УДК 008 ББК 71.05

СВОЕОБРАЗИЕ ЭТНОКУЛЬТУРНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ХАКАСОВ И РУССКИХ ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ

С.В. Кокорина

PECULARITY OF THE ETHNOCULTURAL INTERACTION OF THE KHAKASS AND THE RUSSIAN MIGRANTS

S.V. Kokorina

Представлено исследование этнокультурного взаимодействия в Сибирском регионе, ко торый в силу географического положения и особенностей исторического развития является своеобразным каналом коммуникации в диалоге культур Запада и Востока. Анализ особенностей ценностных оснований культур и национальных менталитетов хакасского и русского этносов дает основание полагать, что общие евразийские черты в культуре двух народов способствовали быстрому налаживанию этнокультурных отношений и в целом благоприятно влияли на процессы межкультурного взаимодействия как в материальной, так и в духовной сфере.

Ключевые слова: культура, этнос, этнокультурное взаимодействие, меж-культурные коммуникации, менталитет, национальный характер, ценности, евразийские черты.

The study of the ethnocultural interaction in the Siberian region is presented in the article. Owing to its geographical position and specific historical development this region is a peculiar communication channel between Western and Eastern cultures. The analysis of values and national mentality of the Khakass and Russian ethnocities makes it possible to assume that the common Eurasian characteristics of both cultures facilitated the rapid ethnocultural adjustment and as awhole favourably influenced on the processes of intercultural interaction in both material and spiritual sphere.

Keywords: culture, ethnicity, ethnocultural interaction, intercultural communication, mentality, national character, values, Eurasian characteristics.

За последние десятилетия во всем мире, в том числе в России, произошли серьезные изменения, повлиявшие на культуру народов, населяющих нашу страну. Все более углубляющаяся глобализация экономики, интернационализация социокультурных процессов в современном мире приводят не только к позитивным результатам, но и к возникновению острых противоречий на всем пространстве жизнедеятельности человека. Культурные общности, различные по своей истории, традициям, языку, религии развиваются, взаимодействуют и влияют друг на друга на основе меж-культурной коммуникации по внутренне присущим им законам. Культурные различия сказываются на отношении к множеству проблем, составляющих суть современной мировой политики, что приводит к неизбежным столкновениям и конфликтам. Весьма часто эти конфликты происходят из-за элементарного незнания как на уровне индивида или социальной группы, так и на уровне отдельных этносов, особенностей, ценностных

оснований инокультур, неразвитости или даже полного отсутствия каналов их трансляции.

В этих условиях со всей остротой встает задача исследования проблем межкультурной коммуникации, то есть теоретического осмысления условий и возможностей максимального взаимопонимания, позитивного отношения к наличию в обществе различных этнокультурных групп.

Актуальность этой проблемы еще более возрастает, когда речь идет об этнокультурном взаимодействии в таком регионе России, как Сибирь, которая в силу географического положения и особенностей исторического развития является своеобразным каналом коммуникации в диалоге культур Запада и Востока.

Среди сибирских этносов процессы этнокультурного взаимодействия с русскими переселенцами происходили неоднородно, что обусловлено целым рядом обстоятельств: различием в численности этнических групп, уровнем их социально-экономического и культурного развития, изо-

Социология и культурология

лированностью, отдаленностью от очагов цивилизации, а также ориентацией молодого поколения этнических групп на принятие культурных ценностей и элементов культуры «вмещающего этноса». В этой связи межкультурные коммуникации хакасского и русского народов представляют наибольший интерес, так как являются ярким примером тесного взаимодействия, взаимо-обогащения культур.

Сибирь как часть Евразии в полной мере отражает евразийскую сущность России, характеризуя не только ее ресурсную и геополитическую доминанту, но и итоги многовекового взаимодействия славянских, тюркских, монгольских народов, а также пространство диалога христианства, буддизма, шаманства. Поэтому, говоря о своеобразии этнокультурного взаимодействия хакасов и русских переселенцев, необходимо, прежде всего, отметить евразийскую основу их этнокультурных контактов.

