Всеобщая история

С.А. Артеменко

Социальный состав и общественная жизнь ранних пуритан в Англии конца XVI - начала XVII вв.

Данная статья рассматривает становление английского пуританизма. Главный акцент делается на социальном составе вовлеченных в движение пуританизма людей, а также на иных социальных аспектах общественной и личной жизни ранних пуритан: семейных, деловых, церковных, благотворительных, образовательных и пр.

Ключевые слова: умеренный пуританизм, возникновение пуританизма в Англии, социальный состав ранних пуритан.

Причиной появления первых пуритан, их недовольных голосов, призывающих избавиться от «отбросов папизма», стало сохранение вышедшей из-под контроля римского влияния Англиканской церковью всех обрядовых форм католичества при переходе на английский язык богослужения. Изначально новые протестанты-формалисты, недовольные реформой срединного пути Елизаветы, пребывая в лоне англиканской церкви, не помышляли об отделении и организации собственных епархий.

У ранних пуритан не было сильного противника: большая часть английского духовенства, принявшая новую модель англиканского богослужения, не имела ни реальных знаний, ни энтузиазма для борьбы с нарождающимся неореформатским движением. Пуритане первой волны пытались самостоятельно изменить церковный уклад и привести его к единому образцу. В основном их требования касались реорганизации богослужения в церквях, возвращению ее к первоапостольской чистоте и учреждения проповеднического служения. Возврат к простоте и чистоте жизни подразумевал под собой не только соблюдение этого правила в повседневных вопросах (простая одежда, манеры, быт), так и в богослужебных вопросах (простое убранство церкви, отсутствие дорогих одежд на священниках и украшений храмов). Именно по этой причине так истово уничтожали первые пуритане дорогое убранство бывших католических храмов: разбивали статуи, замазывали образа, убирали из обращения свечи и ломали органы. Во всех своих начинаниях каждому человеку, избранному Богом для спасения, следовало придерживаться честности и добропорядочности: как в личных делах, так и в делах общественных,

а также в торговых и деловых, согласно кальвинизму, следовало придерживаться умеренности и честного ведения дел.

Говоря о социальном составе людей, примкнувших к пуританизму, можно отметить неоднозначность мнений историков по поводу большей или меньшей предрасположенности определенных слоев общества к восприятию пуританизма. В исследованиях историков, придерживающихся марксисткой интерпретации, популярность пуританства среди англичан объясняется с экономической точки зрения. По их мнению, кальвинизм как нельзя лучше отвечал интересам буржуазии, особенно в его покровительстве торговле, накоплению богатств, трудолюбии и, в немалой степени, устройством кальвинистской церкви, основой которой являлась религиозная община, возглавляемая выборными старейшинами. «Устройство церкви Кальвина, - писал Ф. Энгельс, - было насквозь демократичным и республиканским; а где уже и царство божие республиканизировано, могли ли там земные царства оставаться верноподданными королей, епископов и феодалов?..» [1, с. 308].

Радению за торжество религиозных и нравственных идеалов истори-ками-марксистами отводится не самая главная роль в истории английской реформации. Религиозные предпосылки, по их мнению, являлись второстепенными, основные же принципы пуританизма определялись нуждами завершавшегося первоначального накопления капитала и задачами борьбы буржуазии против политического и морального авторитета монархии, феодального дворянства и церкви.

Однако, если придерживаться этой точки зрения, встает вопрос о причинах вовлечения в движение пуританизма иных социальных слоев, не относящихся к нарождающемуся классу буржуазии, к тому же нельзя сбрасывать со счетов и то, что идеологами пуританизма изначально были университетские преподаватели и священники, а не представители новой буржуазии - те лишь подхватили согласующуюся с их мировоззрением новую идею и претворили ее в жизнь. Согласно утверждению Л. Стоуна, помимо крупных и мелких торговцев, пуританизм в не меньшей степени привлекал представителей знати, ремесленников, йоменов. Ремесленники, говорит Стоун, были особенно восприимчивы к религиозным влияниям радикального характера, поскольку сидячий характер их труда располагал к философствованиям и размышлениям. Тогда как генераторами и распространителями идей пуританизма среди населения были радикально настроенные преподаватели университетов [9, с. 99-100].

