УДК 316.77:316.47:316.334.52

СОЦИАЛЬНО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА СПЕЦИАЛИСТОВ СИСТЕМЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ РОССИИ: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ Ткачев Александр Анатольевич,

ассистент кафедры социальных технологий

Белгородский государственный национальный исследовательский университет

г. Белгород, Россия atkachev@bsu. edu. ru

Статья посвящена социально-технологической культуре специалистов системы государственного управления, ориентации их на использование социальных технологий в процессе осуществления профессиональной деятельности, выявлению барьеров, препятствующих формированию культуры.

Ключевые слова: культура; социально-технологическая культура;

социальная технология; государственное управление; государственный служащий; профессиональная деятельность.

THE SOCIAL AND TECHNOLOGICAL CULTURE OF GOVERNMENT EXPERTS IN RUSSIA: CHALLENGES AND PROSPECTS Aleksandr Tkachev,

assistant to chair of social technologies

Belgorod State National Research University, Belgorod, Russia

atkachev@bsu. edu. ru

The article is devoted to social and technological culture of public administration specialists, government officials' orientation on the use of social technology in professional activities, identify barriers which are preventing the formation of the culture.

Keywords: culture; social and technological culture; social technology; public administration; the civil servant; professional work.

Одним из трендов развития индустриальной цивилизации является технологизация социальных процессов. Под технологизацией принято понимать преобразование традиционных, разрозненных действий в системные технологии, обладающие свойствами массовости, определенности, результативности. Внедрение технологий является важным направлением концепции социального управления. Л.Я. Дятченко утверждает, что требуется продуманная технология создания условий для того, чтобы общество развивалось без авторитарного давления, ущемления прав и свобод отдельной личности и социальных групп. Для решения этой общегосударственной проблемы необходимы выработка и претворение в жизнь различных региональных и локальных программ, т.е. социальных технологий на мезоуровне, проектированием которых могут заниматься достаточно небольшие группы, объединяющие ученых и специалистов различного профиля [1].

В научных исследованиях постоянно подчеркивается, что идея проектирования и внедрения социальных технологий - это, с одной стороны, концептуальная установка социологической теории, необходимость в которой давно назрела, а с другой, императив содержания управленческого процесса в современных условиях [2].

Социальная технология - это алгоритм, способ осуществления деятельности по управлению социальными процессами, основой которых являются ценностно-целевые установки субъектов социального действия. Из

этого следует, что с помощью социальных технологий люди способны преобразовывать окружающую социальную среду и самих себя.

Внедрение в управленческую практику системы социальных технологий должно строиться на прочном научном фундаменте. Эта система предполагает как преобразование социального пространства, так и оптимизацию самой деятельности по его освоению, придание ей более оптимальной формы, использование современных средств и эффективных приемов. Необходимо создание целостной теоретической и методологической концепции обновления социального пространства средствами его технологизации, что обеспечит высокую степень его научного освоения и эффективность решения социальных проблем.

В управленческой деятельности наиболее существенное значение имеют четыре основных процедуры формирования социальной технологии.

Первая из них - формирование цели развития данного социального объекта. В нее включаются такие операции, как диагностика, обозначение прогноза развития, формирование конечной цели, определение стратегии развития, определение тактики решения конкретных задач.

Вторая - принятие решения - состоит из следующих операций: выявление проблемной зоны, обоснование путей и вариантов действия, выбор оптимального варианта и принятие решения.

Третья - организация социального действия. Она базируется на таких операциях, как распределение задач между исполнителями, теоретическое, психологическое и управленческое обеспечение управления, координация и регулирование процесса исполнения, контроль за исполнением.

Четвертая - это анализ результатов. Она состоит из нескольких этапов: сопоставление затраченных ресурсов, финансовых средств, трудовых усилий с полученным результатом, сравнение запланированных и достигнутых результатов, выдвижение новых проблемных ситуаций, переход к формированию новых или уточнению старых целей деятельности.

Данные процедуры обусловливают задачу концептуализации понятия «социально-технологическая культура», которая представляются довольно сложной в силу недостаточной изученности данного явления. Однако «необходимо стремиться к полноте анализа, опираясь на имеющийся эмпирический материал и теоретические разработки. При этом данная модель, содержащая в себе потенциальное знание, которое человек может приобрести, дает возможность сделать это знание наглядным и применить его на практике»

[3].

Концептуализируя понятие социально-технологической культуры, необходимо исходить из следующих положений.

Исходное положение состоит в том, что социально-технологическая культура является одной из составляющих подсистем культуры общества, поскольку, закономерности, присущие культуре в целом, являются также и закономерностями социально-технологической культуры, регуляторы культуры общества определяют и направленность формирования социальнотехнологической культуры.

