УДК 316

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ИМПЛИКАЦИИ СОЦИАЛЬНЫХ ПРАКТИК СОВРЕМЕННОЙ АДАПТАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РОССИЙСКИХ ВУЗОВ

Белгородский государственный технологический университет им. В.Г.Шухова

Р.Я. Цибриенко

В статье предложен анализ теоретических интерпретаций адаптационной деятельности и поведения. Этот анализ рассматрвиается как концептуальная основа изучения социальных практик взаимодействия между российскими вузами и изменяющейся социальной средой.

Ключевые слова: адаптация, рациональные и бессознательные мотивы, идентичность, ресурсы, социальное настроение.

e-mail:

iljaeva@yandex.ru

Вступление России в мировое образовательное пространство стало поворотным моментом в судьбе российской реформы высшей школы. Если предшествующий ход преобразований в 90-е гг. был связан с попытками государственных чиновников в какой-то мере ответить на общественные ожидания от перемен в сфере высшего профессионального образования, то отныне все изменения приобретают институциональный нормативный характер, предусматривают обязательные для выполнения организационные и контрольные процедуры. Изменяется не только образовательная стратегия, но и тактика. В этих условиях внимание исследователей привлекает взаимосвязь внутрисистемных институциональных инноваций с изменяющейся внешней средой, поиски социальных ресурсов эффективного приспособления трудовых объединений к глобальным трансформациям в обществе.

Очевидно, что основой взаимодействия с трансформирующейся социальной средой лежит способность людей изменять свое поведение. Ряд авторов, продолжая традицию Маркса, Бурдье, Гидденса, и исходя из специфики современной практики, в своих исследованиях обращают внимание на значение для деятельности индивидов социальных ресурсов, которые влияют на достижение целей, а соответственно на удовлетворенность жизнью1. Именно ограниченность ресурсов - деньги, время, энергия, знания, человеческий капитал - на фоне определенного состояния внешней среды (которая одновременно формирует часть ресурсов в организации, определяя ценности, лимит времени, производный от скорости динамики социальных процессов, макроуровень знания и т.д.) вводят функциональные пределы возможный действий индивида, моделируют поведение людей. Развивая логику Бурдье о существовании институциональных и индивидуальных ресурсов, современные исследователи подчеркивают неравенство социальных агентов, когда социальный и культурный капиталы

1 Робинс Д. Происхождение, первоначальное развитие и статус понятия Бурдье «культурный капитал» //Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литера-тура.Сер.11: Социология: РЖ/РАН ИНИОН. Центр социал. науч. информ. исследований. Отд. Социологии и социальной психологии.- М.,2008. -№ 1.- С. 5-9;Сэведж М., Вард А., Девайн Ф. Капиталы, имущество и ресурсы. Некоторые критические замечания //Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература.Сер.11: Социология: РЖ/РАН ИНИОН. Центр социал. науч. информ. исследований. Отд. Социологии и социальной психологии.-М.,2008. - № 1 . - С.10-15;Райт Д. Опосредование производства и потребления: культурный капитал и «культурные рабочие» //Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература.Сер.11: Социология: РЖ/РАН ИНИОН. Центр социал. науч. информ. исследований. Отд. Социологии и социальной психологии.- М.,2008. - № 1.- С.15-20; Сведберг Р.Возможно ли социологическое понятие интереса//Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Сер.11: Социология: РЖ/РАН ИНИОН. Центр социал. науч. информ. исследований. Отд. Социологии и социальной психологии. - М.,2006.- № 3-4.-С. 51-59.

маскируют экономический капитал, поскольку они не только определяют реальную власть, но и создают препятствия для развития человеческого капитала и его трансформации в групповую экономическую мобильность. Значительной частью человеческого капитала выступают социальные связи и информация. Возрождается тезис о том, что общественные институты блокируют отдельные интересы и современная теория социального действия основное взаимодействие в современном обществе выстраивает вокруг максимизированного интереса личности - активного актора, который, так же как и иные действующие индивиды, стремится к контролю над недоступными или недостаточными ресурсами. Вокруг этого противоречия, по мнению Р. Сведберга, формируется социальное взаимодействие в современном обществе.

