© В.И. Кирьянов, А.Ф. Московцев, О.В. Юрова, 2008

СОЦИОЛОГИЯ И СОЦИАЛЬНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

СОЦИАЛЬНАЯ ЭКОНОМИКА: НЕОБХОДИМЫЕ И ДОСТАТОЧНЫЕ УСЛОВИЯ ДЛЯ ФОРМИРОВАНИЯ И ВОСПРОИЗВОДСТВА

В.И. Кирьянов, А. Ф. Московцев, О.В. Юрова

Социальная рыночная экономика определяется учеными как «концептуальная модель экономической и общественно-политической системы, в основе которой лежит идея, связывающая свободу на рынках с социальным компромиссом» (см.: [5, с. 5]). Принципиальное положение данной модели - это синтез экономической эффективности как результат действия свободных рыночных сил и социального компромисса, а концептуальными элементами являются личная свобода, социальная справедливость и экономическая дееспособность. Привлекательность данной модели можно объяснить тем обстоятельством, что она вытекает из объективных потребностей общества, опирается на мировой опыт, а не является искусственной конструкцией, навязываемой обществу.

Более детальным представляется следующее определение: социальная рыночная экономика - это такая форма организации хозяйства, которая характеризуется согласованностью основных экономических и социальных процессов и специфическим институциональным оформлением, включающим действие рыночных, квазирыночных и нерыночных механизмов для решения задач повышения качества жизни населения и развития человеческого капитала (см.: [7]). Применив воспроизводственный подход к анализу проблем со-

циальной рыночной экономики, авторы характеризуют процессы ее формирования и развития через установление наличия целого ряда ее воспроизводимых элементов, характеризующих функции жизнеобеспечения и производства человеческого капитала. Следуя от стандартной воспроизводственной схемы (простое взаимодействие двух элементов - производства и потребления) к схеме расширенной экономики (отражающей взаимопроникновение социального и экономического, а также прямые и обратные связи между социальной и экономической сферами) и модифицируя ее, они конструируют модель многоукладной расширенной экономики.

Для реализации этой модели в России предстоит сформировать необходимые предпосылки, требуется новое институциональное пространство, обеспечивающее соотношение рыночной свободы, индивидуальной инициативы и индивидуальной ответственности субъектов (см.: [8]). Экономика достигает уровня социоэкономики, когда внеэкономические факторы начинают играть в экономических отношениях существенную роль. Этому уровню развития общества присущи свои институты, но их бессмысленно внедрять в обществах, не достигших соответствующего уровня развития, ибо само содержание этих институтов в таких условиях будет искажено (см.: [4]). Таким об-

разом, формирование соответствующей для социальной экономики институциональной системы - есть важнейшая закономерность ее становления. Улавливая внешние эффекты, институциональная система социальной экономики распределяет издержки и выгоды и тем самым устанавливает необходимые пропорции между элементами системы и делает возможным ее нормальное функционирование [7, с. 39].

Институциональное устройство социальной экономики, таким образом, представляет собой всю совокупность институциональных форм, способы закрепления соответствующих социально-экономических практик, осуществляемых взаимосвязанными субъектами.

Наибольшими возможностями в данной связке институтов, естественно, располагает государство. Вряд ли кто будет оспаривать тот факт, что государство, в чьих бы интересах оно не действовало, с момента своего зарождения и по сей день является важнейшим социальным институтом, обеспечивающим жизнедеятельность всего общества. Однако, как бы ни была хороша идея государства, представляющая его в качестве оптимально согласующей общественные и личные интересы формы организации общества, в реальной действительности все обстоит гораздо сложнее.

В этой связи важно подчеркнуть роль гражданского общества как механизма по обеспечению подобного общественного диалога, которое в различных случаях берет на себя функции «адвокатирования» неучитываемых интересов либо выступает самостоятельно, как актор, параллельный государству.

