальных ценностей труда как смысла жизни на поведение экономическое, в котором труд является ценностью чисто инструментальной, обслуживающей сферу потребления.

Ключевые слова: ценностные компоненты и установки; национальный менталитет; трудовая деятельность; трудовое поведение; субъекты социального взаимодействия; социально-трудовые отношения; социальное партнерство.

VALUE-STANDART APPOROACH TO PEOPLE’S LADOR ACTIVITY IN MODERN RUSSIA Nina Deeva,

candidate for educational sciences, associate professor of the faculty of human sciences and natural scientific disciplines

Amur State University, Birobidzhan Branch, Birobidzhan, Russia

deevaninabir@mail. ru

Theoretical approaches to the sociological investigation of social labor relations, labor behavior of the Russians while changing from terminal labor’s values of ideology as the meaning of life to economic behavior in which labor is the purely instrumental value, servedfor the sphere of use are presented in the article.

Keywords: value components and attitudes; national mentality; labor activity; labor behavior; subjects of social interaction; social-labor relations; social partnership.

Современное динамично трансформирующееся общество рассматривается с разных позиций. Основным подходом, определяющим ход и направленность трансформаций является переход от авторитарного к демократическому обществу. При этом из поля зрения общественных наук исчезли вопросы деятельностной сущности человека, отношения к труду, социально-трудовых отношений, социальной стратификации общества на основе разделения труда. Работающий человек перестал рассматриваться как субъект трудовой деятельности.

Актуальным становится чисто экономический подход к человеку как персоналу, человеческому ресурсу или человеческому капиталу. С позиций социологии вне сферы научного осмысления остается вопрос о закономерностях перехода от идеологически опосредованной трудовой деятельности и трудового поведения к отношениям наемного труда и экономическому поведению, при котором труд теряет свой идеологизированный и сакральный характер и становится средством для удовлетворения потребностей.

Понимание трансформационного процесса в социально-трудовой сфере требует обращения ко многим методологическим и теоретическим вопросам в данной области. Так, проблемы трансформаций рассмотрены М. Коулом в рамках культурно-исторической психологии, К. Марксом и М. Вебером с позиций

опосредованности экономики социокультурными факторами, а также работами

Э. Дюркгейма, и других авторов [1,2,3,4].

Понятие «патернализм» встречается в различных работах и имеет разный смысл. Значительный уровень эгалитаризма патерналистской модели требовал от государства предоставления весьма значительных объемов гарантированных льготных и бесплатных социальных услуг, источником финансирования которых служил государственный бюджет. Население рассматривалось как однородное целое, общественные блага распределялись между всеми членами общества на бесплатных или льготных началах. Отрицательными следствиями патерналистской модели являются упование на государство как на «высшую инстанцию» в решении всех социальных проблем, низкий уровень самоорганизации населения.

В настоящее время Россия находится на пути трансформации патерналистской модели социальной политики советского образца со свойственной ей сверхзащищенностью населения и завышенным объемом обязательств государства перед населением страны в модель социальной политики, учитывающей и использующей реальность складывающихся рыночных отношений.

Идея социального партнерства наряду с родственными ей понятиями общественного договора, социального корпоративизма, трипартизма занимает важное место в научном анализе современного общества и является результатом эволюционного развития трудовых отношений и законодательных практик многих государств мира. Естественно, что таких практик в России просто не было. Поэтому самым простым решением было заимствование идеи социального партнерства или трипартистской модели, в силу чего диалог был организован между государством, работодателями и профсоюзами.

Несостоятельность трипартистской модели была очевидна, поскольку традиционные советские профсоюзы, реорганизованные в ФНПР, не обладали необходимым уровнем сплоченности и легитимности, а объединений работодателей просто не существовало. Институциональное оформление групповых инте-

ресов, обеспечивающее развитие социального партнерства в области трудовых отношений, ставит и перед предпринимателями, и перед профсоюзами, и перед государством немало сложных проблем [5,6].

Г осударство и местные органы власти выступают как институциональный субъект, определяющий правила продажи и использования рабочей силы. Государство, разрабатывая нормативные акты, легитимизирует те виды отношений между работодателями и наемными работниками, которые считаются наиболее желательными. Фактически это означает формирование социального поля, в котором реализуются трудовые отношения.

