ИЗВЕСТИЯ

ПЕНЗЕНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА имени В. Г. БЕЛИНСКОГО ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ № 24 2011

IZVESTIA

PENZENSKOGO GOSUDARSTVENNOGO PEDAGOGICHESKOGO UNIVERSITETA imeni V. G. BELINSKOGO PUBLIC SCIENCES № 24 2011

УДК 159.9: 316.35

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ГЕНДЕРНОГО АСПЕКТА СТРУКТУРЫ ТИПОВ МОЛОДЕЖНОГО ЛИДЕРСТВА

© И. Н. ЛОГВИНОВ Курский государственный университет, кафедра психологии e-mail ewredika67@yandex.ru

Логвинов И. Н. - Социально-психологическое исследование гендерного аспекта структуры типов молодежного лидерства // Известия ПГПУ им. В. Г. Белинского. 2011. № 24. С. 966-971. - В статье анализируются результаты социльно-психологического исследования гендерной структуры типов молодежного лидерства. В основу исследования положена типология лидерства, которая была разработана Н. Н. Обозовым. Полученные данные эмпирического исследования анализируются с учетом динамики социальной ситуации, а также наличием или отсутствием у молодежных лидеров опыта социального обучения.

Ключевые слова: лидерство, лидер, структура типов лидерства, типы лидерства, гендер, социальная ситуация развития, развивающая социальная среда.

Logvinov I. N. - A socio-psychological research of a gender aspect structure of types of youth leadership // Izv. Penz. gos. pedagog. univ. im.i V. G. Belinskogo. 2011. № 24. P. 966-971. - The results of the socio-psychological research of a gender aspect structure of types of youth leadership are analyzed in the article. The typology of leadership, developed by N. Obozov was taken as a principle. The obtained data of the empirical research are analyzed with due regard for dynamics of a social situation as well as for presence or lack of the experience of social training of youth leaders.

Key words: leadership, leader, types of leadership, structure of types of leadership, gender, social structure of the development, the developing social environment.

Проблема. Актуальность проблемы лидерства обуславливается решением сложных задач, стоящих перед российским обществом, что повышает интерес к феномену лидерства в группах и коллективах. Динамичные процессы, имеющие место в современной общественной и политической жизни нашей страны, значительные изменения, происходящие в производительных силах, ведут к возникновению напряженных и экстремальных ситуаций в общественной жизни, а, следовательно, и в жизнедеятельности групп и коллективов. Одним из факторов, благодаря которому группа способна эффективно им противостоять, по мнению А. С. Чернышева и С. В. Сарычева выступает именно лидерство в малых учебных группах [11; 12; 15].

Классические исследования молодежного лидерства в нашей стране относятся к трем историческим периодам - 20-30 годы, 50-70 годы и 80-90 годы 20 века. Нынешние представления о феномене лидерства базируются главным образом на данных указанных выше исследований, относящихся к прошлому веку. Значительные социально-политические изменения и динамические процессы в экономике страны, социально-политическая стабильность и новые реалии российского общества требуют уточнения и вери-

фикации социально-психологических концепций лидерства, разработанных в иной социальной ситуации развития юношей и девушек (и молодого поколения в целом). Гендерный же аспект лидерства специально не исследовался психологами ни на одном из указанных выше этапов. Исключение составляют работы Т. В. Бендас, однако ею рассматриваются гендерные аспекты лидерства в сочетании этническими. Более того, проблема лидерства в молодежных группах в ее работах даже не ставится [3].

Одной из форм проявления феномена лидерства является тип лидерства. Заметим, что типология лидерства включает в себя общее, существенное в явлении лидерства.

В отечественной психологии большое место отводится рассмотрению проблемы типов лидерства, выступающих в роли факторов детерминирующих эффективность совместной деятельности в группе. Этим занимались Б. Д. Парыгин, Л. И. Уманский, Н. С. Же-ребова, Г. М. Андреева, А. С. Чернышев, Р. Л. Кричев-ский, Н. Н. Обозов.

В современной российской социально-психологической науке существуют различные подходы к типологии лидерства, предложенные в различное время

Е. А. Аркиным, Б. Д. Парыгиным, Л. И. Уманским, А. С. Чернышевым, Р. Л. Кричевским, Н. Н. Обозовым и др. В их основу положены различные критерии [2; 6; 9; 10; 13; 14; 15; 17]. Рассмотрим некоторые из них.