Ресурсообеспеченность как условие деятельности и обслуживающего ее поведения находит свое отражение и у отечественных авторов. Выведенные эмпирические зависимости звучат как значимость объема денег, имеющего статус ресурса реакции на перемены1. Некоторые исследователи считают, что идентичность особых социальных слоев (н-р, научной интеллигенции) может перекрыть трансформации в обществе и требования взаимодействия с обновленным обществом. Влияние социального поля, связанного с профессиональной деятельностью окажется не решающим, так как изменения, вводимые им в условия деятельности и ее задачи, не влияют на ценностные предпочтения работающих на этом поле людей. По их мнению, это связано с тем, что потребность реализации своих способностей формирует тесную связь индивида с той особой интеллектуальной средой, которая раскрывает и реализует личностный потенциал, и создается долгими годами на основе межличностных отношений, этических норм, традиций2. Другие, считают, что глобальные перемены вообще не затрагивают предпочтений и опыта россиян в целом, чье поведение по-прежнему регулируется менталитетом и традиционными нравственными ценностями3, а в основе самоидентификации лежат образ жизни и ценности этноса или территориального сообщества4.

Одновременно отмечается влияние изменившихся социальных условий жизни и деятельности на образ жизни, профессиональное ролевое поведение, экспектации россиян и даже идентичность тех групп, которые по-прежнему ассоциируют себя со своим профессиональным (представитель науки) или социальным сообществом (представитель интеллигенции), но при этом процесс их идентификации и исполнения социальных ролей описывается в понятиях маргинализация, потеря идентичности5, «фрагментация научного этноса», переходное состояние, характеризующееся обреченностью и предвестием упадка6, отсутствие регулирующей функции нравственного сознания7. Объясняются изменения в поведении и идентификации традиционно консервативных групп латентными последствиями системных реформ и сложностью социальных «кентавр-проблем», которые однако мало проясняют механизм перемен. А достаточно авторитетное мнение в науке базируется на утверждении, что этот механизм формирования поведенческих программ не стоит искать в макросоциальных

1 Балацкий Е.В. Теория жизненных ресурсов: модели и эмпирические оцен-ки//Мониторинг общественного мнения. - 2007.- №2(82). - С.124-133.

2 Гришина Е.А. Научная интеллигенция: противоречия социальной идентифика-ции//Социологические исследования.- 2008. - № 3. - С.60-70.

3 Ядов В.А. Современная теоретическая социология как концептуальная база исследования российских трансформаций.- СПб: Интерсоцис,200б. - 108 с.

4 Реутов Е.В.Фактор региональной идентичности и легитимации региональных элит//Вестник Тамбовского университета. Сер. Гуманитарные науки. - 2007.- вып. 6(50). -С.180-184; Кочетков В.В. Глобализация в образовании: информационная война и «промывание мозгов» или доступ к мировым знаниям и благам цивилизации?/ Вестник МГУ. - 2005. - № 1.

- С.144 - 159.

5 Самара Г.Н. Социокультурная адаптация в современном российском обществе// Вестник МГУ. Сер.18.- 2006.- № 3.- С.60-62.

6 Гришина Е.А.- С.64,69

7 Моисеева Н.А. Глобализация и русский вопрос // Социологические исследования. -2003. - № 6.- С.13-21.

трансформациях, так же как и в идентификации индивидов1. В.А. Ядов строит свои рассуждения на том, что деятельно-активистская теория играет доминирующую роль в объяснении реалистичной картины мира, в том числе социального взаимодействия и индивидуального поведения людей. Он отводит первостепенное место объективно существующим структурам и институтам, превращающих людей в социальных агентов, которые затем практически преобразуют общественные структуры и институты, сами делают свою историю, сообразуясь с традициями прошлого, экономическими и другими условиями. Такой подход является определяющим в нашем научном сообществе, когда первостепенными для реализации взаимодействия с изменяющимся миром являются степень интегрированности субъекта в новые для него общественные отношения, в которых происходит его жизнедеятельность и идет подключение ко всем сферам социальной практики. Одновременно не исключается значение социальных настроений и таких его показателей как удовлетворенность достатком, отсутствие подавленного или негативного эмоционального настроя, ощущения тревожности, наличие эмоционального комфорта субъекта, т.е. удовлетворенность жизнью2.

