УДК 316.74:655.4 ББК 60.562.1 Х 98

Хуако З.Ю. Социальная роль книгоиздания в культурном развитии адыгского этноса

(Рецензирована)

Аннотация:

В статье рассматриваются некоторые аспекты и особенности книгоиздания в Республике Адыгея, его социальная функция.

Ключевые слова:

Письменность, графика письма, букварь, учебная книга, книгопечатание, издательство, оригинальная художественная литература, переводная художественная литература, социально значимая литература.

Khuako Z.Yu. Social role of book publishing in cultural development of Adyghe ethnos

Abstract:

The paper discusses some aspects and features of book publishing in Adygheya Republic and its social

function.

Key words:

Writing, the diagram of the letter, the abc-book, the educational book, publishing, publishing house, original fiction, translation fiction, socially significant literature.

Среди важнейших открытий ума человеческого достойное место занимает письменность, положившая начало движению духовному. Письменность, проделавшая долгий путь от папирусного свитка к книге, письменной коммуникации и книгопечатанию. Благодаря печатному слову стало возможным возникновение, функционирование и распространение знания в обществе.

Изобретатели алфавита, закреплявшего письменность, как родоначальники культурной традиции пользовались особым уважением, считались святыми, но нередко их благие намерения заканчивались трагическим, драматическим исходом. По свидетельству Султан-Адиль Гирея, величайший поэт Черкесии, превосходный ориенталист Натаук Шеретлук «много лет трудился над созданием алфавита и составлением грамматики адыгского языка, совершенно успел в том и другом, но по настоянию духовенства принужден был предать огню труд свой».

Это событие относится к первой четверти девятнадцатого века. И оно не помешало попыткам создания адыгейского алфавита на арабской, латинской и русской графических основах. В разработку адыгской письменности внесли свою лепту Султан Хан-Гирей, П.К. Услар, Л.Я. Люлье, Ш.Х. Анчок и другие. Созданием адыгейского алфавита занимались наши соотечественники за рубежом.

14 марта 1853 года в г. Тифлисе адыгейский язык обрел свое письменное воплощение. В этот день вышел первый букварь черкесского языка, составленный известным адыгским просветителем Умаром Берсеем. На титульном листе надпись: «Литографировано по приказанию Его Светлости Князя Наместника Кавказского...». Спустя полтора столетия благодарные потомки установят День адыгейского языка и письменности в честь знаменательной даты и в целях популяризации и совершенствования письменной культуры и культуры речи.

Резкий толчок развитию письменности, газетного и книгоиздательского дела дали революционные события России начала двадцатого века. У истоков издательской деятельности на адыгейском языке стояли комиссариат по горским делам Кубано-Черноморского ревкома и облисполкома, а также Горский исполнительный комитет. Отдел печати комиссариата в первую очередь взял на себя все заботы, связанные с

созданием письменности и выпуском адыгейского букваря, а также выполнял функции контроля за печатной продукцией.

1918-й год ознаменовался появлением адыгейского алфавита, составленного А.И. Бекухом на арабской графической основе. За алфавитом последовали его букварь и книжка «История ислама», выпущенная в г. Екатеринодаре (Краснодаре). На титульном листе слова: «Знание - свет, незнание - тьма». Вслед за «Историей ислама» выходит «1элфыбэ» («Букварь») Гаруна Лесарука (Тлецерука). Букварь был признан комиссией Адыгейского просветительного общества в качестве учебного пособия для учащихся школ (изб -читален). Издание открывается напоминанием: «Все народности начинают обучение на родном языке. Мы также должны учиться. Книга написана так, чтобы представленный в ней материал и арабский алфавит помогали в освоении адыгейского алфавита».

Написанием и выпуском букваря плодотворно занимались Сафербий Сиюхов, Ибрагим Хизетль, Шабан Кубов. Еще до 1917 года Сафербием Сиюховым был подготовлен букварь адыгейского языка на арабской графической основе, который вышел в свет только после Октябрьской революции. В 1919 году в соавторстве с Ибрагимом Хизетлем он переиздает букварь. А адыгейский букварь «Первая тропа» Сафербия Сиюхова и Шабана Кубова переиздавался пять раз.

Автором множества учебников, учебно-методических пособий и разработок для национальной школы является Чишмай Пшунелов.

В становлении адыгейской письменности, создании учебно-методической и научно-педагогической литературы особое место занимают Дауд Ашхамаф и Николай Яковлев.

Благодаря подвижническому труду первых просветителей и энтузиастов в распространении знаний рукописный (литографированный) букварь становится главной книгой в первых школах и избах - читальнях Адыгеи. В аулах и селениях дети и взрослые с нетерпением ожидали эти учебные пособия.

