усилением неопределенности социального статуса лишь усугубило негативные тенденции.

Список литературы

1. Гордин В.Э. Чем старость обеспечим. М.: Мысль, 1988. С. 16.

T.V. Smirnova

SOCIAL STATUS OF ELDERLY PEOPLE: SOCIOLOGICAL ANALYSIS

The interconnection of elderly people’s cumulative potential realization possibilities and their social demographic group’s status in the society is considered.

Key words: social status, social role, social demographic group, social regulations.

Получено 20.01.2012 г.

УДК 316.344.27-057.75

Т.В. Смирнова, д-р социол. наук, зав. кафедрой, (4872) 33-24-18, smirnovasar@mail .ru (Россия, Саратов, Саратовский институт (филиал) РГТЭУ)

ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ ДЕСТРУКЦИИ В ПЕНСИОННОМ ВОЗРАСТЕ

Рассматривается роль профессиональных деструкций как фактор снижения эффективности труда, реализации социально-трудового потенциала человека.

Ключевые слова: профессиональные деструкции, социально-трудовой потенциал, социально-демографическая группа, физиологические, эмоционально-этические, социальные факторы.

Возможность создать индивидуальный стиль трудовой деятельности, достичь стадий мастера и наставника обеспечивает работнику только длительное нахождение в профессии. В то же время развитие профессионализма во временной перспективе, как и все реально происходящие процессы, не протекает абсолютно гладко. Так, на переход из одной стадии профессионализма в другую, а также на продуктивность и комфортность нахождения внутри каждой из них значительным влиянием обладает такое явление как профессиональные деструкции. Именно профессиональные деструкции способны в значительной степени снижать эффективность труда, являясь ограничивающими факторами реализации социально-трудового потенциала человека.

Здесь уместно сделать небольшое отступление, целью которого служит обоснование использования термина «профессиональные деструкции» в данной работе. В современной социологии для обозначения вероятности возникновения опасности и масштаба ее последствий обычно применяется понятие риска - термин, имеющий сегодня чрезвычайно

широкое распространение в различных областях социологического знания. Однако в русле исследования возможности выполнения профессиональных обязанностей представителями определенной возрастной группы и выявления механизмов, препятствующих этому, точнее и удобнее, с нашей точки зрения, использовать термин «профессиональные деструкции».

Под профессиональной деструкцией понимают разрушение, изменение или деформацию сложнейшей структуры личности в пространстве профессионального труда, это пусковой механизм, ведущий к кризису профессиональной адаптации человека, обусловленный постепенно накопившимися изменениями сложившейся системы трудовой деятельности и работника [1]. Э. Зеер определяет это понятие, как «постепенно накопившиеся изменения сложившейся структуры деятельности и личности, негативно сказывающиеся на продуктивности труда и взаимодействии с другими участниками этого процесса, а также на развитии самой личности» [2].

В качестве одной из детерминант профессиональных деструкций Э. Зеер называет возрастные изменения при старении [3]. Кроме того, в самом определении профессиональных деструкций, приведенном выше, указывается на «постепенно накопившиеся изменения», так что косвенная связь с возрастом человека очевидна изначально. Рассмотрим подробнее связь двух процессов: старения и формирования профессиональных

деструкций. Объясняя данную корреляцию, Э. Зеер указывает в качестве одного из факторов, инициирующих образование деструкций, нравственноэтическое старение человека, проявляющееся в «навязчивом морализировании, ... противопоставлении прошлого настоящему, преувеличении заслуг своего поколения и др.». Близок к этой точке зрения и Е. Авербух: «У старых людей круг интересов сужается, появляется повышенный интерес к переживанию прошлого.. Неуверенность в себе делает стариков более мелочными, сверхосторожными, консервативными, малоинициативными т.п.» [4].

Вывод Э. Зеера по этому вопросу жесткий: «Нельзя отрицать очевидного: старение деформирует профессиональный профиль человека, отрицательно сказывается на достижении вершин профессионального мастерства» [5]. Несмотря на крайнюю категоричность такой формулировки, следует признать, что в целом автор прав. Если делать вывод из непосредственно увиденных, наблюдаемых жизненных ситуаций, то цепочка «старение -профессиональные деструкции» действительно выглядит очевидной. Однако при более внимательном рассмотрении обозначенной взаимосвязи можно обнаружить ряд промежуточных звеньев - факторов, определяющих профессиональные деструкции именно в пожилом возрасте. При этом следует подчеркнуть, что лишь некоторая часть из них носит объективный характер.

Итак, пожилой возраст несет в себе свой набор факторов, детерминирующих профессиональные деструкции, тем самым ограничивающих социально-трудовой потенциал работающих пенсионеров в современных производственных отношениях. Среди них можно выделить три группы:

- физиологические;

- эмоционально-этические;

- социальные.