Б. Д. Парыгин предлагает строить типологию лидерства с учетом содержания, стиля и характера деятельности лидера [10].

В работах Н. С. Жеребовой наряду с традиционной типологией лидерства предлагается классификация лидерских типов с учетом групповых целей и задач, с ориентацией на групповую атмосферу [4]. Таким образом, в основу типологии лидеров Н. С. Жеребова кладет признак формирования межличностных отношений и распределения функций, в результате чего выделяются лидер по определению путей к достижению групповой цели, лидер по оптимальному решению технических задач, лидер по установлению психологического климата, лидер по содержанию групповой атмосферы [10].

Р. Л. Кричевский в своих работах выделяет два типа групповой деятельности: инструментальную и экспрессивную и соответственно им два типа лидерства. Оба вида деятельности, по его мнению, связаны с организованностью группы: инструментальная - опосредованно, как следствие организованности, а экспрессивная - непосредственно, являясь, по нашему мнению, процессом поддержания организованности, ибо она, направлена для поддержания внутреннего равновесия и устойчивости в группе, сохранения ее как целого [6].

У. М. Зайцева, намечая один из подходов к проблеме типологии лидерства, положила в ее основу социально-психологические параметры группы и прежде всего ее организованность. Согласно этой гипотезе организованность группы служит основанием для выделения лидеров-организаторов как одного из типов лидерства [5].

В рамках параметрической теории коллектива большое внимание уделялось типологии лидерства [17]. Ее основатель, Л. И. Уманский, предложил типологию лидерства на основании функций, которые реализуются лидерами. На основании указанного критерия он выделяет соответственно лидеров - инициаторов, лидеров - эрудитов, лидеров - генераторов эмоционального настроя, лидеров - умельцев [13].

Развивая идеи Л. И. Уманского, его ученик, А. С. Чернышев, на основании результатов исследования проблемы организованности группы предложил выделять лидеров-организаторов и лидеров-дез-организаторов [15].

В девяностые годы прошлого века ученик А. С. Чернышева, И. Н. Логвинов, изучая специфику молодежного лидерства в учебных группах в регионах чернобыльского следа, опираясь на количество видов совместной деятельности, в которых группа благодаря деятельности лидера эффективно решает общегрупповые задачи, выделяет абсолютного лидера (понимая под ним члена группы, который своей активностью и авторитетом обеспечивает ей успех в нескольких видах деятельности одновременно, например, в учебе,

труде и досуге) и парциального лидера (он обеспечивает успешное решение общегрупповой задачи только в одном виде деятельности) [7; 8].

С. В. Сарычев, изучая социально-психологические факторы надёжности малых групп в различных социальных условиях, предлагает разделять лидерство на тактическое и стратегическое, и соответственно выделять стратегических и тактических лидеров [12].

Проводя под руководством А. С. Чернышева исследование роли лидерства в функционировании учебной группы как субъекта совместной деятельности, Аль Гафри Салех Обайд Саид предложил на основе критерия направленности личности лидера выделять соответственно положительное, отрицательное и смешанное лидерство [1].

Н. Н. Обозов осуществил типизацию лидеров, опираясь на общепризнанное выделение познавательного (информативного), аффективного (эмоционально-коммуникативного), практического (поведенческого, регулятивного) компонент в структуре личности [9].

Опираясь на предлагаемую классификацию типов лидерства, ученый дает психологическую характеристику особенностей каждого им выделенного типа.

Например, лидер в интеллектуальной сфере отношений и общения, согласно его мнению, имеет относительное преимущество в знаниях (общей эрудиции), умении видеть и предлагать оптимальные решения возникающих познавательных задач [9].

В практической деятельности преимущества эмоционального лидера выражается в умении проявлять большую настойчивость в достижении цели, быстрой и адекватной реакции в затруднительных, неясных ситуациях, смелости и уверенности в себе, умении личным примером зажечь товарищей, повести их за собой [9].

