Социология и культурология

УДК 316.4.06 ББК 60.524.1

СОЦИАЛЬНЫЙ РИСК КАК ПОКАЗАТЕЛЬ СОЦИЕТАЛЬНОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА

А.И. Жмайло

SOCIAL RISK IS A INDICATOR OF THE MODERN SOCIETY TRANSFORMATION

A.I. Zhmaylo

Неустойчивый социум создает новые риски. В статье предлагается использовать социальный подход к анализу возникающих рисков. Вводится понятие «социальный риск», приводится обобщенный анализ подходов к его определению. Отмечено, что важнейшим фактором возникновения и накопления социального риска являются модернизационные и трансформационные процессы в современном обществе. Социальный риск рассматривается как интегральная часть процессов социально-культурных и институциональных изменений. Социальный риск выступает показателем несоответствия социальных действий индивидов и групп изменениям социальной среды. Определены общие признаки социального риска как особой разновидности рисков. Дано развернутое определение понятия «социальный риск».

Ключевые слова: социальный риск, социальные изменения, модернизация, трансформация, прогнозирование, управление изменениями.

Social changes in modern society are of unpredictable, nonlinear and irreversible nature. The unstable society creates new risks. Forecast of social consequences of transformations and adaptation of individuals or groups to transformation processes become important problems for the government. For decision of these problems it is offered to use the social approach to the analysis of arising risks. As a special version of risk the concept «social risk» is introduced. The article gives the generalized analysis of various approaches to definition of «social risk ». It is noted that the major factor of occurrence and accumulation of social risk is modernization and transformation processes in modern society. The social risk is considered as an integrated part of social-cultural institutional changes. The social risk acts as a indicator of discrepancy between individual or group social actions and social environment changes. The general attributes of social risk as a special version of risk are defined. The detailed definition of concept «social risk» is given.

Keywords: social risk, social changes, modernization, transformation, forecasting, management of changes.

Неустойчивость и непредсказуемость социальных изменений, обусловленные характером динамических процессов в современном обществе приводят к стремительному воспроизводству рисков, формированию «общества всеобщего риска». В сравнительно недавнем прошлом, в условиях жесткой регламентации поведения отдельных индивидов, групп и общества, в целом, нормами, традициями, моделями поведения и

т. д. будущее возможно было прогнозировать, опираясь на настоящее и прошлое.

С одной стороны, такая регламентация минимизировала вероятность зарождения альтернативного развития, принципиальной смены социального порядка. С другой стороны, она способствовала целостности и устойчивости общества, исключала неопределенности и риски социальных потрясений. Как отмечает С. Кравчен-

ко: «Поведение индивидов в рамках традиций не было рискогенным для социума в целом. Лишь тогда, когда традиции нарушались, возникали опасности для девиантов и, соответственно, определенные риски для существовавших норм и стилей жизни. Риски также появлялись с опасностями, приходившими, как правило, извне — природными катаклизмами, эпидемиями или войнами, на что так или иначе нужно было реагировать, выбирать альтернативу действия»1.

На примере современного российского общества, переживающего драматический процесс трансформации, целью которой является формирование нового экономического порядка в новом демократическом правовом государстве, мы может заметить, что этот процесс носит непредсказуемый, нелинейный и необратимый характер. Традиции, ценности, мораль прошлых лет уступили место социальным новациям. «Мы ждем перемен!» — эти слова В. Цоя стали лозунгом целого поколения. В результате значимо возросла неустойчивость социума, когда даже незначительные воздействия могут привести к быстрым и радикальным изменениям. Причем, возврат к исходному состоянию невозможен, так как отсутствуют разделяемые всеми акторами и группами ориентиры и нормы.

Подобная социальная и культурная динамика порождает целый комплекс задач, среди которых в качестве важнейших можно выделить, во-первых, задачу прогнозирования социальных последствий проводимых преобразований и, во-вторых, задачу адаптации отдельных индивидов или групп к процессу трансформации. Необходимо «не только описывать, измерять и предугадывать последствия катастроф, но и осмыслить закономерности в реакции индивидов и социальных структур на производимые обществом риски»2.

