Целостность и нелинейность глобализации

А. А. ГЕЗАЛОВ

(Институт философии, социологии и права Национальной академии Азербайджана)*

В статье автор показывает, что нелинейность глобализации не отрицает ее целостности как сложного общественно-исторического явления. Рассматриваются вопросы о соотношении целостности и нелинейности глобализационных процессов.

Ключевые слова: глобализация, целостность, нелинейность, культура, общество.

В силу множественности своих проявлений глобализация достаточно сложно поддается общим оценкам и характеристикам. Поэтому термин «глобализация» в данной статье будет использоваться как общее понятие. Им характеризуется все более усложняющийся комплекс процессов трансграничных взаимодействий различных уровней, включающий интенсификацию контактов между культурами и социальными формациями в области экономики, политики, культуры. Суть же глобализации — экономическая. Это распространение капитализма в мировом масштабе, обеспечивающее взаимопроникновение и взаимосвязь экономик практически всех (или абсолютного большинства) стран мира и вытекающее из этого взаимодействие социокультурных процессов. Она делает капитализм глобальным, и даже те страны, которые не являются капиталистическими, могут успешно функционировать на рынке глобального капитализма. Отсюда следуют многие изменения (в этих странах) в институтах, обществе, культуре, в решении глобальных проблем и повышении уровня их значимости.

СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ АСПЕКТ ГЛОБАЛИЗАЦИИ Глобализация, обладая целостностью охвата мира в экономическом отношении, в плане нарастания глобальных проблем (ре-

сурсов, экологии, войны и мира, терроризма и восстаний населения в бедных странах) имеет неравномерный характер. Те страны, которые могут занять важную часть глобального рынка (например, Китай) успешно развиваются, другие, напротив, ухудшают свое экономическое и социальное положение (Федотова В. Г., Колпаков В. А., Федотова Н. Н., 2008).

Опираясь на наиболее существенные принципы нелинейного мышления, попытаемся исследовать глобализацию как процесс, который может быть подвергнут неожиданным изменениям, оказаться в точках бифуркации, меняющих его направленность. Его влияние сказывается и на развитии мирового сообщества — как на судьбах отдельных государств, так и самой Вестфальской системе национальных государств, на перспективах мирного сохранения этнического многообразия, на состоянии культуры в целом. В конечном счете все изменения проецируются на жизнь каждого человека.

Однако в многочисленных публикациях по данной проблеме анализ состояния культуры как сложно эволюционирующей нестабильной системы в условиях глобализирующегося мира и антропологические проблемы глобализации не занимают ведущих позиций. Экологическая и геополитическая сторона вопроса, интернационализация мировой экономики проявлены достаточно отчетливо, обострение же процессов в сфере

* Гезалов Ариз Аваз оглы — кандидат философских наук, старший научный сотрудник Института философии, социологии и права Национальной академии Азербайджана, докторант Института философии Российской академии наук, заместитель вице-президента Российского философского общества по международным делам. Тел.: +7 (495) 697-98-93. Эл. адрес: arizkam@rambler.ru

культуры рассматривается пока как частное резонансное проявление.

Принципы нелинейного мышления открывают перед нами возможность сопоставить реальный ход событий с их вероятностным ходом, с возможностью альтернативных сценариев. Синергетика приводит к осознанию глубинной необратимости развития, его многовариантности и альтернативности как в исторической ретроспективе, так и в перспективе, если речь идет о сложных саморазвивающихся системах.

Фундаментальный принцип поведения нелинейных систем основан на периодическом чередовании стадий эволюции и инволюции, развертывании и свертывании. Он предполагает взрывы активности, смены интенсивности процессов на стадию затухания и ослабления, схождения к центру, интеграцию и расхождения, дезинтеграцию и даже частичный распад. Поэтому интеграционная доминанта процесса глобализации — интенсивное развитие капитал-информационно-коммуникативных технологий, расширение межстрановых и межцивилизационных взаимодействий, интернационализация финансово-экономической сферы — не только не устраняет проявления тенденций дифференциации и диверсификации, но и, напротив, обостряет их.

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ КУЛЬТУР В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

Противоречивая природа глобализационного процесса, заключающаяся в сосуществовании разнонаправленных тенденций интеграции и дифференциации, проявляется на разных уровнях — глобальном и локальном и может быть рассмотрена как сложная форма целостности, в которой указанная би-нарность сосуществует на принципах дополнительности. Этим объясняется двунаправ-ленность цивилизационных процессов — развитие тенденции унификации и тенденции сохранения этнокультурного своеобразия. Включенность стран в систему сложных взаимоотношений, рост взаимозависимости народов и культур в мире сосуществуют

с их культурной и социальной суверенностью, что в перспективе должно привести к формированию новых синтетических форм этнокультурной идентификации (Астафьева, 2002).

