Т. В. Якубовская

СОЦИОГУМАНИТАРНЫЕ ОСНОВАНИЯ КОНЦЕПЦИЙ ПРОБЛЕМАТИЗАЦИИ

Статья посвящена анализу современных концепций проблематизации в работах Ж. Делёза, М. Фуко, Г.П. Щедровицкого. Про-блематизация рассматривается авторами как механизм социальных изменений и возникновения «нового» в культуре и социуме. Общим основанием концепций является проблема историчности мысли, которая определяет современные представления об условиях и механизмах возникновения опыта субъекта развития и, соответственно, социогуманитарный характер концепций проблематизации.

Ключевые слова: социальные изменения; антропологический подход; проблематизация; опыт; субъект развития.

Актуальность концептуального осмысления природы проблематизации как социального феномена связана со все возрастающим вниманием исследователей к социальным, культурным, гуманитарным аспектам и механизмам инновационных процессов.

Во второй половине ХХ в. зарождение постиндустриального уклада экономической и общественной жизни сразу же обнаружило серьезные ограничения, в том числе феномен «перепроизводства» инноваций. Исследования приводили к выводам о том, что формируются барьеры, препятствующие появлению и распространению нового, причем эти барьеры в основе своей, как правило, носят ментальный характер. Анализируется феномен массового страха перед будущим, который Э. Тоффлер назвал «футурошоком». Выяснилось, что если технико-технологическая часть инновационного процесса может занимать от 12 до 20 лет, то изменения в сознании, перестройка систем обучения и подготовки кадров, социальных систем, политических институтов, культурных норм могут растягиваться на несколько десятилетий.

В этом контексте в научно-технические и экономические концепты понятия инновации обоснованно вводится понимание инновации как нового способа «думать и делать». Появление любого нововведения затрагивает принятые способы мышления и действия и, как следствие, влияет на изменение сознания и самоопределение групп и больших масс людей. Однако изменение сознания людей и, тем более, изменение привычных и устоявшихся десятилетиями (а иногда и столетиями) способов делать - чрезвычайно инерционный и поэтому длительный процесс. В силу этого актуальной в современном мире становится разработка социальногуманитарных технологий поддержки коммуникации и кооперации в сфере производства нововведений, управления инновационным процессом, развертывания инфраструктур новой экономики и гуманитарнотехнологического обеспечения инновационной переориентации традиционных секторов и областей деятельности. В последние десятилетия в рамках таких видов деятельности появляются новые позиции и профессии, в частности аналитики социокультурных систем и процессов, антропологические медиаторы, интерпретаторы, производители социокультурных продуктов постиндустриальной экономики, мифодизайне-ры, специалисты по пространственному развитию, стратегические сценаристы, культурные политики, методологи и др.

В рамках становления постиндустриальных форм современного общества обостряются противоречивые тенденции в решении вопросов, связанных с социаль-

ными, культурными, гуманитарными аспектами инновационных процессов. Прежде всего, это противоречия, возникающие в связи с возможностями и границами технологизации современных социально-культурных и социально-гуманитарных практик, встроенных в инновационные процессы. В этом контексте все более актуальной становится проблема устойчивого воспроизводства в обществе определенного типа мышления и деятельности и опыта субъектности, соразмерных инновационному характеру постиндустриальных форм жизни. Суть проблемы в том, что воспроизводство инновационного типа мышления и деятельности и опыта «нового» (того, что в английском языке называется «experience») легко замещается в современном обществе различными формами имитации/симуляции, прежде всего, за счет определенным образом сконструированных технологий работы с человеком и сообществами, формируя, таким образом, проблему субъектности развития.

В инновационной теории и практике проблема субъектности развития оформляется в рамках теории экономического развития (1911 г.) родоначальника инноватики Й. Шумпетера и играет ключевое значение. Шумпетер вводит позицию «предпринимателя» как субъекта развития и определяет его как движущую силу инновационного процесса. Это положение субъекта развития в экономической теории, с одной стороны, в корне изменило модель современной экономики, с другой - заложило традицию междисциплинарных исследований в области проблемы субъектности развития.

