УДК 364.4-053.6 ББК 60.9 К 95

Кучукян Е.А.

Реализация целей социальной защиты личности студента

(Рецензирована)

Аннотация:

В статье рассмотрены социально-целевая и социально-организационная функции социальной защиты в образовательном процессе вуза. Выявлены конкретное назначение и содержание деятельности по управлению развитием личности студента в рамках высшего образования как отдельной сферы самореализации и развития молодежи.

Ключевые слова:

Психологическая защита, защитные механизмы, социально-психологическая защита.

Среди серьезнейших проблем, которые в настоящее время беспокоят нашу общественность, особое место занимает рост преступности среди молодежи и распространение таких форм, как паразитический образ жизни, насилие и разбой, проституция и наркомания. В широкой прессе работники правоохранительных органов, юристы, социологи и родители со своих позиций стремятся раскрыть многообразные факторы, оказывающие отрицательное влияние на подрастающее поколение. С полным основанием социологи говорят о том, что молодежь чутко улавливает и остро реагирует на все негативные социальные процессы - дестабилизацию в экономической и политической сферах, имущественное расслоение общества, произвольные решения и безнаказанность. В выступлениях юристов подчеркивается наличие серьезных пробелов в самом законодательстве, существование деформаций во взаимоотношениях между законом и властью, применение в практике судопроизводства устаревших и даже скомпрометировавших себя приемов и пр.

Различные виды преступности суть нарушения тех или иных социокультурных норм; это, в сущности, тавтологическое утверждение конкретизирует предмет изучения и подчеркивает важность выяснения управленческих факторов соблюдения норм. И не случайно на протяжении десятилетий делались попытки ввести нормы в управленческий контекст путем их увязки с используемыми в социологии управления и смежных с ней науках категориями.

Математическая обработка данных осуществляется для проверки валидности ряда методик, оценки достоверности полученных результатов исследования и значимости различных показателей испытуемых. Использовались математические методы обработки результатов: нахождение средней арифметической; нахождение коэффициента ранговой корреляции по формуле Спирмена; параметрический метод попарного сравнения с применением критерия Стьюдента.

Развертывание работы по осуществлению психологической поддержки студентов, направленной на развитие их личности и активизацию самозащитных усилий, ставит задачу построения инструментальной модели психологической защиты.

Моделирование психологической защиты в контексте идеи развития личности предполагает создание теоретической конструкции, которая не только воспроизводит структуру психологической защиты, но и отражает взаимодействие противоборствующих тенденций развития.

Среди оснований построения инструментальной модели психологической защиты отметим следующие. Введение термина «психологическая защита» в контекст отечественных психологических теорий личности произошло в результате его прямого заимствования из зарубежной психологии. Однако семантическое поле широко

используемого английского термина «defense», переводимого на русский язык как «защита», имеет от русского аналога этимологические отличия, влияющие на восприятие данного понятия. Не претендуя на полноту этимологического и семантического анализа английского термина defense и немецкого аналога Abwehr, приведем здесь некоторые соображения, позволяющие выдвинуть гипотезу о наличии в их обыденном понимании некоторого оттенка «пассивности».

Английский термин defense (защита), заимствованный из французского языка, в своей структуре содержит лексему «fence», переводимую на русский язык как забор, изгородь, ограда, ограждение. Это позволяет предположить, что названная лексема накладывает на восприятие семантической единицы «defense» определенное смысловое содержание. В связи с этим нам видится, что употребление данного термина в зарубежной психологии прежде всего соотнесено с представлением о защите как некотором «ограждении», способствующем сохранению целостности «Я», что, собственно, и подтверждается зарубежной психологической литературой.

Если вернуться к работам З. Фрейда, автора термина «психологическая защита», то следует отметить, что и он использует термин «Abwehr» (защита) и производный от него «Abwehrmechanismen» (защитные механизмы) именно в упомянутом выше значении. В немецком языке слово Abwehr является, в свою очередь, производным от Wehr (оборона, сопротивление), с указанием на постепенность действия. Вместе с тем, наличие омонима «Wehr» в значении «запруда, плотина, перемычка, затвор водосливной плотины» указывает на их этимологическое родство и снова ассоциируется с некоторой преградой, заслоном, барьером.

В отличие от немецкого и французского аналогов, русское слово «защита», являющееся производным от «щит» (предмет старинного ручного вооружения в виде округлой или прямоугольной плоскости для предохранения от ударов, стрел) [1] ассоциируется с некоторыми активными действиями субъекта, направленными на сохранение своей целостности.

Рассматривая психологическую защиту в русле системного подхода и используя его основные принципы, остановимся на нескольких важных, на наш взгляд, моментах.