Второе положение характеризует место социально-технологической культуры в жизни общества, связанное в основном с предметной человеческой деятельностью. Деятельностная сущность проявляется во взаимообусловленном воздействии друг на друга двух процессов -деятельности и культуры, «приводящих к обоюдному прогрессу в их развитии по технологии, вырабатываемой культурой» [4].

Третье положение заключается в ценностной трактовке социальнотехнологической культуры, определяющей перспективу исследования внутренних оснований организации познавательной и преобразовательной деятельности.

Четвертое положение связано с многоуровневостъю изучения феномена социально-технологической культуры, проявляющегося как на уровне

личности, так и на уровне социальных организаций, институтов и социальных систем в целом.

Пятое положение ориентирует процесс исследования на раскрытие творческой сущности социально-технологической культуры. Творчество характерное для человека, является сутью культуры, в том числе и социальнотехнологической культуры, которая изменяется под влиянием внутренних и внешних факторов. В ней, как в любой сфере жизнедеятельности «действуют два начала - консервативное, обращенное к прошлому и поддерживающее с ним преемственную связь, и творческое, обращенное к будущему и созидающее новые ценности» [5], но лишь творческая составляющая социальнотехнологической культуры способствует принятию нестандартного решения в неординарных ситуациях.

Шестое положение указывает на то, что, именно технологический аспект является смыслообразующим в концепции социально-технологической культуры. Культура общества опирается не на виды, а на способы деятельности, указывая на наличие у нее совокупностей специфических механизмов или регуляторов действия системы и соответствующей технологии их проявления и обеспечения саморазвития [6].

Отмеченные выше положения являются основой для системного исследования социально-технологической культуры госслужащих, главной целью которого является построение содержательной модели, которая бы учитывала особенности культуры и теоретическую конструкцию социальных технологий.

Процесс моделирования социально-технологической культуры предполагает группирование социально-профессиональных факторов управленца, определяющих ее состояние. При выделении целесообразно исходить из представления о том, что наибольшее влияние на процесс формирования социально-технологической культуры оказывает сама личность, общество, среда. Условно можно выделить следующие группы.

Группа личностных факторов включает в себя:

- социально-психологические, связанные с личностными качествами, врожденными способностями, мотивами и социальными установками;

- когнитивные, связанные со знанием и пониманием управленцем сути социально-технологической деятельности и инструментов, закономерностей развития социальных процессов, социальных общностей и личности;

- коммуникативные, связанные с умением устанавливать прочные взаимоотношения, ориентацией на социальное партнерство и взаимодействие в процессе управленческой деятельности.

Группа статусных факторов объединяет в себе:

- социально-экономические, связанные с образованием (уровнем,

профилем, качеством), уровнем квалификации, должностью, материальным положением (уровень доходов, наличие собственности);

- социально-сетевые, связанные с включенностью госслужащего в социальную сеть, ее разветвленностью, доступом к социально важной информации, наличием сетевых ресурсов и социального капитала;

- социально-демографические, связанные с такими социально-

демографическими характеристиками, как пол, возраст, состояние здоровья, брачный статус, миграционная биография.

Группа средовых факторов включает в себя:

- социопространственные, связанные со спецификой социально-

политической, социально-экономической ситуации в развитии общества, степенью стабильности социальных отношений, уровнем рискогенности;

- социокультурные, связанные с исторически сложившимся социокультурным архетипом хозяйствования и управленческой деятельности, социокультурной традицией, системой социально одобряемых целей и средств их достижения;

- институционально-организационные, связанные с

открытостью/закрытостью социального института, в рамках которого

осуществляет свою деятельность госслужащий; консервативностью, динамичностью, появлением новых форм, наличием абстрактных экспертных систем; связанные со стилем управления, участием в принятии решения, особенностями организационной культуры и моделью коммуникации в органах государственного управления.

Модель формирования социально-технологической культуры госслужащих предполагает составление списка ее структурных элементов и выявление их взаимосвязи.

Целесообразно выделять четыре элемента:

- установки в отношении применения социальных технологий;

- выраженность интереса к социальным технологиям;

- признание социально-технологического стиля деятельности в качестве профессиональной ценности;

- умения и навыки владения технологиями.

Установка в отношении применения социальных технологий включает в себя, прежде всего, потребность в овладении научными знаниями о социальных технологиях. Такая потребность означает, что госслужащий в своей профессиональной деятельности будет руководствоваться преимущественно не интуицией и здравым смыслом, а рекомендациями, сформулированными в рамках социальной теории и апробированными на практике.