Можно отметить, что пока не оформились организационно и сами субъекты социального взаимодействия с правительством - предприниматели и наемные работники. Для работника конкретного предприятия создание такого института как трипартизм не имеет абсолютно никакого значения. Во-первых, потому что он был создан государством, а не явился следствием социальноэкономической самоорганизации работников наемного труда и их желания участвовать в качестве партнеров при решении проблем предприятия. Во-вторых, нет отношений, которые следовало бы институционализировать - ни работодатели, ни менеджеры, ни наемные работники не воспринимают себя в качестве ролевых партнеров в социальном диалоге. В-третьих, государство, явившееся инициатором в создании данного института и скопировавшее один к одному немецкую практику, не имеет социальной политики в области наемного труда и, соответственно, не может рассматриваться как партнер.

В настоящее время очевидно, что одномоментно перейти от советской практики регулирования социально-трудовых отношений, основанной на идеологии гармонии между всеми субъектами трудовых отношений, к развитой системе социального партнерства невозможно, т.к. нельзя обеспечить реальное взаимодействие трех сторон без четкого понимания каждой стороной собственных интересов и интересов партнеров.

Существовавший в таком мире человек не отделял себя от своей социаль-

но-профессиональной роли, смысл его существования был сведен к её исполнению (теория деятельностной сущности человека - Л. С. Рубинштейн, А. Н. Леонтьев). Такой традиционный тип ролевых отношений характеризуется эмоциональной экспрессивностью, при которой роль и личность неотделимы -сливаются и в самооценке, и в восприятии. При этом никакой приватной реальности не существует [7,8,9,10].

Данный тип ролевых отношений может быть противопоставлен рационально-формализованному, при котором ролевые отношения отделены от человека и строятся на основе функциональных ожиданий и обязанностей. В этом случае люди воспринимаются друг другом не как личности, а как представители социально-статусных позиций или должностные лица с диапазоном функциональных обязанностей, вытекающих из исполняемой роли. Рациональная установка по отношению к социальным отношениям включает понимание инструментального характера ролей, которая находит свое выражение в жесткой регламентации ролевых отношений в любых областях взаимодействия людей. Следует особо отметить, что речь идет именно о восприятии другого как роли, отделенной от личности, - именно такое восприятие составляет контекст европейской культуры. Очевидно, что подобное разделение ролевого и личностного поведения является результатом длительного этапа развития культуры отношений наемного труда - смешение ролевых и личностных отношений всегда создает дополнительную напряженность и конфликтность [11].

Изменения такого типа отношений реставрировали отношения наемного труда, создав новые ролевые позиции, запустив процесс ролевого социальноэкономического взаимодействия. В России не сложилось устойчивое понимание смысла и содержания данной роли, её отношения к другим ролевым позициям - отсюда неосмысленность для нас словосочетания «социальная ответственность бизнеса».

Несмотря на достаточно сложное и неоднозначное понимание роли собственника и владельца в отечественной культуре право, вытекающее из данной

роли нанимать рабочую силу, ставить ей обязательные для исполнения задачи и оплачивать работу по произвольным правилам, уже реализуется и порождает социально-экономические проблемы.

С социально-экономических позиций для изучения динамики основных поведенческих тенденций лучше всего воспользоваться разработанным в трудах Т. Парсонса, Н. Смелзера, В. А. Ядова ценностно-нормативным подходом в силу того, что любые крупные изменения в социально-экономической системе начинаются как изменения в ценностных ориентациях и нормах поведения, за которыми следуют реальные события. В целом весь трансформационный процесс в данной области может быть представлен как переход от идеократического общества, в котором труд на благо страны выступал в качестве ведущей ценности для всех организационно-экономических и правовых институтов советского общества, к обществу наемного труда и потребления, в котором труд не имеет ни сакральной, ни идеологизированной ценности, а рассматривается в качестве источника удовлетворения индивидуальных потребностей [12,13,14].

Поскольку советская идеократия строилась по законам мифа, то с сегодняшних позиций очевидно, что скрепляющая все это здание мифологическая картина общества была его основой. Авторитаризм периода расцвета держался на вере людей в то, что они строят новое, более справедливое общество, а те, кто управляет, знают, как это нужно делать. Такая вера была основной частью мифологии. Естественно, что все изложенное в мифе воспринималось как реальность - такова психологическая природа мифа. Начало этапа деградации мифологического сознания связано с критикой культа личности. С этого момента начинается деградация системы ценностей советского общества.

