УДК 1:316

РИСК И ЛИЧНОСТНОЕ БЫТИЕ В ПРОСТРАНСТВЕ ПОЛИТИКИ

Федин Д. С.

В статье исследуются ключевые аспекты влияния институционального риска на процесс институционализации личностного бытия в пространстве политики. Проводится социально-философский анализ современной литературы по данной проблематике, на основании которых предлагается решение заявленной проблемы и выявление перспектив развития исследования в ключевых сферах общества. В частности, результатом исследования является формирование авторской гипотезы структуры институционального риска в политической сфере. Полученные результаты могут быть учтены органами государственной власти и управления при принятии и обосновании решений в политической сфере по адаптации различных социальных групп к условиям глобального реформирования общества.

Ключевые слова: личностное бытие; риск; политика; менталитет; коммуникация.

RISK AND PERSONAL EXISTENCE IN THE SPACE OF POLITICS

Fedin D.S.

This article covers the key aspects of the institutional risks impact on the process of institutionalization of the personal existence in the area of politics. The social-philosophical analysis of the modern scientific literature regarding this topic has been carried out. The solution of the stated problem, as well as the revelation of research development prospects in the key fields of the society are proposed on the basis of

this analysis. In particular, the result of the present research is the hypothesis, developed by the author about the structure of the institutional risk in the area of politics. These results may be taken into account by the government bodies and administration authorities in the course of making and grounding political decisions, concerning adaptation of different social groups to the conditions of global society reforming.

Keywords: personal existence; risk; politics; mentality; communication.

Введение. Трансформация и преобразование личностного бытия во многом предопределены внешним воздействием, в частности, рисками, интерес к исследованию которых возрастает в современном научном сообществе. Напомним, что ситуации неопределенности в контексте процесса институционализации для личностного бытия создают институциональные риски. Дефиниции данных понятий являются достаточно широкими и вбирают в себя множество смыслов и значений.

Цель. Важность именно социально-философского подхода обуславливается тем, что он не ограничивается анализом риска, а имеет общее понимание основополагающих ценностей, норм, институций в разных областях человеческой и общественной жизни, позволяющее выработать стратегии управления риском. В контексте данного исследования интерес представляет разработка стратегий управления теми рисками, которые ставят под угрозу фундаментальные основания личностного бытия, развивающиеся в политической сфере общества.

Материалы исследования. Вместе с трансформацией общественных структур, современный процесс глобализации формирует качественно новые риски для приведенных сфер, которые мы предпочитаем определять как институциональные, опуская их политическую, экономическую и социокультурную направленность. Предлагаем в рамках данной статьи рассмотреть процесс воздействия риска на трансформацию личностного бытия

в пространстве политики.

Основные положения. На протяжении всей истории человечества политика являет собой пространство, внутри которого происходит регулирование институциональной структуры общества и распределение общественных благ. Отличительной чертой политики я валяется гибкость, которая выражается в различных вариациях инструментария для трансляции своей позиции. Задачу по институционализации общественных структур в разное время решали миф, религия, и идеология. Несмотря на то, что механизмы решения поставленных задач существенно различаются, инструмент для воздействия на структуру общества у приведенных источников всегда один - социум. Для обозначения воздействия на социум необходимо определить тот источник, через который возможно наиболее адекватно передать сущность процесса трансформации личностного бытия в институциональной структуре общества. В дальнейшем мы будем использовать идеологию, поскольку она как способ символизации политических объектов является универсальным способом интеграции конструктивных и деструктивных символических элементов в структуру личностного бытия. Сегодня происходят процессы способные посредством технически новых каналов коммуникации интегрировать необходимые символы и образы в структуру личностного бытия, тем самым трансформируя его. М. О. Орлов полагает, что подобные дискурсы, действующие в поле культуры глобальной коммуникации, становятся средством «нечестной игры» - манипулирования общественным сознанием, вследствие чего становиться возможной трансформация в заданном направлении правил, норм, ценностей [6]. Так, в случае следования субъекта передачи информации стратегии «нечестной игры», процесс формирования личностного бытия оказывается под влиянием механизмов, предполагающих трансформацию моральных принципов и норм. Поэтому проблема конструктивности диалога между объектом и средством институционального риска обладает особой значимостью, в связи с тем, что ее успешное разрешение ведет к стабильному

функционированию структуры общества.