Влияние тенденции глобализации придает современной социокультурной ситуации нелинейность, проявляющуюся в обвале традиций, преобладании инновационного пласта в культуре. Именно нарушение соотношения между традициями и инновациями свидетельствует о вхождении культуры в «режим с обострением» — фазу кризиса и также соответствует закономерностям циклической динамики. Развертывание культуры приобретает особую логику движения, при которой система не утрачивает своих сущностных черт, хотя процесс ее развития и лишается проявленной связности.

Хотя люди надеются на способность глобализации к достижению цивилизационного синтеза при сохранении множества народов и культур, на сегодняшнем этапе мы часто видим обратное.

ПРОЯВЛЕНИЕ СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ ПРОТИВОРЕЧИЙ В НЕЛИНЕЙНОМ МИРЕ И ПУТИ ИХ ПРЕОДОЛЕНИЯ

Процесс глобализации не может быть рассмотрен только как процесс, нивелирующий и унифицирующий культурное разнообразие. Социокультурная динамика наращивается преимущественно по сектору высокотехнологичных наукоемких производств, ибо знания и информация превращаются в базовый производственный ресурс. Соответственно существенно возрастает роль образования и культуры, формирующих креативную природу человека и воспитывающих новый тип личности с сильными внутренними мотивациями для будущего воспроизводства знаний и информации. Складывается новая шкала ценностей, повышается значение неэкономических мотивов. Таким образом, с одной стороны, очевидно стремление к технологическому прогрессу, с другой — ориентация на ускорение процесса демассовизации и дематериализации

производства, повышение значения человеческого ресурса.

Кроме того, о нелинейном развитии глобального мира свидетельствует также усиление разделенности современного мира по цивилизационным критериям, сохранение социокультурных различий. Через последние более всего определяют противоречия крупномасштабного интеграционного процесса, которые в перспективе могут привести к самому непредвиденному сценарию, лежащему между двумя крайними полюсами — кризисным вариантом развития и диалоговым характером взаимодействия.

Конечно, наращиваемые сквозные транснациональные измерения отодвигают на второй план уникальность культурно-смыслового пространства и экзистенционально-го мира человека. Целые регионы и страны начинают выстраивать схожие исторические векторы, близкие ориентиры в социальноэкономическом и политическом пути развития, унифицируя и стандартизируя разные параметры жизнедеятельности человека. Как уже отмечалось, процесс глобализации наступает на традиционный мир зачастую в самых агрессивных формах. Тем очевиднее на этом фоне движение народов и культур к утверждению своей идентичности и самобытности.

Именно сохранение многообразия культурных форм и практик задает цивилизационному развитию определенные параметры. По мнению ученых, конфликтность ситуации может быть преодолена путем реализации проекта Гуманистического Глобализма, основанного на воплощении в жизнь идеи становления многополярного и многоликого сообщества стран, народов и культур, в отличие от его зеркального варианта — конфронтационного полицентризма (Чумаков, 2009). Человечество может объединяться на основе согласования интересов и взаимопроникновения ценностей сосуществующих сегодня техногенного и традиционного миров. В качестве инструмента и основной формы достижения взаимопонимания, консенсуса и согласия выступает идея диалога культур.

Однако нельзя не учитывать, что контакты культур не всегда имеют позитивные результаты. История изобилует примерами подавления одной культуры другой, развитием культурного изоляционизма, процессами ассимиляции и т. д. Поэтому следование единственной цели — достижению диалога как оптимальной формы взаимоотношения культур и рационально просчитанной модели взаимодействия всех народов и культур в условиях современной цивилизации фактически игнорирует важные следствия синергетического подхода.

Глобализация как цикл возрастания интенсивности процессов интеграции мировой цивилизации прежде всего через глобальную экономику и глобальный капитализм, обусловленный новым витком технологического развития, размывается изнутри процессами самосохранения разных культур, что соответствует нелинейности эволюционных процессов. В ходе исторического развития в равной мере могут иметь место не только тенденции повышения разнообразия, но и свертывания этого разнообразия, стирание различий. Синергетика предлагает выбор своего пути, что свидетельствует о признании свободы в творении конфигураций культуры.

Одновременно в разных странах независимо от глобальной или региональной доминанты в развитии население чутко реагирует на чрезмерное вмешательство какого-либо государства в жизнь другой страны — срабатывает защитная самоорганизация: появляются альтернативные проекты построения глобального мира (типа клуба «многополяр-ников»), разрабатывается проект создания этоса глобального мира или, напротив, выдвигаются новые формы социального протеста против глобализации. Ярким примером подобной реакции отторжения несвойственных хозяйственных форм, образа жизни, чуждых норм и ценностей является антиглобализм.

