В. П. Кирсанов

СОЦИАЛЬНАЯ ПРИРОДА БИПОЛЯРНОГО МИРА

Работа представлена кафедрой культурологии и глобалистики Балтийского государственного технического университета «Военмех» им. Д. Ф. Устинова.

Научный руководитель - доктор философских наук, профессор И. Ф. Кефели

В статье выявляются особенности социальной природы биполярного мира в эпоху глобализации.

Ключевые слова: социальная природа, биполярный мир, «холодная война», глобализация, альтернативные глобальные проекты.

V. Kirsanov

SOCIAL NATURE OF THE BIPOLAR WORLD

The peculiarities of social nature of the bipolar world in the globalisation epoch are revealed in the article.

Key words: social nature, bipolar world, Cold War, globalisation, alternative global projects.

Окончание Второй мировой войны озна- родной системы в ее движении от множест-меновало важный рубеж развития междуна- венности главных игроков международной

политики к уменьшению их числа и ужесточению иерархии, т. е. отношений соподчи-ненности, между ними. Вторая мировая война нанесла по многополярности сокрушительный удар. Еще в ее недрах стали зреть предпосылки для превращения многополярной структуры мира в биполярную. К концу обозначился колоссальный отрыв двух держав - СССР и США - от всех остальных государств по совокупности военных, политических, экономических возможностей и идейному влиянию. Этот отрыв определял суть биполярности, почти так же как смысл многополярности исторически состоял в примерном равенстве или сопоставимости возможностей относительно многочисленной группы стран при отсутствии резко выраженного и признаваемого превосходства какого-то одного лидера. Многополярная система, сформированная со времен Вестфальского урегулирования (1648 г.) и сохранявшаяся (с модификациями) на протяжении нескольких веков до Второй мировой войны, преобразовалась по ее итогам в биполярный мир, в котором доминировали США и СССР.

Устанавливается геополитическая бипо-лярность, которая воплотилась в появлении двух географических зон преобладания - советской и американской. В первую вошли страны Восточной Европы и отчасти материковой Восточной Азии. Во вторую - Западная Европа и азиатская прибрежно-островная зона. Страны соответствующих регионов были вынуждены координировать свою внешнюю политику с интересами соответствующей державы-гегемона.

Двухполюсной мировой порядок, просуществовав сорок с лишним лет, стал достоянием истории. «Однако теперь, - справедливо отмечает Э. Я. Баталов, - когда он ушел за исторический горизонт, многие оценивают прежнюю двухполюсную систему в более позитивных тонах, чем еще несколько лет назад, когда ее сопряженность с холодной войной оставляла в тени ее достоинства» [1, с. 153].

Далее он продолжает: «Но двухполюсная система - и как идеальный тип, и как конкретный исторический феномен, наблю-

давшийся в мире во второй половине XX века, - сохраняет свою силу в качестве модели, с которой сопоставляют и нынешнюю систему, именуемую "однополюсной", и "многополюсные" системы - как реально существовавшие в истории, так и гипотетические присутствующие пока только в воображении тех, кто рассуждает о возможности их материализации в обозримом будущем... Между тем даже с таким вроде бы хорошо изученным объектом, как двухполюсная система, далеко не все ясно» (курсив наш. - В. К.) [1, с. 154].

Конечно, двухполюсные системы существовали в истории международных отношений до середины XX в., но они существенно отличались от двухполюсной системы, сложившейся после Второй мировой войны. Не видя или сознательно игнорируя эту существенную разницу, невозможно постичь уникальный характер миросистемы, который определял особенности международных отношений на протяжении почти всей второй половины XX в. и был во многом обусловлен именно спецификой существовавших в то время полюсов. Полюса, сложившиеся после Второй мировой войны, являли собой не просто мощные системные центры силы, как это было бы в случае, если бы в роли противостоящих сторон выступали, скажем, Англия и США, Германия и США, Англия и Германия и т. п. То были бы соперники, которые при всей возможной жесткости борьбы, между ними обладала общими базовыми характеристиками - социальными, экономическими, политическими. В сущности, это была бы борьба внутри одной и той же социально-политической и экономической системы. И победа любого из полюсов не меняла принципиальным образом характеристики другого полюса, а значит, и мировой системы в целом.

Однако ситуация коренным образом изменилась, когда в качестве противоборствующих полюсов выступили системы государств не просто с разными, но именно с полярными характеристиками. Победа полюса, возглавляемого США, принципиально изменила бы основные политические и другие черты государств и обществ, входивших в полюс, возглавляемый Советским Союзом.

Социальная природа биполярного мира

Но победи СССР - страна социалистическая, -это привело бы к принципиальному изменению американского общества, равно как и обществ, выступающих на стороне США, и в итоге и мировой системы в целом. В этом смысле известная формула советской пропаганды «Два мира - две системы» была весьма близка к истине.

