УДК 316.4.066

Жапуев Заур Аскербиевич

кандидат социологических наук, докторант кафедры социологии, политологии и права ИППК Южного федерального университета infoippk@sfedu.ru

СОЦИАЛЬНЫЙ ИММУНИТЕТ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА В УСЛОВИЯХ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИИ И СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ РАМКИ ИССЛЕДОВАНИЯ

В данной статье предлагается концептуальные рамки социологического исследования достаточно слабо разработанной теории социального иммунитета, предпосылки которой сформировались в системе социальногуманитарного знания.

Ключевые слова: социальный иммунитет, иммунная система общества, врожденный иммунитет общества, приобретенный иммунитет общества, институциональная система.

Zhapuev Zaur Askerbievich

PhD in Sociology, Doctoral Candidate of the Department of Sociology, Political Science and Law of the Institute for Retraining and Development of Vocational Competence of Southern Federal University infoippk@sfedu.ru

SOCIAL IMMUNITY OF THE RUSSIAN SOCIETY IN THE CONTEXT OF INSTITUTIONAL TRANSFORMATION: THEORETICAL PRECONDITIONS OF CONCEPTUALIZATION AND SOCIOLOGICAL FRAMEWORK OF THE STUDY

In this paper we propose a conceptual framework for the social research of social theory of immunity which is rather poorly developed in sociology, and the premise of which were formed in the system of social sciences and humanities.

Key words: social immunity, the immune system of society, natural immunity society acquired immunity society, institutional system.

Анализ накопленного научного потенциала в исследовании социального иммунитета показывает, что в социологии определенно сложились предпосылки концептуализации данного феномена в рамках классической традиции исследования общественных процессов и закономерностей общественного развития, которые пока, в рамках современной социологической мысли, не привели к формированию единого методологического пространства его изучения, но способствовали формированию обширного научного дискурса в данном направлении.

Кроме того, важно учитывать те разработки, которые имеются в пространстве других отраслей социально-гуманитарного знания, во многом послуживших основой для социологических исследований в области социального иммунитета. И с этой точки зрения важно показать специфику изучения социального иммунитета в социально-гуманитарном знании и уровень научной концептуализации данной категории, ее артикуляризации учеными в том или ином аспекте в различное время становления социально-гуманитарного знания.

Свое изначальное осмысление социальный иммунитет, как и многие понятия и категории, получает в философском знании, хотя артикуляция данного понятия принадлежит А. Зиновьеву, который в работе «Кризис коммунизма» говорит о механизме социального иммунитета, отталкиваясь от понимания общества как социального организма [1]. Собственно, на теоретической основе органицизма и формируется концепция социального иммунитета.

Именно в недрах философского знания впервые появляется идея «болезни» и «смерти» общества по аналогии с живым организмом. В частности, в работе Т. Гоббса «Левиафан» говорится о социальной патологии и приводится достаточно новаторский для того времени перечень болезней, которые ослабляют государство и ведут к его распаду [2].

Считается, что первым использовал метафору биологического организма в понимании социальной реальности О. Конт, в интерпретации которого социальный организм обладает социальнобиологической двойственностью. Однако концептуального завершения эта идея в его работах не получила, поэтому есть смысл обратиться к учению Г. Спенсера, по праву считающегося основоположником данного направления в социологической науке.

Суть органической теории Спенсера сводится к пониманию общества как социального организма по аналогии с биологическим организмом, изучение закономерностей развития которого поможет понять закономерности общественного развития. На данном основании Г. Спенсер провел глубочайшую работу в области сравнения социального и биологического организмов и выявил черты сходства и различия в их функционировании [3].

Идеи этого классика социологии часто подвергаются критике за излишний биологизм, однако,

невозможно отрицать огромный вклад, который был внесен этим ученым в развитие социологии в рамках органицистского направления. Тем более что учение Г. Спенсера об обществе как социальном организме стало основой для развития такого важного направления в социологии как функционализм, поскольку Спенсер понимал общество как квазиорганизм, в котором его подсистемы выполняют необходимые функции по сохранению общественного целого [4].