Во-первых, это рассмотрение должно быть комплексным с учетом того места, которое рассматриваемое нами явление занимает среди явлений другого порядка.

Во-вторых, рассмотрение личности в качестве субъекта и одновременно объекта психологической защиты предполагает использование принципа иерархичности. Один и тот же субстрат выступает в системном исследовании как обладающий одновременно разными характеристиками, параметрами, функциями и даже разными принципами строения.

В-третьих, системный подход предполагает целостное рассмотрение объекта исследования, с учетом того факта, что «часть» не может быть понята вне целого, а целое, как учил Аристотель, больше суммы своих частей: целое не «составлено» из частей, в нем только различаются части, в каждой из которых действует целое [2]. Этот принцип является ведущим и в современной гештальтпсихологии.

С позиций системного подхода источник преобразования системы или ее функций лежит обычно в самой системе. В соответствии с данным принципом личность представляется как открытая, саморазвивающаяся система, источник активности которой заключен в ней самой.

Исходя из перечисленных выше принципов системного подхода мы рассматриваем психологическую защиту как один из способов взаимодействия личности как открытой самоорганизующейся и саморазвивающейся системы и среды, являющейся по отношению к личности суперсистемой и включающей личность в качестве своей подсистемы.

Рассмотрение личности как эволюционирующей системы, являющейся активным «элементом» других развивающихся систем, предполагает выделение принципов,

описывающих системные аспекты эволюции человека в природе и обществе (Л.И. Анцыферова, А.Г. Асмолов).

Принцип 1. Эволюция любых развивающихся систем предполагает взаимодействие двух противоборствующих тенденций - тенденции к сохранению и тенденции к изменению данных систем.

Принцип 2. В любой эволюционирующей системе функционируют избыточные неадаптивные элементы, относительно независимые от регулирующего влияния различных форм контроля и обеспечивающие саморазвитие системы при непредвиденных изменениях условий ее существования.

Принцип 3. Необходимым условием развития различного рода систем является наличие противоречия (конфликта или гармонического взаимодействия) между адаптивными формами активности этих систем, направленными на реализацию родовой программы, и проявлениями активности элементов этих систем, несущих индивидуальную изменчивость (Асмолов).

В соответствии с данными принципами развитие личности как открытой системы, являющейся «элементом» целого ряда других открытых систем, связано с функционированием двух противоборствующих тенденций: тенденции к сохранению (гомеостаз) и тенденции к изменению (гомеорез).

Под гомеостазом (от греч. homoios - подобный и stasis - состояние) понимается подвижное равновесное состояние какой-либо системы, сохраняемое путем ее противодействия нарушающим это равновесие внешним и внутренним факторам [3]. «Понятие гомеостаза означает, что точка, изображающая состояние системы, находится в окрестности положения устойчивого равновесия в фазовом пространстве, понятие гомеореза означает, что эта точка находится в окрестности инвариантного множества траекторий, представляющих собой центр притяжения» [4]. Психологическая защита индивида в том ее понимании, которое мы находим у З. Фрейда и в дальнейшем у его последователей, по своей сути есть совокупность способов восстановления психического гомеостаза, нарушенного конфликтом, и, таким образом, является необходимым (но не достаточным) условием поддержания его жизнедеятельности.

Жизнь и развитие индивида не поддается анализу в терминологических рамках адаптации. Об этом писал А.Н. Леонтьев, возражая против «безоговорочного», «без надлежащего анализа» распространения понятия приспособления, уравновешивания со средой на онтогенетическое развитие человека [5].

Как отмечает Г.А. Балл, под влиянием внешних воздействий, а также, в результате возникновения внутри системы в процессе ее функционирования и развития новых внутренних противоречий равновесие неминуемо нарушается [6]. Другими словами, начиная с биологической формы движения «состояние равновесия временно, относительно, оно все время нарушается... процесс же уравновешивания постоянен» [7].

Антитезой гомеостатических тенденций, способствующих поддержанию внутреннего постоянства любой живой системы, выступают гомеоретические тенденции, обеспечивающие возможность ее эволюции и развития. Эти два процесса представляют собой некое диалектическое единство и не могут существовать друг без друга.

С точки зрения биологии жизнь живого организма, с одной стороны, невозможна без поддержания постоянства его внутренней среды, а с другой - без его изменения, без отклонения от гомеостаза. Полный гомеостаз, по словам К. Уоддингтона, наступает только после прекращения обмена веществ, иначе говоря, только после смерти живого существа [8].