Вместе с тем согласованное «разделение труда» между государством и гражданским обществом при выполнении деятельности по интернализации внешних эффектов и выполнению прочих социальных функций (см. подробнее: [6; 7]) имеет место лишь в случае, если государство не только не видит в нем своего конкурента, но и заинтересовано в выполнении им этой функции по отношению к самому себе. Другими словами, эффективное взаимодействие государства и общества означает, что государство, в принципе способное действенно подавлять функционирование институтов гражданского общества, уже интернализует положительные эффекты их работы. Однако необходимо отметить, что успешность выпол-

нения этой функции организациями гражданского общества существенно зависит от размера ресурсов (силы организации). В этой связи убедительным выглядит определение Э. Гел-лнера, который считает, что гражданское общество есть «совокупность неправительственных институтов, достаточно сильных для того, чтобы быть противовесом государству и, не посягая на его роль гаранта мира и арбитра основных интересов, быть способным не допускать атомизирования им общества и доминирования над ним» (см.: [11, с. 7]).

В социально ориентированной экономике, помимо государства, социальные функции выполняет бизнес (корпорации, фирмы), или микроуровень развития социальной ответственности. В этой связи важнейшей характеристикой современного бизнеса как общественного института является его выход за пределы узкопрофессиональной отраслевой деятельности и расширение его влияния на различные общественные процессы, а также все более активное участие в решении актуальных социальных проблем, то есть развитие корпоративной социальной ответственности.

Для того чтобы происходил процесс ин-ституциализации социальной ответственности бизнеса, необходимым условием является осознание бизнесом себя в качестве субъекта общества, насколько он воспринимается и воспринимает себя как субъект развития национальной экономики. Решающее значение здесь (достаточное условие) имеет «качество среды», в которую вписывается бизнес. Осуществляя социальные функции, беря на себя дополнительную социальную ответственность, бизнес должен четко знать и понимать ответы на три принципиальных вопроса: за что он платит, кому он платит и почему он должен это делать (если это не связано прямо или косвенно с получением бизнес-эффекта - экономией трансакционных издержек и получением экономической прибыли). А платит бизнес сейчас немало. Помимо того, что он организует производство товаров и услуг, создает рабочие места, он платит налоги. Это официальная, легальная часть платежей, и с ней относительно все понятно. Но гораздо больше бизнес вынужден платить неофициально (всевозможные взятки), и это явление приобрело широкомасштабный характер. За что

он платит - за создание среды обитания, в которой хоть как-то можно работать. Кому он платит - понятно, чиновнику, и платит потому, что это правила «игры», по-другому работать все равно не дадут. В таких условиях трудно осознавать себя частью общества, поэтому бизнес публично закрыт, а в обществе отсутствует доверие к нему, формируется имидж «корыстной силы», занятой исключительно собственными интересами. В этих условиях призывы общества и государства к принятию бизнесом дополнительной социальной ответственности в общенациональных интересах воспринимаются последним исключительно как дополнительные издержки. Он не осознает, кому и за что он платит, ему как раз понятно, кто является «представителем», «носителем» «национальных» интересов, а третий вопрос (почему он должен это делать?) отпадает сам собой. Здесь его совесть чиста - бизнес оплатил уже все, что можно.

Но ситуация постепенно меняется: проблема необходимости общих, нормальных правил, формирующих «качество среды», в которую будут вписаны и власть, и бизнес, и общество, где будут согласованы интересы всех субъектов, объективно выходит на повестку дня. Основной корпоративный интерес бизнеса - установление правопорядка в стране. Тогда легальный бизнес, «снятый с серого крючка», платит не чиновнику, а государству, значит, выплачивается все, что требуется, следовательно, растет платежеспособный спрос, работает и живет экономика, повышается благосостояние общества (см.: [10, с. 50]).

