УДК 316.61 : 159.922.6 ББК 60.55 А 28

Т.Ю. Адагов,

аспирант кафедры философии и социологии АГУ, тел. 8 906 438 80 30

Социокультурное поведение подростков и девиации

Аннотация. В статье рассматривается социокультурное поведение подростковой молодежи в контексте девиантного поведения, при этом определяется соотношение понятий «девиантное поведение» и «девиация». Анализируется маргинализация как один из аспектов девиантного поведения. Культурные девиации рассматриваются как необходимое звено общей культуры социума.

Ключевые слова: социокультурное поведение, девиантное поведение, девиация, культурные девиации, маргинализация, подростковая субкультура.

T.Yu. Adagov,

Post-graduate student of Philosophy and Sociology Department of the Adyghe State University, ph. 8 906 438 80 30

Sociocultural behaviour of teenagers and deviations

Abstract. The paper discusses sociocultural behaviour of teenagers in a context of deviating behaviour. The author defines the correlation of concepts “deviating behaviour” and “deviation” and analyzes marginalization as one of aspects of deviating behaviour. Cultural deviations are considered as a necessary link of the general culture of society.

Keywords: sociocultural behaviour, deviating behaviour, deviation, cultural deviations, marginalization, teenager subculture.

Исследование девиаций в социокультурном поведении подростков предполагает анализ соотношения таких понятий, как «культура» и «девиантное поведение», поскольку именно в этом соотношении и возможно проследить специфику и особенности молодежной культуры на современном этапе.

Мы взяли для рассмотрения такую возрастную социокультурную группу, как подростки, по нескольким причинам: во-первых, именно в подростковом периоде можно наблюдать те психофизиологические изменения в организме, которые существенным образом влияют на процесс социализации; во-вторых, подростки представляют собой очень чувствительную к социальным изменениям группу; в-третьих, они демонстрируют четко прослеживаемую маргинальность и особую роль общения и социальной среды в процессе освоения культурных ценностей.

Подростковый возраст определен в зависимости от конкретных исторических и социально-экономических условий в границе 12-15 лет. Культура является важнейшим фактором подростковой социализации, определяющим её содержание, средства и способы. В ходе социализации подростки осваивают хранящиеся в культуре программы и учатся жить, мыслить и действовать в соответствии с ними. Культура по-разному регламентирует социальные роли, выполняемые подростком в зависимости от принадлежности к определённым этническим, социальным группам и социокультурных характеристик пола.

В подростковый период система ценностных ориентаций находится в стадии формирования. Именно в этот период ценностные ориентации образуются как устойчивые свойства личности. Мировоззрение подростка и его аксиология вырастают из соответствующего культурного контекста, предлагающего определенные представления,

идеалы, правила жизни, способы действий. От того, сможет ли подросток, при неустойчивости мировоззренческих и моральных принципов и слабом контроле поступков, выбрать среди множества интересов и ориентиров приоритетные, выстроить свою систему жизненных ценностей, зависит его дальнейший жизненный путь.

Возрастная неустойчивость эмоционально-волевой сферы, повышенная тревожность и различные отклонения в социализации и формировании ценностных ориентаций ведут к тому, что подростки становятся неспособными противостоять распространению асоциальных по содержанию ориентаций и установок, начинают невольно участвовать в воспроизводстве негативных форм девиаций.

Девиации в социокультурном поведении представляют собой социальный процесс, обусловленный наличием в культуре отклоняющихся ценностей. В социокультурном поведении подростков они являются характеристикой масштабности распространения девиантных ценностей и норм.

Принятию девиантных ценностей у подростка способствует маргинальный статус этого периода развития, когда он уже не ребенок, но ещё и не взрослый. Формирование девиаций в социокультурном поведении подростка, с одной стороны, может приводить к деструктивности, с другой, позволяет реализовать инновационный потенциал и выйти на следующий уровень как собственного развития, так и общества в целом.