Традиция философско-методологического осмысления проблемы субъектности развития нашла отражение в концепциях проблематизации, которые разрабатываются в исследованиях М. Фуко и Г.П. Щедровицкого в 60-80-е гг. XX в. Основная задача нашего исследования состоит в том, чтобы осуществить введение в анализ современных концепций проблематизации на материале работ Ж. Делёза, М. Фуко и Г.П. Щедро-вицкого провести анализ источников и оснований разработки концептов проблематизации в контексте проблемы субъектности развития.

Определение круга данных исследователей обосновано тем, что практически независимо и одновременно в продолжение трех десятилетий (60-80-е гг. XX в.) в работах М. Фуко и Г.П. Щедровицкого постепенно оформляется понятие проблематизации, которое, по утверждениям самих авторов, играет в их философских системах важное методологическое и концептуальное значение. И хотя с 80-х гг. ХХ в. в философской литературе термин «проблематизация» получил широкое распространение, концептуальная разработка понятия

«проблематизация» принадлежит М. Фуко и Г.П. Щед-ровицкому.

Наряду с анализом работ М. Фуко и Г.П. Щед-ровицкого, в которых термин и понятие «проблемати-зация» используется фактически, в данное исследование введен материал Ж. Делёза по реконструкции философской позиции Ф. Ницше как уникального опыта проблематизации в истории философии и западной культуры в целом. Жиль Делёз является одним из ведущих исследователей Ницше; в l964 г. он совместно с М. Фуко организовал коллоквиум в Руайомоне, с которого берет начало новый этап коренной переоценки ницшеанского наследия в европейской мысли. Работа Ж. Делёза «Ницше» (1965 г.) [1] возникла по результатам коллоквиума и является оригинальным методологически строгим анализом исторически и культурно значимого опыта проблематизации. Философия Ницше сыграла большую роль в формировании интеллектуальной и исследовательской позиции М. Фуко и имеет значение в понимании его концепции проблематизации.

При всем своеобразии концептуальных построений каждого из авторов сравнительный анализ материала показывает, что проблематизация рассматривается как механизм социальных изменений и возникновения «нового» в культуре и социуме. При этом основная гипотеза состоит в том, что возникновение понятия и эволюция концепций проблематизации связаны с необходимостью введения в исследовательское поле принципиально новых представлений о субъектности в контексте осмысления специфики процессов развития и изменений, характерных для ХХ в.

В реконструкции Ж. Делёза представления об опыте проблематизации в философии Ницше напрямую связаны с опытом субъектности развития. Такой опыт возникает в процессах преобразования, в «переходах» от этапа «нигилизма», который характеризуется догматическими схемами и представлениями об истинном и ложном, к этапу «утверждения», который связан с возникновением субъ-ектности «Сверх-человека», т.е. способности к живой, «играющей» практике мысли [1].

По Фуко, появление и закрепление нового в культуре происходит в процессе проблематизации идеи, нормы, стиля и т.п. в рамках определенного круга дискурсивных и недискурсивных практик (диспозитива) и становится источником становления и трансформации опыта субъектности как истории этого опыта и истории мысли в этом опыте. Объективация новых форм мысли (правил/норм, истинности) как результат проблемати-зации практик, во-первых, определяет (детерминирует, стратегирует, стилизирует) содержание опыта субъект-ности и, во-вторых, указывает пределы этого опыта как основу для развития и преобразования.

Важным для Фуко является понятие «опыта-предела». Фуко переворачивает классический кантовский философский тезис и говорит о «возможности преодоления границ», о том, что нужно как раз выявлять те границы, которые либо ставит сам человек, либо определяют институты и которые человек может и должен преодолевать. Для Фуко полным и подлинным смыслом философско-методологических разработок является тема поиска «пространства конкретной свободы, то есть - возможного изменения». В этом смысле в

понятии «опыта-предела» схватывается то, как осуществляется «преступание границ» опыта, фиксируются ситуации работы мысли над самой собой, т. е. ситуации, на преодолении которых мысль только и может развертываться, активизироваться, развиваться [2].