Таким образом, развитие социальной ответственности бизнеса возможно только при многостороннем сотрудничестве на полноправной основе с четкими представлениями о том, насколько реалистичны взаимные ожидания, а именно представления о возможностях, ограничениях и автономии участников. Это есть «сверхзадача: создание среды обитания, которая включает в себя инфраструктуру экономики, законодательную среду и определенную систему ценностей» [там же].

Необходимо добавить, что это вряд ли возможно без развития индивидуальной социальной ответственности, что реализуется на всех уровнях экономико-общественной системы: общество, государство, регион, корпорация, до-

мохозяйство (индивид). Системность социально ответственного поведения определяет развитие социально ориентированной экономики.

Социально ориентированная экономика предъявляет свои требования к индивиду, в ней существует еще больше институций, которые не только принуждают, но и формируют этику поведения индивидов, направленную на гармонизацию экономической и социальной эффективности [7, с. 28]. Модель социально ориентированной экономики, не отрицая наличия форм и механизмов реализации эгоистических предпочтений «человека экономического», формирует базу для социальной ответственности индивидов и реализации механизмов «альтруистического поведения». Специфическим качеством социально ответственного поведения индивида в данной модели является рыночный характер: «относительно альтруистическое поведение» индивида вознаграждается реальными экономическими и социальными выгодами [там же, с. 30-31].

Социальная ответственность индивида становится особой институцией социально ориентированной экономики. Речь идет о появлении самостоятельного индивида, наделенного определенным комплексом прав и свобод и в то же время несущего перед обществом моральную и иную ответственность за свои действия, вовлеченного в социальные процессы, чувствующего свою причастность к общественным преобразованиям. Это осознанное, добровольное и самостоятельное без каких-либо принуждений извне увеличение меры свободы и возложение на себя личностью большего круга обязанностей при сохранении или ограничении объема предоставляемых ей социумом прав и свобод в процессе жизнедеятельности.

Социальная ответственность индивида характеризуется такими чертами, как сознательность, стремление к саморазвитию и развитию согласованно с обществом и другими индивидами, творческая направленность, активная жизненная позиция, самоактуализация (стремление субъекта наиболее полно раскрыть свой потенциал) и самотождествен-ность (стремление субъекта быть в согласии с самим собой), стремление реализовывать и отстаивать собственные интересы.

Важно отметить, что в связке вышеуказанных базовых институтов это самое слабое

место, формы социальной ответственности индивида имеют самое слабое развитие. Называются следующие причины столь слабой распространенности (см.: [9, с. 27]):

- ожидание от государства высокой социальной защищенности (зависимость от государственного патернализма);

- непонимание ответственности за собственное существование;

- нежелание и непонимание необходимости активного участия в формировании инфраструктуры.

Однако исследования показывают, что большая часть населения России избавляется от иллюзий по поводу надежд на государство или предприятия в повышении собственного благополучия (см.: [12]).

Главная проблема здесь, по мнению авторов, - проблема доверия (см.: [13; 14]). Доверие/недоверие выступает в качестве одной из характеристик социальных ожиданий людей и их поведенческих стратегий. Люди не испытывают взаимного доверия, чтобы расстаться с чувством безнадежности, научиться самоуважению, сотрудничеству с другими, создать достаточно мощные горизонтальные структуры, позволяющие защищать свои интересы и использовать имеющиеся возможности. Нет доверия к власти и бизнесу. Между тем активная деятельностная позиция определяется наличием мотивов достижения и доверием (ожиданием адекватности в отношении действий других людей), вызывая тем самым уверенность в действии. Для того чтобы появился массовый слой людей, действия которых повлекут за собой сдвиги в базовых практиках, необходимо преодолеть кризис доверия. Для этого как минимум необходимо следующее:

- структурные возможности, поощряющие доверие (нормативная согласованность, стабильность социального порядка, прозрачность социальной организации, ощущение понятности окружающего мира, подотчетность других людей и институтов);

- агентские ресурсы - ряд личностных черт, коррелирующих с доверчивостью (активность, оптимизм, устремленность в будущее, амбиции, ориентация на достижение, инновационность);

- типовой уровень персонального и коллективного капитала, ресурсов (достаток,

хорошая работа, многообразие социальных ролей, образование, связи).