Феноменология и этнометодология обращают внимание на изучение практических обстоятельств жизни людей - фоны повседневных действия, «рутинные основы повседневных действий», на то, как они живут, в какие отношения вступают, какие чувства испытывают, о чем думают, для понимания динамики их поведения. Следовательно, стабильность согласованных действий должна напрямую зависеть от того, каковы реальные условия социальной организации, которые гарантируют мотивированное согласие человека с этой фоновой текстурой ролевантности как с легитимным порядком убеждений о жизни общества, видимом «изнутри» общества. Преданность человека мотивированному согласию, увиденная с его точки зрения, состоит из его понимания «естественных фактов жизни в обществе» и его принятия этих фактов.

Подобные соображения позволяют предположить, что чем прочнее понимание членом общества того, что каждый, похожий на нас обязательно знает, тем сильнее он будет обескуражен, когда «естественные факты жизни» оспариваются для него как описание его реальных обстоятельств»3, когда фоновые обстоятельства лишаются своей законной силы. Что происходит в этих обстоятельствах, когда процедура модифицирует объективную структуру общеизвестной обстановки, разрушая фоновые ожидания человека от повседневной жизни? Гарфинкель предполагает, что 1)это делает затруднительной для него интерпретацию этой ситуации как игры, эксперимента, обмана и пр.,2) это требует, но одновременно и затрудняет его реконструкцию «естественных фактов» с уважением к господствующим практическим обстоятельствам, затрудняет необходимость их связи с «естественными фактами», 3)это требует саморе-конструкции без согласованной проверки ее правильности.

В итоге события утрачивают их восприятие как нормальных. Человек теряет способность воспринимать реальность через прошлый опыт. Он не в состоянии установить в этих событиях связи «цели-средства». «Должна быть подорвана уверенность в том, что моральная власть знакомого общества добивается их появления...Реально воспринимаемая членами общества окружающая обстановка при потере ею общественного фона должна была бы стать «особенно бессмысленной». В идеале поведение, направленное на такую бессмысленную окружающую обстановку, должно быть поведением, отражающим замешательство, неуверенность, внутренний конфликт, психосоциальную изоляцию, острую и не поддающуюся описанию нервозность наряду с различными симптомами острой деперсонализации. Структуры взаимодействия также должны быть соответствующим образом дезорганизованы»4.Чем более реалистичным было понимание членом коллектива естественных фактов жизни и его приверженность их знанию как условию уважения к себе - добросовестному и компетентному (т.е. способному без помех управлять своей жизнью - прим.Г.Г.) члену коллек-

1 Ядов В.А. Современная теоретическая социология как концептуальная база исследования российских трансформаций. - СПб: Интерсоцис, 2006. - 108 с.

2 Тощенко Ж.Т., Харченко С.Т. Социальное настроение.- М.: Аcademia. 1996, -196 с.

3 Гарфинкель Г. Исследования по этнометодологии.- СПб.: Питер, 2007. - С.64.

4 Там же. - С.65-66.

тива, тем больше его замешательство по поводу абсурдности реальности. В результате происходит смена стандартов поведения.

А. Шюц в своей аргументации изменений в поведении людей вследствие социальных перемен также исходит из контекста сценарных событий, т.е. исходящих от определенного субъекта. Взаимодействие людей друг с другом становится возможным благодаря «взаимности перспектив», т.е. переплетению их картинок мировосприятия - «интерсубъективности»1. Поэтому наиболее важной для понимания человеком социального мира оказывается такая категория социальных индивидов как «сотоварищи», с которыми его связывают «мы-отношения». В арсенале обыденных знаний человека оказываются также практические действия, являющиеся «эффективными рецептами для использования типичных средств для достижения типичных целей в типичных ситуациях». Однако эти средства не всегда являются годными, тогда индивид ищет другие. Шюц отмечает, что существуют границы, в которых человек может ставить под сомнение компетентность своих обыденных суждений. Среди прочих (магия, религия) к ним относится наука. Каждая из «реальностей», порождаемых указанными областями значений, воспринимается человеком как реальная, пока она занимает его внимание. Невозможен гладкий переход от одной области значения к другой: они дискретны. Переход осуществляется путем «скачка сознания»2.