С размыванием системы ценностей и нормативной культуры социализма появляется и начинает приобретать все большее значение «инструментальная» мотивация - труд начинает рассматриваться работниками как источник различного рода благ (зарплаты, жилья, мест в детских садах, дачных участков, дефицитных товаров и пр.), которые выступают в качестве вознаграждения за труд.

Инструментально ориентированного работника интересует почти исключительно цена, которую можно получить за ту или иную работу.

В переходе от терминальной к инструментальной ценности труда в ходе деидеологизации советского общества и социально-экономических трансформаций можно выделить четыре знаковых этапа.

1. Критика культа личности, положившая начало разрушению мифологического сознания советского человека и переходу к «ленинским нормам партийной жизни» означавшая отказ от репрессивных методов управления и превратившая сталинскую «номенклатуру» в «партийно-хозяйственную элиту» -особую социальную группу, не владевшую, но распоряжавшуюся государственной собственностью и заинтересованную в переходе к ценностям потребительского общества.

2. Разрушение планово-административной системы управления с помощью хозяйственного расчета (начало 80-х гг.), означавшее отказ от политики государственного патернализма, изменившее трудовое поведение советского рабочего с идеологией терминальной ценности труда как смысла жизни на поведение экономическое, в котором труд сам по себе не имеет какой-либо ценности, а является ценностью чисто инструментальной, обслуживающей сферу потребления.

3. Принятие законов о кооперации и индивидуальной трудовой деятельности (1986 г.) и последовавшая за ним приватизация государственных предприятий, поделившая «строителей коммунизма» на наемных работников и работодателей, вернувшая отношения наемного труда к их исходному состоянию, соответствующему европейскому уровню середины XIX века, когда наемные работники не понимали своих социально-экономических интересов, не обладали развитыми формами самоорганизации, не имели органов управления, способных отстаивать их права [15,16].

4. Институционализация отношений наемного труда, при которой наемный работник и работодатель начинают осознавать свои интересы как интересы

представителей социальных ролей (в настоящее время).

Формирование и развитие социальных отношений в сфере трудовых отношений в современной России происходит под воздействием внешних и внутренних факторов. Внешним фактором является мировой императив построения информационного общества с органичной для него «новой экономикой», основанной на научном менеджменте, высоких технологиях и приоритетах: управленческого интеллекта перед эксплуатацией природных ресурсов; интеллектуального и человеческого капитала перед материальным капиталом; инновационного развития перед ориентацией на сырьевые отрасли; экспорта знаний вместо экспорта сырья. Внутренним фактором выступает фактор «управления в переходной социальной системе», а именно то, в какой мере российские реформы выполняют императив введения российского общества в координаты информационного общества и «новой экономики».

Опрос населения показывает, что никаких материальных затруднений не испытывают сегодня лишь 2,4% россиян, 32,5% опрошенных считают, что у них нет особых материальных затруднений, хотя и не все покупки им по карману. Основная же часть населения (около 64%) находится в тяжелом материальном положении. Так, 46% россиян денег хватает лишь на основные продукты и одежду, 13,3% опрошенных денег не хватает даже на покупку продуктов и одежды, а 4% респондентов считают, что живут в крайней нужде.

При этом 55,4% опрошенных работников различных отраслей экономики считают, что их заработок не увеличится даже, если они будут работать с большей отдачей сил на основной работе. В тоже время, 46% респондентов отметили, что если они, напротив, будут работать с меньшей отдачей сил, их заработок не уменьшится. Это говорит о том, что во многих отраслях экономики не сложилась система эффективного использования рабочей силы и мотивации работников к труду. Произошел разрыв между интересами работодателя и интересами наемного работника. Разница в структуре потребительских расходов между различающимися по своему материальному достатку семьями выявляет

реальную картину социальной дифференциации в России, ставшую, в том числе, следствием неэффективности развития социально-трудовых отношений [17].