По мнению Н. Н. Обозова, выбор эмоционального лидера в основном зависит от способности члена группы откликаться на переживания других, понять эти переживания, найти время для сочувствующей беседы [9]. Эмоциональный лидер, будучи оперативно включенным в обыденную жизнь в группе, не только чувствует состояние ее членов, но и пытается задавать группе определенный эмоциональный тонус [9]. Практический (поведенческий, регулятивный) лидер выдвигается в ситуациях, которые требуют профессиональных и жизненных знаний, умений и навыков [9].

Исследование структуры типов лидерства в малой учебной группе дает возможность углубить изучение этого феномена, раскрыть групповые потенциалы и разработать рекомендации по оптимизации учебновоспитательного процесса в школе [8]. Поэтому целью исследования является социально-психологическое изучение гендерного аспекта структуры типов молодежного лидерства в учебных группах. Объектом исследования выступил феномен молодежного лидерства в малой учебной группе.

Предметом исследования был определен гендерный аспект структуры типов молодежного лидерства в малой учебной группе. В качестве гипотезы исследования выступило предположение о том, что структура

типов молодежного лидерства в учебной группе детерминирована гендерной принадлежностью лидеров.

Методы исследования. Ведущим методом исследования был избран социально-психологический эксперимент. В качестве зависимой переменной выступала структура типов молодежного лидерства в малой учебной группе. Независимыми переменными были определены гендерная принадлежность испытуемых, их возраст (подростковый или юношеский), место проживания (районы Курской области, подвергшиеся радиоактивному загрязнению вследствие аварии на Чернобыльской АЭС или «чистые» районы), социальное обучение (опыт социального обучения в курской областной школе молодежных лидеров (ОШМЛ) «Комсорг» или отсутствие такового) [16].

В ходе исследования применялись методы и методики, которые были объединены в два блока: 1) методики по отбору лидеров; 2) методика по оценке типа лидерства. В первый блок вошли «Карта-схема психолого-педагогической характеристики направленности активности группы» [15] и прибор-модель совместной деятельности «Арка» [12; 18]. Во второй блок нами была включена методика, разработанная

Н. Н. Обозовым [9]. Базу исследования составили лидеры молодежных групп из числа учащихся восьмых -одиннадцатых классов общеобразовательных школ г. Курска и Курской области, а также воспитанники ОШМЛ «Комсорг».

Результаты исследования. Анализ гендерного аспекта структуры типов лидерства молодежных лидеров начнем с результатов исследования респондентов подросткового возраста. Результаты изучения структуры типов лидерства у испытуемых из обычных школ, проживающих в «чистых» районах показывают, что среди респондентов-подростков мужского пола каждый пятый (20 %) имеет когнитивный тип лидерства. Аффективный тип лидерства характерен для каждого третьего опрошенного (их удельный вес составляет 35 %). Кроме того, 45 % подростков-лидеров характеризуется практическим типом лидерства.

Таким образом, для относительного большинства молодежных лидеров (45 %) мужского пола подросткового возраста из обычных школ, проживающих в «чистых» районах, характерен практический тип лидерства.

Согласно полученным данным рисунка среди подростков - лидеров женского пола 23 % характеризуется когнитивным типом лидерства. Отметим также тот факт, что 36 % респондентов свойственен аффективный тип лидерства. Практический же тип лидерства присущ для 41 % исследованных лидеров.

Следовательно, для относительного большинства (41 %) лидеров женского пола подросткового возраста из обычных школ, проживающих в «чистых» районах, характерен практический тип лидерства.

Сравнение распределения типов лидерства среди респондентов - подростков разного пола из обычных школ, проживающих в «чистых» районах, показало отсутствие между ними статистически достоверных различий. Вместе с этим заметим, что чаще всего, как

лидеры женского пола (41 %), так и испытуемые мужского пола (45 %) используют практический тип лидерства (х2 = 0,41; р>0,05).

Проанализировав данные, которые описывают распределение по типам лидерства испытуемых из обычных школ, проживающих в загрязненных районах, можно констатировать, что среди респондентов-под-ростков мужского пола большинство (60 %) имеет аффективный тип лидерства. Вместе с этим отметим, что когнитивный тип лидерства не характерен для опрошенных (0%). Кроме того, 40 % подростков-лидеров характеризуется практическим типом лидерства.

Таким образом, для большинства молодежных лидеров (60 %) мужского пола подросткового возраста из обычных школ, проживающих в загрязненных районах, характерен аффективный тип лидерства.