Конечно, функционализм представляет собой принципиально иное направление в социологии, однако, идея о функциональной природе общества как некоего целого, части которого находятся в непосредственной зависимости друг от друга, созвучна органической картине общества, разработанной социологами-органистами.

Широкое социальное видение развития общества в контексте теории социологического органи-цизма принадлежит отечественному ученому П. Лилиенфельду, труды которого относят к немецкому течению органицизма на том основании, что он, находясь на государственной службе в России, публиковал свои труды на немецком языке. П. Лилиенфельд был глубоко убежден, что социология настолько связана с биологией, насколько человеческое общество - с органическим существом. Подобно органическому существу, человеческое общество умирает в ситуации, когда оно распадается на части и в результате этого утрачивает способность к самостоятельному существованию [5].

Большое значение для формирования концепции социального иммунитета имеет идея П. Лилиенфельда, как никогда актуальная для современной России, о проникновении чужеродных элементов в общественный организм, которое рассматривается им как источник социальных болезней. По мнению этого ученого, болезненные сбои происходят потому, что проникающие чужеродные элементы в общественный организм противоречат направлениям и целям социальной жизни, а сопротивление их болезнетворному влиянию не всегда возможно и даже целесообразно в конкретных исторических условиях.

Значимость социологического наследия П. Лилиенфельда для концептуализации теории социального иммунитета в современной социологической науке проявляется также в выявленной им взаимосвязи природы и общества, которая проявляется во влиянии, оказываемом на функционирование последнего природной стихией (землетрясения, наводнения, вулканы, эпидемии и другие атмосферные явления и изменения). Однако мысль о тесной взаимосвязи природы и общества наибольшую актуализацию получила в учении о ноосфере, которое также можно рассматривать методологической составляющей концепции социального иммунитета.

Учение о Ноосфере неразрывно связано с именем нашего соотечественника В.И. Вернадского и возникло оно для изучения процессов, связанных с разумной деятельностью человека на планете.

Появление ноосферы как общепланетарной оболочки, по мнению В.И. Вернадского, является закономерным явлением ввиду роста геохимической энергии. Мари Пьер Тейяр де Шарден - другой видный представитель данного учения, появление ноосферы связывал с духовной эволюцией Вселенной, в результате которой и формируется «человек разумный», а в перспективе эти процессы приведут к духовному преображению Вселенной, к соединению человека с Творцом Вселенной [6].

Ключевой идеей учения о Ноосфере выступает особая роль человека в эволюции Вселенной как существа, обладающего разумом и волей, но деятельность его должна сочетаться с законами природы, которая, как и носитель разума - человек, является частью Вселенной. В рамки подобных концептуальных позиций укладывается также концепция энергоэволюционизма М. Веллера, исходной установкой которой выступает идея о том, что устройство общества и его эволюция определяются законами мироздания [7].

Традиция органистической теории прослеживается также в немецкой классической социологии. Так, как целостный культурный организм людей рассматривал общество пионер европейской социальной науки Лоренц фон Штейн. При этом, данный организм характеризуется тем, что в нем все его части влияют друг на друга и дополняют друг друга: только во взаимодействии экономики, государства и общества возникает культурный человеческий организм [8].

Теория социокультурной травмы, разработанная П. Штомпкой и удачно вписавшаяся в ряд наиболее эффективных социологических парадигм для исследования обществ трансформационного типа, также в своей основе отталкивается от идей органицизма, поскольку в ней П. Штомпка проводит аналогию между социальной реакцией на внезапные изменения в обществе и реакцией организма на болезненное воздействие извне, которое приводит к нарушению привычных ритмов функционирования организма [9].

