УДК 316.346.2-055.1 + 316.346.2-055.2 ББК С55.53 + Ф3(2)1

Л.А. Попова

ГЕНДЕРНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ

В настоящее время в стране существует острая необходимость в планомерной и долгосрочной программе последовательного решения накопившихся острых социальных проблем. Многие из них возникли еще при предшествующем общественном строе, другие — в процессе глубоких социально-эконимических и социокультурных преобразований в ходе утверждения рыночной экономики.

Декларация тысячелетия, принятая лидерами 146 государств планеты, в том числе и Российской Федерацией, основным компонентом включает в себя процветание мира, развитие и самореализацию каждого человека. Фундамент достижения гендерного баланса строится на основных международных документах: Конвенция ООН «О ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин» (1979 г.) и Платформы действий, принятой на 4-й Всемирной Конференции по улучшению положения женщин (Пекин, 1995 г.).

В целях реализации Пекинской платформы действий, а также с учетом необходимости приоритетного решения отмеченных проблем в Российской Федерации в 1996 году принята Концепция улучшения положения женщин, в которой определены стратегические цели и подходы к их достижению, и Концепция законотворческой деятельности по обеспечению равных прав и равных возможностей мужчин и женщин для определения главных направлений законотворческой деятельности по обеспечению равных прав и свобод мужчин и женщин в соответствии с Конституцией.

Процесс преобразования российского общества протекает неравномерно. Перестройка политических структур, создание основ правовой государственности, «социальное сопровождение» экономических преобразований, смена элит и укоренение норм рыночной экономики происходит асинхронно. При этом возникают правовые и политические «пустоты». Правовая система сформирована лишь частично. Опыт вовлечения общественных групп в процесс принятия решений с целью достижения легитимности политический действий в значительной мере не выработан.

Негативные последствия программ структурной перестройки, обусловленные их неправильной разработкой и проведением, а также финансовый кризис 1998 г. сказались на способности государства представлять социальную защиту и социальное обеспечение, а также финансовые средства на устранение гендерной асимметрии.

Социальная стратегия, направленная на создание условий для стабильного развития общества на

основе использования и совершенствования человеческого потенциала, предполагает включение гендерной компоненты во все области общественной жизни: в политику, экономику, культуру. Это определяется конституционным принципом (ст. 19): «Мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации».

Гендерная стратегия как направление государственной политики призвана решить сложные социально-экономические проблемы, что связано с активизацией всех общественных сил, прежде всего женщин, составляющих большинство населения. Это означает неизбежность дальнейшего повышения их роли в обществе на основе ликвидации сложившихся дискриминационных гендерных асимметрий в сферах доступа к принятию решений, экономическим ресурсам, собственности, доходам, рабочим местам, профессиям, в распределении домашнего труда, в которых они являются, в силу ряда объективных причин, «догоняющим полом» с недостаточным объемом прав и, особенно, возможностей.

На сегодняшний день сложилась ситуация, при которой:

• в системе государственного управления наблюдаются существенное преобладание мужчин на высоких должностях на уровне принятия политически значимых решений, тогда как женщины доминируют в низшем звене управления, особенно в социальных отраслях с их наболевшими проблемами;

• имеет место профессиональная дискриминация работающих женщин, преобладает занятость женщин в малоперспективных сферах деятельности таких как торговля и сфера обслуживания, не поощряется профессиональная карьера женщин, продвижение по службе, женщины вытесняются из высокооплачиваемых отраслей и должностей, а порой — в пространство «теневой» экономики;

• отрасли с преобладанием женского труда, формирующие личность (образование, здравоохранение, культура), оплачиваются ниже, чем отрасли с преобладанием мужского труда;

• до сих пор в обществе недооценивается роль родительства, отцовства, влияние которого в семье не восстановлено до сих пор в нужном объеме; сохраняется значительный гендерный дисбаланс, проявляющийся в неравномерном распределении домашних обязанностей между мужчинами и женщинами; неоплачиваемый труд женщин по воспитанию детей пока не рассматривается как вклад в национальное богатство страны, особенно в условиях демографического кризиса и убывающей численности населения;

Социология духовной жизни

• имеют место гендерные различия в потенциале здоровья мужчин и женщин, на которые должно быть обращено особое внимание (средний возраст мужчин — 58 лет, женщин — 72 года). Следует отметить падение рождаемости на фоне высокого уровня смертности; отсутствие у населения жизненных установок и мотивации к сохранению здоровья и здорового образа жизни, отсутствие возможностей для получения полноценных медицинских услуг, обеспечивающих охрану здоровья женщин и мужчин в течение всей жизни;