Физиологические факторы, оказывающие влияние на образование профессиональных деструкций, определяются физическим старением организма человека и включают в себя:

- снижение физической выносливости;

- быструю утомляемость;

- рост числа заболеваний.

Изменение интеллектуальных способностей с возрастом не отмечено в представленном перечислении. Пожилые люди, особенно занимающиеся умственным трудом, в незначительной степени подвержены негативным изменениям в этой области. А особые компенсаторные механизмы обеспечивают некое равновесие, не допуская снижения результативности привычной профессиональной деятельности. К группе эмоциональноэтических факторов, инициирующих профессиональные деструкции в предпенсионном и раннем пенсионном возрасте, мы отнесли старение в личном, субъективном измерении индивида, находящее проявление в фиксировании у себя таких признаков эмоционального старения как: снижение или потеря интереса к жизни; сужение круга общения; отсутствие стремления к новым впечатлениям; обращение собственных размышлений в прошлое.

В качестве социальных факторов, определяющих возникновение профессиональных деструкций в третьем возрасте можно выделить:

- социальные ожидания и социальные нормативы, предъявляемые социумом представителям третьего возраста, подстройка своего жизненного сценария пожилыми под эти ожидания;

- всеобщую геронтологическую неграмотность, преувеличение роли возрастных изменений в жизни пожилого человека окружающими.

В современных демографических условиях представляется чрезвычайно актуальной задача - не просто выявить представленные выше факторы, констатировав их существование, но, главным образом, определить меру их непреодолимости, установить границы влияния. Поставленная задача влечет за собой следующую, имеющую большое практическое значение, - найти пути преодоления, выявить направления для реабилитации по каждой такой детерминанте. Достичь наилучшего результата в решении поставленных задач возможно, обратившись

поочередно к анализу представленных выше факторов, инициирующих профессиональные деструкции в третьем возрасте. В рамках данной статьи проведем анализ степени влияния процессов физиологического старения представителей третьего возраста на образование профессиональных деструкций. Факт наличия такого влияния очевиден. Однако его непреодолимость сомнительна. Отметим, что перечисленные выше признаки физиологического старения, инициирующие профессиональные изменения (снижение физической выносливости, быструю утомляемость, рост числа заболеваний) подлежат обсуждению в основном в медицинском аспекте. С другой стороны, само физиологическое старение, его скорость и другие показатели неразрывно связаны с социальной, психологической, экономической сферами жизнедеятельности человека. Поэтому в своем рассмотрении обозначенной проблемы мы остановимся на гранях таких пересечений.

Согласно определению Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), здоровье - это состояние физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствие недомогания и болезней. Иными словами, здоровье следует рассматривать как ресурс каждодневной жизни, а не цель жизни [6]. Здоровье имеет три наиболее существенных компонента: физический, психологический и социальный. Под физическим здоровьем понимаются физическая активность и функциональные возможности систем организма [7]. Психическое здоровье соотносится со способностью сохранять душевное равновесие и использовать резервы психики. Социальный компонент здоровья во многом зависит от положения человека в обществе, на работе, в семье. Важность социального компонента здоровья подчеркивается созданием ВОЗ новой структуры - Комиссии, цель которой - изучение социальных проблем, негативно влияющих на состояние здоровья людей [8].

Многие исследователи, занимающиеся проблемами здоровья, в том числе, его социальными аспектами, отмечают его неразрывную связь с трудовой деятельностью. Так, П. Рамзаев, Б. Ильин, а также В. Казначеев, определяя здоровье, прямо указывают на «умственную и физическую работоспособность», «оптимальную трудоспособность и социальную активность при максимальной продолжительности активной жизни» [9]. И. Беляев, анализируя различные аспекты гигиены пожилых людей, отмечал, что едва ли не главной задачей этой сферы является обеспечение благоприятных условий сохранения трудовой активности в предпенсионном и пенсионном возрастах. По его мнению, старость сама по себе мало снижает работоспособность, причем профессиональная работоспособность уменьшается медленнее, чем происходит угасание отдельных физиологических функций организма. Одновременно автор подчеркивает роль трудовой деятельности в сохранении здоровья пожилых людей [10].