Наличие в культуре современного российского общества девиантных ценностей и норм, формирующихся во многом за счет активного проникновения ценностей и норм различных субкультур, например, преступной, наркоманской, культурных гибридов глобализации и т.п., обусловлено как социально-экономическим положением населения, так и различными дезинтеграционными процессами социокультурного характера.

Исторически проблема ценностей возникает в эпохи обесценивания, кризиса культурной традиции, дискредитации идеологических устоев общества. Специфический набор, иерархия ценностей, присущих уходящей эпохе, в переходный период претерпевает изменения. При этом прежние ценностные механизмы в некоторой мере и в эпоху кризиса продолжали регулировать человеческую деятельность, определяя социальнопсихологические установки (ментальности), стратегические жизненные цели, мотивы жизнедеятельности, которые, в свою очередь, закреплялись жизненным опытом людей, выражались в социокультурном поведении человека.

Говоря о социокультурном поведении, прежде всего следует видеть в нем конкретную позицию личности; данная позиция выражается в совокупности действий, реализующих внутренние побуждения и установки, которые, в свою очередь, обусловлены социальными и культурными факторами. Социальная действительность определяет ценностно-нормативное основание социокультурного поведения, преобладание нормальных или девиантных образцов.

Социологическое осмысление девиаций в социокультурном поведении через призму социокультурных явлений и процессов, происходящих в обществе, принадлежит A.C. Ахиезеру, Э.А. Баллеру, П.С. Гуревичу, Б.С. Ерасову, Ю.Г. Ершову, Л.Г. Ионину, Л.Н. Когану и др.

Сначала Э.Дюркгейм, увидевший необходимость социологического подхода в изучении социальной патологии, а затем Р.Мертон и А. Коэн определили социологию девиантного поведения как самостоятельное научное направление.

В.Томас и Ф.Знанецкий усматривали в социальной дезорганизации универсальный характер, рассматривая ее как процесс и неотъемлемую часть социальных изменений. РФэрис, Э.Тирикьян, ТШибутани и др. расценивают различные формы отклоняющегося поведения как следствие социальной дезорганизации.

Проблемы отклоняющегося поведения рассматривает и теория социального конфликта. Р. Козер полагал, что наличие реальной угрозы для социальной группы, увеличивая ее сплоченность, уменьшает отклонения ее членов от групповых норм и усиливает репрессии к тем, кто проявляет отклонения.

Принято мнение, что изучение социальных отклонений в рамках какой-либо одной

дисциплины не достаточно. В.В. Шпалинский указывал на отклоняющееся поведение как на комплексную проблему ряда пограничных дисциплин. С.А. Беличева, X. Ремшмидт определили, что в каждой стране девиантные явления имеют конкретный облик в зависимости от историко-культурных традиций, экономико-политических отношений и целого ряда других факторов. Согласно теории конфликта культур, образцы поведения в социальной системе являются отклоняющимися, если они основаны на нормах других культур.

Известно также, что нормы и ценности в различных обществах и социальных группах значительно различаются. Теория дифференциальной ассоциации основывается на положении о том, что девиация - продукт особых девиантных норм и ценностей. Эдвин Сатерленд (1947), первым выдвинувший эту теорию, рассматривая отклонения в поведении как результат социализации.

Основоположник культурологического аспекта девиантного поведения в России Я.И. Гилинский ввел в употребление термин «девиантное поведение». Я.И. Гилинский, считает, что основным источником девиации в современных условиях является наличие в обществе социального неравенства, высокой степени различий в возможностях удовлетворения потребностей для разных социальных групп. Каждая из позиций имеет право на существование, т.к. дает срез реально действующих общественных отношений. В то же время их авторов объединяет стремление найти единый источник причинности для различных форм девиаций.