Обоснование описанных интерпретаций поведения человека представлено еще идеями Дж. Мида. Он выступал против попыток игнорировать характеристики человека при рассмотрении хода адаптационных процессов3. Если в процессе деятельности человека возникают препятствия, то импульсы и схемы реакций перестают совпадать друг с другом, возникает «кризис в процессе деятельности» (здесь проявление психического не мыслится вне деятельности). В этом случае формируется такая фаза, в которой реакции и импульсы представлены в свободной игре, чтобы стал возможным новый творческий акт. Деятельность в концепции Мида характеризуется активным приспособлением, основанном на экспериментировании. Он пытается найти механизм интеграции индивидуального поведения в групповую деятельность через взаимные ожидания определенных типов поведения, реализуемые посредством человеческой коммуникации. Побудительным импульсом к поведению человека является поведение его партнеров. Возникающая моральная ситуация по Миду, - это своеобразный кризис личности, который ставит личность в условия конфликта между определенными собственными ценностями и ценностями других партнеров, ценностями «генерализованного другого». Этот конфликт парализует деятельность, проблема ведет к устойчивой тенденции дезинтеграции прежней идентичности. Последняя может быть преодолена лишь путем самостоятельных усилий, творческим и при этом все более рискованным образом. Ожидания и импульсы должны быть переконструированы таим образом, чтобы обеспечить возможность реинтеграции личности и тем самым проекта новой соответствующей конкретной ситуации реальной моральной стратегии. Идеи Дж. Мида, по мнению социолога Г. Блумера, дают основание говорить о риске социального взаимодействия, где определенные совместные действия могут разрушить в силу перемен, глубины и направленности интерпретаций основы прежней идентичности - ценностные ориентации4.

Синергетический подход, опирающийся на идею линейной неравновесности социальных систем, объясняет колебания изменений в организации зависимостью от внешнего воздействия. Это направление актуализирует значение самоорганизации,

1 Шюц А. Некоторые структуры жизненного мира//Личность. Культура. Общество. -М.,2007 - Т.9.- вып.2.

2 История социологии в Западной Европе и США. /Отв.ред. Г.В. Осипов. -М.:НОРМА-ИНФРА М, 1999. - С.530

3 История теоретической социологии. В 5 томах. Т.2. Социология XIX века (Профессионализация социально-научного знания). - М.: ИЧП «Издательство Магистр», 1997. - С.342

4 Блумер Г. Социологические импликации мышления Джорджа Герберта Мида //Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература.Сер.11: Социология: РЖ/РАН ИНИОН. Центр социал. науч. информ. исследований. Отд. Социологии и социальной психологии.- М.,2008. - № 1.- С. 114-132

управляемости системы, определения ее границ и резервов1. Синергетический подход объясняет колебания в организации зависимостью от внешнего воздействия. При этом амплитуда колебательного поведения зависит от жесткости социальных связей. Чем больше система, тем более ослаблены, размыты существующие в ней связи, тем выше уровень самоорганизации ее компонентов, основные сценарии адаптации - индивидуальные. И соответственно, наоборот, для небольших организованных систем с четкими контролируемыми связями более характерны институциональные адаптивные сценарии2. Как свидетельствует практика, крайне редко реализуются сценарии коадаптации3, которые, по мнению Л.В. Корель, объясняются сложностью и неопределенностью оптимальных границ согласования институциональных и индивидуальных сценариев адаптации в бифуркационных системах4.

