УДК 316.334.2 ББК 60.56

Е.Е. Тарандо

распределительная справедливость: к вопросу о социально-экономических особенностях принципов распределения

Анализируются социально-экономические особенности принципов распределения (распределение по праву собственности и распределение по труду) с позиций социальной справедливости. Рассматривается двойственная природа принципа распределения по труду, выделяются тенденции становления отношений, реализующих принцип распределения по потребительной силе труда.

Ключевые слова:

общественные блага, предприятия с собственностью работников, принципы распределения, социальная политика, социальная справедливость.

Современная экономическая наука уже давно пришла к осознанию того факта, что эффективность не может сводиться только к своему экономическому проявлению - максимизации прибыли, она также должна предполагать способность экономической системы обеспечивать достойный уровень жизни для всех слоев общества, что связывается с понятием социальной справедливости. При этом анализ того, что представляет собой социальная справедливость, как правило, оказывается за рамками экономических исследований, отмечается лишь то, что экономическая эффективность, хотя и остается основным ориентиром хозяйственной практики, однако постоянно входит в противоречие с этой самой социальной справедливостью.

Само слово справедливость происходит от слова «правильный», «праведный» и означает соответствие определенным общественным нормам, традициям, обычаям, авторитетным мнениям, что с точки зрения членов данного общества расценивается как правильное, подчиняющееся определенным правилам.

Применительно к экономической сфере общества справедливость связывается с процессом распределения общественного продукта и средств производства. Причем, многие авторы отмечают, что исторически именно в связи с изменением принципов распределения продукта при переходе от первобытнообщинного к классовому обществу возникает само понятие справедливости: «Само же социальное отношение справедливости предопределено возникновением производящего хозяйства, предполагающего прибавочный продукт и его социально-детерминированное распределение» [4, с.189].

Система отношений первобытного общества предполагала равнообеспечиваю-щее распределение полученного продукта и общественную форму собственности на основное средство производства - землю. Разложение первобытного общественного устройства было вызвано появлением устойчивого воспроизводства прибавочного продукта, наличие которого сразу же породило проблему относительно того, по какому принципу будет распределяться этот продукт, т.е. какой способ распределения этого продукта будет правильным, а значит справедливым.

При этом, во-первых, отчуждение этого продукта от непосредственных производителей не наносит ущерба текущему воспроизводству их жизни; во-вторых, его присвоение освобождает своего обладателя от необходимости участия в материальном производстве; в-третьих, гарантирует воспроизводство жизни независимо от природных случайностей; в-четвертых, увеличение круга собственников (потребителей) прибавочного продукта снижает данную гарантию для каждого отдельно взятого общинника, т.е. ограничение этого круга оказывается экономически эффективным для остающихся в нем. Это определило условия, в которых принцип распределения по потребительной силе труда оказался неэффективным, что потребовало возникновения другого принципа распределения, реализация которого дала бы импульс для дальнейшего экономического развития.

Экономическая эффективность ограничения круга собственников прибавочного продукта породила другую проблему - выбора критериев, согласно которым должен осуществляться отбор тех, кто будет входить в этот круг. Таковыми стали те

Общество

Terra Humana

общинники, которые выполняли какие-либо значимые функции в общине помимо участия в материальном производстве. Это дало основание расценивать присвоение ими прибавочной части продукта как справедливое. Одновременно все остальные общинники отчуждались от прибавочного продукта, что означало становление отношений частной собственности. При этом общинники, присваивающие прибавочный продукт, старались закрепить такой принцип его распределения переносом отношений частной собственности со сферы движения общественного продукта на основное средство производства того времени - землю, что означало возникновение права собственности и окончательно оформило новый принцип распределения как принцип распределения по праву собственности.

В чем заключается экономическая эффективность этого принципа распределения? Она заключается в том, что он позволяет концентрировать прибавочный продукт в руках немногих и на основе этого осуществлять качественные преобразования в масштабе всего общества. Однако у этого принципа есть и другая сторона - она состоит в том, что концентрация прибавочного продукта в руках немногих означает его отчуждение от непосредственных производителей. При этом зачастую от них отчуждается вместе с прибавочным продуктом и часть продукта необходимого. Кроме того, прибавочный продукт часто используется не только и не столько для осуществления новаторских прорывов в социально-экономической сфере общества, сколько для чрезмерного потребления правящих слоев. Это не может не породить сомнения в правильности такого распределения общественного продукта со стороны непосредственных производителей, т.е. не может не поставить вопрос о его справедливости. Одновременно сомнений в справедливости такого распределения общественного продукта со стороны правящих слоев не возникает.