Согласно эмпирическим данным среди подростков - лидеров женского пола около двух третей (65 %) имеет аффективный тип лидерства. Отметим также тот факт, что никому из респондентов не свойственен когнитивный тип лидерства (0%). Практический же тип лидерства характерен для каждой третьей (35 %) из респондентов.

Следовательно, для большинства (65 %) лидеров женского пола подросткового возраста из обычных школ, проживающих в загрязненных районах, характерен аффективный тип лидерства.

Сравнение распределения типов лидерства среди респондентов - подростков разного пола из обычных школ, проживающих в загрязненных районах, показало отсутствие между ними статистически достоверных различий, при этом как лидеры женского пола (65 %), так и испытуемые мужского пола (60 %), используют преимущественно аффективный тип лидерства (х2=0,5з; р>0,05).

Результаты изучения структуры типов лидерства у испытуемых из ОШМЛ «Комсорг», проживающих в «чистых» районах, показывают, что среди респондентов-подростков мужского пола каждый десятый (10 %) обладает когнитивным типом лидерства. Аффективный тип лидерства характерен для 40 % испытуемых. Кроме этого, каждый второй (50 %) из подростков-лидеров характеризуется практическим типом лидерства.

Таким образом, для большинства молодежных лидеров (50 %) мужского пола подросткового возраста из ОШМЛ «Комсорг», проживающих в «чистых» районах, характерен практический тип лидерства.

Согласно полученным данным среди подростков - лидеров женского пола каждой седьмой испытуемой (15 %) присущ когнитивный тип лидерства. Отметим также тот факт, что 30 % респондентов свойственен аффективный тип лидерства. Практический же тип лидерства характерен для 55 % исследованных.

Следовательно, для большинства (55 %) лидеров женского пола подросткового возраста из ОШМЛ «Комсорг», проживающих в «чистых» районах, характерен практический тип лидерства.

Сравнение распределения типов лидерства среди респондентов - подростков разного пола из

ОШМЛ «Комсорг», проживающих в «чистых» районах, показало отсутствие между ними статистически достоверных различий. Отметим также тот факт, что как лидерам женского пола (55 %), так и испытуемым мужского пола (50 %) присущ практический тип лидерства (х2=2,67; р>0,05).

Проанализируем теперь данные, которые описывают распределение типов лидерства у испытуемых из ОШМЛ «Комсорг», проживающих в загрязненных районах.

Итак, согласно полученным данным, среди респондентов-подростков мужского пола никто не обладает когнитивным типом лидерства. Аффективный же тип лидерства характерен для большинства (65 %) опрошенных. Кроме того, каждый третий из подростков-лидеров (35 %) характеризуется практическим типом лидерства.

Таким образом, для большинства молодежных лидеров (65 %) мужского пола подросткового возраста из ОШМЛ «Комсорг», проживающих в загрязненных районах, характерен аффективный тип лидерства.

Согласно эмпирическим данным, среди подростков - лидеров женского пола никто не обладает когнитивным типом лидерства. Отметим также тот факт, что для 70 % респондентов свойственен аффективный тип лидерства. Практический же тип лидерства выявлен у 30 % исследованных респондентов.

Следовательно, для большинства (70 %) лидеров женского пола подросткового возраста из ОШМЛ «Комсорг», проживающих в загрязненных районах, характерен аффективный тип лидерства.

Сравнение распределения типов лидерства среди респондентов - подростков разного пола из ОШМЛ «Комсорг», проживающих в загрязненных районах, показало отсутствие между ними статистически достоверных различий, при этом как лидеры женского пола (70 %), так и испытуемые мужского пола (65 %) обладают преимущественно аффективным типом лидерства (х2=0,57; р>0,05).

Анализ гендерного аспекта распределения типов лидерства продолжим результатами исследования респондентов-лидеров юношеского возраста. Результаты изучения структуры типов лидерства у испытуемых из обычных школ, проживающих в «чистых» районах, позволяют констатировать, что среди респондентов-юношей каждый десятый (10 %) обладает когнитивным типом лидерства. Аффективный тип лидерства характерен для каждого третьего (35 %) из опрошенных. Кроме того, 55 % юношей-лидеров характеризуется практическим типом лидерства.

Таким образом, для большинства молодежных лидеров (55 %) мужского пола юношеского возраста из обычных школ, проживающих в «чистых» районах, характерен практический тип лидерства.