Благо, здесь свою позитивную роль сыграли чрезвычайные меры революционного времени. Постановлением ВЦИК от 16 мая 1919 года «литература и газеты объявляются срочным военным грузом и подлежат отправке в первую очередь без малейшей задержки». Революционный совет армии труда Юго-Востока России строго следил за тем, чтобы экспедиция литературы и прочих печатных материалов проходила «по железным дорогам, водным и шоссейными путями, через посредство гужевого транспорта, конных и пеших курьеров» [1]. По решению Управления уполномоченного по восстановлению полиграфической промышленности на Юго-Востоке России первые адыгейские буквари и книги печатались в типографии Кубчерполиграфтреста.

В декабре 1922 года 1 съезд Советов Адыгеи, обсуждая состояние народного образования и намечая мероприятия по его улучшению, уделил особое внимание «постановке книгоиздательского дела на родном языке» [1]. Создаются подотдел печати Адыгейского организационного бюро РКП (б) и издательская коллегия, в их обязанности входило: редактирование периодических изданий (газет и журналов), литературная обработка материалов, оборудование типографии, приспособленной для печатания букварей и периодики на адыгейском языке, а также переводческая работа [2].

Второй съезд Советов Адыгейской (Черкесской) автономной области, который проходил 12-19 декабря 1923 года, подтвердил важность «усиления издательской работы на черкесском языке» [3]. 8 марта 1924 года расширенный пленум Адыгейского облисполкома отметил: «Ввиду полного отсутствия литературы на родном языке, что является тормозом в успешной работе школ, необходимо принять... решительные и срочные меры к ускорению издательской деятельности на черкесском языке» [4].

В 20-е годы ХХ века на адыгейском языке выходят книги разного характера: «Что такое сельская кооперация», «Наука и религия о природных явлениях и их происхождении», «Кенаф и его обработка», «Солнечные затмения и землетрясения» Ю.К.

Намитокова, «Лъагъу» («Тропа») Д.А. Ашхамафа, «Аркъ» («Водка») и «Происхождение мира» Т.М. Керашева, «Жертва денег» А.Д. Хаткова и другие.

Последовательное развитие книгоиздательного дела началось после образования Адыгейской автономной области. Однако его темпы сдерживались отсутствием собственной типографии, шрифтов, полиграфистов, книгоиздателей. Первые адыгейские книги в своем большинстве до 1925 года печатались в Москве - Центроиздате СССР. Медленно, но книгоиздание на адыгейском языке набирало обороты. В 1924 - 1925 годах было выпущено 7 названий книг общим объемом 38 печатных листов и тиражом 35 тысяч экземпляров. В 1926 году вышло 8 названий книг объемом 38 печатных листов и тиражом 21 тысяча экземпляров. 1927-й год завершился изданием 10 названий книг объемом 38 печатных листов и тиражом 22 тысячи экземпляров [5].

С 1925 года, с момента организации в г. Ростове-на-Дону краевого книжного издательства, ставшего основой развития книгоиздательного дела на языках коренных народов Северного Кавказа, в Адыгее, как и в других автономиях, активизируется книгоиздательская работа. Вот несколько цифр, которые красноречивее слов. В 1925 -1928 годах крайнациздатом выпущено на адыгейском языке 57 названий книг общим объемом свыше 210 печатных листов. Значительную часть составляли учебники [6].

Национальная книга на языках горских народов, в короткие временные рамки получивших письменность, вызывала интерес зарубежных книгоиздателей и научных центров. В крайнациздате за образцами всех изданий на языках горцев обращались Кельнский, Будапештский, Кембриджский, Оксфордский университеты, Парижский институт интернациональной культуры, другие высшие учебные заведения и научные центры.

Начало планомерной и организованной книгоиздательской деятельности в автономной области было положено 8 мая 1928 года решением президиума облисполкома о создании областного издательства «Адыгейская печать», в котором говорилось, что «успешное развитие советского и хозяйственного строительства в значительной степени затрудняется культурной отсталостью населения». Главным направлением в работе издательства считался выпуск книг, брошюр, плакатов, другой печатной продукции преимущественно на адыгейском языке. Перед издательством ставилась масштабная для того времени задача - «приблизить книгу к широким трудящимся массам Адыгеи, внедрить ее в быт аулов, хуторов, селений, тем самым содействовать распространению знаний и поднятию благосостояния населения» [7].