Логика рассуждений Л. Уоддингтона, будучи перенесенной из области биологической в область психических явлений, приводит к мысли о том, что если бы конечная «цель» защитных механизмов - «психологический гомеостаз» - могла бы осуществиться, то это было бы сравнимо со смертью личности. Это предположение находит подтверждение в исследованиях А.М. Штыпеля. Именно на эту деструктивную

сторону психологической защиты, рассматриваемой как фактор, сдерживающий личностный рост, указывают представители гуманистической психологии (Олпорт, Маслоу, Роджерс и др.), а также ряд отечественных исследователей (Ф.Е. Василюк, Б.В. Зейгарник, В.С. Роттенберг, И.Д. Стойков, В.В. Столин, В.А. Ташлыков и др.).

На наш взгляд, социально-психологическая защита как специальная регулятивная система стабилизации личности, направленная на устранение или сведение до минимума чувства тревоги, связанного с осознанием конфликта, не может быть подвергнута однозначной оценке с точки зрения своей «полезности» или «вредоносности». Мы вслед за Ф.В. Бассиным, Р.Л. Гребенниковым, Б.В. Зейгарник, А.А. Налчаджяном, Е.Т. Соколовой рассматриваем психологическую защиту как нормальный, повседневно работающий механизм человеческого сознания с той лишь оговоркой, что таковой психологическая защита является лишь при рассмотрении ее в достаточно узком круге явлений, относящихся к адаптации личности. При этом мы придерживаемся точки зрения А.А. Налчаджяна, рассматривающего психологическую защиту в рамках теории адаптации и определяющего защитные механизмы как более или менее устойчивую схему психических действий, которые приводят к той или иной степени и форме адаптированности личности, разрешения фрустрирующей ситуации [9].

Однако адаптация в широком смысле слова как приспособление к окружающим человека условиям является обязательным, но не единственным аспектом его существования. Помимо адаптации оно включает в себя такие аспекты, как интеграция, саморазвитие и самореализация (И.Б.Котова, Е.Н.Шиянов). Кроме того, предложенная в последние годы В.А.Петровским идея неадаптивной активности дала возможность существенно переосмыслить феномен развития личности и выразить его в терминах самодвижения. В.А. Петровский, доказав самопротиворечивость философско-социологических и психологических концепций, базирующихся на «постулате сообразности», противопоставил ему альтернативный образ человека неадаптивного, выходящего за границы заданного [10].

Все это позволяет представить процесс жизнеосуществления личности как результат непрерывной реализации ее гомеостатических и гомеоретических тенденций, нарушение гармонии между которыми приводит к ее дезадаптации, дестабилизации, регрессии, нарушению личностного здоровья (А.М. Штыпель, О.Ф. Алексеева, Е.И. Третьякова, М.С. Яницкий, и др.).

Становится очевидным, что у гомеостатически направленных механизмов психологической защиты должна быть некая альтернатива, существующая наравне с ними и выполняющая гомеоретические функции. Нам представляется, что такой антитезой гомеостатическим, неосознанным, «ограждающим», «пассивным», защитным механизмам является гомеоретическая, осознанная, активная защита, которая в соответствии с русскоязычной семантикой этого слова не просто ограждает «Я» от чувства тревоги, связанного с осознанием конфликта, но и может быть направлена непосредственно на разрешение этого конфликта. Нам представляется, что в качестве такой антитезы могут быть рассмотрены активные поведенческие стратегии личности.

Примечания:

1. Краткая философская энциклопедия. М.: Прогресс, 2004. С. 576.

2. Петровский А.В., Ярошевский М.Г. Основы теоретической психологии. М.: ИНФРА-М, 1998. С. 528.

3. Уоддингтон К.Х. Основные биологические концепции // На пути к теоретической биологии. I. Пролегомены. М., 1970. С. 38.

4. Фрейд З. Психология бессознательного: сб. произведений / сост., науч. ред., автор вступ. ст. М.Г. Ярошевский. М.: Просвещение, 1989. С. 448.

5. Леонтьев А.Н. Избранные психологические произведения. Т. 1. М., 1983. С.

6. Балл Г.А. Понятие адаптации и его значение для психологии личности // Вопросы психологии. 2004. № 1. С. 15-17.

7. Костюк Г.С. Развитие и воспитание // Общие основы педагогики. М., 2004. С. 92, 289.

8. Уоддингтон К.Х. Указ. Соч. С. 38.

9. Налчаджян А.А. Социально-психологическая адаптация личности. Ереван, 1999. С. 139, 263.

10. Петровский В.А. Психология неадаптивной активности // Российский открытый университет. М.: Горбунок, 1992. С. 244.