Версия исследователей-марксистов о пуританах как о безжалостных предпринимателях, для которых получение прибыли было сравнимо с выполнением божьих рекомендаций, была опротестована

ВЕСТНИК

МГГУ им. М.А. Шолохова

Всеобщая история

А. Дж. Диккенсом. Он не отрицает, что среди воспринявших пуританскую мораль и образ жизни было немало предпринимателей, однако утверждает, что хищных предпринимателей среди них на ранних этапах не было вовсе, и лишь на поздних появилось сравнительно небольшое количество пуритан, позволяющих себе думать, что в деле получения прибыли Бог им дал возможность и право действовать сообразно необходимости. Чарлз и Кэтрин Джонс, в свою очередь, утверждают, что в XVI - первой половине XVII вв. пуритане крайне негативно относились ко всем проявлениям капиталистического предпринимательства: к роскоши, ростовщичеству, жадности и обману при заключении сделок, лишь со временем примирившись с окружающими их явлениями капиталистической экономики [2, с. 144]. Эти нормы не только позволяли следить за собственным моральным обликом, но являлись подспорьем в экономической, торговой деятельности: бережливость позволяла сохранять нажитое, осторожность помогала просчитывать риски в заключении сделок, ответственность влияла на поддержание необходимых деловых контактов.

Основание такого отношения к жизни кроется в кальвинистском обосновании бытия человека. Кальвинизм проповедовал мирской аскетизм, накопление богатств не должно было каким-либо образом влиять на простой образ жизни верующего. Р. Гривз, объясняя негативное отношение пуритан к ростовщичеству (займы нуждающимся должны быть беспроцентными), ссылается на женевскую Библию, в комментариях к которой было ясно указано, что ростовщикам грозит Божье наказание. Однако впоследствии, при преемнике Кальвина - Теодоре Безе, эта позиция сменилась на более терпимую.

Диккенс отмечал, что если сравнивать степень вовлечения в пуританизм между жителями деревень и городов, то наибольшее распространение пуританизм получил среди горожан, поскольку для его восприятия необходима была некоторая степень образованности, чего недоставало сельским жителям. Пуританизм, таким образом, сближал не классы и слои общества, а близких по духовному мировосприятию и провозглашаемым нормам общественной и личной морали членов местного сообщества.

При обсуждении вопроса о социальной природе пуританизма современные британские историки склоняются к мнению, что пуританизм лучше укоренялся в наиболее развитых в социально-экономическом отношении районах страны среди представителей формировавшегося в процессе становления капитализма предпринимательского класса, преимущественно из числа горожан. При этом отмечается, что такая взаимозависимость может быть охарактеризована лишь как своего рода

корреляция, а не жесткая причинная связь, поскольку во многих городах, которые даже составляли относительное большинство, пуританизм не имел заметного успеха. Приверженцев пуританизма исследователи находят среди представителей буквально всех социальных групп английского общества, подводя к выводу о том, что это зависело и от индивидуального выбора, а не только от социальной принадлежности человека.

Как было отмечено ранее, к движению пуритан к XVII в. примкнуло довольно много людей из разнообразных социальных слоев английского общества. Однако в XVI в. «очень немногие стали бы хвастаться, что они пуритане» [5, с. 2].