Для выяснения сущности своеобразия меж-культурной коммуникации необходимо изучить особенности ценностных оснований культур и национальных менталитетов. Психологическую характеристику любого этноса определяет менталитет, который проявляется в мышлении людей, миропонимании и способе деятельности. Центральным компонентом ментальности человека является модель мира. Русский менталитет как образ мыслей, душевный склад, глубинный уровень коллективного и индивидуального сознания представляет собой совокупность целого ряда психологических и поведенческих установок народа. В общих чертах русскому менталитету присущи стремление к социальной справедливости, равенству и свободе, милосердие и взаимопонимание, подчинение личного общественному, соблюдение православных христианских традиций.

С понятием «национального менталитета» тесно связано понятие «национального характера», который представляет собой совокупность важнейших способов регулирования деятельности и общения, сложившихся на основании системы ценностей общества, созданного нацией. Знание черт национального характера помогает в процессе межкультурной коммуникации.

На русский национальный характер повлияли две тенденции — Западная и Восточная. Россия — целая часть света Восток-Запад, она соединяет два мира, и всегда в русской душе борются два начала — восточное и западное, поэтому в русском характере проявляются противоречия между долготерпением и приступами бурного протеста, трудолюбием и небрежностью, деспотизмом власти и стихийностью народа. Русскому менталитету присуща вера в великую миссию своего народа в поиске правды, добра и справедливости [1, с. 121].

Нельзя отрицать, что характер русских сибиряков несет в себе не только типичные, но и особенные черты. В течение трех столетий (XVII— XIX вв.) складывалась уникальная сибирская культура, сплав культурных диалектов разных регионов России. На основе древнерусской культуры, благодаря творчеству русских переселенцев, был создан свой «мир», сохранявший и умножавший русские национальные традиции, обряды и ритуалы, являющиеся смыслом этого миропорядка.

Процесс освоения Сибири русскими переселенцами был продиктован не только прагматическими причинами экономического характера, но в значительной степени социокультурными и психологическими потребностями русских людей. Освоение сибирского края соответствовало русскому менталитету с его творческим энтузиазмом и стремлением к совершенству. Традиционное сознание сибирских крестьян объединило архаичные иррациональные, русские рациональные и вновь приобретенные элементы.

Культура хакасского народа — часть общемирового наследия. Ее историческую основу составляют ценности, созданные веками. В ней обозначились тюркские, китайско-конфуцианские, индо-тибетские и русско-европейские компоненты, свидетельствующие об активных контактах предков хакасов с другими этносами в различные периоды истории. В становлении и развитии хакасской культуры важную роль сыграли шаманизм и христианство. Они стали частью самосознания и менталитета народа. В целом, если по генезису Хакасия связана с Востоком, то через посредство русского языка и русской культуры — с Западом.

В формировании хакасской культуры большую роль сыграла тесная связь человека с природой, зависимость от ее сил. Тяжелая жизнь в условиях изолированности и отдаленности от других, борьба за существование в суровых природно-климатических условиях сформировала у людей такую черту характера, как коллективизм. Среди хакасов всегда высоко ценилась дружба и товарищество, а одиночество всегда осуждалось, что отражено в таких пословицах как: «Дружная жизнь длинна, недружная жизнь — коротка», «Вместе голодай, вместе жаждай, но друга не бросай».

Русская культура также традиционно считается коллективистской, соборной. Ценности русской культуры в большей степени являются ценностями русской общины. Среди них древнейшей и важнейшей является сама община, «мир» как основа и предпосылка существования любого индивида. Ради «мира» человек должен быть готов пожертвовать всем, в том числе и своей жизнью.

С.В. Кокорина

На формирование характера русских переселенцев оказала влияние географическая среда. Постоянная борьба с суровой природой, освоение сообща новых земель не могли не выявить чувство коллективизма, желание помочь ближнему. В русской сибирской деревне существовал и существует по сей день обычай «помочей», носивший характер взаимной услуги, взаимной помощи. Во время летних полевых работ, жатвы устраивались помочи. В праздничные или воскресные дни, обычные для этого события, приглашаются желающие оказать услугу, поддержку в выполнении определенных работ в тех случаях, где требуется много рук и времени. Приглашали на помочь для разных целей — заготовки и вывозки леса, починки построек, сооружения дома. Всем миром помогали погорельцам, пострадавшим от наводнения и других бедствий. Без взаимной поддержки, помощи крестьянское хозяйство не могло бы выстоять в повседневной борьбе с социальными и природными бедствиями.