Молодое книжное издательство выпускало на адыгейском языке буквари, учебники, общественно-политическую, художественную, сельскохозяйственную и санитарно-просветительную литературу. По данным статистики, которая внимательно фиксировала первые шаги «Адыгейской печати», в первый год своего существования издательством было напечатано 19 наименований книг общим объемом 74 печатных листа и тиражом свыше 48 тысяч экземпляров. Второй год ознаменовался выпуском 43 названий книг объемом более 131 печатного листа и тиражом почти 85 тысяч экземпляров.

В июле 1930 года объединяются два издательства - книжное и газетное и создается Адыгнациздат (Адыгейское национальное издательство). Укрупненное издательство выпустило к концу года 47 названий книг объемом 145 печатных листов и тиражом 89 тысяч экземпляров. Последующий, 1931-й год - 64 названия книг объемом 190 печатных листов и тиражом 235 тысяч экземпляров. 1932-й год - 83 названия книг объемом 259 печатных листов и тиражом 191 тысяча экземпляров. И так каждый год!

Подводя итоги издательской деятельности к десятилетию автономии Адыгеи, первый директор издательства Абдул Хатанов отмечал, что выпущено в свет книг на родном языке 281 название тиражом свыше 700 тысяч экземпляров [8]. Адыгнациздат также обеспечивал книжной продукцией адыгейское население Армавирского и Шапсугского районов Краснодарского края.

Примечательным явлением становится выпуск оригинальной художественной литературы на адыгейском языке. Это роман «Дорога к счастью» Тембота Керашева, сборник стихов и песен «Мелодии» Ахмеда Хаткова, рассказ «Аминет» Юсуфа Тлюстена, поэмы «Будь бдительным» и «Ураза» Мурата Паранука, пьеса «Радости жизни» Довлетхан Натхо и другие. Радуют первые шаги по изданию оригинальной детской литературы. Общественность по достоинству оценила появление произведений для детей: «Заячья тризна» Ибрагима Цея, «Старик и старуха» Рашида Меркицкого. Адыгнациздат печатает оригинальные книги и на русском языке.

В период временной оккупации Адыгеи издательство прекращает свою работу. Следы той страшной войны напоминают книги наших издателей, напечатанные на серой оберточной бумаге, в примитивном полиграфическом исполнении. Предпочтение отдается произведениям, описывающим события Великой Отечественной войны и послевоенного строительства. Выходят роман Юсуфа Тлюстена «Свет в горах», повести Аскера Евтыха «Превосходная должность», «Солнце над нами» и «У нас в ауле», сборники рассказов Дмитрия Костанова «Две высоты» и «Труд славит человека».

В тематическом плане издательства заметное место отводится книгам, посвященным пропаганде передового опыта, распространению сельскохозяйственных знаний, героям труда.

За послевоенные тридцать лет издательство выпустило 1789 названий книг общим тиражом свыше 5 миллионов экземпляров.

Шли годы, менялся статус издательства. В 1992 году, после провозглашения республики, создается Адыгейское республиканское книжное издательство. Издательство осваивает выпуск многотомников адыгейских писателей - трехтомное издание избранных произведений Тембота Керашева на адыгейском и русском языках, трехтомник и семитомник Исхака Машбаша, на адыгейском и русском языках, двухтомное издание Юсуфа Тлюстена и Аскера Г адагатля.

Благодаря эффективной научно-педагогической работе Адыгейского государственного университета, Майкопского государственного технологического университета, Адыгейского республиканского института гуманитарных исследований, других научно-исследовательских учреждений, было положено начало изданию научной книги типа продолжающихся «трудов» и «ученых записок». Одновременно в высших учебных заведениях и научно-исследовательских институтах республики появилась научная книга в виде тематических сборников, монографических исследований, коллективных монографий по различным отраслям человеческого знания.

Гордостью издательского коллектива является учебная книга. Отношение к ней особое, трогательное, уважительное. Учебник - как подлинный родник для тех, кто приобщается к образованию, богатству знаний и духовных ценностей. Он меняется по содержанию, оформлению, предназначению. С годами взамен рукописных и литографированных учебных книг появляются современные и более совершенные буквари, составленные А.Д. Хатковым, Д.А. Ашхамафом, А.О. Хоретлевым, Ф.Н. Чамоковой, Д.М. Тамбиевой.

В своеобразном издательском списке авторов учебной книги значатся многие известные школьникам имена: З.И. Керашева, Х.Б. Дауров, М.Х. Шхапацева, Ш.И. Брантов, Ц.Р. Абатова, З.Г. Калиниченко, А.С. Усова, А.В. Лаптев, А.Ш. Шхалахов, А.А. Схаляхо, Ю.А. Тхаркахо...