Социально-негативный характер девиаций деструктивен как для личности, так и для общества. Однако именно этот тип отклоняющегося поведения вызывает наибольший интерес исследователей и чаще рассматривается в социально-психологической литературе такими авторами, как И.В. Дубровина, А. Игнатенко, A.A. Радугин, К.А. Радугин, Ж.Т. Тощенко, С.С. Фролов. Они раскрывают девиантность и девиации в поведении.

Под «девиантностью» ими принято понимать отклонение от норм, регулирующих поведение людей в каком-либо сообществе. Отсюда понятие «девиантный» традиционно применяется для характеристики действия, либо процесса (как правило, процесс представляет собой совокупность действий, совершаемых человеком или группой), связанного с нарушением норм.

Близким по смыслу у них является и понятие «девиация». Однако на наш взгляд, эти понятия не тождественны.

Понятие «девиация» отражает количественный аспект явления, «девиантность» отражает сущностный, качественный аспект того же явления (факт нарушения норм).

Девиация также является своеобразной формой поведения, более того, образом жизни, жизненным стилем и вместе с тем общественным суждением, субъектом которого является культура общества, объектом же - сама форма поведения, а также ее носитель.

Можно выделить основные формы девиаций в социокультурном поведении.

По аксиологическому признаку и роли в развитии личности, государства и социума:

- позитивные;

- негативные.

- прогрессивные;

- регрессивные.

По институциональному признаку, характеру воздействия на индивида и социум:

- конструктивные (инновационные);

- деструктивные.

Девиации могут быть временными и постоянными, устойчивыми и неустойчивыми. Для временных девиаций характерна малая длительность существования отклонений в поведении, связанная с групповым давлением и

невозможностью быть вне группы. (Проявление отклонений в поведении у подростков, находящихся в лагере вместе со сверстниками). К постоянным девиациям относят такие формы отклоняющегося поведения, которые имеют склонность к длительному существованию и малой зависимости от внешних воздействий. Они составляют большинство форм поведения. Устойчивые девиации характеризуются тем, что в поведении человека преобладает лишь какая-

либо единственная форма. При неустойчивой девиантности отмечается склонность к частой смене проявлений девиации. (Например, чередование злоупотребления наркотическими веществами и нарушение пищевого поведения).

По параметру осознаваемости и критичности можно выделить:

- осознаваемые девиации;

- неосознаваемые девиации.

Осознаваемые девиации — человек осознает поведение как отклоняющееся от нормы. Он может испытывать к своему поведению негативные эмоции, желание их исправить. Неосознанные девиации, как правило, встречаются в рамках психопатологического типа девиантного поведения, на базе психических расстройств. Они характеризуются полной спаенностью отклоняющейся формы поведения с личностью девианта, его убежденностью в том, что поведение носит характер адекватный по сравнению с поступками окружающих и их отношения к нему, а также отсутствием стремления изменить что-либо в своем поведении.

Используя "теорию ярлыков" Г. Беккера, можно выделить две разновидности девиаций, различающихся механизмами формирования:

- первичные;

- вторичные.

Первичные девиации представляют собой любые формы ненормативного поведения. Вторичные девиации возникают в результате вольного или невольного следования девиантом за приклеенным ему обществом ярлыком, желания оправдывать их ожидания, стремления подтвердить справедливость их мнений и убеждений в отношении собственного

отклоняющегося поведения.

Также можно выделить эгоистические девиации, которые отличаются нацеленностью на получение удовлетворения или личной выгоды. Злоупотребление алкоголем, наркотическими веществами, сексуальные девиации и перверсии пропитаны желанием и стремлением индивида получить новые ощущения, испытать радость и альтруистические девиации, направленные на интересы других людей, нередко сочетаются со склонностью к самопожертвованию и

самоуничижению. Альтруистические цели может преследовать суицидное поведение. Следует заметить, что девиации в социокультурном поведении носят в большинстве эгоистический характер.