Динамика цивилизационного развития выражается не только через позитивные достижения человечества. Очевидно и то, что

в своих крайних формах проявления именно глобализация выступает одним из факторов усиления значимости многих глобальных проблем, нарушения принципов устойчивого развития. Все чаще она связывается с производством рисков и конфликтов, отсюда и широкое использование в современных концепциях термина «выживание». Он свидетельствует о вхождении человеческой цивилизации в фазу экологического кризиса, активно охватившего всю планетарную биосферу, подчеркивает прежде всего усиливающийся риск гибели человечества. Но выживание предполагает и сохранение условий для существования человека как биологического вида. Однако человечество развивается как сложная биосоциокультурная целостность, поэтому, говоря о выживании человечества, необходимо трансформировать всю систему взаимоотношений человека с природой и обществом и признавать, что основные цели жизнедеятельности человека, его потребности и интересы выходят далеко за рамки экологических проблем и не могут ими ограничиваться.

В условиях глобализации формируется информационное общество, характерными признаками которого являются становление развернутой системы распространения, хранения и обработки информации, новых принципов коммуникативно-информационного взаимодействия. Но информатизация социокультурного пространства является не только показателем уровня научно-технического развития общества. Интенсивность этого процесса открывает небывалые возможности в передаче знаний, широкие перспективы развития человека. Более того, информатизация выступает как контекст, активно формирующий новый тип культуры, что проявляется в изменении информационно-коммуникативных процессов на ее специализированном и обыденном уровнях.

Чрезмерное насыщение информационнокоммуникативного пространства как среды жизнедеятельности человека техникой и засилье разного рода технологий инициируют

появление новых артефактов и паттернов, которые не получают достаточного временного лага для их перехода из новаций в традиции. Это способствует усилению мозаичности современной культуры, что позволяет исследователям рассматривать ее как форму продвижения общества в сторону культурного разнообразия. Однако вряд ли эти явления можно считать тождественными. Мозаичность, выступая базовой характеристикой культуры этого периода, отражается на ее определениях.

В пестрой картине современной культуры, казалось бы, полностью основанной на фрагментарности, бессвязности и поли-морфности (ибо за новаторством зачастую скрывается простое комбинирование элементов), обнаруживается новая форма устойчивости, которая еще совсем недавно была бы определена как неустойчивость. Так процесс информатизации, разрушая прежнюю целостность культуры, формирует новую. Однако в ней столь же трудно определить, где находится центр, как и обозначить границы периферии. И выяснить, что же является основным, а что остается в культуре маргинальным, становится непростым делом.

Осознавая, что от технического уровня общества сегодня зависит конкурентоспособность страны и образ жизни каждого человека, темпы развития экономических, торговых, технологических отраслей и состояние системы взаимодействия социальных общностей и отдельных людей, посмотрим, как проявляются противоречия на специализированном уровне культуры в становящемся информационном обществе. С одной стороны, коммуникации, по-прежнему оставаясь процессуально-созидательной, деятельностной формой общения, направленной на выработку определенных целей, в значительной степени «сжимают» процесс распространения культурных форм, влияют на социокультурную динамику, становление человека (Астафьева, 2002). С другой стороны, такие внешние маркеры культуры XX в., как телевидение, радио, персональные компьютеры и компьютерные сети, спутниковое

вещание, онлайновые линии и Интернет, значительно трансформируют и внутреннюю ткань культуры — духовно-ментальные структуры общества.

Так как языки и коды культуры как целостности меняются достаточно медленно, еще нельзя говорить о сформированности новых ментальных моделей реальности. Однако очевидна смена механизмов в освоении культуры, открытие новых путей закрепления и воспроизводства поведенческих стереотипов, особенно в специализированной культуре. Ослабляется зависимость трансляции культуры от коммуникативной практики обучения, от непосредственно-жизненного опыта, которые заменяются информационно-коммуникативными технологиями, без обязательного участия в процессе обучения учителя — транслятора этого опыта.

Изменяется коммуникативная роль языка как средства передачи культурных знаний, социализации и социальной интеграции. Расширяется круг искусственных языков, и прежде всего компьютерного, как современного средства коммуникации и общения. Его значение для нового типа культуры и человека еще недооценивается философами и культурологами, которые слабо учитывают фактор внутреннего диалога и обратных связей между создателями компьютерных программ, виртуально участвующих в формировании человека, хотя зачастую степень их активности является доминантной среди других воздействий на сознание современного человека.

Меняются и типы межличностных коммуникаций. С одной стороны, формируется «модульный человек» (Геллнер, 2004: 115-128), не заинтересованный в установлении длительных межличностных отношений, характерной чертой коммуникативной деятельности которого становится «мимолетность» (Тоффлер, 2004). С другой стороны, растет число пользователей всемирной информационно-коммуникативной сети, не нуждающихся в традиционных формах взаимодействия. Формируются разного рода информационно-коммуникативные среды,

претендующие на частичную замену социокультурного пространства.