Как видно, для выполнения данных условий необходима согласованная работа всех выделенных базовых институтов, без чего невозможно восстановление культуры доверия в российском обществе.

Позиции индивида в обществе зависят от накопленных индивидуальных ресурсов. Изменить позицию субъекта в социальном мире можно через изменение объема ресурсов (речь в данном случае идет об их постоянном воспроизводстве и наращивании). В данной связи принципиально важное значение имеет наличие сильных институтов гражданского общества, с учетом того, что сетевая составляющая в структуре гражданского общества представляет собой тот «материал», из которого и на базе которого формируется индивидуальный (частный) социальный капитал. Гражданское общество множит социальный капитал без каких-либо дополнительных действий или издержек, «автоматически», то есть прирост последнего оказывается внешним эффектом развития гражданского общества.

Помимо этого гражданское общество производит еще один принципиально важный продукт - повышение переговорной силы индивидов. Функция представления интересов и соединения индивида с государством и бизнесом, защиты и распространения интересов, ценностей и тому подобного реализуется гражданским обществом посредством увеличения переговорной силы отдельного человека в его взаимодействии с государством и бизнесом. Ведь организации гражданского общества, замещая и поддерживая индивида в этих взаимодействиях, расширяют множество доступных ему ресурсов путем предоставления индивидам разнообразных услуг, тем более что такие услуги предоставляются ему бесплатно, что экономит его собственные финансовые средства. Обладая наименьшими возможностями (по сравнению с государством и бизнесом), отдельно взятый индивид при помощи данных организаций выравнивает свою переговорную силу при заключении различного рода отношений, защите совместных интересов. При этом умножаются частные и коллективные ресурсы индивидов и повышается сте-

пень вовлечения их в социальные процессы, восстанавливается культура доверия.

Таким образом, гражданское общество производит два основных, принципиально важных продукта - повышение переговорной силы и социальный капитал. Общество заинтересовано в производстве данных продуктов, поэтому в задачи государства должно входить создание субъектов, производящих их (см.: [2]). Наличие развитых институтов гражданского общества повышает уровень благосостояния: общества - за счет выравнивания переговорной силы граждан в их контрактных взаимодействиях с государством и бизнесом, а также за счет пополнения стороны предложения, повышения качества эмоциональных благ; граждан - посредством интернализации внешних эффектов в тех сферах, где альтернативные механизмы оказываются недейственными, а также за счет увеличения их социального капитала.

Таким образом, необходимым условием социально ответственного поведения индивидов является формирование соответствующей мотивации, а достаточным условием - восстановление кризиса доверия посредством институтов гражданского общества, выравнивающих переговорную силу индивидов в их взаимоотношениях с другими субъектами экономики.

Завершая мысль о взаимосвязи институтов, формирующих пространство для нормального воспроизводства социальной экономики, необходимо сказать о следующем. Трактуя гражданское общество как альтернативный (бизнесу и государству) способ производства благ, следует помнить, что он сопряжен со специфическими издержками, прежде всего издержками взаимодействия, или коллективного действия. В этом смысле законодательство (действия государства), направленное на развитие гражданского общества и поддержку его институтов, имеет двоякую цель [3, с. 48]:

- решить проблему «безбилетника», неизбежно возникающую в рамках любого коллективного действия;

- уменьшить издержки взаимодействия. Если их удается снизить по сравнению с

издержками спецификации прав собственности (при частной деятельности), с одной стороны, и издержками, связанными с осуществлением принуждения (в деятельности государ-

ства при попытках заставить оказать услугу), -с другой, то сфера деятельности гражданского общества будет расширяться.