Согласно полученным эмпирическим данным, среди испытуемых - лидеров женского пола каждая пятая (20 %) обладает когнитивным типом лидерства. Отметим также тот факт, что для каждой второй (50 %) из респондентов свойственен аффективный тип

лидерства. Практический же тип лидерства характерен для 30 % исследованных лидеров.

Следовательно, для большинства (50 %) лидеров женского пола юношеского возраста из обычных школ, проживающих в «чистых» районах, характерен аффективный тип лидерства.

Сравнение распределения типов лидерства среди респондентов юношеского возраста разного пола из обычных школ, проживающих в «чистых» районах, показало наличие между ними статистически достоверных различий, при этом лидеры женского пола (50 %) чаще используют аффективный тип лидерства по сравнению с испытуемыми мужского пола (55 %), которым присущ практический тип лидерства (Х2=13,33; р<0,01).

Проанализируем теперь данные, которые описывают распределение типов лидерства у испытуемых юношеского возраста из обычных школ, но проживающих в загрязненных районах.

Согласно полученным данным среди респонден-тов-юношей около двух третей (65 %) обладает аффективным типом лидерства. Когнитивный тип лидерства не характерен ни для кого из молодежных лидеров. Кроме того, каждый третий (35 %) из юношей-лидеров характеризуется практическим типом лидерства.

Таким образом, для большинства молодежных лидеров (65 %) мужского пола юношеского возраста из обычных школ, проживающих в загрязненных районах, характерен аффективный тип лидерства.

Согласно полученным данным рисунка среди лидеров-девушек абсолютное большинство (80 %) обладают аффективным типом лидерства. Отметим также тот факт, что для каждого пятого (20 %) из респондентов свойственен практический тип лидерства. Когнитивный же тип лидерства не характерен ни для кого из исследованных лидеров.

Следовательно, для абсолютного большинства (80 %) лидеров женского пола юношеского возраста из обычных школ, проживающих в загрязненных районах, характерен аффективный тип лидерства.

Сравнение распределения типов лидерства среди респондентов юношеского возраста разного пола из обычных школ, проживающих в загрязненных районах, показало отсутствие между ними статистически достоверных различий. Отметим также тенденцию, при которой лидерам женского пола (80 %) чаще свойственен аффективный тип лидерства по сравнению с испытуемыми мужского пола (65 %) (х2=5,64; р>0,05).

Результаты изучения структуры типов лидерства у испытуемых из ОШМЛ «Комсорг», проживающих в «чистых» районах, показывают, что, среди респондентов-юношей 30% обладает когнитивным типом лидерства. Аффективный тип лидерства характерен также для 30 % опрошенных лидеров. Отметим также тот факт, что 40 % юношей-лидеров характеризуется практическим типом лидерства.

Таким образом, для относительного большинства молодежных лидеров мужского пола юношеского возраста из ОШМЛ «Комсорг», проживающих в «чи-

стых» районах, характерен практический (40 %) тип лидерства.

Согласно полученным данным среди девушек -лидеров каждой седьмой (30 %) присущ когнитивный тип лидерства. Отметим также тот факт, что также 30 % респондентов свойственен аффективный тип лидерства. Практический же тип лидерства характерен для 45 % исследованных лидеров.

Следовательно, для относительного большинства (45 %) лидеров женского пола юношеского возраста из ОШМЛ «Комсорг», проживающих в «чистых» районах, характерен практический тип лидерства.

Сравнение распределения типов лидерства среди респондентов юношеского возраста разного пола из обычных школ, проживающих в «чистых» районах, показало отсутствие между ними статистически достоверных различий. Отметим также, что при этом, как лидерам женского пола (45 %), так и испытуемым мужского пола (40 %), свойственен преимущественно практический тип лидерства (х2=6,72; р>0,05).

Проанализируем теперь данные, которые описывают распределение типов лидерства у испытуемых из ОШМЛ «Комсорг», проживающих в загрязненных районах.

Как следует из полученных данных, среди рес-пондентов-юношей никто не обладает когнитивным типом лидерства. Аффективный же тип лидерства характерен почти для трех четвертей (70 %) опрошенных. Кроме того, 30 % юношей-лидеров характеризуется практическим типом лидерства.