В. Радаев определяет способность к труду как инкорпорированное состояние физического капитала, мерой которого служит уровень здоровья и трудоспособности. Ю. Быченко указывает на биологическую составляющую в качестве одной из форм человеческого капитала, определяя его как физические способности к выполнению трудовых операций индивида, которые способствуют занятию им определенного профессионального статуса и могут быть использованы в целях получения выгоды или дохода [11]. Но не только конечный этап - получение выгоды или трансформация каждого вида капитала в экономический служит характеристикой понятия «капитал». Важным свойством капитала является возможность перехода одной его формы в другую. Наглядной иллюстрацией этого в обсуждаемом контексте может служить высказывание Б. Ливехуда: «Печатью биологического ритма развития более всего отмечен период перед наступлением взрослости. Психическое развитие отчетливее всего проявляется в своем своеобразии в средней фазе жизни. Духовное развитие является решающим для последней фазы жизни» [12]. Вероятно, аналогичным образом рассуждал В.Д. Альперович, когда, указывая на многочисленные примеры политических деятелей, состояние здоровья которых никаким образом не отражалось на их карьере, написал: «Физическое состояние вообще редко влияет на продолжительность элитной жизни» [13]. Таким образом, физические способности не исчезают бесследно. По мере их убывания у многих людей происходит расширение интеллектуальной, духовной составляющей развития человека.

Степень влияния физиологического старения на образование профессиональных деструкций, так же как и срок наступления самого физического старения человека, определяется помимо генетических, многими другими факторами. Особенно рельефной выглядит такая связь с качеством жизни индивида. В. Фролькис справедливо утверждает: «Существует прямая связь между национальным доходом на душу населения, его рациональным распределением и продолжительностью жизни народа» [14]. В свою очередь Т. Козлова отмечает, что здоровье населения напрямую связано с уровнем подушевого дохода и поддержкой здравоохранения [15]. В настоящее время самым низким показателем качества жизни пенсионеров является удовлетворенность материальным обеспечением. Так, в 2000 г. только 1,2 % пожилых сообщили, что «вполне удовлетворены» материальным обеспечением своей семьи. Такую же оценку, но по показателю удовлетворенности питанием, дали 2,9 % респондентов [16]. Особенно это затрагивает пожилых людей, прекративших трудовую деятельность. В свою очередь, низкий уровень жизни неработающих пенсионеров негативно сказывается на их здоровье, являясь катализатором процесса старения. Сохранение же посильной трудовой деятельности «молодого пенсионера» существенно повышает

уровень его материального благосостояния, способствуя повышению качества жизни [17].

Следует отметить чрезвычайную актуальность затронутой темы. Сегодня возраст выхода на пенсию в России один из самых низких в мире. Повысить его не представляется возможным из-за высокой смертности россиян (продолжительность жизни мужчин все время немного недотягивает до пенсионного рубежа). Преодолеть данный этический аспект непросто. В современных, непростых для населения условиях, пенсия воспринимается в первую очередь как: 1) стабильный, хотя и небольшой, ежемесячный доход; 2) реальное улучшение материального положения в случае сохранения трудовой деятельности. Поэтому проблема невозможности российского «молодого пенсионера» работать из-за его физического старения и дряхлости в подавляющем большинстве случаев далека от реальности.

В последнее время возникла еще одна неутешительная особенность: проблема роста заболеваний перестала быть актуальной только для пожилых. К примеру, в России сегодня значительно «помолодели» сердечно-сосудистые заболевания, наблюдается рост алкогольной зависимости и связанных с ней недугов [18]. Поэтому все труднее назвать рост числа заболеваний в качестве отличительной черты, определяющей профессиональные деструкции в раннем пенсионном возрасте. В то же время физиологическое старение человека, вместе со всеми своими деструктивными проявлениями, напрямую связано с его эмоциональным состоянием. Сохранение интереса в жизни, в том числе профессионального, наличие целей дают стимул заботиться о своем здоровье, не отказываться от борьбы в случае столкновения с недугом. О связи физического и психологического здоровья писал В. Альперович: «Лишить современного человека возможности самовыражаться в какой-либо деятельности - значит укоротить его жизнь» [19].

Подводя итог, следует отметить объективный характер физиологического старения организма человека как одного из факторов, активизирующих профессиональные деструкции в пожилом возрасте, как следствие, ограничивающих социально-трудовой потенциал представителей третьего возраста. Вместе с тем российские пенсионеры, по крайней мере, первые 5-10 лет слишком молоды, чтобы всерьез говорить о решающем характере вмешательства в профессиональную жизнь деструкций, возникших из-за их физической немощи. Некоторое же снижение уровня физического состояния в этот период компенсируется расширением интеллектуальных и духовных составляющих развития человека.

Список литературы

1. Сыманюк Э.Э. Психотехнологии коррекции и профилактики профессионально обусловленных деструкций педагогов // Образование в Уральском регионе в XXI веке: научные основы развития: тез. докл. науч.-практ. конф., 12--15 марта 2002г. Часть 2. Екатеринбург, 2002. С. 110.