Ничего подобного противостоянию этих полюсов не случалось в истории международных отношений ни в XIX в., ни в более ранний период. И ничего похожего не предвидится в обозримом будущем. Нет никаких признаков того, что на смену нынешнему «униполю» придет в обозримом будущем новый двухполюсный мир. Но если бы это вдруг произошло, мы бы увидели совсем другие полюса, мало похожие на те, что существовали в недалеком прошлом.

Можно согласиться с мнением Н. Т. Бин-дюкова, что «социализм объективно насыщал глобализационные процессы идеями, ценностями, началами и реалиями, которые мир капитала воспринимал как "антитела" в конструируемой им "новой мондиалистской реальности". А именно эта, содержательная, качественная сторона интеграционных процессов имела первостепенную важность. Запад вынужден был мириться с тем фактом, что без СССР, социалистического мира в целом не решалась ни одна крупная проблема мировой политики» [2, с. 53].

Развал Советского Союза и мировой системы социализма, упразднение силовых и политических структур этой системы не только устраняли главное препятствие нарастания экономической, политической и военной экспансии финансовых монополий по всей планете, не только создали простор для утверждения монополии политической гегемонии США в мире, но и открыли шлюзы для безбрежного и бесконтрольного бума глобализации в ее империалистическом выражении, т. е. со всеми присущими этой модели язвами, разрушительными последствиями, ведущими к планетарной катастрофе.

Противостояние двух мировых систем во время "холодной войны": капиталистической и социалистической - давало миру рав-

новесие. Можно вполне согласиться с мнением Л. Г. Ивашова: «Во главе их встали государства с четко выраженными цивилиза-ционными признаками - США и СССР, вокруг которых образовались две мировые системы, явившие человечеству альтернативу в своем развитии. Соперничество между ними во многом способствовало научно-техническому прогрессу, развитию демократических принципов, созданию системы справедливых международно-правовых норм и институтов, социальной защищенности людей. Достижение паритетов стратегических потенциалов делало мир более стабильным, и ни одна страна не ощущала себя одинокой, беззащитной, хотя имели место многочисленные факты военного давления и вооруженной агрессии в различных точках земного шара»

[3, с. 8].

Сегодня этот факт либо замалчивается, либо явно недооценивается. Вместо гармонизации мира, в котором исчезла блоковая конфронтация (не таившая серьезной угрозы ядерной войны в условиях гарантированного ответного удара), произошла разбалансировка и хаотизация международных отношений.

«С начала 90-х гг. XX в., резонно утверждает Н. А. Косолапов, мир живет в условиях его устройства, но не порядка. Но в этом устройстве явно нет пока объединяющего начала, каким по-своему, но была выросшая из ялтин-ско-потсдамских "штанишек" конфронтация СССР и США в 60-80-е гг.» [4, с. 3-4].

Все миропорядки, включая ялтинско-потсдамский, были итогом договоренностей между великими державами по результатам предшествовавшей им большой войны: наполеоновской - перед 1815 г., Первой мировой - перед 1918-1919 гг., Второй мировой войной - перед 1945 г. Однако по завершении «холодной войны» аналогичных договоренностей не было достигнуто.

После распада СССР и мировой системы социализма мир де-факто стал однополяр-ным. Резко изменился геополитический статус России и, соответственно, ее роль в мировой политике. Правящие круги США интерпретировали коллапс СССР как победу в холодной войне, самоуверенно полагая, что

победителю просто не с кем делить плоды своей победы: что США решает, то и миропорядок. Устранив своего главного геополитического конкурента, США целенаправленно прилагали усилия к оттеснению ослабленной России на периферию мировой политики, снижению ее субъектности.

Известно, что политика - это искусство возможного. Однако при всей важности объективных факторов важно учитывать и субъективные:

1) политическое руководство России, даже в условиях резко снизившихся возможностей необоснованно шло на одностороннее сближение с Западом и в первую очередь с США, игнорируя или недооценивая роль развития отношений с другими акторами мировой политики;

2) односторонние уступки Западу, которые не только подрывали национальные интересы России, но и ослабляли глобальную безопасность.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Баталов Э. Я. Мировое развитие и мировой порядок (анализ современных американских концепций). М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2005. 376 с.

2. Биндюков Н. Т. Глобализация и Россия: парадигма, социально-политический аспект, стратегия левых сил. М.: ИТРК, 2004. 368 с.

3. Ивашов Л. Г. Современная Россия на геополитической карте мира // Геополитика и безопасность. 2008. № 3.

4. Косолапов Н. Формирование глобального миропорядка и Россия // Мировая экономика и международные отношения. 2004. № 11.