Понимание справедливости распределения общественного продукта тем самым различается в зависимости от того, к какому классу принадлежит человек, является ли он собственником средств производства или же отчужден от них. На основе этого социальная справедливость обретает классовый характер и становится выражением интересов того или иного класса. При этом, будучи «мерой в оценке действия и его результатов» [1, с. 96], социальная справедливость оказывается ме-

рой в оценке степени реализации интересов представителей того или иного класса в каждом конкретном случае.

Большое значение имеет основание, согласно которому представители того или иного класса расценивают данный способ распределения как справедливый или несправедливый. Так, отчужденные от средств производства непосредственные производители в качестве такого основания выдвигают труд, вложенный ими в производство общественного продукта. С их точки зрения именно трудовая собственность как присвоенная посредством своего труда является справедливой. На основе этого выделяется принцип распределения по труду как альтернатива принципу распределения по праву собственности.

Собственники средств производства, в свою очередь, таким основанием выдвигают факт обладания средствами производства, который широко интерпретируется в общественном сознании. Главным направлением такой интерпретации является создание образа хозяина, который заботится о благополучии своих подопечных, а они за это обязаны должным образом работать. При этом факт того, почему именно эти, а не другие люди обладают данными средствами производства на ранних ступенях истории общества объяснялся волей Бога (богов), а в эпоху капитализма стал объясняться особыми деловыми качествами, которыми обладают собственники средств производства.

Имеет ли такая аргументация под собой основание? Безусловно, имеет. Деятельность по управлению обществом, отдельными его подсистемами и экономическими процессами имеет существенное значение для нормального функционирования всего общества. Особенности ее осуществления оказывают влияние не только на очень многих людей, задавая некие рамки их жизнедеятельности, но и определяют вектор социально-экономического развития общества, творят его историю. Такая значимость управленческой деятельности должна обеспечиваться соответствующей долей общественного продукта. Но в то же время возникает вопрос: какова должна быть эта доля и как она должна соотноситься с долей непосредственных производителей?

Прежде всего, эта доля должна обеспечивать как расширенное воспроизводство квалификации управленцев, так и подготовку нового поколения управленческих кадров. Однако проблема того, как

конкретно должно происходить это расширенное воспроизводство и какая доля общественного продукта с точки зрения социальной справедливости должна его обеспечивать, по сей день не имеет однозначного решения.

В социально-экономической литературе считается, что данная доля образуется за счет прибавочной части продукта, создаваемого непосредственными производителями и отчуждаемого от них в процессе распределения всего общественного продукта. Т.е. из создаваемого непосредственными производителями продукта при его распределении им остается необходимая его часть. Прибавочный продукт, в свою очередь, идет на нужды работников непроизводительного труда и обеспечение функционирования и развития всей общественной системы в целом.

Между тем практика показывает, что понятие необходимого продукта в этом случае трактуется предельно широко, причем в сторону его урезания. Так, современной социальной политике известны несколько потребительских бюджетов, соответствующих минимальному уровню удовлетворения потребностей. Самая жесткая разновидность такого бюджета - бюджет прожиточного минимума, среди более мягких вариантов - минимальный потребительский бюджет. Такая вариативность трактовки прожиточного минимума позволяет устанавливать этот минимум на уровне самого нижнего его предела, предполагающего обездоленность и нищету.

Может ли быть оправданным изъятие такой доли продукта у непосредственных производителей соображениями эффективности концентрации общественного продукта? Прогресс любого общества предполагает не столько роскошную жизнь правящего класса и не только наличие достижений в науке, технике, организации, но и то, насколько эти достижения доступны основной массе населения, какие имеются возможности развития человеческого потенциала у каждого члена общества. Понятно, что минимальный набор жизненных средств резко сужает такие возможности, тормозя социально-экономическое развитие в целом. С этих позиций не может быть оправдано чрезмерное потребление собственников средств производства, которое происходит при нищенском существовании большинства населения.

Какой же принцип распределения общественного продукта является справедливым? Обычно в качестве такового выдвигается принцип распределения

по труду. Предполагается, что согласно данному принципу распределение общественного продукта осуществляется пропорционально труду, вложенному в создание этого продукта. Между тем принцип распределения по труду имеет двойственную природу, проистекающую из двойственной природы самого труда. Так, труд одновременно представлен двумя сторонами - как труд, производящий стоимость, и как труд, производящий потребительную стоимость. В зависимости от того, какая сторона труда берется за основу при распределении общественного продукта, принцип распределения по труду будет иметь разные социальные результаты.