2. Зеер Э. Ф. Психология профессий. Екатеринбург: Изд-во Урал. гос. проф.-пед. ун-та, 1997. С. 149.

3. Бодрийяр Ж. Система вещей. М., 1995. С. 153-157.

4. Цит. по: Толстых А.В. Возрасты жизни. М., «Молодая гвардия», 1998. С. 192.

5. Зеер Э. Ф. Психология профессий. Екатеринбург: Изд-во Урал. гос. проф.-пед. ун-та, 1997. С. 56.

6. Тобес Б. Право на здоровье: теория и практика. http://krotov. Info.ru/lib_

7. Кульба С.Н. Проблемы и методы определения уровня здоровья. http : //valeo. rsu. ru/conference3/thesis45. html

8. ВОЗ займется здоровьем нищих. http:// valeolog.com/NEWS/voz.htm

9. Цит. по: Карюхин Э.В. Трудовая активность в пожилом возрасте http://dobroedelo.ru

10. Беляев И.И. Гигиенические аспекты пожилого человека / Гигиена и санитария.№ 6. 1971, С. 53-54.

11. Ю.Г. Быченко. Человеческий капитал как фактор экономического

роста // Социальные и институциональные факторы экономического развития России: Материалы международной научно-практической

конференции. Саратов: СгСэУ, 2005. С.141.

12. Ливехуд Б. Кризисы жизни - шансы жизни. Калуга: Духовное познание, 1994. С. 49.

13. Альперович В.Д. Геронтология. Старость. Социокультурный портрет. М.: Изд-во «Приор», «Экспертное бюро». 2008. С.81.

14. Фролькис В.В. Долголетие: действительное и возможное. Киев: Наукова Думка, 1989. С.106.

15. Козлова Т.З. Здоровье пожилых россиян как отражение качества их жизни / Здоровье и здравоохранение в условиях рыночной экономики. М.: Изд-во Ин-та социологии РАН, 2000. С.46.

16. Там же. С.52.

17. Бобков В.Н. Уровень жизни пенсионеров и пути его повышения / Бобков В.Н., Горлов И.С., Лукина Л.Г. // Уровень жизни населения регионов России. 2008. № 8. С.7.

18. Акопян А.В., Мишев В.А., Харченко В.С. Динамика уровней заболеваемости и смертности от болезней, имеющих социальную окраску (социопатии в современной России) // Вопросы статистики. 2009. № 3. С.88.

19. Альперович В.Д. Геронтология. Старость. Социокультурный портрет. М.: Изд-во «Приор», «Экспертное бюро». 2008. С. 157.

T. V.Smirnova

PROFESSIONAL DESTRUCTION OF THE RETIREMENT AGE PEOPLE

Professional destruction as a factor of labor efficiency reduction and one’s social labor potential realization is considered.

Key words: professional destruction, social labor potential, social demographic group, physiological, emotional ethical and social factors.

Получено 20.01 2012 г.

УДК 316.344.27-053.9:613.98

Т.В. Смирнова, д-р социол. наук, зав. кафедрой, (4872) 33-24-18, smirnovasar@mail .ru (Россия, Саратов, Саратовский институт (филиал) РГТЭУ)

СОЦИАЛЬНЫЕ ФАКТОРЫ РАЗВИТИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ДЕСТРУКЦИЙ В ПОЖИЛОМ ВОЗРАСТЕ

Рассматривается влияние социальных ожиданий и нормативов, а также геронтологическая неграмотность населения на возникновение профессиональных деструкций в пожилом возрасте.

Ключевые слова: профессиональные деструкции, социально-трудовой потенциал, социально-демографическая группа, социальные факторы.

Возникновение профессиональных деструкций в третьем возрасте в значительной степени обусловлено социальными факторами, среди которых основными являются: социальные ожидания и нормативы, предъявляемые социумом представителям третьего возраста, подстройка своего жизненного сценария пожилыми под эти ожидания, а также геронтологическая неграмотность населения, преувеличение роли возрастных изменений в жизни пожилого человека окружающими. Следует подчеркнуть наличие компенсаторных механизмов человеческого организма, которые обеспечивают возможность выполнения профессиональных функций на прежнем привычном уровне до преклонных лет.

В ходе нашего исследования, проведенного автором в городах Саратове, Самаре, Пензе совместно с Центром социальных исследований «РОСС-XXI век» методом анкетного опроса в 2011 г. с целью определения позиции представителей различных возрастных групп по вопросу наличия негативных возрастных изменений у пожилых людей были выявлены следующие данные. С утверждением, что человеческие качества и характер с годами портятся согласились 33 % респондентов. При этом наблюдается редкое единодушие среди респондентов в возрасте от 16 до 55 лет (различие