В последние годы в нашей стране проводились исследования, посвященные проблемам адаптации российского общества, оказавшегося на пересечении процессов модернизации и глобализации. Ведущее настроение, на которое указывают исследователи-социологи, и которое является следствием глобальности трансформаций, экономических и временных ресурсов - это чувство беззащитности (как невозможность удовлетворить базовую природную потребность в безопасности) и беспомощности (как невозможности удовлетворить социальные потребности в обеспечении права на жизнь и на ее соответствующее развитие по параметрам качества жизни)5. Несомненное значение, по мнению тех же авторов, имеет кризисе морали и нравственности, который воспринимается через потерю ее прежней очевидности для всех в понятных и моральных и нравственных оценках. Поскольку под угрозой оказываются ценности, то соответственно правомерно их определение как действительных (объективно существующих, реальных) и мнимых (являющихся альтернативой, дополнением или подменой существующему, предметом мысленного абстрагирования, не имеющего под собой реальных социальных объектов, дифференцированных, узнаваемых в силу своей пространственной и временной специфики).

/~ч _ <-> _ <->

О том, что контекст ситуации в полной мере применим и к ситуации, в которой оказались российские преподаватели вузов, свидетельствует не только логика физического пространства, но и эмпирическая информация. Среди предпринимателей почти У4 лиц с ученой степенью. Не хотели бы заниматься предпринимательством, но вынуждены это делать чаще всего также лица с учеными степенями (таковых среди них в 4 раза больше, чем в среднем по выборке), а также представители гуманитарной и творческой интеллигенции6. Символично, что среди преподавателей, спокойно воспринимающих перемены в высшей школе, 30,7% готовы приспособиться и «выполнить все, что потребуется». Их ответы свидетельствуют о высоких показателях ориентации преподавателей и сотрудников на вузовскую организацию, более чем на какие бы то ни было иные критерии адаптивных действий. 46,2 % опрошенных преподавателей заявили, что будут ориентироваться в ходе преобразований на цели вуза и только 19,2% готовы пересмотреть свои цели ради качества дела. Параллельно результатами исследований были зафиксированы сокращение уровня доверительных отношений (невысокий уровень оценок компетентности принимаемых управлением решений не внушает к ним доверия и уважения, а отношения, которые складываются между руково-

1 Пригожин А.И. Современная социология организаций. - М.: ИНТЕРПРАКСД995.-296 с.; Щербакова Д.В. Сопротивление организационным инновациям: методология социологического исследования //Журнал социологии и социальной антропологии. Т. IX. - 2006.-№ 4. - С.89-99; Рубцова М.В. Управляемость: теоретико-социологический анализ понятий // Социологические исследования. - 2007.- № 12.- С. 32-38

2 Николис Г., Пригожин И. Самоорганизация в неравновесных системах.- М.: Мир,1979. - С.163.

3 Корель Л.В.Социология адаптаций: Вопросы теории, методологии, методики. - Новосибирск: Наука, 2005. - С.192.

4 Корель Л.В. Социология адаптаций: этюды апологии. - Новосибирск: Наука, 1997. - 158 с.

5 Изменяющаяся Россия в зеркале социологии / Под ред. М.К. Горшкова, Н.Е. Тихоновой. - М.: Летний сад, 2004. - С.23.

6 Там же.- С.43.

дством и персоналом - это отношения жесткого подчинения) и социального партнерства в вузах, сужение параметров социального капитала (разъединение прежней общности работников, сокращение уровня экспектаций взаимопомощи)1.

Предпринятая попытка осуществить теоретические импликации социальных практик адаптивной деятельности вузов в период активно изменяющейся общественной среды и набирающей обороты универсализации образования дает возможность сделать следующие выводы.

А) В исследованиях, посвященных изменениям в вузовской жизни, отсутствует системный подход, подчиненный логике поиска зависимостей перемен в деятельности субъекта адаптации от реальных социальных процессов внешней среды. Этот тезис в свою очередь трансформируется в несколько утверждений.

1.Реализацию адаптивных стратегий вузов следует рассматривать через поли-субъектность адаптационного пространства, где присутствуют системы разного уровня: вуз - группы персонала - индивиды с разными характеристиками ресурсообеспе-ченности и целями.

2. На состояние вузовских отношений повлияли глобальные перемены в сфере образования, которые связаны с ломкой устоявшихся стандартов и профессиональных установок, введением генерализованных ценностей. Последние размывают коллективную картину мира. Представления о реальности подменяются виртуальными интерпретациями, выстроенными по образцам миросистемы и ее ценностей, потерявшими привязку к физическому пространству, профессиональным традициям, здравому смыслу людей, создают двойную реальность, где мысленное замещает реальное. Это ведет к формированию виртуального социокультурного пространства вуза, виртуализации адаптации и ее сценариев.