Таким образом, в социально-гуманитарной системе научного знания и в частности в философско-социологической отрасли парадигма органицизма в той или иной концептуальной форме получила достаточно глубокое развитие. Ее концептуализация выступает обоснованием концептуализации тео-

рии социального иммунитета общества в социологической науке, которая в отдельных своих проявлениях получила развитие в трудах таких отечественных исследователей, как А.А. Зиновьев, Р.С. Гринберг, А.Я. Рубинштейн [10]. В частности, данными учеными затрагивается проблема механизма социального иммунитета, который, согласно воззрениям А.А. Зиновьева, позволяет защитить общество от внешних влияний и их разрушительных последствий. Представители экономического направления в социологии - Р.С. Гринберг и А.Я. Рубинштейн полагают, что механизм социального иммунитета обеспечивает выявление интересов общества вне зависимости от текущей позиции государства.

Однако этими учеными не была проведена работа в области операционализации самого понятия «социальный иммунитет», что говорит о концептуальной незавершенности теории социального иммунитета в социологической науке.

Поскольку социальный иммунитет по своей природе призван защищать общество от рисков и угроз, разрушающих целостность общественного организма, особенно в период трансформации общества, проблема институциональной трансформации российского социума и рискогенных проявлений данного процесса выступает значимой стороной изучения социального иммунитета современной России. В развитие этого направления серьезный вклад внесли такие российские ученые, как: Ю.Г. Волков, М.К. Горшков, Т.И. Заславская, С.Г. Кирдина, В.В. Локосов, Т.А. Рассадина, О.И. Шкаратан [11].

Исследователями были выявлены различные типы рисков, угрожающих российскому обществу в условиях институциональной трансформации. Из них наиболее опасным признается тенденция роста и закрепления как институциональной нормы раскола между россиянами и окончательная дезинтеграция российского общества, при всем том, что наметился определенный запрос на консолидацию. В роли консолидирующей идеи, как показало проведенное коллективом ученых Института социологии РАН всероссийское социологическое исследование «О чем мечтают россияне», выступает мечта о справедливом обществе [12].

Таким образом, проведенный анализ имеющихся разработок в области исследования социального иммунитета показал, что социологическая наука нуждается в более серьезном подходе к исследованию столь важной категории как социальный иммунитет, которая выступает важным инструментарием познания современной российской реальности в условиях кризисного характера ее развития.

В современной социологии не представлен в четком методологически обоснованном виде понятийный аппарат концепции социального иммунитета общества, отсутствует адекватная методология его исследования, анализ функциональной природы и критериальной основы измерения социального иммунитета общества. Все имеющиеся разработки в данном направлении можно рассматривать лишь как отдельные аспекты исследования социального иммунитета вне создания концептуальных оснований изучения феномена социального иммунитета. Более того, данный концепт - «социальный иммунитет» не имеет прецедента использования в качестве социологического инструментария познания современной трансформирующейся российской реальности.

Вместе с тем, потребность в создании социологической концепции исследования социального иммунитета российского общества определяется «болезненным» характером современной российской реальности, в которой фиксируется рост социальной анемии и воспроизводство деструктивных явлений в ходе общественной динамики. Это обуславливает необходимость концептуальной разработки в рамках социологического знания проблемы социального иммунитета российского общества в условиях институциональной трансформации.

Анализ сложившихся подходов к исследованию социального иммунитета в рамках классической и современной социологической науки выявил наличие двух основных направлений в исследовании социального иммунитета, сущность которых выражается в виде сформулированных нами следующих определений.

Так, в рамках первого направления социальный иммунитет рассматривается как способность общества противостоять социальным рискам и угрозам, прежде всего, внешнего характера, связанным с проникновением в общественный организм чужеродных элементов (ценностей, норм, культурных образцов), разрушающих его целостность, интегрированность и адаптационный потенциал. В рамках второго направления социальный иммунитет рассматривается как социальный механизм, на основании чего в авторской интерпретации он предстает как защитный механизм, позволяющий обществу регулировать уровень рисков и угроз за счет невосприимчивости чужеродных по отношению к нему элементов разрушительного характера и сохранять за счет этого стабильность и высокую адаптивность внутренней среды.