В этой связи появляется необходимость разработки нового направления исследования социального поведения в момент институциональных преобразований и вызванных ими неопределенностей. В данной работе предпринята попытка выделения в качестве основы для разработки данного направления особой категории риска — «социального риска».

Выделяя социальный риск в этом качестве, мы рассматриваем его как на неустранимую, интегральную часть процессов социально-культурных и институциональных изменений, особенно тогда, когда речь идет о социетальной трансформации, подобной той, которая имеет место сегодня в России.

Понятие «риск» стало предметом научного исследования сравнительно недавно. До начала ХХ века риск рассматривался как характеристика активного, сознательного действия человека

с надеждой на удачу в условиях неопределенности итога действий. При этом уделялось внимание волевым качествам личности: отвага, смелость, решительность, предприимчивость.

Постепенно центр исследовательского интереса переместился к решению связанных с риском организационно-управленческих задач (разрушительное воздействие факторов риска на те или иные социальные группы, императивы справедливого распределения издержек, психология восприятия риска и оценки вероятности тех или иных событий, общественно-экономическая и общественно -политическая целесоо бр азность действий и решений).

Социальный подход к анализу риска ощутимо заявил о себе лишь в 60-е годы XX века в контексте споров о социальных аспектах атомных технологий. Опыт последующих десятилетий продемонстрировал решающее, значение «системного» видения проблемы. В отличие от «технического», «социальный» подход усматривает непосредственную связь оценок риска с ценностями и нормами социального характера и учитывает политические, этические, социологические, психологические, экономические и проч. аспекты, которые тесно переплетены между собой, так что невозможно, обращаясь к одному из них, не сталкиваться с другими3.

Сегодня понятие риска прочно вошло в понятийные ряды многих дисциплин, в том числе и термин «социальный риск» широко используется в различных отраслях общественных наук: социологии, правоведении, менеджменте.

Исследования, посвященные различным аспектам социальных рисков, многочисленны и разнообразны. Однако, несмотря на обширное количество работ зарубежных (У. Бек, Э. Гиденс,

Н. Луман, О. Ренн) и отечественных (В. Зубков, А. Мозговая, С. Кравченко, О. Яницкий) авторов, раскрывающих понятие риска и классифицирующих риски по различным основаниям и типам, вопрос определения «социального риска» как их особой разновидности остается недостаточно проработанным. Остаются практически не исследованными теоретические аспекты формирующих его факторов, особенностей его возникновения в различных социальных группах и, в целом, в современном российском обществе, масштабов и последствий социальных рисков для отдельных групп и территорий. Даже само понятие «социальный риск» трактуется по-разному.

Признавая возможность выделения двух типов рисков: техногенного и социогенного, — а также противопоставления социального риска технологическому, экономическому и другим видам риска, исследователи при этом дают обобщенное определение «социального риска», применимое либо к общему понятию «риск»: «Риск

А.И. Жмайло

всегда социален, поскольку продуцируется социальными субъектами, а его последствия влияют на их существование и взаимодействие»4. Либо — ко всем рискам, объектами которых являются индивиды или социальные группы: «Социальный риск — это способность восприятия индивидуумом или группой неблагоприятных условий среды, в зависимости от субъективных личностных особенностей и возможностей»5. Характеризуя этот («обобщенный») подход, С. Кравченко констатирует: «Понятие «социальный риск» указывает, прежде всего, на сферу, в которой складывается и возможно осуществляется неблагоприятное для людей событие. Разумеется, неблагоприятные события имеют как природное, так и общественное происхождение, возникая в результате сочетания определенных физических, химических, биологических, социально-экономических и политико-культурных факторов. Исторически в социологии при использовании этого понятия на первый план выступают последствия антропогенного воздействия на природу и опасности, порождаемые во всех сферах жизни общества в контексте конкретной культуры»6.