По Г. П. Щедровицкому, проблематизация является источником нового в обществе и культуре, поскольку связана с полаганием стратегий социокультурного действия в контексте истории и программ действий в проблемных ситуациях [3]. То есть проблематизация рассматривается как социокультурное и социогуманитар-ное явление развития практики, выходящее за рамки сугубо научного инструментария познания. «Проблема» как особая логико-эпистемологическая единица предполагает выход за рамки чисто научного предмета... формирует определенную программу и план наших действий, неизбежно социокультурных и социальных... существует на пересечении нашего действия и истории» [4. С. 305-306]. Проблематизация задает особые требования к позиции субъекта развития: субъект-ность связана с позицией в коллективной мыследея-тельности и необходимостью методологического типа мышления как принципиальными социогуманитарны-ми характеристиками проблематизации.

Проведенный сравнительный анализ позволил сделать вывод о том, что общность позиций рассматриваемых авторов состоит в том, что единым основанием разработки концепций проблематизации является проблема историчности мысли.

Ф. Ницше, М. Фуко, Г.П. Щедровицкий - мыслители, которым удалось существенно изменить представления об истории мысли как понятии, как области знания. Философско-методологические подходы авторов переводят ее из историко-философской и историкокультурологической трактовки в пространство «истории настоящего» (М. Фуко). Исследовательское внимание авторов сосредоточено на культурно-исторических событиях особого типа - событиях, когда человеческое существо и человеческое общество «проблематизирует то, что оно есть, то, что оно делает, и мир, в котором оно живет» (Фуко) [2. С. 280]. Через «схватывание» механизмов историчности они задают основание для понимания историчности мысли как способности практиковать историю мысли в опыте - опыте развития.

Проблема историчности мысли в концепциях про-блематизации разрабатывается авторами на основе введения нового плана подлежащих познанию объектов, определения функций и позиций исследователя, разработке исследовательских средств, что позволяет принципиально менять постановку проблемы историчности мысли. На основе последовательной и глубокой критики традиционной научной парадигмы в контексте проблемы истории мысли в работах рассматриваемых авторов оформляется новый - социогуманитарный подход к определению субъектности, связанной с развитием.

Чтобы подчеркнуть специфичность использования понятия «социогуманитарное» в данной работе, его специфичность в контексте антропологической тематики, отметим, что его важно соотносить с философской традицией, утверждающей, что проблемы человека как предмета философских исследований не сущест-

вует. То есть предметом исследования является не человек наличный, а человек возможный (М.К. Мамар-дашвили), «который может сверкнуть на какое-то время, промелькнуть, установиться в пространстве некоторого собственного усилия. Трансцендирующего усилия, состоящего в способности поставить самого себя на предел, который символизирует для человека его способность или готовность расстаться с самим собой, каким он был к моменту события, расстаться со слепившейся с ним скорлупой» [5]. Надо отметить, что термин «социогуманитарное» достаточно широко употребляется в современных исследованиях, при этом он не имеет строгого определения и системной понятийной проработки.

Анализ эволюции исследовательских ансамблей и систем рассматриваемых авторов показывает наращивание социогуманитарного содержания и социогумани-тарной направленности их концепций субъектности развития на фоне последовательной критики антропологических традиций.

По Ницше, опыт проблематизации неотделим ни от антропологической критики псевдопозиций субъектно-сти, ни от освоения нового опыта субъектности через принципиальное преобразование образа действия и мысли, в том числе в переходных типах настоящей субъектности. Преобразование «человеческого - слишком человеческого» в жизнеутверждающем опыте «Сверхчеловека» есть опыт подлинной субъектности и источник подлинного существования и знания. При этом переход в «пространство преобразования» возможен на основе изживания-преодоления «слишком человеческого». Более того, невнимательность к «проживанию и изживанию» порождает искаженные формы псевдо-преобразования.