Взаимопомощь у хакасов всегда являлась важной формой общения между людьми. Содержание ее довольно широкое. Это и гостеприимство, которое рассматривалось как источник симпатии, взаимного понимания и поддержки, жалость к старикам, маленьким детям, сиротам, нищим. Любого человека здесь встречают как желанного, соседи всегда делятся продуктами питания друг с другом, орудиями труда и т. д.

В этикете общественной жизни как хакасов, так и русских большое значение имеет гостеприимство. Общей чертой двух народов является чрезвычайное радушие, доходящее порой до самопожертвования.

Прием и хождение в гости — частые события в быту народов Сибири. Это вызвано подвижным характером образа жизни кочевников — скотоводов, охотников, оленеводов. Гость у хакасов всегда желанный человек, так как в прошлом люди здесь жили очень небольшими коллективами, и жажда общения со свежим человеком была всегда хронической. Она сама по себе нередко служила причиной того, что человек снимался с места, садился на коня и отправлялся за многие десятки верст в гости к другу или родственнику.

Гостей приглашали по любому поводу: соседей в случае убоя скота, всю округу на свадьбу или на праздники. Прием гостей начинается с их встречи. Этикет всех народов Сибири предписывает встречать гостей самому хозяину и его ближайшим родственникам-мужчинам. Общими чертами обряда приветствия являются следующие поведенческие элементы: поднятая правая рука, благопожелания. Довольно распространенной особенностью является приветствие двумя руками, выражающее особое почтение или теплые чувства. Приветствуя, хакасы гово-

рят: «Все ли у вас хорошо?», «Здоровы ли?». После этих слов принято, в первую очередь, осведомиться о здоровье скота «Как поживает ваш скот?». Поскольку эти народы в прошлом были дифференцированы в социальном отношении, положение собеседника всегда учитывалось в этикете общения, что отчасти сказывается и сейчас в существовании более почтительных и менее почтительных формул общения. Теперь почтительные обороты адресуются пожилым людям, — например, вместо обычного приветствия говорят: «Разрешите осведомиться о Вашем здоровье?». К старшим обязательно обращаются на «Вы».

После приветствий принято усаживать гостей на почетном месте, первым делом давать им напиться кумысом или чаем и обязательно вначале занимать их «приличной», то есть неинформативной беседой о погоде, пути, по которому следовали прибывшие, здоровье и т. п. И только после этого приличия позволяли приступить к трапезе.

Гостеприимство также стояло на одном из первых мест в деревенской этике русских переселенцев, так что не принять гостя или отказаться от приглашения считалось проявлением невежества. «Приходи, кума, чай пить», «милости просим», «благодарствуйте за угощение» — устойчивые словесные формулы, бытовавшие в При-енисейском крае. В них непременное соблюдение учтивости и уважительного отношения друг к другу. Гостю предлагалось лучшее место за столом и лучшее угощение, а он, в свою очередь, не должен проявлять спесивость, быть умеренным в еде и питье. В деревне говорили: «Для спесивого гостя и дверь пола», «сытого гостя легко потчевать», «от чужого стола не стыдно не евши уйти». За «хлеб-соль» было принято благодарить хозяйку низким поклоном [1, с. 139]. Характерный для русского человека обычай — пригласить прохожего и приезжего в дом, накормить его и по возможности успокоить. С прохожих денег не брали; существовала пословица «хлеб-соль разбойника побеждает».

Особое место в психологической характеристике хакасов занимают устойчивые традиции культа предков, родителей, старших. Следует подчеркнуть, что почтительное отношение к старшим — качество, особо ценимое у многих азиатских народов. Люди почтенного возраста олицетворяли собой мудрость, являлись главными хранителями житейской мудрости и опыта, норм поведения.

Поведение взрослых по отношению к детям были окрашены сдержанностью, мягкостью, уважительностью, что не противоречило установкам на подчинение взрослым и почтительность по отношению к ним. Детей по народным тра-

Социология и культурология

дициям не принято бить или унижать другим способом. Подобные действия везде воспринимались как признак слабости взрослого. У хакасов детям запрещалось стоять на пороге, сидеть, опираясь двумя руками о землю, закладывать руки за спину, сидеть, обхватив ноги руками, хлопать в ладоши (знак траура).