Существует и противоположная («узкая») точка зрения, трактующая социальный риск как характеристику определенных социальных групп людей, находящихся в трудной жизненной ситуации, которые в силу сложившихся обстоятельств, своего социального положения и образа жизни подвержены негативным воздействиям. С социальной точки зрения под трудной ситуацией следует понимать ситуацию, объективно нарушающую жизнедеятельность человека, которую он не может преодолеть самостоятельно и нуждается в социальной помощи. Зачастую трудные жизненные ситуации стимулируют образование у человека девиантных форм поведения как способов реагирования на изменившиеся условия7.

Следует отметить, что понятие «социальный риск» — единственный использующийся в социологии риска термин, получивший в Российской Федерации правовое толкование. В статье 3 Федерального закона от 16 июля 1999 г. № 165-ФЗ «Об основах обязательного социального страхования» социальный риск определяется как «предполагаемое событие, влекущее изменение материального и (или) социального положения работающих граждан и иных категорий граждан, в случае наступления которого осуществляется обязательное социальное страхование». Анализируя положения указанного закона, можно понять, что с правовой точки зрения формами проявления социальных рисков являются сугубо индивидуальные факты: снижение (утрата) трудоспособности либо вынужденное отсутствие на

работе по социально значимой причине, потеря места работы и постоянного заработка, несение повышенных расходов по социально значимым причинам, получение дохода ниже прожиточного минимума. Нетрудно заметить, что такие формы проявления социального риска могут иметь место только у экономически активного населения из-за отсутствия спроса на труд или потери работником способности к труду по уважительным причинам: биологическим (болезнь, инвалидность, старость), производственным (несчастный случай, трудовое увечье или профессиональное заболевание), экономическим (безработица) или социального характера (рождение и воспитание детей).

В качестве показателей социального риска сторонники такого подхода предлагают применять: степень адаптации/дезадаптации к произошедшим в последнее десятилетие переменам; снижение уровня доходов и качества питания за последние 12 месяцев; рассогласование между реальным среднедушевым доходом и доходом, достаточным, по представлениям респондентов, для поддержания нормального существования; риск потери работы8. А средством снижения и управление указанными рискам признаются определяемые государством формы социальной защиты: социальное страхование, социальная помощь (поддержка), социальное обеспечение.

Основным способом решения ключевых социальных проблем в масштабах государства становится выявление, прогнозирование и упреждение приоритетных социальных угроз и факторов, влияющих на национальную безопасность и устойчивость развития. В этой связи необходима оценка «социального риска» как особого вида риска, возникающего в социальной сфере, и последствия которого в первую очередь отражаются на ней. Немаловажным является и тот факт, что содержание понятия «социальный риск» значительно расширяется за счет рассмотрения его связанности с социальными изменениями. В современных условиях повышение социального риска связано с объективным ростом неопределенности, сопровождающегося социальной нестабильностью, сложностью, а порой невозможностью оценки вероятных последствий тех или иных действий.

В большинстве исследований социальный риск выступает как явление, сущностью которого представляется решение, субъективное по своей природе, и другим оно быть не может. Риск — одно из проявлений решения. В то же время, трактовка рисков исключительно с рационалистических позиций, когда «поведение человека считается всегда предсказуемым, исход всех событий и поступков предсказуемым, а сама проблема риска сводится к нахождению способа

более или менее точной калькуляции вероятности самого неблагоприятного события и связанного с ней ущерба»9 применительно к отдельным группам или сообществам индивидов представляется недостаточной. Необходимо принимать во внимание культурную и психологическую стороны общественной жизни, которые определяют особенности отношения человека или сообщества к риску, его определению и смысловой интерпретации.

Однако и такой подход лишь отчасти применим к анализу рисков современного общества. С одной стороны, многие кризисные явления носят смешанный, природно-антропогенный, характер (экологические катастрофы, глобальное потепление и т. д. — «когда разрушительное воздействие сил видоизмененной в результате антропогенного влияния природы на людей и объекты экономики превышает имеющиеся ресурсы их защиты»10. С другой стороны, подавляющее большинство действий и решений, определяющих существование человека в современном мире, принимаются либо другими людьми (правовые нормы, рыночные отношения), либо принимаются человеком под влиянием (мораль, реклама).