Таким образом, для большинства молодежных лидеров (70 %) мужского пола юношеского возраста из ОШМЛ «Комсорг», проживающих в загрязненных районах, характерен аффективный тип лидерства.

Согласно имеющимся данным среди лидеров женского пола не выявлено лиц, которые имеют когнитивный тип лидерства. Отметим также тот факт, что абсолютному большинству (85 %) респондентов свойственен аффективный тип лидерства. Практический же тип лидерства характерен для каждого седьмого (15 %) из исследованных лидеров.

Следовательно, для большинства (85 %) лидеров женского пола подросткового возраста из ОШМЛ «Комсорг», проживающих в загрязненных районах, характерен аффективный тип лидерства.

Сравнение распределения типов лидерства среди респондентов юношеского возраста разного пола из ОШМЛ «Комсорг», проживающих в загрязненных районах, показало наличие между ними статистически достоверных различий, при этом как лидеры женского пола (85 %), так и испытуемые мужского пола (70 %) обладают преимущественно аффективным типом лидерства (х2=6,45; р<0,05).

Выводы. Проведенное исследование структуры типов лидерства молодежных лидеров разного пола позволяет сделать следующие выводы:

структура типов лидерства лидеров подросткового возраста мужского пола из обычных школ и ОШМЛ «Комсорг», независимо от места проживания,

статистически достоверно не отличается от аналогичного показателя подростков-девочек (р>0,05);

ведущим типом лидерства для лидеров подросткового возраста мужского пола из обычных школ и ОШМЛ «Комсорг», проживающих в «чистых» районах, является практический;

ведущим типом лидерства для лидеров подросткового возраста мужского пола из обычных школ и ОШМЛ «Комсорг», проживающих в радиоактивно загрязненных районах, является аффективный;

ведущим типом лидерства для лидеров подросткового возраста женского пола из обычных школ и ОШМЛ «Комсорг», проживающих в «чистых» районах, является практический;

ведущим типом лидерства для лидеров подросткового возраста женского пола из обычных школ и ОШМЛ «Комсорг», проживающих в радиоактивно загрязненных районах, является аффективный;

выявлена тенденция к более высокому удельному весу доминирующего типа лидерства у респондентов-девочек (аффективного, практического и аффективного соответственно) по сравнению с удельным весом доминирующего типа лидерства мальчиков (аффективного, практического и аффективного соответственно) из ОШМЛ «Комсорг» (независимо от места проживания), а также из обычных школ, проживающих в загрязненных районах;

выявлена тенденция к более высокому удельному весу доминирующего типа лидерства у респондентов-мальчиков (практического) по сравнению с удельным весом доминирующего типа лидерства девочек из обычных школ, проживающих в «чистых» районах;

для респондентов подросткового возраста, которые проживают в «чистых» районах, свойственны все три типа лидерства, в тоже время для лидеров из районов радиоактивного загрязнения свойственны только два типа лидерства: аффективный и практический;

структура типов лидерства респондентов подросткового возраста, независимо от их пола, определяется социальной ситуацией функционирования лидерства;

структура лидерства для лидеров юношеского возраста мужского пола из обычных школ, проживающих в «чистых» районах, и респондентов из ОШМЛ «Комсорг», проживающих в радиоактивно загрязненных районах, статистически достоверно отличается от аналогичного показателя подростков-девочек (р<0,01, р<0,05);

структура лидерства лидеров юношеского возраста мужского пола из обычных школ, проживающих в радиоактивно загрязненных районах, и респондентов из ОШМЛ «Комсорг», проживающих в «чистых» районах, статистически достоверно не отличается от аналогичного показателя девушек-лидеров (р>0,05);

ведущим типом лидерства для лидеров юношеского возраста мужского пола из обычных школ, а также ОШМЛ «Комсорг», проживающих в радиоактивно загрязненных районах, является аффективный;

ведущим типом лидерства для лидеров юношеского возраста мужского пола из обычных школ и

ОШМЛ «Комсорг», проживающих в «чистых» районах, является практический;

ведущим типом лидерства для лидеров-девушек из обычных школ, проживающих в «чистых» и радиоактивно загрязненных районах, а также ОШМЛ «Комсорг», проживающих в радиоактивно загрязненных районах, является аффективный;