Таким образом, отмеченные трансформации в информационно-коммуникативном поле современной культуры свидетельствуют о закреплении в обществе разных форм нового типа культуры. На их основе выстраивается новая организация антропосоцио-культурных систем, под влиянием глобализации формирующая новую культурную парадигму в обществе.

В состоянии неустойчивости повышается чувствительность системы культуры к внешним воздействиям, и даже самые незначительные изменения как базовых (управляющих), так и специальных параметров порядка могут привести к усилению нелинейности ее развития.

Синергетическая трактовка категории нестабильности как состояния фазового перехода от хаоса к порядку в культуре (или его инверсионный вариант), характерной чертой которого является определенное стягивание к аттрактору, позволяет говорить о существовании в переходных периодах самостоятельного типа культуры, играющего важную роль в логике культурно-исторического процесса. Он, в отличие от иных типов, характеризуется целостностью, основанной на многообразии качественно определенных и еще становящихся форм социокультурного бытия. Расширенное толкование «переходности» (от состояния культуры до типа культуры) делает возможным выявление основных стадий и закономерностей его формирования в обществе.

В становлении возрастающей сложности культуры «предыинформационной эпохи» проявляются определенные закономерности. Традиции (как структуры прошлого) размываются разными формами культурного плюрализма (структуры настоящего) и инновациями (структуры будущего), складываясь в целостную, относительно устойчивую, эволюционирующую структуру с нарушением симметрии. Это поддерживает нестабильность на уровне целостности: процессы саморазвития сменяются процессами самоог-

раничения. Трудно предположить, когда завершится процесс перехода к информационной культуре, однако уже сегодня идет стягивание к аттрактору, формирующему следующий тип культуры, который, вероятнее всего, станет коэволюционным.

Актуальность приобретает проблема преодоления последствий интенсивности и однонаправленности социокультурных процессов, включенность в которые не может иметь общего ритма и одинаковой степени вторжения в пространство каждого этноса и каждой культуры. В результате сложных взаимодействий трансформируется целостность региональных культур, а ускоренное развитие одних обществ и замедленное других становится причиной возникновения труднопреодолимых культурных противоречий. Поэтому сохранение многообразия локальных культур — необходимое условие для культурной интеграции, ибо признание противонаправленных тенденций как равных (движение к единству и движение к многообразию) было основой для диалога в условиях изменяющейся среды. Интенсификация контактов между культурами и народами не всегда приводит к желаемой интеграции, напротив, порождает противоречия и усиливает стремление к дифференциации, выстраивает новые уровни иерархии, новые образы мирового единства человечества.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Астафьева, О. Н. (2002) Синергетический подход к исследованию социокультурных процессов: возможности и пределы. М. : Изд-во МГИДА.

Геллнер, Э. (2004) Модульный человек: Условия свободы. Гражданское общество и его исторические соперники. М. : Московская школа политических исследований.

Тоффлер, Э. (2004) Шок будущего : пер. с англ. / отв. ред. П. С. Гуревич. М. : ООО «Издательство АСТ».

Федотова, В. Г., Колпаков, В. А., Федотова, Н. Н. (2008) Глобальный капитализм: три великие трансформации. М. : Культурная революция.

Чумаков, А. Н. (2009) Глобализация. Контуры целостного мира. 2-е изд., перераб. и доп. М. : Проспект.

INTEGRITY AND NONLINEARITY OF GLOBALIZATION

A. A. Gezalov (The Institute of Philosophy, Sociology and Law of the National Academy of Azerbaijan)

In the article the author shows that nonlineaity of globalization does not contradict its integrity as a complex socio-historical phenomenon. The que-tions on the correlation between integrty and nonlinearity ofglobalization processes are considered.

Keywords: globalization, integrity, nonlinearity, culture, society.

BIBLIOGRAPHY (TRANSLITERATION)

Astafeva, O. N. (2002) Sinergeticheskii pod-khod k issledovaniiu sotsiokul’turnykh protsessov: vozmozhnosti i predely. M. : Izd-vo MGIDA.

Gellner, E. (2004) Modul’nyi chelovek: Usloviia svobody. Grazhdanskoe obshchestvo i ego istoricheskie soperniki. M. : Moskovskaia shkola politicheskikh issledovanii.

Toffler, E. (2004) Shok budushchego : per. s angl. / otv. red. P. S. Gurevich. M. : OOO «Izdatel’stvo AST».

Fedotova, V. G., Kolpakov, V. A., Fedotova, N. N. (2008) Global’nyi kapitalizm: tri velikie transformatsii. M. : Kul’turnaia revoliutsiia.

Chumakov, A. N. (2009) Globalizatsiia. Kontury tselostnogo mira. 2-e izd., pererab. i dop. M. : Prospekt.