В рамках эволюции программы исследования М. Фуко постепенно оформились уникальная методология и теория порождения и конституирования форм опыта субъекта (субъекта познания, социального и юридического субъекта, морального и этического субъекта) и понятие «опыта-предела» как основания бытия субъектности. При этом изначально М. Фуко строит свое исследовательское самоопределение на развернутой критике антропологических основ современного мышления (необходимость преодолеть «антропологический сон» современного мышления, тезис о «конце человека», критика философии основополагающего субъекта, изначального опыта, универсального посредничества и др.). Собственную позицию философ Фуко реконструирует как позицию «историка мысли», которая связана с понятиями «опыт» и «субъект»: опыт для Фуко - это то, из чего сам выходишь измененным, опыт изменения себя. Эволюция темы опыта и тезис об историчности форм опыта открыли возможность для постановки задач «критического анализа», «диагностирования настоящего», «анализа нашего собственного настоящего».

Осмысление новых социогуманитарных контекстов в работах Г.П. Щедровицкого связано с периодом массового распространения новых для ХХ в. проективных типов деятельности и мышления. Принципиальная критика антропологического подхода сопровождает становление социогуманитарной проблематики в мате-

риалах исследований Г.П. Щедровицкого по педагогической проблематике, проектированию систем «человек - машина», семиотике и др. Проектирование и программирование как коллективами, так и отдельным человеком собственной будущей мыследеятельности приводит к тому, что «они начинают изменять и трансформировать самих себя как мыслящих, комму-ницирующих и мыследействующих» [6. С. 140]. Обсуждается особая проблематика, связанная с тем, что по сути проблематизация представляет собой рефлексивный выход в действительность мышления о системе мыследеятельности. В результате такого рассмотрения не только осваиваются существующие средства, методы и технологии мышления и деятельности, но и начинают проявляться и видеться те «лакуны» и «дефициты», для которых такого рода средства, методы и технологии необходимо создавать, т.е. возникает «знание о незнании» как программная основа развития опыта субъекта. В этом контексте концепция проблематиза-ции тесно связана с развитием в рамках СМД-подхода концепций методологического мышления и методологической позиции как базового основания представлений о позиции и характеристиках субъекта развития, о понятии коллективной мыследеятельности и возможностях и границах субъектности индивида [7].

Таким образом, вопрос о современной природе субъекта развития и генезисе опыта субъектности как специфической предметности в рамках социальнофилософского знания и антропологической проблематики, является основанием введения понятия «социо-гуманитарное» в данном исследовании и гипотезы о социогуманитарной природе понятия и концепций проблематизации Ж. Делёза, М. Фуко и Г.П. Щедро-вицкого.

В целом субъектность развития в концепциях про-блематизации - это способность к преобразованию собственного опыта, выходу за границы данного опыта и осуществлению социокультурных действий, способность к полаганию стратегических программ на фоне осмысления ситуации и исторически значимых контекстов и векторов действия. Анализ работ позволяет предложить схему общей структуры понятия и концепций проблематизации М. Фуко, Г. П. Щедровицкого и Ж. Делёза: интеграция трех системных аспектов, задающих социогуманитарную, т.е. субъектную, основу проблематизации и отражающих историчность мысли в развитии опыта субъекта:

- установка на критику и смену фундаментальных оснований прежней системы мысли, понимание ситуации;

- полагание новой программы-принципа и формирование двух пространств мыслительной работы: пространство «отказа» и пространство «преобразования и утверждения нового» в опыте проблематизации;

- оформление требований к новой роли/позиции, способной осуществить новую программу.

Итак, проблема историчности мысли позволяет рассматривать проблематизацию как условие и механизм появления опыта субъектности развития. Тем самым авторы обосновывают роль проблематизации в осуществлении современных практик развития, в создании условий возникновения нового в культуре и социуме через развитие опыта субъекта.

Реконструкция концепций проблематизации, проведенная на материале работ Ж. Делёза, М. Фуко и Г.П. Щедровицкого, позволяет сделать вывод о том, что феномен одновременного и параллельного обращения данных исследователей к теме проблематизация в философских исследованиях является закономерным результатом и точным отражением глубинных преобразований ХХ в. Проведенное исследование позволяет утверждать, что понятие проблематизации стало специальным предметом философского анализа во второй половине ХХ в. в связи с актуальностью критики научной парадигмы познания, прежде всего, вопросов о социокультурных, полипредметных, междисциплинарных и деятельностных характеристиках современного знания, массового распространения проективных типов мышления и деятельности (проектирование, программирование, сценирование и т.п.).