С проникновением массовой культуры в основные сферы деятельности человека, включая и материальную, актуализировался ряд проблем связанный с адекватным диалогом между элитарными слоями(субъект риска) и неэлитарными слоями(средства риска) общества для осуществления конструктивной трансформации процессов в структуре общества(объект риска). Примером действия подобной модели воздействия институционального риска на структуру общества могут послужить общественно-политические процессы в России в декабре 2011 года, организаторы которых позиционировали себя как оппозиционные образования. Субъект воздействия в данном случае сумел транслировать в массы посредством средств массовой технологии выгодные ему политические технологии, которые успешно получили поддержку у масс(средств риска). Учитывая многогранность проявления институционального риска в различных сферах жизни общества, сконцентрируем внимание на его выражении в политической. Здесь риск традиционно обусловлен факторами неопределенности, вызванных сложностью и обширностью политических процессов и возникает при наличии зависимостей властно-административного характера. Отталкиваясь от типологии политического риска А. А. Горшковой[3] можно сформулировать следующие типы институционального риска в политической сфере:

• информационный, возникающий при отсутствии четкой и полной информации обо всех протекающих политических процессах, некачественного анализа политической ситуации в целом, неадекватного реагирования властей на нее, отсутствием четкого подсчета, приобретений и утрат, непониманием и игнорированием интересов других участников политических действий;

• личностный, связанный с личностью политика, и влиянием транслируемых им идей или политических действий на трансформацию личностного бытия. Рискогенность выражается, прежде всего, в усилении роли человеческого фактора, что увеличивает процент неопределенности исхода

политических процессов и снижает вероятность адекватной трансляции выражаемых идей.

• социальный, комплексный тип риска, вызванный нестабильностью политического курса, низким уровнем поддержки населением проводимой политики государства, сопровождающийся этническими конфликтами, безработицей, тяжелым социально-политическим положением, обострение социальных проблем. Совокупность деструктивных факторов в общественном устройстве способна сыграть роль мотивационного элемента, воздействующего на личностное бытие и активизирующего социального субъекта для выражения собственной позиции по указанным проблемам, посредством девиантного поведения.

• правовой, возникает вследствие правового и морального нигилизма как в структуре вертикали власти, так и в управляемом обществе, нарушение работы механизмов коммуникации власти и общества, которые приводят к апатичности по отношению к политичиским институтам и выражению своей гражданской позиции. По мнению В. Е. Бормотова, вследствие правового и морального нигилизма граждан в обществе возможно формирование фиктивного социального заказа на учредительные действия власти, который может быть воплощен в жизнь заинтересованными исполнителями[2]. Так, ключевым шагом в определении стратегии управления рисками процесса трансформации личностного бытия, в контексте процессов влияния, необходимо является выявление субъекта управления. В сложных структурах управления, как правило, присутствует иерархичность, медиократии присуща классическая комбинация заказчик-исполнитель, но поскольку, зачастую, имеет место быть перепоручение исполнителей ряда своих функций, круг субъектов управления (риска) может расширяться, тем самым осложняя процесс противостояния ему. Субъектами институционального риска в в политической сфере в контексте данного исследования выступают:

• Властвующие элиты

Не всегда обладают финансовыми ресурсами для овладения новыми технологиями трансляции своих интересов, но тем не менее, способны использовать традиционные механизмы воздействия, включая исполнительную, законодательную и судебную системы. Необходимо отметить, что непредвзятый статус системы правосудия в современной России, без того не пользующийся высокими оценками, как западных, так и отечественных экспертов, заставил еще больше в нем сомневаться в связи со скандальными первым и вторым делами «Юкоса». Подобные практики, несомненно, откладывают процесс раскрытия личностного бытия и активизацию свободных социальнополитических практик «до лучших времен».

• Оппозиционные образования

Группы политически активных и оппозиционно настроенных субъектов, являющиеся источником риска в политической сфере. Подобные объединения, способны на создание рискогенной ситуации. Позиционируя себя трансляторами новых идей, могут использовать каналы, образовавшиеся в результате правовой и политической безграмотности граж граждан для трансформации личностного бытия и пропаганды выгодных им идей. Как правило, за такими оппозиционными объединениями стоят, более влиятельные экономические структуры или отдельные личности, обладающие большим финансовым потенциалом и заинтересованные в поэтапной интеграции своих идей в структуру личностного бытия человека, используя кризисность общественного сознания.