Относительно пуритан в период правления королевы Елизаветы I сложилось весьма невысокое мнение среди интеллектуальной английской молодежи. Настоятельное желание пуритан всех и вся переделать на свой лад, их желание участвовать в чужой личной жизни почиталось за наглость, глупость и лицемерие, им приписывали провоцирование ссор и излишнее любопытство, граничащее с назойливостью. В этом отношении историки любят приводить цитату из «Двенадцатой ночи Шекспира», произнесенную устами сэра Тоби: «Или ты думаешь: раз ты добродетелен, так не бывать на свете ни пирогам, ни вину?». Публицистика начала XVII в. изобилует примерами антипуританских настроений. Бен Джонсон в своих пьесах «Алхимик» и «Варфоломеевская ночь» едко высмеивает образ жизни и мораль пуритан. Так, в «Варфоломеевской ночи» булочник из Бэнбери закрыл свою лавку и забросил ремесло, поскольку его вкусные пироги и булки люди поедали на свадьбах, праздниках и иных недостойных сборищах.

Действительно, отношение пуритан к вопросам морали и этики в любых сферах деятельности человека (в особенности в богослужениях) было крайне серьезным.

Так, пуритане очень щепетильно относились к соблюдению воскресного дня. Историки пытались обосновать подобную важность воскресенья для пуритан. К. Хилл объяснял это экономическими причинами: ритм рабочей недели должен был быть единообразно выдержан, выходной день позволял сохранять и восстанавливать рабочие силы. Лишенные выходного дня работники в итоге могут загубить результат своего труда [4, с. 127]. Существует также вера во второе пришествие Христа, которое свершится в воскресенье, возможно, в какой-то степени это убеждение повлияло на столь настойчивое требование пуританами соблюдения выходного дня. Возможно, выходной день играл роль дисциплинарного надзора, поскольку именно в воскресенья все обязательно собирались на проповедь, где возможно было не только напомнить о заветах Божьих, но

ВЕСТНИК

МГГУ им. М.А. Шолохова

Всеобщая история

и влиять на отношение прихожан к работе через пропаганду пуританских наставлений в поведении. Такую мысль высказывает и Хилл, считая, что развивающийся капитализм нуждался в методичной переделке менталитета масс [4, с. 208].

В семейном плане пуритане придерживались, в основном, патриархального уклада. Муж являлся главой семьи, женщина находилась в полном его подчинении, основанием чему служили слова Св. Павла: «Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу, потому что муж есть глава жены, как и Христос глава Церкви, и Он же Спаситель тела. Но как Церковь повинуется Христу, так и жены своим мужьям во всем. Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее...»

Детей пуритане воспитывали в строгости и послушании, дети эпохи Реформации - это продукт строгости и суровости своих родителей. Джон Робинсон считал, что гордыня и непослушание должно выбивать из детей силой. Детей следовало воспитывать в уважении к заповедям Божьим, в трудолюбии и разделении жизненных забот их родителей. Однако это не исключало, по мнению П. Коллинса, теплого и доброго отношения между детьми и родителями [Там же, с. 78-79].

В отношении к музыке, живописи, актерскому мастерству, вообще к искусству любого рода пуритане были настроены крайне серьезно. Искусство имело право на существование только в том случае, если имело религиозный подтекст, в противном случае оно служило на пользу распространения предрассудков, учило праздности и легкомыслию. В 1574 г. Елизавета I даровала графу Лейстеру патент, разрешающий ставить театральные представления во всех городах, «в том числе и в нашем городе Лондоне». Возмущенные этим постановлением пуритане вступили в борьбу с нечестивым развлечением, публикуя многочисленные памфлеты и трактаты: «Трактат, в котором игра в кости, танцы, суетные пьесы или интерлюдии и прочее пустое времяпрепровождение, обычное в воскресные дни, разоблачаются авторитетом слова божия и древних писателей» (Нортбрук, 1577), «Школа злоупотреблений» (Стивен Госсон, 1579), «Анатомия злоупотреблений» (Филипп Стэббс, 1583).

Обычные народные гуляния также были не в чести у пуритан, поскольку нарушали четвертую заповедь (обязательное посещение церкви по воскресеньям), несмотря даже на то, что гуляния и народные праздники сплачивали людей, позволяя сохранять добрососедские отношения в локальных сообществах. Именно этот фактор, согласно некоторым исследованиям, выдвигался в качестве основополагающего защитниками народных традиций от давления очистителей мира [3, с. 13].