ведущим типом лидерства для лидеров юношеского возраста женского пола из ОШМЛ «Комсорг», проживающих в «чистых» районах, является практический;

для респондентов юношеского возраста, которые проживают в «чистых» районах, свойственны все три типа лидерства, в тоже время для лидеров из районов радиоактивного загрязнения свойственны только два типа лидерства: аффективный и практический;

выявлена тенденция к более высокому удельному весу доминирующего типа лидерства у респондентов - девушек (аффективного, практического и аффективного соответственно) по сравнению с удельным весом доминирующего типа лидерства юношей (аффективного, практического и аффективного соответственно) из ОШМЛ «Комсорг» (независимо от места проживания), а также из обычных школ, проживающих в загрязненных районах;

выявлена тенденция к более высокому удельному весу доминирующего типа лидерства у респон-дентов-юношей (аффективного) по сравнению с удельным весом доминирующего типа лидерства девочек (аффективного) из обычных школ, проживающих в «чистых» районах;

структура типов лидерства респондентов юношеского возраста, независимо от пола, определяется социальной ситуацией функционирования лидерства и наличием (отсутствием) опыта социального обучения.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Аль Гафри Салех Обайд Саид. Роль лидерства в функционировании учебной группы как субъекта совместной деятельности. Автореф. дисс. ... канд. психол. наук. Курск, 2011. 20 с.

2. Аркин Е. А. Об изучении детского коллектива. М.: Изд-во Новая Москва, 1927. 37 с.

3. Бендас Т.В. Психология лидерства: гендерный и этнический аспекты. Автореф. дис. ... докт. психол. наук. СПб., 2002. 56 с.

4. Жеребова Н. С. Основы социальной психологии. Л., 1974. 200 с.

5. Зайцева Е. М. К проблеме качественно количественной характеристики лидерства в контактных группах школьников и студентов // К вопросу о диагностике личности в группе. М., 1973. С. 7-9.

6. Кричевский Р. Л., Дубовская Е. М. Психология малой группы: теоретический и прикладной аспекты. М., 1991. 207 с.

7. Логвинов И. Н. Лидерство в учебных группах в регионах «Чернобыльского следа». Дисс ... канд. психол. наук. Курск, 1996. 178 с.

8. Логвинов И. Н., Силаков А. С. Динамика стилей и типов лидерства в малых учебных группах// Психология и педагогика социального воспитания: Материалы научно-практической конференции, посвященной 70-летию со дня рождения А. Н. Лутошкина. Кострома: КГУ им. Н. А. Некрасова, 2005. С. 189-192.

9. Обозов Н. Н. Психология межличностных отношений. Киев: Лыбидь, 1990. 192 с.

10. Парыгин Б. Д. Основы социально-психологической теории. М.: Мысль, 1971. 352 c.

11. Сарычев С. В. Надежность группы в напряженных и экстремальных ситуациях совместной деятельности. Дисс.... канд. психол. наук. Курск, 1993. 274 с.

12. Сарычев С.В. Социально-психологические факторы надёжности малых групп в различных социальных условиях. Дис. ... д-ра психол. наук. Курск, 2009. 259 с.

13. Уманский Л. И. Психология организаторских способностей. Автореф. дисс.... докт. психол. наук. М., 1968. 30 с.

14. Уманский Л. И. Психология организаторской деятельности школьников. М.: Просвещение, 1980. 160 с.

15. Чернышев А. С. Социально-психологические основы организованности первичного коллектива (на материалах исследования молодежных групп и коллективов). Дисс. ... д-ра психол. наук. М., 1980. 335 с.

16. Чернышев А. С., Лобков Ю. Л., Сарычев С. В., Скуря-тин В. И. Социально одаренные дети: путь к лидерству (экспериментальный подход). Воронеж, 2007. 210 с.

17. Чернышев А. С., Сарычев С. В. Параметрическая теория коллектива: история создания и тенденции развития [Электронный ресурс] // Ученые записки. Электронный научный журнал Курского государственного университета. 2009. № 11. Режим доступа: http:// scientific-notes.ru/index.php?page=6&new=11

18. Чернышев А. С., Сарычев С. В., Лунев Ю. А. Аппаратурные методики психологической диагностики группы в совместной деятельности. М.: Изд-во «Ин-т психологии РАН», 2005. 189 с.