• Транснациональные корпорации

В связи с глобальным расширением политической, экономической, социокульторной сфер, значительное влияние на данные сферы усилили крупные отраслевые организации, получившие название - транснациональные корпорации. Сильнейшими «рычагами» влияния выступают доступ к новым информационным технологиям и средствам коммуникации, а также свобода

передвижения и деятельности в мировом пространстве. Эти преимущества во многом ослабляют контроль со стороны государства (национального правительств), поскольку деятельность транснациональных корпораций выходит за сферу национальных интересов, административный механизм не может в полной мере влиять на решения, принимаемые руководством ТНК. Все это свидетельствует о том, что процесс глобализации активно развивается, открывая новые возможности для свободной международной коммуникации.

Главную роль в алгоритмичной цепи интегрции субъектов риска информации в пространство личностного бытия с целью его трансформации, безусловно, играет коммуникация, точнее ее методы, стратегии, канала. В структуре данного исследования, коммуникация уже была рассмотрена как связующий элемент для бытийственных центров личностей. В этой связи, сейчас нас интересует специфика управления процессами коммуникации, как источниками институциональных рисков для личностного бытия. Таким образом, концентрированное воздействие властных структур на общество посредством средств массовой информации на общество получило выражение в медиакратии. Медиакратия выступает транслятором интересов в политической, экономической и социокультурной сферах и по праву, наряду с законодательной, исполнительной и судебной властью позиционируется в постиндустриальном обществе как «четвертая власть». Явление медиакратии тесно переплетается с массовыми информационными обменами, ее цель -стирание границ между личным и общим, а также осуществление функции воздействия на человека, посредством трансформации его личностного бытия[7, с. 11]. Другим важным элементом личностного бытия, посредством воздействия на который могут быть изменены установки не только структуры личностного бытия, но общественного мнения и настроения является менталитет.

В структуре личностного бытия, среди факторов его формирующих, особое место занимает «менталитет как способ осознания людьми своего

природного и социального окружения» и является «фундаментом массового и общественного сознания» [5]. По мнению А. П. Науменко, в дефиниции менталитета имеют место быть такие составляющие, как традиции, культура, транслируемые из поколения в поколение социальной памятью, культурные архетипы позволяют сохранять свою идентичность и при смене идеологической, социальной платформы общества в результате внутреннего или внешнего воздействия (революция, переворот, выборы). «Менталитет не философская, научная или эстетическая системы, а тот уровень общественного сознания, на котором мысль не отчленена от эмоций, от латентных привычек и приемов сознания» [4, с. 18]. В контексте заявленной проблематики политический менталитет можно определить как «совокупность мироустановок, привычек мышления, нравственных ориентаций, верований, манер поведения, характерных для общности людей или конкретного индивида, обусловленных отношением к властным структурам и их оценкой; совокупность установок, эмоций и настроений разнообразных политических субъектов, проявляющихся непосредственно в политической активности; совокупность повседневных осознанных и неосознанных представлений, ценностей, характерных для той или иной социальной общности» [1, с. 80] . Менталитет - это глубинное основание индивидуального и коллективного, мировосприятия и мировоззрения человека и общества. Вбирая опыт определенной нации, менталитет создает в сознании «память о прошлом», становясь не системой ценностей, а системой правил выработки

ценностных суждений, определяет способы мышления и поведения конкретных людей (лидеров, вождей) и общества в целом. В ходе длительного исторического процесса общественное образование (нация или некоторая общность этносов) создают определенною модель, оценки и восприятия политического, экономического и социального поведения, становясь

«детерминантой поведения миллионов людей, верных своему исторически

сложившемуся «коду» в любых обстоятельствах, не исключая

катастрофические»[8, с. 25]. Менталитет амбивалентен, его амбивалентность выражается в активном мотивировании нации к идентичному развитию - с одной стороны, и пассивном сдерживании раскрытия границ личностного бытия для осуществления конструктивного глобального диалога. Основной характеристикой менталитета в структуре личностного бытия является его фундаментальное значение при институционализации дорефлексивного опыта в смыслообразующую систему.