Резюмируя все вышесказанное, сделаем вывод о том, что необходимым условием воспроизводства социально ориентированной экономики является полноценное воспроизводство, взаимосвязанность и взаимообусловленность всех экономических секторов (государственного, коммерческого, некоммерческого, домохозяйства), совокупно выполняющих социальные функции и дающих прирост экономических результатов. Достаточным условием является формирование институционального устройства для оптимальной сопряженности экономических и социальных аспектов процессов, происходящих в различных сферах российского хозяйства. Должна быть создана простая, ясная и прочная система правил, процедур, законов и тому подобного, позволяющих осуществить связь человека с государством и частной экономикой, - это результат многосторонних добровольных договоренностей, это механизм современной экономики, не менее важный, чем механизм рынка или механизм государства. Речь идет о новом социальном контракте (общественном договоре), который сблизил бы формальные и неформальные правила, упростил бы законодательство, создал бы поддержку широких групп населения - для его заключения «созрели» уже и власть, и бизнес, и общество (см.: [1]).

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Аузан, А. А. Кризис ожиданий и варианты социального контракта / А. А. Аузан // Общественные науки и современность. - 2004. - №9 5. - С. 16-23.

2. Аузан, А. Общественный договор и гражданское общество : лекция в рамках проекта «Публичные лекции Полит.ру» / А. Аузан. - Режим доступа: http://www.polit.ru/lectures/2006/12/18/ auzan.html.

3. Аузан, А. Экономическое значение гражданского общества / А. Аузан, В. Тамбовцев // Вопросы экономики. - 2005. - №9 5. - С. 28-49.

4. Бородкин, Ф. М. Социоэкономика. Ст. 2 : После конца экономики / Ф. М. Бородкин // Общественные науки и современность. - 2006. -№5.- С. 114-154.

5. Игнатов, В. Г. Экономика социальной сферы : учеб. пособие / В. Г. Игнатов, Л. А. Батурин, В. И. Бутов [и др]. - 2-е изд. - М. ; Ростов н/Д : Из-дат. центр «Март», 2005.

6. Концепция социального государства Российской Федерации. - Режим доступа: Ы1р:// www.ksocpol.rags.ru/soc_st.htm.

7. Московцев, А. Ф. Теории социальной экономики : препр. докл. / А. Ф. Московцев, Я. С. Мат-ковская, Е. А. Почитаев ; ВолгГТУ. - Волгоград, 2006. - 48 с.

8. Нестеренко, А. Социальная рыночная экономика: концептуальные основы, исторический опыт, уроки для России / А. Нестеренко // Вопросы экономики. - 1996. - N° 8. - С. 71-84.

9. Почитаев, Е. А. Институциализация социальной ориентации экономики в современной России : автореф. дис. ... канд. экон. наук / Е. А. Почи-таев. - Волгоград, 2007.

10. Российское гражданское общество сегодня // Общественные науки и современность.- 2002. - №9 6.

11. Рябев, В. В. К вопросу о взаимодействии государства и гражданского общества в современной России / В. В. Рябев // Журнал социологии и социальной антропологии. - 2005. - Т. VIII, № 2.

12. Юрова, О. В. Основные тенденции социальной адаптации региональных промышленных рабочих в современных условиях / О. В. Юрова, И. А. Не-быков // Известия Волгоградского государственного технического университета : сб. науч. ст. - Волгоград : ВолгГТУ, 2006. - № 10 (25), вып. 5. - С. 269-275.

13. Юрова, О. В. Совершенствование мотивации российских промышленных рабочих в современных социально-трудовых отношениях : автореф. дис. ... канд. социол. наук / О. В. Юрова. - Волгоград, 2007. - 24 с.

14. Юрова, О. В. Социальная дифференциация и уровень жизни наемных промышленных рабочих Волгограда / О. В. Юрова // Российские регионы в условиях трансформации современного общества : материалы Всерос. науч. конф., г. Волгоград, 14-15 сент. 2006 г - Волгоград : Изд-во ВолГУ, 2006. - С. 229-233.