И в первом и во втором случае выявляется важная функция социального иммунитета - защита общества от внешних факторов, разрушающих его внутреннюю среду. Другими словами, социальный иммунитет по своей функциональной природе призван обеспечить безопасное существование обще-

ства, и в этом заключается его функциональное предназначение.

В силу того, что исследование проводится в рамках институционального анализа проблем, связанных с теми или иными аспектами формирования и функционирования социального иммунитета российского общества, автором взята за основу методология институционализма, которая может использоваться для анализа различных социальных явлений, происходящих в социуме и обусловленных его институциональной структурой и системой.

С учетом же того, что российское общество относится к обществам трансформационного типа, наибольшим потенциалом обладает неоинституциональный подход для изучения институциональных трансформаций. Эта перспективность выражается, прежде всего, в том, что в рамках данной парадигмы институциональных исследований показана зависимость институциональной системы и ее развития от исторической траектории конкретного общества, истории его институционального развития.

В рамках методологии неоинституционализма социальные институты рассматриваются как динамические структуры, в пространстве которых постоянно взаимодействуют институциональные ценности традиционного и современного характера, что в итоге приводит к появлению новых типов институциональных отношений за счет снижения эффективности прежних, уже не соответствующих изменившейся социальной реальности. Таков механизм институциональной эволюции, но ее ход и эффективность обусловлены институциональным прошлым социума, его институциональной матрицей, которая кардинально не меняется, даже в эпоху глобальных и масштабных преобразований. Это обуславливает необходимость учета культурного кода общества, составляющего основу институциональной матрицы.

Эффект преобразований, реформ зависит от того, насколько адекватны культурному коду общества оказались нововведения, их ценностные и ментальные основания, поскольку они должны соответствовать ценностям сложившейся соционормативной системы, символизирующей собой определенный социальный порядок, его ментальные структуры.

При разработке понятийного аппарата исследования социального иммунитета мы ориентировались на то, что корни его уходят в недра органистического направления в исследовании общества. Соответственно, формирование категориального аппарата исследования социального иммунитета тесно связано с биологической отраслью знания, и, по аналогии с биологическим организмом, нами в социологический оборот вводится ряд понятий, с помощью которых в данной статье исследуется социальный иммунитет общества.

К таким понятиям относятся: иммунная система общества, социальное закаливание, врожденный иммунитет общества, приобретенный иммунитет общества, социальные прививки.

Социальный иммунитет - это способность общества противостоять социальным рискам и угрозам, прежде всего, внешнего характера, связанным с проникновением в общественный организм чужеродных элементов (ценностей, норм, культурных образцов), разрушающих его целостность, интегрированность и адаптационный потенциал.

Врожденный иммунитет - это институционально обусловленная устойчивость социума к воздействиям внешней и внутренней среды и порождаемых ею рисков и угроз.

Социальные прививки - меры превентивного характера, позволяющие обществу предотвратить развитие социальных болезней с помощью их актуализации, демонстрации отрицательных сторон и социальных последствий, т.е. знакомства с ними, чему в современных условиях способствует динамичное развитие информационно-коммуникативных технологий, превращающих мир в единую, открытую систему коммуникации.

Приобретенный иммунитет общества - это результат институционального взаимодействия иммунной системы социума с внешней средой, ее чужеродными элементами и влияниями, в ходе которого формируется механизм противодействия рискам и угрозам.

Иммунная система - защитный механизм общества, позволяющий обществу регулировать уровень рисков и угроз за счет невосприимчивости чужеродных по отношению к нему элементов разрушительного характера и сохранять за счет этого стабильность и высокую адаптивность внутренней среды.

Данные понятия не являются плодом сугубо авторской научной фантазии. Их можно встретить в публикациях различных исследователей различных научных отраслей научного знания. Автором приведен данный понятийный аппарат с целью социологического исследования социального иммунитета в рамках разработки социологической концепции исследования социального иммунитета российского общества в условиях институциональной трансформации.