Перспективы исследования. Политическая сфера общества прямо детерминирована экономическими условиями. Их единство и взаимосвязь выражаются в том, что от экономического типа общества зависят форма государственного устройства и специфика функционирования институтов, которые играют решающую роль в формировании благосостояния граждан в целом, и на процесс трансформации их личностного бытия в частности, определяя векторы причинно-следственной связи. Социально-политическая активность субъекта действия обуславливается материальными интересами и потребностями. Политика, на наш взгляд, является концентрированным выражением экономики и ее структурирующим началом. В этой связи, экономика как материальное выражение потребностей и интересов человека, представляет интерес для исследователей данной проблематики. Систематический анализ проявления институционального риска в экономической среде и рефлексия его воздействия на формирование личностного бытия перспективу для исследований в области социальной философии.

Публикация подготовлена при финансовой поддержке гранта РГНФ (№12-33-01206 а2)

Список литературы

1. Беспалова Т.В., Верещагин В.Ю. Политический менталитет русского народа (к истории вопроса) // Политический менталитет. Тезисы докладов и

сообщений научной конференции (26 января 1996 г.). Ростов-на-Дону. 1996. 235 с.

2. Бормотов В. Е. Особенности формирования социального заказа учреждения государства // Известия Саратовского государственного университета. 2011. Т.11. Сер. Социология, Политология, вып. 5. С. 89-92.

3. Горшкова А. А. Политический риск и методы его оптимизации // Актуальные проблемы политологии: Сборник научных работ студентов и аспирантов Российского университета дружбы народов. М. 2001. С. 139-142.

4. Гуревич А. Я. Изучение ментальностей - социальная история и поиски историческо синтеза // Советская этнография. 1988. №6. С. 16-25.

5. Ореховская Н. А. Самобытность массового сознания россиян // Научное сообщение. Социально-гуманетрные знания. №4. 2009. С. 269-277.

6. Орлов М.О. Социальная динамика глобального мира. Саратов. 2009.

256с.

7. Соловьев А. И. Политическая коммуникация: к проблеме

теоретической идентификации // Полис. 2002. №3. С. 5-18.

8. Российская ментальность (материалы "круглого стола") // Вопросы философии. 1994. № 1. С. 25-53.

References

1. Bespalova T.V., Vereshchagin V. Yu. Politicheskiy mentalitet. Tezisy dokladov i soobshcheniy nauchnoy konferentsii (26 yanvarya 1996 g.). Rostov-na-Donu. 1996. 235 p.

2. Bormotov V. E. Izvestiya Saratovskogo gosudarstvennogo universiteta. Sotsiologiya, Politologiya 11, no. 5 (2011): 89-92.

3. Gorshkova A. A. Aktual'nye problemy politologii: Sbornik nauchnykh rabot studentov i aspirantov Rossiyskogo universiteta druzhby narodov. 2001. pp. 139-142.

4. Gurevich A. Ya. Sovetskaya etnografiya, no. 6 (1988): 16-25.

5. Orekhovskaya N. A. Sotsial'no-gumanetmye znaniya, no. 4(2009): 269277.

6. Orlov M.O. Sotsial'naya dinamika global'nogo mira [Social dynamics of the global world]. Saratov., 2009. 256 p.

7. Solov'ev A. I. Polis, no. 3 (2002): 5-18.

8. Voprosy filosofii [Questions of philosophy], no. 1(1994): 25-53.

ДАННЫЕ ОБ АВТОРЕ

Федин Дмитрий Сергеевич, аспирант кафедры теоретической и социальной философии.

Саратовский государственный университет им. Н. Г Чернышевского ул. Астраханская, д. 83, Саратов, 410012, Россия E-mail: dfedin@bk.ru

DATA ABOUT THE AUTHOR

Fedin Dmitriy Sergeevich, postgraduate of department of theoretical and social philosophy

Saratov State University named after N.G Chernyshevsky 83, Astrakhanskaya street, Saratov, 410012, Russia E-mail: dfedin@bk.ru

Рецензент:

Орлов Михаил Олегович, декан философского факультета, доктор философских наук, профессор, Саратовский государственный университет им. Н. Г. Чернышевского