• репродуктивное здоровье женщин остается в опасности: аборты, несмотря на устойчивое снижение их числа, до настоящего времени остаются одним из способов регулирования деторождения; растет число гинекологических заболеваний, в том числе у девочек и девушек-подростков; ухудшается соматическое здоровье, что приводит к повышению осложнений беременности и снижению частоты нормальных родов; продолжается распространение наркомании и алкоголизма среди молодежи, а также ВИЧ/СПИДа (до 90 % вновь зарегистрированных инфицированных являются внутривенными потребителями наркотиков) и других заболеваний, передающихся половым путем;

• общество недостаточно оценивает вклад женщин в культуру и развитие страны; в средствах массовой информации господствует унижающее достоинство женщин отношение как к сексуальному объекту.

В России сохраняется значительное превышение численности женщин по сравнению с численностью мужчин. По состоянию на 1 января 2006 года в области отмечается превышение уже с 20-летнего возраста (исключением является лишь возрастная категория 21 год). В возрастной категории 60—64 года превышение женского населения над мужским возрастает до 1,5 раза; в возрастной категории 70— 71 год — до 2 раз; в возрастной категории 85 лет и старше оно достигает уже более 4,5 раз. На 1 января 2006 года численность мужчин составила 1 636,3 тысячи (46,1 %), а численность женщин 1 915,2 тысячи (53,9 %). На 1 000 мужчин приходится 1 170 женщин. Судя по тому, что по итогам переписи этот показатель был равен 1 162, можно утверждать, что диспропорция полов не только сохраняется, но постоянно увеличивается. Весомая часть социальнодемографической группы населения Челябинской области (России в целом)—это женщины. И не учитывать этого при формировании социально-экономической государственной политики нельзя.

Гендерная стратегия как направление государственной политики — это не протекционизм в отношении женщин. Повышение социального и экономического статуса женщины неизбежно скажется на положении мужчин, детей и, конечно же, на положении семьи. Повышение социального и экономического статуса женщины создаст мощный мультиплицирующий эффект для всего общества.

Согласно исследованиям, модель поведения подрастающего поколения формируется в раннем возрасте, основное влияние на формирование модели поведения будущего поколения имеет модель поведения женщины-матери.

Социально-психологическое самочувствие женщин проецируется на будущее поколение.

Однако, как показывает действительность, и политики, и общество с трудом принимают формулу гендерного равенства в расширении прав и возможности женщин в контексте целей развития тысячелетия.

Указ Президента РФ «О повышении роли женщин в системе федеральных органов государственной власти и органов власти субъектов РФ» свидетельствует о признании позитивной роли женщин в общественном и социально-экономическом развитии страны.

Однако радикальные политические, экономические преобразования не способствуют существенному влиянию на реализацию конституционных прав женщин участвовать в принятии важных государственных решений.

Так, сократилось число женщин в органах законодательной власти. Если в Федеральном Собрании РФ первого созыва женщин было 11,4 %, то во втором созыве—лишь 7,2 %. При этом число женщин-депутатов Государственной Думы сократилось с 13,6 до 10 % от общего числа депутатов.

Вместе с тем известно, что в странах устойчивого социального развития (Канада, Швеция, Норвегия), женщины добились конкретного участия в принятии государственных решений, обеспечив приоритетное решение социальных вопросов в здравоохранении, образовании, пенсионном обеспечении и так далее. Демократия в этих странах опирается на прочный фундамент равноправного участия граждан, как мужчин, так и женщин в определении целей и задач государственного развития.

По оценкам ООН, законодатели всерьез начинают разрабатывать законопроекты в интересах детей, если в составе депутатского корпуса женщины представляют больше 20 %. И только тогда появляются законы и государственные программы, отвечающие насущным социальным интересам большинства населения, когда среди законодателей более 30 % женщин. ООН утверждает, что только совместное участие мужчин и женщин в структурах государственной власти гарантирует принятие ответственных, сбалансированных, политических, социальных, экономических решений.

Согласно рекомендациям парламентских слушаний «Права женщин в российском законодательстве— 10-летию реализации Пекинской платформы действий» (г. Москва, декабрь 2005 г.) отмечается необходимость органам исполнительной и законодательной власти, политическим партиям, а также институтам гражданского общества (обще-

154

Вестник ЮУрГУ, № 2(57), 2006

Л.А. Попова

Гвндерные отношения в современном обществе

ственным объединениям, некоммерческим организациям) содействовать реализации принципа равных прав, возможностей женщин и мужчин во всех сферах жизни.