Формирование потребности в овладении знаниями о социальнотехнологической культуре выступает в данной связи как условие постепенного изменения отношения человека к миру и к самому себе.

Под знаниями, потребность в которых должна быть сформирована, подразумеваются знания о содержании конкретных социальных технологиях, возможностях и границах их применения; знания о способах получения социально-технологической информации, а также познавательная активность субъектов социального действия в данной сфере.

Цель овладения социальными технологиями выступает как логическое продолжение соответствующей потребности. Наличие такой цели означает, что применение социальных технологий прочно входит в жизненную стратегию личности. При этом овладение конкретными социальными технологиями является значимым элементом жизненных планов и становится вербальным требованием. Овладение социальными технологиями может выступать как высшая диспозиция личности; как ее нормативная компонента и как ситуативная установка, если речь идет об овладении знаниями и навыками разрешения частных жизненных проблем.

Диагностировать «установки в отношении применения социальных технологий» можно, во-первых, на основе определения потребности госслужащих в знаниях и навыках в отношении конкретных способов преобразования социальной реальности в процессе осуществления профессиональной деятельности. Во-вторых, на основе изучения его отношения к технологизации управленческой деятельности. В-третьих, целесообразным представляется разработка показателей и индикаторов, определяющих уровень потребности управленцев в разрешении социальных проблем, налаживании отношений с окружающими.

Диагностику элемента «выраженность интереса к социальным технологиям» можно осуществлять опосредованно, путем выявления мотивов и стимулов, определяющих деятельность госслужащих.

Мотивы, побуждающие к этому, могут быть разнообразными:

- эгоистические корыстные мотивы, связанные с убеждением в том, что социальные технологии способны обеспечивать материальное благополучие;

- мотивы самоутверждения, в основе которых лежит уверенность, что социально-технологическая образованность повышает статус и обеспечивает карьеру;

- мотивы корпоративной солидарности, формирующие отношение к социальным технологиям как к условию идентификации со статусной группой;

- альтруистические мотивы, позволяющие рассматривать социальные технологии в качестве способа улучшения социальной среды, общества в целом.

Сущность элемента «признание социально-технологического стиля деятельности в качестве профессиональной ценности» заключается в том, что технологический подход к преобразованию социальной реальности приобретает для субъекта социальной деятельности особую значимость.

Социальная технология как ценность рассматривается госслужащим в качестве единственно эффективного способа самоопределения. «Ценностный» элемент тесно связан с установкой в отношении социальных технологий, но специфика его состоит в том, что необходимость рационально-научного подхода к социальной реальности не просто ощущается актором, но и органически вписывается в его мировоззрение. В человеческом сознании происходит отказ от установки на «технологию случая» [7], означающей воспроизведение мифологического отношения к реальности и переход к признанию самоценности социальных технологий.

Диагностировать «ценностный» элемент можно, опираясь на показатели отношения госслужащих к конкретным социальным технологиям, оценки их значимости.

«Умения и навыки владения технологиями» как особый элемент социально-технологической культуры выражается в степени сформированности у госслужащих операционного мышления, практической ориентации на социально-преобразовательную деятельность. Этот элемент труднее всего диагностировать методами социологии. Значительные эвристические возможности в данном случае представляет экспертный опрос. Но наличие и степень зрелости его наиболее объективно могут быть оценены лишь на основе анализа конкретных результатов социальных действий (социальнопреобразовательной практики).

Исследование элементов социально-технологической культуры и их взаимосвязей позволяет выявить критерии, с помощью которых можно разграничить поведение, основанное на социально-технологической культуре, и «атехнологическое» поведение. По мнению Т.И. Морозовой, этими критериями являются следующие:

- целесообразность, сознательность действий. О социальнотехнологической культуре можно говорить тогда, когда человек не просто ясно представляет свои цели, но способен выстроить их иерархию, опираясь на представление о своих жизненных проблемах;

- упорядоченность и планомерность деятельности, которые возможны на основе отмеченной выше целесообразности деятельности, с одной стороны; с другой, - при условии наличия личной жизненной концепции;

- расчлененность и дифференцированность действий. Социальные технологии уместны в тех случаях, когда осуществляется разделение социального действия на отдельные процедуры;

- рациональность, научный подход. Как уже отмечалось выше, социальные технологии могут опираться только на рациональное отношение к действительности и научное знание;

- рефлексивность, условием которой является постоянная критическая самооценка субъекта социального действия [8].

Помимо выявления социально-профессиональных факторов и структурных элементов построение модели формирования социально-технологической культуры госслужащих предусматривает определение направлений развития данного процесса.