Пуритане внесли большой вклад в повышение образовательного уровня английского общества. По мнению Стоуна, англичан конца XVI - первой половины XVII вв. отличал более высокий уровень образования по сравнению с прочими нациями [10, с. 41]. Объяснялся подобный рост образования ликвидацией католической монополии на получение знаний, социально-экономическим развитием Англии, требовавшим квалифицированных и образованных служащих, управленцев, исполнителей, а также подъем уровня жизни средних классов, получивших возможности вкладывать средства в образование своих детей. В немалой степени росту уровня образования способствовали пуритане, для которых образование было важной ступенью в развитии полноценной и сильной личности, а также способствовало развитию религиозного самосознания и воспитанию в детях трудолюбия [Там же, с. 71-72]. Пуритане основывали собственные учебные заведения для воспитания новых членов общества в духе и морали пуританизма. В Лондоне в 1596 г. был основан Грешем-колледж, администрацией которого были не духовенство, а миряне: торговцы и купцы. Х.Ф. Кирни, исследуя преподавательский состав колледжа, говорит, что среди преподавателей было довольно много священников, разделявших умеренно-протестантские взгляды. Уровень преподавания в Грешеме мало чем отличался от университетского в основных предметах, но «академическая университетская культура и образование были реорганизованы применительно к нуждам столицы» [6, с. 85].

Вопрос, насколько пуритане были вовлечены в благотворительную деятельность, не выяснен окончательно. У. К. Джордан, изучавший социальную деятельность пуритан в Англии в конце XVI - начале XVII вв., говорит о росте объемов благотворительной деятельности и приписывает этот импульс роста пуританам. В противовес ему Д.М. Пэллизер обращает внимание на произошедшую тогда инфляцию, на фоне которой этот рост становится не таким значительным [7, с. 347]. Согласно исследованию У. Ханта, пуритане осуждали неразборчивую благотворительность, материальной помощи, по мнению пуританских проповедников, заслуживали только смиренные бедняки.

А. Симпсон в своем исследовании «Пуританизм в Старой и Новой Англии» так описывает социальный состав пуритан: «пуритан поддерживали самые разные социальные группы, недовольные существовавшим положением вещей: знать, боровшаяся за привилегии при дворе, джентри, горожане, мелкие ремесленники, а в случае, когда усиливалась угроза со стороны папства, все англичане были более склонны к пониманию позиции пуритан. Настоящие пуритане всегда были меньшинством, но

ВЕСТНИК

МГГУ им. М.А. Шолохова

Всеобщая история

в обществе существовала масса недовольных, которые питали пуританизм» [8, с. 11-12].

Подобного рода значительная неоднородность социального состава пуритан не могла не привести к расколу общего движения, в результате которого в их среде выделились: умеренное движение пресвитериан и радикальное течение индепендентов-сепаратистов.

Библиографический список

1. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 22.

2. George Ch., George K. The Protestant Mind of the English Reformation, 1570-1640. Princeton, 1961.

3. Goring J. Godly Exercises or the Devil’s Dance? Puritanism and Popular Culture in Pre-Civil War England. L., 1983.

4. Hill Ch. Society and Puritanism in Pre-Revolutionaty England. NY., 1967.

5. Images of English Puritanism. A Collection of Contemporary Sources, 1589-1646. Baton Rouge-L., 1989.

6. Kearney H.F. Puritanism, Capitalism and Scientific Revolution // Past and Present. 1964. № 28.

7. Palliser D.M. The Age of Elizabeth: England under the Later Tudor, 1547-1603. L.-NY., 1983.

8. Simpson A. Puritanism in Old and New England. Chicago, 1955.

9. Stone L. The Causes of English Revolution, 1529-1642. L., 1972.

10. Stone L. The Educational Revolution in England, 1560-1640 // Past and Present. 1964. № 28.