В связи с этим представляется возможным рассматривать окружающую индивида социальную среду как особую форму объективной реальности, повлиять на которую индивид не в состоянии. В рамках такого подхода вполне оправдано рассмотрение социального риска в контексте роста социальной неопределенности, сложности и турбулентности социальной реальности, несоответствия социальных действий индивидов и групп изменениям социальной среды, что усиливает социальный диссонанс и влечет за собой недостижение социальных целей управления.

В современном обществе повседневной практикой индивидуального и группового поведения становятся терпение как «способ экономии и накопления жизненного ресурса»11. Однако, терпение как экономия креативных ресурсов (жизнеобеспечения, самоопределения), как правило, сопровождается накоплением негативных ресурсов (стресса, страхов, фобий и других сил саморазрушения личности или группы). Иными словами, потенциально терпение есть процесс накопления рисков, которые могут быть направлены как вовнутрь (психическое заболевание, аномия, суицид), так и вовне — на общество или других людей (агрессия)12.

В ХХ веке одной из основных философских предпосылок становится убеждение в возможности «влияния на будущее» в сторону снижения потенциальных опасностей и «управления» риском. На основе этой концепции проблема оценки социальных рисков как особого типа рисков

и управления ими приобретает самостоятельное теоретическое и прикладное значение как важная составная часть теории и практики управления.

Неконтролируемое ускорение социальных изменений, вызываемое неравномерностью развития, неспособностью правящей элиты и общества овладеть темпом перемен, таят в себе риск дестабилизации и распада общественного порядка. Социальные изменения поддаются контролю до тех пор, пока затронутые ими люди способны осмыслить и истолковать перемены в позитивном духе, придать им положительный смысл.

Моделирование социальных процессов невозможно без полномасштабных исследований возникновения, распространения и возможностей управления социальными рисками. В связи с этим на первый план выходит необходимость разработки системного подхода к определению социальных рисков.

Применительно к социальным рискам важнейшим фактором их возникновения и накопления являются модернизационные и трансформационные процессы в современном обществе. Характер рисков в меняющемся обществе определяется характером этих изменений. Так, на начальном этапе российских реформ считалось, что все политические и экономические институциональные изменения — позитивное направление развития. Их социальные последствия оценивались лишь как трудный, но неизбежный этап процесса неизбежных исторических перемен. Ошибочность такого подхода в процессе управления привела к серьезным проблемам в социальной организации российского общества, стала серьезным препятствием на пути его реформирования.

Несмотря на то, что в процессе перемен преследуется одна благая цель — повышение жизнеспособности общества, рост эффективности управления и процессов воспроизводства (в широком понимании), нелинейный и разнонаправленный характер трансформации, в результате которой общество утрачивает традиционные ориентиры и не успевает формировать новые нормы и алгоритмы поведения, приводит к ускоренному производству и распространению рисков, обусловленных реакцией общества на наблюдаемые изменения, а также несоответствием реально получаемых результатов имеющимся ожиданиям.

В результате продолжительного периода трансформации теряется основа общественного согласия, ибо нет общей цели, ради достижения которой это согласие необходимо. Следовательно, уменьшается «запас прочности», позволявший противостоять негативным воздействиям.

А.И. Жмайло

Продолжительный период трансформации, включающий многократное изменение направления и темпа общественных преобразований, приводит к разрушению общества, утрате обществом способности к развитию. Основными целями появляющегося в результате такого разрушения общества становится обеспечение безопасности, создание все более усложняющихся защитных систем. Производительных ресурсов общества оказывается недостаточно для производства благ. Суть изменения состоит в том, что «логика производства богатства» сегодня уступает «логике производства риска». Современное общество становится, по определению У. Бека, «обществом риска».

На основании вышесказанного возможно выделить общие характеристики социального риска:

1. Социальные риски не являются следствием причин, обусловленных природными или технологическими процессами, а также индивидуальными биологическими и поведенческими особенностями отдельных индивидов.

2. Социальный риск — это, прежде всего, вероятность наступления неблагоприятных последствий, обусловленная разнонаправленностью и несинхронизированностью поведения субъектов (группы) риска и конкретного социально-культурного пространства, в которое субъекты (группа) интегрированы.