3. Прессинг виртуального, биффуркационные сценарии развития перемен, продолжающееся падение престижа преподавательской деятельности как следствие потери свободы и независимости людей, занятых этим профессиональным трудом в обществе, где научная деятельность теряет свой ореол значимости и подвергается прагматическому переоцениванию с позиций ее выгодности, где приверженность науке становится областью девиаций и не может являться нормативным поведением, приводят к изменению идентичности индивида с научным или иным профессиональным миром на его принадлежность организации. Новая модель группового самоопределения дает возможность вузовским работникам решать проблемы безопасности и капитализации ресурсов в условиях неопределенной внешней среды.

Б) На сегодняшний день слабо изучены возможности коадаптации различных субъектов вузовской деятельности. Не только индивидам и группам, но и самой системе необходимо опереться (в интересах системы или ее руководства, ассоциирующего свои интересы с целями организации) на солидарные действия персонала. Соответственно можно говорить о корпоративном ресурсе адаптации к изменяющимся условиям деятельности как ресурсе управляемости в условиях глобальных трансформаций общества и принципиальных перемен на организационном пространстве. Однако глубокой социологической интерпретации и структурирования идея корпоративного ресурса как ресурса управляемости адаптационной системы в условиях глобальных трансформаций не получила. Основанием для подобного структурирования может являться предложенный в статье анализ, на основе которого предполагается, что элементами корпоративного ресурса выступают целевой ресурс (ориентация на общие ценности и адекватные цели), ресурс стабильности (реализация ценностей в ходе взаимодействия и формирование соответствующих отношений), ресурс безопасности (защита ценностей в ситуации напряжения), аффективный ресурс (эмоциональная удовлетворенность результатом деятельности при сокращении социальных и психологических расходов), ресурс достижений /прибыль (рациональные оценки результата при сокращении материальных, социальных и психологических расходов). Можно ут-

1 Цибриенко Р.Я.Глобальные вызовы высшему образованию: проблема адаптации вузов России.- Белгород: Изд-во БГТУ, 2006. -132 с.; Цибриенко Р.Я. Сплоченность партнеров совместной деятельности как условие бесконфликтного и эффективного взаимодействия //Формирование личности молодого специалиста. Вып.2. - Белгород, 2004. - С.61-79.

верждать, что реализация этих ресурсов будет адекватна особенностям организационной системы с разной степенью выраженности элементов самоуправления и специфики деятельности.

Список литературы

1. Балацкий Е.В. Теория жизненных ресурсов: модели и эмпирические оценки // Мониторинг общественного мнения. - 2007.- №2(82).- С.124-133.

2. Блумер Г. Социологические импликации мышления Джорджа Герберта Мида // Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Сер.11: Социология: РЖ/РАН ИНИОН. Центр социал. науч. информ. исследований. Отд. Социологии и социальной психологии.- М.,2008. - № 1.- С. 114-132.

3. Гарфинкель Г. Исследования по этнометодологии.- СПб.: Питер, 2007. - 336 с.

4. Гришина Е.А. Научная интеллигенция: противоречия социальной идентификации // Социологические исследования.- 2008.- № 3. - С.60-70

5. История социологии в Западной Европе и США / Отв.ред. Г.В. Осипов. -М.:НОРМА-ИНФРА М, 1999. - 576 с.

6. История теоретической социологии. В 5 томах. Т.2. Социология XIX века (Профессионализация социально-научного знания). - М.: ИЧП «Издательство Магистр», 1997. - 448 с.

7. Изменяющаяся Россия в зеркале социологии / Под ред. М.К. Горшкова, Н.Е.Тихоновой. - М.: Летний сад, 2004. - 280 с.

8. Корель Л.В.Социология адаптаций: Вопросы теории, методологии, методики. - Новосибирск: Наука, 2005. - 424 с.

9. Корель Л.В. Социология адаптаций: этюды апологии. - Новосибирск: Наука, 1997. -

158 с.