В ходе избирательных кампаний политические партии активно привлекают женщин для работы в качестве агитаторов, наблюдателей, членов избирательных комиссий. Но в избирательных списках количество женщин, выдвинувших свои кандидатуры, составляет, как правило, от 10 до 12 %. Женщин почти нет и в верхних эшелонах политических партий, имеющих свои фракции в парламенте и оказывающих реальное воздействие на политику страны.

Таким образом, политические партии предоставляют женщинам и мужчинам совершенно разные возможности. Иными словами, в политике постоянно нарушается конституционный принцип равных прав и возможностей женщин и мужчин.

Женское общественное движение Челябинской области в защиту семьи, материнства, отцовства и детства и, прежде всего, его руководящий орган Совет, были инициаторами и проводниками ряда гражданских инициатив, вытекающих из требований Устава, что способствовало активизации женского населения региона.

Среди этих инициатив:

• заключение Соглашения с областной федерацией профсоюзов о совместных действиях по реализации гендерной стратегии развития;

• включение в трехстороннее Соглашение на 2005—2007 годы раздела по защите социально-тру-довых прав работающих женщин и укрепления семьи (так например с 1 июня 2004 года на ММК принята и действует трехлетняя программа по поддержке женщины, семьи в объеме 20 миллионов рублей ежегодно);

• включение в областную целевую программу «Государственная поддержка малого и среднего бизнеса» раздела «Государственная поддержка женского и семейного предпринимательства» с ежегодным финансированием 10 миллионов рублей;

• определение лучших женских общественных организаций по итогам работы за год; распространение опыта работы; представление к поощрению активистов женского общественного движения;

• проведение ежегодного журналистского конкурса «Мир современной женщины»;

• создание женской общественной палаты при Губернаторе Челябинской области и так далее.

Общество интересуют вопросы участия женщин в выборах, их результаты, на сколько южноуральские женщины сумели преодолеть неравенство своего присутствия в органах управления.

Анализ результатов муниципальных выборов по интересующим вопросам в 43 муниципальных районах и городских округах, 38 муниципальных образованиях, где проведены муниципальные выборы, показал, что во всех городских округах и муниципальных районах среди кандидатов были представлены женщины.

Всего в области кандидатами было выдвинуто немногим больше 600 женщин, избрано 188. В Увель-ском районе из 7 кандидатов-женщин избрано 6, в Троицком районе из 9 — 7, в Аргаяшском, Ашинском, Верхнеуральском районах — каждая третья, в Еманжелинском — более 40 % и так далее.

Всего в представительные органы местного самоуправления избрана почти каждая третья из кандидатов, что составляет 21 % от числа избранных депутатов.

Конкретно по территориям следующая картина: 40—46 процентов составляют женщины в Собраниях депутатов семи территорий: Аргаяшский, Кусинский, Нагайбакский, Уйский районы, Кара-башский, Локомотивный, Кышымский городские округа.

От 25 до 40 % женщин в 14 территориях.

В Копейском городском округе — 39 %, в Усть-Катавском городском округе — 35 %, Октябрьском районе — 31 %, Увельском районе — 32 %, Южноуральском городском округе — 25 % и так далее.

В четырех территориях: Коркино, Карталы, Варна и Миасс число женщин в Собраниях депутатов до 10 %. И как было сказано раньше, в Агаповском и Бреденском районах женщин в представительных органах власти нет.

В новом созыве семь женщин возглавляют Собрания депутатов.

Девять женщин избрано заместителями председателей Собраний депутатов (Аргаяш, Верхний Уфалей, Катав-Ивановск, Озерск, Октябрьский, Увелка, Усть-Катав, Южноуральск, Куса). 42 женщины возглавили постоянные комиссии.

Руководители региональных отделений ведущих политических партий считают, что участие женщин в избирательной компании, в том числе и по партийным спискам, будет способствовать дальнейшему устойчивому развитию Челябинской области.

В принятых рекомендациях общественной женской Палаты отражено предложение о введении 30-процентной «женской квоты» в партийных списках кандидатов депутатов областного Законодательного собрания.

В настоящее время ведутся консультации по продвижению инициативы о введении «женской квоты».