3. Социальный риск рассматривается в связи с социальными изменениями, как результат несоответствия действий субъекта и объекта риска изменениям социальной среды.

4. Используя предложенную В. Зубковым классификацию, социальные риски можно отнести к рискам второго порядка, являющимся комплексным результатом различных действий множества социальных субъектов и затрагивающими функционирование всего общества или отдельных его институтов.

Обобщение приведенных характеристик можно определить «социальный риск» как особую разновидность риска, где субъектом и объектом риска является индивид, определенная социальная группа или общество, вероятность наступления негативных последствий для которых обусловлена несоответствием индивидуальных (групповых) социальных действий процессам в окружающем социальном пространстве, протекающим в обстановке реально существующей неопределенности, вызванной социетальной трансформацией.

Дальнейшая детализация определения «социальный риск» и связанного с ним понятийного аппарата должно происходить через выявление и анализ объективных (изменения социального

пространства, трансформация социальной структуры, системы социальных отношений, социокультурные трансформации) и субъективных (рискориентированная организационная культура, коммуникативная компетентность членов сообщества, индивидуальное и групповое восприятие рисков) составляющие социального риска.

Предложенный в данной работе подход к выделению социального риска в особую категорию имманентно присущих обществу рисков позволяет точнее определить как само понятие, так и возможные варианты возникновения рисков, их влияние на жизнедеятельность сообщества. Кроме того, предложенный подход позволяет объяснить различия в восприятии отдельных социальных рисков разными группами, а также минимизировать проблему различий в групповом и индивидуальном восприятии одних и тех же угроз. Например, безработица, рассматриваемая как один из видов социального риска, является безусловно негативной угрозой для индивида. В то же время для общества определенный уровень безработицы является необходимым условием для эффективного функционирования рынка трудовых ресурсов.

Используя предложенный подход, возможно качественно определить «социально приемлемый» уровень риска, а применительно к отдельным сообществам оценить угрозы превышения этого уровня.

Примечания

1. Кравченко, С. А. Социология риска: полипара-дигмальный подход: учебное пособие / С.А. Кравченко, С.А. Красиков. — М. : Анкил, 2004. — С. 34.

2. Яницкий, О.Н. Россия: риски и опасности «переходного» общества: сборник статей / отв. ред. О.Н. Яницкий. — М. : Изд-во Института социологии РАН, 1998. — С. 8.

3. Никитин, С.М. Социологическая теория риска в поисках предмета / С.М. Никитин, К.А. Феофанов / / Социологические исследования. — 1992. — № 10. — С. 121—122.

4. Зубков, В.И. Социологическая теория риска: монография / В.И. Зубков. — М. : Изд-во РУДН, 2003. — С. 10.

5. Бек, У. Общество риска на пути к другому модерну / У. Бек. — М. : Прогресс-Традиция, 2000. — С.

12.

6. Кравченко, С.А. и др. Указ. соч. — С. 15.

7. Социальная работа: словарь-справочник / под ред. В.И. Филоненко — М. : Контур, 1998. — С. 298.

8. Азарх, Э. Перспективная социальная политика в глазах населения / Э. Азарх // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены. — 2001. — № 1 (51). — С. 43—46.

9. Азарх, Э. Указ. соч. — С. 40.

10. Азарх, Э. Указ. соч. — С. 43.

11. Риск в социальном пространстве / РАН. Ин-т социологии / под ред. А.В. Мозговой. — М., 2001. — С. 110.

12. Риск в социальном пространстве... — С. 111.

13. Яницкий О.Н. Социология риска / О.Н. Яницкий. — М. : Изд-во LVS, 2003. — 192 с.

Поступила в редакцию 2в августа 2008 г.

Жмайло Александр Иванович, старший преподаватель кафедры экономики и управления Озерского технологического института (МИФИ). Соискатель кафедры социологии и управления общественными отношениями Уральской Академии государственной службы.

Zhmailo Aleksandr Ivanovich is Senior Teacher of the Economics and Management Department of the Ozersky Technological Institute (MEPhI). He is a candidate at the Sociology and Public Relations Department of the Russian Academy of Public Administration.