Доходы населения тесно связаны с проблемами занятости и безработицы. Именно эффективная занятость является свидетельством процветания экономики и предпосылкой роста благосостояния населения. Между тем, в последние годы в России эффективность использования рабочей силы снизилась, увеличилась безработица. Безработица приводит к деградации человека - пьянству, наркомании, совершению аморальных и противоправных поступков. Происходит маргинализация населения, ухудшается социально-психологический климат в обществе. В настоящее время органы власти субъектов Российской Федерации принимает меры направленные на решение проблемы безработицы: усиление кредитования отечественных производителей, совершенствование системы пособий по безработице, развитие общественных работ, создание временных рабочих мест для безработных, поощрение работодателей, сохраняющих действующие и создающих новые рабочие места, прежде всего для граждан, особо нуждающихся в социальной защите и испытывающих трудности в поисках работы.

Государство отказалось от прежней системы управления социальной сферой, социальной защиты и обеспечения граждан. Однако пока не создана эффективная система регулирования социальной сферы в рыночных условиях. Частные предприятия в большинстве своем не организовывают достойную систему социальной защиты своих работников, либо в силу ограниченности их экономических ресурсов, либо в силу нежелания собственников предприятий увеличивать социальные расходы [18].

На современном этапе развития российского общества специфика социальных отношений в сфере трудовых отношений состоит в утверждении приоритета личных и частных интересов перед общественными. Государство как субъект социальных отношений призвано защищать и обеспечивать жизнедея-

тельность не «общества в целом», а каждого человека. В этой связи социально -психологическое состояние граждан является, с одной стороны, показателем способности государства справляться со своими обязанностями, а с другой стороны - является важным фактором развития системы социальных отношений.

Управление социальным развитием на любом уровне территориальной организации представляет собой комплекс мер по выявлению и разрешению существующих социальных проблем, т.е. сводится к тому или иному варианту разработки и реализации социальной политики. Целью социальной политики является регулирование отношений между обществом и отдельными социальными субъектами, общностями, социальными группами. Она призвана разрешать противоречия между несовпадающими интересами различных субъектов, между текущими и перспективными интересами общества.

В последние годы наблюдается усиление государственного регулирования экономической, общественной жизнью, но это регулирование имеет административный характер, не обусловлено интегрирующей общество перспективой, идеей. Между тем, в обществе возникла потребность перехода к дифференцированной социальной политике государства, которая ориентирована на создание равных жизненных шансов и возможностей для каждой категории населения с учетом их социальных условий жизни и ресурсными возможностями. В обществе назрела потребность в определении четкой государственной социальной концепции с обоснованием таких результатов социальной политики, как повышение уровня и качества жизни населения, развитие человеческого потенциала страны, повышение эффективности формирования и использования финансовых, материальных, информационных и кадровых ресурсов.

Литература

1. Коул М. Культурно-историческая психология. - М.: Когито-Центр, 1997. - С.145-146.

2. Маркс К., Энгельс Ф. Полное собрание сочинений. Т.23. М., 1968. С. 6.

3. Вебер М. Избранные произведения. М.: Прогресс, 1990.

4. Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Метод социологии / Пер. с франц. М.: Наука, 1991.

5. Указ Президента РФ 1997 г. «О Российской трехсторонней комиссии по урегулированию социально-трудовых отношения».

6. Федеральный закон «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» 1996 г.

7. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. М.,1989. т.1.

8. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. М.,1989. т.2.

9. Леонтьев А.Н. Избранные психологические произведения. М.,1983. т.2.

10. Леонтьев А.Н. Проблемы психологии деятельности // Деятельностный подход в психологии: проблемы и перспективы. М., 1990.

11. Саакян А. К. Роли и ролевые отношения в современном бизнесе // Экономика и управление. 2006. № 1.

12. Парсонс Т. Система современных обществ. М., 1997.

13. Смелзер Н. Социология: пер. с англ. - М.: Феникс, 1998, 688с.

14. Ядов В.А. Саморегуляция и прогнозирование социального поведения. Л., 1979.

15. Закон «О кооперации в СССР от 01. 07. 1988 года.

16. Закон «Об индивидуальной трудовой деятельности» от 19.11.1986 г.

17. Социально-трудовые отношения в современном российском обществе -Социологический центр РАГС при Президенте РФ / рук. д.ф.н., проф. В.Э.Бойков, 2004 г.

18. Чичканов А.В. Эволюция социальных отношений в современном обществе // Государственная служба. - №4 - 2008.

Рецензент:

Байков Н.М., доктор социологических наук, профессор Дальневосточной академии государственной службы