Социальный иммунитет как социологическая категория предполагает наличие индикаторов, с помощью которых можно было бы измерить уровень социального иммунитета общества и поставить

диагноз общественному организму.

В рамках авторской концепции выделяются следующие индикаторы социального иммунитета:

- социокультурная целостность общества, отражающая уровень ценностной и межпоколен-ческой консолидации;

- уровень социального здоровья общества, по которому можно определить духовнонравственное и физическое состояние социума, от которого зависит состояние общественного организма;

- характер социальной структуры общества, уровень социальной поляризации и эффективность системы социальной мобильности в нем;

- уровень межэтнической напряженности и конфликтности как важнейший показатель иммунной системы полиэтничного социума;

- характер демографического развития общества (тип воспроизводства, показатели рождаемости, смертности, брачности, разводимости, миграции);

- уровень социального доверия как показатель, генерирующий процессы консолидации/деконсолидации в социуме;

- уровень патриотизма как индикатор исторической преемственности и социальной памяти общества, без которых общество как социокультурная общность невозможна и обречена на неминуемую гибель.

Большинство из выделенных критериев отражают состояние духовного и ценностного мира общества, что продиктовано убежденностью в том, что индикаторы духовно-нравственного развития общества выступают фундаментом общества как социокультурного целого, когда, несмотря на всю палитру представленных в обществе этносов, культур, жизненных стилей и стратегий поведения, все представители социума разделяют некие общественные ценности, цели и нормы, принимают их значимость и правильность, сообразуют с ними свои индивидуальные жизненные планы и цели.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ССЫЛКИ

1. Зиновьев А.А. Кризис коммунизма. URL: http://www.gramotey.com/?open_file=966zinovev_aleksandr_krizis_kommunizma (дата обращения 23.12.2012).

2. Волков Ю.К. Идея «болезней» и «смерти» общества и государства в истории философско-социологической мысли // Философия и общество. 2005. № 1.

3. См.: Спенсер Г. Опыты научные, политические и философские. Минск, 1999.

4. Шкаратан О.И. Социология неравенства. Теория и реальность. М., 2012.

5. Волков Ю.К. Указ. соч.

6. РежабекБ.Г. Учение В.И. Вернадского о Ноосфере и поиск пути выхода из глобальных кризисов // Век глобализации. 2008. № 1.

7. См.: Веллер М. Социология энергоэволюционизма. М., 2010.

8. Немецкая социология / под ред. Р.П. Шпаковой. СПб., 2003.

9. См.: Штомпка П. Культурная травма в посткоммунистическом обществе (статья вторая) // Социологические исследования. 2001. № 2.

10. Зиновьев А.А. Указ. соч.; Гоинберг Р.С., Рубинштейн А.Я. Экономическое неравенство: текущая практика и современная теория. Стенограмма семинара. М., 2006. URL: http://www.gorby.ru/img.php?img=file&art_id=24951 (дата обращения 23.12.2012).

11. Волков Ю.Г. Социальная имитация в контексте социальных трансформаций. Ростов н/Д, 2011; Горшков М.К. Российское общество как оно есть: (опыт социологической диагностики). М., 2011; Горшков М.К. Социальные неравенства как вызов современной России // Вестник Института социологии. 2010. № 1; Готово ли российское общество к модернизации? / под ред. М.К. Горшкова, Р. Крумма, Н.Е. Тихоновой. М., 2010; Заславская Т.И. Современное российское общество: Социальный механизм трансформации. М., 2004; Кирдина С.Г. Гражданское общество: уход от идеологемы // Социологические исследования. 2012. № 2; Локосов В.В. Трансформация российского общества (социологические аспекты). М., 2002; Рассадина Т.А. Трансформация традиционных ценностей россиян в постперестроечный период // Социологические исследования. 2006. № 9; Шкаратан О.И. Социология неравенства. Теория и реальность. М., 2012.

12. Горшков М.К. «Русская мечта» в зеркале социологии // Гуманитарий Юга России. 2012. № 2.