Научную, научно - педагогическую и учебно-методическую литературу весомо представляют К.Г. Шаззо, У.С. Зекох, З.У. Блягоз, И.А. Шоров, А.А. Шаов, Б.М. Берсиров, М.Ш. Кунижев, Э.А. Шеуджен, Д.М. Нагучев.

Издательство положило начало выпуску словарей и справочной литературы в помощь школе и учителю. Наши издатели прикладывают немалые усилия, чтобы повысить культуру книгопечатания, качество полиграфического и художественного оформления учебной книги, обеспечить удобочитаемость и привлекательность книжной

продукции. Начиная со второй половины сороковых годов и кончая семидесятыми годами через Адыгейское книжное издательство прошли рукописи названий учебников и учебнометодических пособий. В качестве авторов адыгейской оригинальной национальной учебной книги и переводчиков учебно-методической литературы выступали представители творческой интеллигенции - ученые, педагоги, писатели, журналисты. Пользуясь учебниками и учебными пособиями, составленными или переведенными ими, не одно поколение приобщалось к письму, учебе, знаниям.

В условиях двуязычия важнейшей составляющей национального книгоиздания стала издательско-переводческая деятельность. Начальный период становления издательства характеризуется тем, что в его тематических планах преобладала переводная литература. Это объяснялось объективными обстоятельствами: художественная

литература на адыгейском языке находилась в стадии зарождения, еще не было квалифицированных авторов для написания школьных учебников и учебных пособий. Молодая национальная интеллигенция делала первые шаги в художественном и научно -педагогическом творчестве. Популярностью пользовались переводные учебные книги по математике, зоологии, истории, географии другим дисциплинам. Известные адыгейские писатели, постепенно оттачивая мастерство художественного перевода, приобщали к родной речи лучшие образцы иноязычной поэтической и прозаической словесности на высоком профессиональном уровне. За годы существования издательства образовалась своеобразная школа художественного перевода, давшая замечательные примеры перевода с русского языка лучших произведений поэзии, прозы и драматургии. Перевода, вошедшего яркой страницей в адыгейскую литературу и составляющего ее заслуженную гордость.

Первой серьезной пробой был перевод на адыгейский язык романа Николая Островского «Как закалялась сталь», осуществленный Темботом Керашевым, Ахмедом Хатковым, Ибрагимом Цеем, Азизом Тлябичевым и Юсуфом Тюстеном.

За 25 лет, прошедших после войны, было издано на адыгейском языке около 200 произведений русских, советских и зарубежных писателей.

Успех у адыгейского читателя переводов Исхака Машбаша, Хамида Беретаря и Нальбия Куека объясняется не только поэтическим мастерством передачи иноязычного классического текста, творческим отношением к родному слову, но и самим выбором оригинала.

Благодаря неповторимой, талантливой интерпретации, удивительному знанию материнского языка они смогли передать прелесть поэзии неродного языкового звучания. Здесь точно сработал маршаковский завет переводческого дела: «хорошо, что с чужим языком ты знаком, но не будь во вражде со своим языком».

Каждая эпоха, каждый народ знает своих книжников, с особым почитанием относится к их просветительскому, подвижническому труду. Те, кто руководил издательством в разные годы, достойны персонального упоминания и благодарности: старейшины книгоиздательского дела - Абдул Хатанов, Азиз Тлябичев, Тембот Керашев, Сафербий Кошоков, Ашмез Чемсо, Мурат Хунов, Махмуд Шовгенов, Мурат Петуваш, Дмитрий Костанов, Масхаб Биштов, а также Нальбий Чеучев, Мурат Духу, Туркубий Афасижев, Пшимаф Кошубаев. Многие из них активные участники Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. Двое не вернулись домой, сложили свои головы -Сафербий Кошоков, останки которого покоятся на польской земле, Азиз Тлябичев похоронен в поселке Хоста города Сочи.

В противоречивые перестроечные годы в издательскую сферу после окончания Литературного института имени М. Горького окунулся молодой поэт Шихамбий Куев. С 1996 года он возглавил Адыгейское книжное издательство, которое училось работать и выживать в рыночных условиях. Под его руководством набирался опыта малочисленный профессиональный коллектив единомышленников, преданных своему делу. Взрослел профессионально, творчески и сам директор издательства - свидетельство тому его

поэтические сборники, озаглавленные с лирико-философским оттенком, - «Лунный свет», «Судьба - водопад», «Тропа надежды», «Звезда кочующего неба».

Несколько слов о непростой судьбе национальной книги сегодня. Она оказалась уязвимой, не по своей воле попала в разряд социальной значимой литературы, то есть финансируемой государством. Крупномасштабные акции в поддержку чтения, книгоиздания пока что выглядят трогательно-наивными. Деловые люди с предпринимательской жилкой не проявляют особого интереса к сегменту рынка, занимающемуся выпуском и реализацией социально значимой литературы.