10. Кочетков В.В. Глобализация в образовании: информационная война и «промывание мозгов» или доступ к мировым знаниям и благам цивилизации?/ Вестник МГУ. - 2005. -№ 1. - С.144 - 159

11. Моисеева Н.А. Глобализация и русский вопрос // Социологические исследования. -2003. - № 6.- С.13-21.

12. Николис Г., Пригожин И. Самоорганизация в неравновесных системах.- М.: Мир,1979. - 512 с. Пригожин А.И. Современная социология организаций. - М.: ИНТЕР-ПРАКС,1995.- 296 с.

13. Пригожин А.И. Современная социология организаций. - М.: ИНТЕРПРАКС,1995.-

296 с.

14. Робинс Д. Происхождение, первоначальное развитие и статус понятия Бурдье «культурный капитал» //Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная ли-тература.Сер.11: Социология: РЖ/РАН ИНИОН. Центр социал. науч. информ. исследований. Отд. Социологии и социальной психологии.- М.,2008. -№ 1.- С. 5-9.

15. Райт Д. Опосредование производства и потребления: культурный капитал и «культурные рабочие» //Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литерату-ра.Сер.11: Социология: РЖ/РАН ИНИОН. Центр социал. науч. информ. исследований. Отд. Социологии и социальной психологии.- М.,2008. - № 1.- С.15-20.

16. Реутов Е.В. Фактор региональной идентичности и легитимации региональных элит//Вестник Тамбовского университета. Сер. Гуманитарные науки, - 2007.- вып. 6(50). -С.180-184

17. Рубцова М.В. Управляемость: теоретико-социологический анализ понятий // Социологические исследования. - 2007.- № 12.- С. 32-38.

18. Самара Г.Н. Социокультурная адаптация в современном российском обществе// Вестник МГУ. Сер.18. - 2006.- № 3.- С.60-62.

19. Сведберг Р.Возможно ли социологическое понятие интереса//Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Сер.11: Социология: РЖ/РАН ИНИ-ОН. Центр социал. науч. информ. исследований. Отд. Социологии и социальной психологии. -М.,2006.- № 3-4.- С. 51-59.

20. Сэведж М., Вард А., Девайн Ф. Капиталы, имущество и ресурсы. Некоторые критические замечания //Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литера-тура.Сер.11: Социология: РЖ/РАН ИНИОН. Центр социал. науч. информ. исследований. Отд. Социологии и социальной психологии.- М.,2008. - № 1 . - С.10-15.

21. Тощенко Ж.Т., Харченко С.Т.Социальное настроение.- М.:Аcademia. 1996, -196 с.

22. Шюц А. Некоторые структуры жизненного мира//Личность. Культура. Общество.

- М.,2007 - Т.9.- вып.2.

23. Щербакова Д.В. Сопротивление организационным инновациям: методология социологического исследования // Журнал социологии и социальной антропологии. Т. IX. -2006.-№ 4. - С.89-99.

24. Цибриенко Р.Я.Глобальные вызовы высшему образованию: проблема адаптации вузов России.- Белгород: Изд-во БГТУ, 2006. -132 с.

25. Цибриенко Р.Я. Сплоченность партнеров совместной деятельности как условие бесконфликтного и эффективного взаимодействия //Формирование личности молодого специалиста. Вып.2. - Белгород, 2004. - С.61-79.

26. Ядов В.А. Современная теоретическая социология как концептуальная база исследования российских трансформаций.- СПб: Интерсоцис,2006. - 108 с.

THE THEORETICAL IMPLICATIONS OF SOCIOLOGICAL PRACTICES OF MODERN ADAPTATION ACTIVITY OF RUSSIAN HIGH SCHOOLS

R. Y. Tsibrienko

Belgorod State Technologica l University n.a. V.G.Shukhov

There is an analysis of theoretical interpretations of adaptation activity and behavior in this work. That analysis is used as conceptional base of studying social practices of interaction between the Russian high schools and transforming external environment.

Key words: adaptation, rational and unconscious motives, identity, resources, social

mood.

e-mail: il-jaeva@yandex.ru