У народов Южной Сибири принято было вести с детьми игру, опрашивая имена их предков до определенного (сейчас до седьмого, а в старину до двенадцатого и более) колена, обязательно вручая награду за полные ответы. Эта игра стала своеобразной этикетной деталью обычая гостеприимства и в то же время эффективным средством воспроизводства генеалогической памяти, которая, как известно, является идейной основой социальной организации кочевников.

Культ предков и родителей тесно связан с любовью к родным местам, бережным отношением к флоре и фауне родного края. Привязанность к ним у хакасов тесно связана с тем, что жизнь их проходит в каждодневном общении с живой природой, без которой они не сознают себя. Они поклонялись священным горам, деревьям, распространяя на весь окружающий мир «золотое правило морали», выражавшееся через определенные табу, которые отчасти имели религиозную окраску. Например, нельзя шуметь в лесу, так как ему нужна тишина, рубить дерево ночью, так как оно спит, переходить без разрешения ручей или речку. Считалось, что любое нарушение человеком гармонии, равновесия в целостном мире неизбежно влечет за собой наказание в виде потери урожая, неудач на охоте, болезней, несчастий в семье, физической смерти и, что самое худшее, — смерти души через вымирание рода [2, с. 146].

Одной из важных ценностей традиционной культуры хакасов является отношение к труду: «Не приложишь труда, и шапки не заимеешь», «У трудолюбивого человека дети не голодают», «Кто хорошо работает, у того губы в сале, а у лентяя голова в грязи». К семи годам ребенок считался повзрослевшим. Мальчиков с пяти — шести лет приучали к лошади, а с восьми лет он пас скот. С тринадцати лет дети участвовали в уборке урожая, косили сено, а с пятнадцати лет мальчики ходили с отцом на охоту. Девочек с раннего возраста приучали к работе по дому. В тринадцать лет они умели печь хлеб, а в семнадцать — самостоятельно шили шубы, платья, обувь.

В русских семьях также было принято почтительное отношение к старшим. Главой семейства был родоначальник или отец, дети беспрекословно повиновались главе.

Среди ценностных компонентов старожильческой семьи важное место занимало воспитание подрастающего поколения. В задачу семьи вхо-

дило такое воспитание детей, которое обеспечивало бы им полноценную трудовую жизнь. В сознании сибиряков труд стал мерой оценки «праведного человека», имеющего свое хозяйство. Об отношении к труду говорят многие пословицы: «терпенье и труд все перетрут», «мертвый не без могилы, а живой не без подворья», «по труду и доход». В понимании крестьянина собственность должна приносить хозяину доход, что определяло установки поведения и рыночный характер мышления крестьянина-сибиряка, поэтому хороший хозяин строго вел учет урожая ржи, овса, пшеницы и высчитывал доход от их продажи.

Подрастая, ребенок овладевал крестьянскими умениями и навыками труда и принимал участие в семейных делах в соответствии со своим возрастом. К девяти годам мальчикам поручали стеречь лошадей, пригонять с речки гусей, загонять скот во двор по возвращении с пастбища. Ребята подросткового возраста учились пахать, работали на покосе, самостоятельно водили лошадей в луга. Девочки к одиннадцати годам должны были научиться прясть и обрабатывать пряжу, выполнять посильные работы дома и на подворье. К четырнадцати годам девочки умели вязать, вышивать, белить холсты, шить рубахи, ухаживать за скотом. К семнадцати годам девушки овладевали всеми женскими видами работ: готовили пищу, вели домашнее хозяйство, выполняли все ручные работы — шили, вышивали, вязали.

Крестьянская община в Сибири заботилась об охране окружающей среды. Опыт убеждал деревенских жителей в том, что успешная хозяйственная деятельность возможна только при сохранении определенных экологических условий. Крестьяне старательно вели учет и фиксировали изменение природной среды на протяжении длительного времени: обмеление озер, понижение вод в реках, вырубку лесов, ценность которых сибиряки отлично понимали.

Нравственная сфера сибирских крестьян ярко отражена в фольклоре. Многие пословицы и поговорки русской речи несут нравственный заряд, учат поведению, поступкам в быту и в работе. «Другу удружи — себе досади», «Дал слово — держись», «Гол да не вор», «Добрая слава лежит, а худая бежит», «Для друга семь верст — не околица», «Не рой другому яму — сам в нее попадешь», «Знай, сверчок, свой шесток», «Не летай высоко, не упасть бы низко». Этическая нагрузка произведений устного народного творчества способствовала воспитанию молодого поколения и укрепляла нравственные отношения в крестьянской общине.