Когда речь идет о распределении по труду, производящему стоимость, то в этом случае распределение осуществляется по стоимости рабочей силы, т.е. по заработной плате. На поверхности обмен товара рабочая сила на его стоимость выглядит эквивалентным, т.е. подчиняющимся правилам функционирования рынка, а значит справедливым. «На самом же деле, превращение рабочей силы в товар, а последнего - в собственность работодателя, позволяет ему из продавшего свою рабочую силу работника выжимать неоплаченный прибавочный труд и прибавочную стоимость. Тем самым справедливый эквивалентный обмен, совершающийся в сфере обращения, в сфере производства оборачивается явной несправедливостью - неэквивалентным обменом и безвозмездным присвоением чужого труда и его продукта. Соответственно, всем известная стоимость, на основе которой осуществляется распределение благ под замаскированным названием «каждому по труду», заключает в себе величайшую несправедливость - эксплуатацию наемного труда, лишение работника собственности на созданный им продукт» [2, с. 228-229].

По-другому выглядит распределение общественного продукта, когда мы имеем в его основе труд, производящий потребительную стоимость. Здесь главным критерием распределения выступает потребительная сила труда. При этом имеются в виду условия потребления, соответствующие текущему уровню развития производительных сил. Распределение по условиям потребления предполагает труд со стороны создания им потребительной стоимости, нацеленной непосредственно на удовлетворение имеющихся разумных потребностей. Данный принцип распределения также подразумевает равные права для каждого на общественный про-

Общество

Terra Humana

дукт, а значит и равные права на средства производства, т.е. собственность на средства производства, основанную на ассоциированном труде работников. Такая собственность не только имеет трудовое содержание, но и предполагает равнообес-печивающее распределение, нацеленное на должное удовлетворение разумных потребностей каждого члена общества.

Имеются ли в современном обществе предпосылки становления принципа распределения по труду, производящему потребительную стоимость? Такие предпосылки имеются, причем как на уровне отдельного предприятия, так и на общественном уровне.

На общественном уровне становление принципа распределения по труду, производящему потребительную стоимость (распределения по потребительной силе труда), связывается с постепенным расширением сферы общественных благ, что в современной социально-экономической литературе трактуется как социализация собственности. Общественные блага обладают свойствами несоперничества (неконкурентностью) в потреблении и неисключаемостью. Последнее свойство заключается в том, что данным благом может воспользоваться любой желающий, т.е. каждый член общества имеет равные права и равный доступ к таким благам. Это значит, что в сфере движения общественных благ господствуют отношения общественной собственности как собственности всех вместе и одновременно каждого в отдельности. Общественная форма собственности определяет, что данное благо может быть присвоено любым желающим, имеющем в нем потребность. Поэтому распределение в сфере общественных благ осуществляется по потребительной силе труда (по труду, производящему потребительную стоимость).

В настоящее время в современной экономике идут процессы, связанные с тем, что некоторые блага, бывшие ранее частными начинают востребоваться как общественные (образование, здравоохранение). Это связано с повышением значимости человека на производстве, когда назревает необходимость включения в структуру индивидуального потребления каждого члена общества благ, формирующих способность к труду, соответствующую требованиям современного высокотехнологичного производства. В рамках действия закона стоимости эти процессы основываются на стремлении совокупного работодателя к минимизации издержек про-

изводства: «Природа капиталистического рынка настоятельно требует повышения эффективности общественного производства, а значит и снижения его издержек» [3, с. 134]. Расширение сферы общественных благ означает расширение сферы действия принципа распределения по труду, производящему потребительную стоимость.

Элементы принципа распределения по труду, производящему потребительную стоимость, присутствуют в сфере распределения на тех предприятиях, где проводится социальная политика. Средства, которые предприятие выделяет на социальную политику, косвенным образом увеличивают долю продукта, получаемого работниками. Последние тем самым, помимо стоимости своей рабочей силы, получают дополнительное количество жизненных благ, потребление которых формирует их трудовой потенциал. Возникает вопрос -можно ли рассматривать такое увеличение доли общественного продукта, получаемой работниками, как становление трудового содержания собственности? Ответ на этот вопрос предполагает анализ экономической определенности этого увеличения, т.е. анализ того, к какой части продукта - необходимой или прибавочной - будет оно относиться.