Первое направление - ценностно-мотивационное, формирующее потребность в социально-технологической культуре и определяющее готовность госслужащего к социально-технологической деятельности; ценностно-смысловое отношение управленца к содержанию социальнотехнологической деятельности и объекту ее приложения, его личной

значимостью; эмоционально-волевую регуляцию процесса и результат социально-технологической деятельности как способность адекватно регулировать проявления социально-технологической культуры в сложившихся ситуациях социального и профессионального взаимодействия.

Второе направление - образовательное, формирующее у управленца социально-технологические знания средств, способов, программ выполнения действий, решения социальных и профессиональных задач и социальнотехнологическое мышление. Результатом является сформированное социальнотехнологическое мышление субъекта управленческой деятельности.

Третье направление формирования социально-технологической культуры -организационно-деятельностное, на котором формируются умения и навыки социально-технологической деятельности госслужащего, формируется его социально-технологическая компетентность, приобретается опыт разработки и успешного применения социальных технологий.

Организационно-деятельностная составляющая процесса формирования социально-технологической культуры имеет в своей основе деятельностный подход, базовый тезис которого определен следующим образом: не сознание определяет деятельность, а деятельность определяет сознание [9]. Так, предполагается, что результатом реализации данного направления станет сформированная социально-технологическая компетентность управленца, определяющая уровень его социально-технологической культуры [10].

Анализ моделирования позволяет дать определение социальнотехнологической культуры госслужащих, которая представляет собой совокупность ценностных ориентаций и норм поведения, технологических умений и навыков, определяющих готовность субъектов социального действия к социально-преобразовательной деятельности.

Социально-технологическая культура госслужащих представляет собой внутреннюю культуру личности, определяющую ее профессиональную деятельность и индивидуально-личностное развитие. Одновременно это вид

интеллектуальной культуры, обеспечивающий хранение, обработку и передачу технологических знаний, норм, ценностей и необходимых элементов профессиональной культуры, высокий уровень развития которых обеспечивает качественное выполнение специалистом своих обязанностей. Данный тип культуры характеризуется ярко выраженным ценностным компонентом и проявляется как на уровне личности госслужащего, так и на уровне всей системы госслужбы, что позволяет оценивать эффективность профессиональной деятельности управленцев, в значительной мере определяя их функциональную готовность и способность к рационально организованному, стратегическому управлению.

Процесс формирования социально-технологической культуры в органах государственной власти сопряжен с некоторыми трудностями. Прежде всего, высокая инерционность управленческого аппарата, которая не способствует быстрой реакции на изменение внешней среды, что влечет преобладание в системе государственного управления влияния прежнего управленческого опыта, стереотипов управленческой деятельности и механизмов.

На современном этапе развития государственного управления формированию социально-технологической культуры государственных служащих препятствуют чрезмерная закрытость государственного управления от внешнего окружения, высокая степень сопротивления переменам, низкая мотивация персонала и большая дистанция в иерархических взаимоотношениях между госслужащими. В случае преодоления перечисленных характеристик государственного управления современной России социально-технологическая культура способна привнести в управленческий процесс целостность, а также направленность на социально-преобразовательную деятельность на основе ясно осознаваемых ценностно-целевых установок.

Литература

1. Дятченко Л.Я. Социальные технологии в управлении общественными процессами. - Белгород, 1993. - С.4.

2. Основы современного социального управления: теория и методология. -М., 2000. - С.248.

3. Моисеев Н.Н. Математика в социальных науках // Математические методы в социологическом исследовании. - М., 1991. - С. 166.

4. Нор А.В. Экономическая культура общества: проблемы теории и методологии: дис. ... д-ра экон. наук. 08.00.01. - Ростов н/Д, 2004. - С. 38.

5. Бердяев И.А. Философия неравенства: письма к недругам по социальной философии. Письмо 13. О культуре // Русское зарубежье. - Л., 1991. - С. 220.

6. Давидович В.Е., Жданов Ю.А. Сущность культуры. - Ростов н/Д., 1983.

7. Лотман Ю. Несколько мыслей о типологии культур // Языки культуры и проблема переводимости. - М., 1987.

8. Морозова Т.И Формирование социально-технологической культуры школьников в регионе: дис. ... канд. социол. наук 22.00.08. - Белгород, 2004. -С. 46-47.

9. Баталов А.А. Понятие профессионального мышления: Методологические и идеологические аспекты. - Томск, 2001. - С.45 - 82, 100 -132.

10. Равен Дж. Компетентность в современном обществе: Выявление, развитие и реализация: Пер. с англ. / Дж.Равен. - М.: «Когито-Центр», 2002. -С.253.

Рецензент:

Шаповалова И.С., д-р соц. наук