Одним из сопоставительных параметров, наиболее ярко отражающим ценностные ориентации культур, является их отношение ко времени. Как для русской, так и для хакасской культуры ха-

С.В. Кокорина

рактерна приверженность традициям и обращение к прошлому как основе для настоящего.

Таким образом, можно отметить такие общие ценностные позиции хакасской культуры и культуры русских переселенцев, как коллективизм, взаимопомощь, трудолюбие, гостеприимство, бережное отношение к природе, почитание старших, приверженность традициям. Все перечисленные преобладающие ориентации характеризуют типично восточные ценности.

Однако нельзя отрицать, что в менталитете русских переселенцев присутствуют и типично западные ценности. В процессе их адаптации к новым сибирским условиям сформировалось новое самосознание и психология старожилов. Здесь складывались условия реализации вечного социального идеала свободной, сытой жизни, свободного труда «на себя» и получения его реальных результатов. Сложились ценностные позиции социального идеала русских переселенцев: ценность свободы, расчетливость и практичность, богатство, бережливость.

Так, центральное место в картине мира сибиряка занимала высокая ценность свободы. Именно стремление к свободе и независимости влекло людей к широким сибирским просторам, где властям трудно было контролировать их хозяйственную деятельность.

Русский человек нередко полагается «на авось», сибиряк-крестьянин не мог себе позволить такого и обречь семью на лишения, поэтому выполнял любое дело добротно, аккуратно, в срок, заранее планируя результат. Расчетливость и практичность русских людей в Сибири ярко отразилась в местном фольклоре, в пословицах и поговорках: «на чужой каравай рот не разевай», «слово — серебро, а молчание — золото», «не мылься зря, бриться не будешь» и др.

Отношение к богатству в ментальной картине мира сибиряков также имело свои особенно-

сти. Бытовавшее в крестьянском сознании христианское отрицательное отношение к богатству меняется в сибирском хлебном достатке. Богатство здесь стали понимать как угодное Богу, само слово «богатый» означает «наделенный божьей милостью». В картине мира крестьянина — сибиряк богатый — это «сытой мужик, полномочный, живет словуто (достойно)» [1, с. 117]. Обеспеченность в понятии крестьян несовместима с жадностью. Правда, скупость часто понималась как бережливость, характерная для русского человека. При этом она совсем не противоречит щедрому гостеприимству и взаимопомощи крестьян в сибирской деревне. «Скуп, да не глуп», — говорит пословица. Жадного человека высмеивали, давали обидные прозвища — «жила», «хапуга».

В целом, несмотря на определенное распространение у русских переселенцев ценностей западной цивилизации, менталитет хакасского и русского народа характеризуется чертами, доминирующими в восточных цивилизациях, что еще раз подчеркивает синтетический характер евразийского социокультурного типа обоих этносов. На наш взгляд, именно общие евразийские черты в культуре двух народов способствовали быстрому налаживанию этнокультурных отношений и в целом благоприятно влияли на процессы межкультурного взаимодействия как в материальной, так и в духовной сфере.

Примечания

1. Евменова, Л.Н. Культура русских переселенцев Приенисейского края: монография / Л.Н. Евменова. — Красноярск: ВСИТ, 2006. — 228 с.

2. Пенович, С.В. Взаимодействие хакасской и русской национальных религиозных традиций с начала XVIII в. по 1917 год / С.В. Пенович // Евразия: культурное наследие древних цивилизаций. — Новосибирск, 1999. — Вып. 1 — С. 146—148.

Поступила в редакцию 15 августа 2008 г.

Кокорина Светлана Вячеславовна, старший препод. кафедры ин. языков Сибирского федерального университета, соискатель кафедры культурологии и социологии Сибирского федерального университета (г. Красноярск), член Восточно-сибирского культурологического общества. E-mail: amalia81@mail.ru

Kokorina Svetlana Vyacheslavovna, Senior Teacher of the Foreign Languages Department of Siberian Federal University, candidate at the Culturology and Sociology Department of the Siberian Federal University (Krasnoyarsk), member of the Eastern-Siberian Culturology Society. E-mail: amalia81@mail.ru