Одним из наиболее общезначимых контекстов осмысления концепций проблематизации в философии ХХ в. является осознание многообразия форм существования научной рациональности в современной философии, прежде всего осмысление постнеклассического типа рациональности. В рамках постнеклассического типа рациональности расширяется поле рефлексии над деятельностью, в котором учитывается соотнесенность получаемых знаний об объекте не только с особенностью средств и операций деятельности, но и с ценностноцелевыми структурами, эксплицируется связь внутри-научных целей с вненаучными, социальными ценностями и целями (М.К. Мамардашвили, Э.Ю. Соловьев, B.C. Швырев и др.). В современных исследованиях представления о «предпосылочном знании» были конкретизированы и определены основные компоненты оснований науки, среди которых наряду с объективистским видением мира - с нормами и идеалами исследования, научной картины мира и философскими идеями и принципами, с помощью которых обосновываются картины мира и выявляются идеалы и нормы позна-

ния, - рассматривается система построений знаний с учетом «антропного принципа». Постнеклассическое видение мира с его нацеленностью на «человекоразмерные» объекты предполагает поворот в направленности научного поиска на социогуманитарные проблемы. Выше подчеркивалось, что выявленные социогу-манитарные основания концепций проблематизации соразмерны философской традиции, предметом исследования которой является человек возможный (М. Ма-мардашвили), возникающий в социальном пространстве на время за счет собственного усилия, состоящего в способности и готовности преодолевать себя, свой опыт в моменты событий.

Одной из достаточно созвучных с концепциями проблематизации является модель «коммуникативной рациональности» Ю. Хабермаса, в которой автор концентрирует усилия на анализе возможностей коммуникативных связей и способов их реализации с целью поиска механизмов развития социально-культурной практики. ^нцепции проблематизации также целесообразно соотносить с основными принципами современных теорий самоорганизации сложных систем, синергетики (различные аспекты данных теорий разработаны в трудах И.С. Добронравовой, B.C. Егорова, Е.Н. Kнязевой, С.П. ^рдюмова, Н.Н. Моисеева,

И. Пригожина, И. Стенгерс, Г. Хакена, Э. Янча и др.).

Реконструкция социогуманитарных оснований концепций проблематизации является ценным материалом для формирования задач социальнофилософского анализа социогуманитарных механизмов и трендов современных инновационных процессов. Основными параметрами такого анализа должны стать характеристики субъектности развития, условия генезиса субъектности развития, а также обнаружение и идентификации социальных механизмов генезиса субъектности развития, проблемы возникновения и функционирования такого рода механизмов в контексте инновационной практики.

ЛИТЕРАТУРА

1. ДелёзЖ. Ницше / Пер. с фр., послесл. и ком. С.Л. Фокина. СПб.: Аксиома, Кольна, 1997. 186 с.

2. Фуко М. Воля к истине: по ту сторону знания, власти и сексуальности. Работы разных лет / Пер. с фр. М.: Касталь, 1996. 448 с.

3. Щедровицкий Г.П. Избранные труды. М.: Шк. культ. политики, 1995. 800 с.

4. Щедровицкий Г.П. Методология и наука (Доклад в Институте естествознания и техники АН СССР 22.06.1973 г.) / Щедровицкий Г.П. Фило-

софия. Наука. Методология; Ред.-сост А.А. Пископель, В.Р. Рокитянский, Л.П. Щедровицкий. М.: Шк. культ. политики, 1997. С. 294-363.

5. Мамардашвили М.К. Проблема человека в философии. Режим доступа: http://psychology.ru

6. Щедровицкий Г.П. Организационно-деятельностная игра как новая форма организации и метод развития коллективной мыследеятельности //

Щедровицкий Г.П. Избранные труды. М.: Шк. культ. политики, 1995. С. 115-142.

7. Щедровицкий Г.П. Философия. Наука. Методология / Ред.-сост. А.А. Пископель, В.Р. Рокитянский, Л.П. Щедровицкий. М.: Шк. культ. поли-

тики, 1997. 656 с.

Статья представлена научной редакцией «Философия, социология, политология» 7 октября 2009 г.