Так, необходимая часть продукта предполагает, что данный продукт является основой воспроизводства рабочей силы. С этой точки зрения, дополнительные жизненные блага, получаемые работником от предприятия, коль скоро они формируют способность к труду, относятся к необходимому продукту. С другой стороны, социальная политика проводится не на всех предприятиях, т.е. жизненные блага, предоставляемые работникам от предприятия, являются дополнительными по отношению к необходимому продукту, т.е. оплачиваются предприятием из прибыли и потому относятся к прибавочной части продукта.

Дело в том, что такую форму применительно к распределению дохода, получаемого предприятием, принимает противоречие между принципом распределения по труду, создающему стоимость (стоимостным принципом распределения) и необходимостью расширенного воспроизводства трудового потенциала работников как основы социально-экономического прогресса на современном этапе развития общества. Эта необходимость обуславливает расширение границ необходимого продукта, но это расширение происходит за счет прибавочной его части: «необходимой час-

тью труда становится также та часть труда, которая в условиях господства стоимости является прибавочной и присваивается собственниками средств производства в качестве прибыли» [5, с. 46]. Поэтому проведение предприятием социальной политики означает становление трудового содержания собственности и расширение сферы действия принципа распределения по потребительной силе труда.

Сфера действия принципа распределения по труду, производящему потребительную стоимость, расширяется также за счет появления и все большего распространения предприятий с собственностью работников (система ESOP - Employee Stock Ownership Plan). Появление этой формы предприятия явилось реакцией на чрезмерную концентрацию собственности в руках достаточно узкого круга лиц, при которой, например, в США 5% населения владеет 90% собственностью страны, а 2% населения являются держателями 50% акционерного капитала [7, p. 127, 16]. В основании появления этой формы собственности лежит то, что дальнейшее развитие производства, происходящее через все большее его обобществление, требует раскрытия и развития творческого потенциала работника, что несовместимо с отчуждением труда, реализуемым при его наемном характере.

Собственность работников предполагает, что предприятие находится в собственности трудового коллектива, а значит, каждый работник получает не только необходимый продукт (заработную плату), но и дополнительное количество жизнен-

ных благ, доставляемых его прибавочным трудом. К середине 90-х гг. ХХ в. в США в полной или частичной собственности работников находилось свыше 11 тыс. предприятий с числом занятых более 12 млн человек [6, с. 1].

Собственность работников имеет несколько разновидностей социально-экономической организации, но в основании всех них лежит принцип соотнесения трудового вклада работника и получаемой им доли продукта, т.е. каждый работник получает не только результат необходимого труда (заработная плата), но и определенную долю результатов своего прибавочного труда как в денежной, так и в неденежной форме. На таких предприятиях проводится масштабная социальная политика, сильно развита социальная защита работников. Все это изменяет содержание стоимостного принципа распределения и приближает его к потребительностоимостному принципу распределения.

Таким образом, несмотря на то, что в настоящее время господствующим является стоимостной принцип распределения, определяющий крайне неравное распределение общественного богатства, в социально-экономической системе начинают появляться элементы противоположного, потребительно-стоимостного принципа распределения. Это означает, что действие стоимостного принципа распределения уже вошло в противоречие с требованиями современного этапа НТП, а сам он (стоимостной принцип распределения) имеет преходящий характер.

Список литературы:

[1]

[2]

[3]

[4]

[5]

[6]

Веселов Ю.В. Доверие и справедливость. - М.: Аспект-Пресс, 2011. - 231 с.

Ельмеев В.Я. Экономические и социальные основы формирования социально справедливого общества // Капиталистическое общество. Проблема справедливости. - СПб.: НИУ ВШЭ СПб., 2011. -С. 226-237.

Зиброва Г.П. Государство на капиталистическом рынке - гарантии сторон // Вестник СПбГУ. Сер.12. Психология. Социология. Педагогика. - 2009, Вып. 3 (ч. 1). - С. 122-135.

Карапетян Р.В. История справедливого распределения: труд и общество (от первобытного хозяйства до капиталистической экономики) // Капиталистическое общество. Проблема справедливости. - СПб.: НИУ ВШЭ СПб., 2011. - С. 189-204.

Малинина Т.Б. Мера труда и мера потребление в сфере движения общественных благ // Перспективы науки. - 2011, № 10. - С. 44-49.

Собственность работников в России: Неразрешимая проблема или упускаемая возможность? / Концептуальные положения и рекомендации круглого стола: «Приватизация и собственность работников: проблемы и перспективы» (март 1996 г.). - М., 1996.

Kelso L.O., Kelso P.H. Democracy and Economic Power: extending the ESOP revolution through binary economic. - San Francisco, 1991.

Общество