Анализируя проблемы девиаций в социокультурном поведении, следует заметить об относительном характере отклонений. Во-первых, жизнь изменяется быстрее, чем создаются и совершенствуются моральные и правовые нормы. Обычно они запаздывают по отношению к изменившимся объективным условиям, и тогда в обществе устанавливается состояние аномии, ведущее к разрастанию отклоняющегося поведения. Во-вторых, правовые нормы часто подвергаются пересмотру и одна и та же норма поведения в разных странах на различных этапах эволюции может рассматриваться либо как делинквентная (например, проституция, гомосексуализм), либо нормальная, узаконенная, хотя и может осуждаться общественным мнением. В-третьих, при анализе отклоняющегося поведения обычно исходят из того, что в обществе имеются институциализированные общепризнанные ценности и нормы. Если принять для анализа точки зрения плюрализма ценностей и наличие различных субкультур, то есть что в обществе отсутствует культурное единство и ценностный консенсус, то характеристика отклоняющегося поведения становится весьма проблематичной. Если предположить, что ни один человек не может выполнить все нормы, то тогда население любой страны выступает как носитель отклоняющегося поведения [1].

Среди комплекса вызовов и проблем, которые несет с собой становление глобального информационного общества особое значение, с девиантологической точки зрения, имеет проблема «кросс-культурной аномизации». Этот конструкт вводится для обозначения процесса смешения, диффузии культур в глобальном информационном пространстве, что сопровождается разрушением автономных (выработанных в рамках той или иной отдельной культуры) ценностно-нормативных систем, вырываемых из своего культурного контекста и включаемых в процесс информационной циркуляции. Результатом этого процесса является

размывание представлений о дозволенном и недозволенном в индивидуальном и массовом сознании, отсутствие общего ценностно-нормативного эталона. Современный человек лишается критериев для различения позитивного и негативного, нормы и отклонения, становясь приверженцем «девиантной толерантности» распространенного в информационных обществах стереотипа, согласно которому нет и не может быть единственно «правильных» видов и форм поведения. Господствующей становится точка зрения, согласно которой каждый решает для себя сам, что нормально, а что - нет. Глобальное общество Постмодерна формирует особый тип человека — «потребителя». Его можно определить, как человека стремящегося к максимизации комфорта и отказывающегося от ценностных суждений, ибо каждый вправе сам решать, как и каким образом, ему достигать этой максимизации. Здесь «девиантная толерантность» достигает максимума, когда человек уже перестает понимать, что значит быть человеком. Единственным критерием остается максимизация комфорта. Происходит замена человека массы новым, более «совершенным» (в плохом смысле) антропологическим типом — «человеком потребляющим» [2].

При этом, анализируя различные нормативные системы, складывающихся в рамках отдельных культур позволяет выделить в них некое инвариантное ядро - сексуальные табу, запреты на проявления агрессии, иерахические предписания к поведению и т.д. Следовательно (опять таки в качестве гипотезы) можно предположить наличие «универсально позитивных» и «универсально негативных» ценностей. Исходя из выше сказанного, рассматривая культурную девиантность, её можно определить как процесс отклонения от культурных норм, критерии которой меняются во времени в рамках одной и той же

24

культуры.24

Исследование девиаций в социокультурном поведении практически в советской социологии отсутствовало, что определялось идеологически непримиримым отношением науки к этому феномену. В настоящее время возникла необходимость восполнить этот пробел, в связи с огромным влиянием девиантных ценностей и норм на социокультурное поведение.

На основании проведенного анализа, можно сделать вывод, что девиации в социокультурном поведении - представляют собой процесс, обусловленный наличием в культуре девиантных ценностей и норм, дисфункцией нормативно-ориентационного механизма культуры, проявляющейся в воспроизводстве асоциальных и инновационных эталонов поведения.