К социально значимым проектам, естественно, относится малотиражное национальное книгоиздание, которому трудно быть прибыльным и самоокупаемым. Можно понять федеральных чиновников, курирующих печать и массовые коммуникации и призывающих «научиться зарабатывать средства, усиливать коммерческую составляющую редакционной деятельности». Дальше - больше: никакая государственная поддержка не удержит на плаву региональные издательства, «если они не сумеют адаптироваться в рыночных условиях, не будут выстроены как бизнес - модели» [9].

Эти положения останутся благими намерениями, если не увеличивать каждый год остающиеся неизменными долгое время дотационные расходы по выпуску социально значимой национальной книжно - журнальной продукции. В издательском портфеле постоянно находится в среднем около 50 рукописей, из них ежегодно удается выпускать 10-15 рукописей авторов. Ставки авторского гонорара остаются низкими и не стимулируют пишущих книги. Да и незначительна заказная литература в деятельности издательства. Серьезной преградой на пути рапространения книжной продукции остается отсутствие в районных центрах, крупных населенных пунктах муниципальных книжных магазинов. Желает лучшего материально-техническое обеспечение республиканского книжного издательства.

Размышляя о предназначении книги, искрений и вдумчивый художник Стефан Цвейг однажды заметил: «Доступность сокровища всегда лишает нас почтения к нему, и только в истинно творческие, раздумчивые, созерцательные миги нашего бытия привычное и обычное снова оборачивается чудом» [10].

Майские дни совпали с восьмидесятилетием Адыгейского республиканского книжного издательства. Почетный возраст подтверждается весьма внушительными статистическими данными: выпущено 4000 названий книг общим тиражом 6 миллионов 750 тысяч экземпляров.

История книги - это история сохранения памяти, собирания опыта многих стран, народов и времен. Магия книги - это чудо, сокровище, явленное в печатном слове. Книга сделалась неотъемлемой частью нашей повседневной жизни. Лучшие минуты человеческого прозрения и познания связаны с книгой.

Примечания:

1. См.: Государственный архив Ростовской области (ГАРО). Ф. Р - 3758. Оп. 1. Д. 17. Л. 3.

2. См.: Национальный архив Республики Адыгея (НАРА). Ф. Р - 1. Оп. 1. Д. 10. Лл. 47-57.

3. См.: Хранилище документации новейшей истории Национального архива Республики

Адыгея. Ф. Р - 1. Оп. 1. Д. 2. Лл. 26, 33.

4. НАРА. Ф. Р - 1. Оп. 1. Д. 35. Л. 6.

5. НАРА. Ф. Р - 171. Оп. 1. Д. 60. Лл. 115-116.

6. См.: Хуако З.Ю. Адыгейская книга. Майкоп, 1998. С. 22.

7. См.: Революция и горец. 1928. № 2. С. 45-47.

8. ГАРО. Ф. Р - 1441. Оп. 1. Д. 79. Л. 90.

9. См.: Культурное строительство Адыгеи (1922 - 1937 гг.): сб. документов и материалов.

Майкоп. 1958. С. 300.

10. Советская Адыгея. 2007. 26 октября.

11. Цвейг С. Книга, как врата в мир // Цвейг С. Собр. соч.: в 7 т. Т. VII. М., 1963. С. 331.

References:

1. See: State archive of Rostov area (SARA). F.R. - 3758. List 1 D.17 Sheet 3.

2. See: National archive of Adygheya Republic (NARA). F.R. - 1. List 1. D.10 Sheets 47 - 57.

3. See: Storehouse of the documentation of the newest history of National archive of Adygheya Republic. F.R. - 1. List.1 D.2.Sheet 26, 33.

4. National archive of Adygheya Republic. F.R. - 1. List 1. D.35. Sheet 6.

5. National archive of Adygheya Republic. F.R. - 171. List 1. D.65. Sheets 115-116.

6. See: Khuako Z.Yu. The Adyghe book. Maikop, 1998. P. 22.

7. See: Revolution and mountain man. 1928. No. 2. P. 45 - 47.

8. State archive of Rostov area. F.R. - 1441. List 1. D.79 Sheet 90.

9. See: Cultural construction of Adygheya (1922 - 1937): the Collection of documents and materials. Maikop, 1958. P. 300.

10. Soviet Adygheya. 2007. October, 26.

11. Zweig S. The book as gates to the world // S.Zweig. Coll. In 7 vs. V. 7. M., 1963. P. 331.