В свою очередь девиации могут носить не только однозначно негативный характер, но и создавать основу развития инновационной культуры, которая основывается на принятии целей, сопровождаемое отрицанием принятых средств их достижения. В этом случае субъект использует и таким образом предлагает использовать другим людям новые средства

достижения желаемого положения. Это может способствовать развитию общества, поскольку вырабатываются новые способы поведения. Однако инновация может нести и опасность, поскольку средства достижения целей иногда оказываются недопустимыми и деликвентными. Особенность сегодняшнего времени — возрастание числа лиц, вынужденных рисковать, ибо усложнение социальной реальности увеличивает количество неизвестных ситуаций. Современные разработки в области социальной психологии свидетельствуют, что девиантное поведение все больше в своей основе становится рациональным. Основное отличие девиантов, сознательно идущих на риск, от авантюристов - опора на профессионализм, вера не в судьбу и случай, а в знания и осознанный выбор - творческую интуицию. Именно целерациональные действия индивидов определяют социальное развитие. Можно

предположить, что в условиях стабильного общества для субъекта действия ценностью

является преднамеренный риск как процесс (психологическая сторона действия); в условиях разбалансированного — преднамеренный риск как цель (энергетическая и социальная сторона действия). На этапе рождения инновации большое значение имеет профессионализм и знания девианта, способность к концентрации психической энергии, на этапе ее реализации — его биологический потенциал (информационно-энергетический код, темперамент) и характер.

Проявляются такие инновации, как отрицание социально одобряемых способов

достижения целей приемлемой обществом культуры. Наблюдается бегство от действительности (ретреатизм), в случае, когда человек одновременно отвергает и цели и социально одобряемые средства их достижения. Наиболее ярким проявлением ретреатизма становятся маргиналы: бродяги, пропойцы, душевнобольные, наркоманы. Наконец, бунт, подобно бегству от действительности, тоже одновременно отрицает и культурные цели, и социально одобряемые средства их достижения. Но он приводит к замене старых целей и средств на новые: развивается новая идеология (она может быть революционной). Концепция Мертона рассматривает девиацию не только как продукт абсолютно негативного отношения к общепринятым стандартам.

Сегодня является общепризнанным, что культурные девиации, пусть даже и совершаемые умышленно как асоциальные, составляют необходимое функционально значимое звено в цепи инновационных изменений. Более того, может наступить момент, когда большинство начинает открыто принимать культурные девиации (особенно если "нарушители" преуспевают), и когда, по замечанию известного американского социолога Р Мертона, "эти удачливые жулики становятся образцом для подражания". Отклоняющееся поведение играет в обществе двойственную роль: с одной стороны, представляет угрозу стабильности общества, с другой - поддерживает эту стабильность.

Так, при наличии в обществе или социальной группе многочисленных случаев социальных отклонений люди утрачивают чувство ожидаемого поведения. Происходит дезорганизация культуры и разрушение социального порядка. С другой стороны, отклоняющееся поведение является одним из путей адаптации культуры к социальным изменениям. Нет такого современного общества, которое долгое время оставалось бы статичным. Даже совершенно изолированные от мировых цивилизаций сообщества должны время от времени изменять образцы своего поведения из-за изменения окружающей среды. Но новые культурные нормы редко создаются путем обсуждения и дальнейшего их принятия всеми членами социальных групп. Новые социальные нормы рождаются и развиваются в результате повседневного поведения индивидов, в столкновении постоянно возникающих социальных обстоятельств. Отклоняющееся от старых, привычных норм поведение небольшого числа индивидов может быть началом создания новых нормативных образцов. Постепенно, преодолевая традиции, отклоняющееся поведение, содержащее новые жизнеспособные нормы, все в большей степени проникает в сознание людей.

Примечания:

1. Романенко М.В. Отклоняющееся поведение: некоторые социологические проблемы. URL: www.lib. socio . msu.ra.

2. Хагуров Т. А. К вопросу о методологии девиантологических исследований в обществах постмодерна. URL: www.lib.socio.msu.ru.

3. Курганов С.И., Кравченко А.И. Социология для юристов: учеб. пособие для вузов. М.: Закон и право: ЮНИТИ, 1999. С. 135.