УДК 316.42

Коршунов Алексей Владимирович

кандидат социологических наук, директор Центра социального проектирования молодежной политики Московского института открытого образования editor@hist-edy.ru

ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ ДУХОВНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА В СОВРЕМЕННОЙ НАУЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

В данной статье автор проводит теоретический анализ имеющихся подходов к изучению этого сложного социального феномена, еще не получившего концептуализации в социологическом знании. Духовная безопасность общества тесно связана с его политическим, экономическим, техническим и, естественно, культурным развитием, выступая фундаментом жизнедеятельности общества и его благополучия.

Ключевые слова: духовная безопасность, российское общество, безопасность, угрозы духовной безопасности, структура духовной безопасности.

Korshunov Alexei Vladimirovich

PhD in Sociology, Director of the Center for Social Design of Youth Policy of the Moscow Institute of Open Education editor@hist-edy.ru

THE PROBLEMS OF STUDYING SPIRITUAL SECURITY OF THE RUSSIAN SOCIETY IN THE MODERN SCIENTIFIC LITERATURE

In the given article the author carries out a theoretical analysis concerning the existing approaches to the study of this complex social phenomenon that has not yet obtained conceptualization in sociological knowledge. Spiritual security of society is closely linked to its political, economic, technical, and, of course, cultural development being the foundation of the society and its prosperity.

Key words: spiritual security, Russian society, security, threats to spiritual security, structure of spiritual security.

Анализ духовной безопасности как предмета научных исследований в современной литературе предполагает необходимость обращения к такой важной категории как «безопасность», имеющей различные интерпретации в современной науке. Научное сообщество буквально столкнулось с необходимостью объяснения и концептуализации данного явления как отличительной характеристики современного общества, поскольку на повестке дня уже стоит вопрос не столько защиты от глобальных угроз, сколько их предотвращения.

Перемены, происходящие в современном обществе, носят глобальный характер, но при этом они не всегда являются осознанными, в том плане, что последствия этих перемен не всегда принимают явный характер и могут свидетельствовать о наступающей угрозе развитию общества. Одно и то же явление может совершенно по-разному рассматриваться учеными и интерпретироваться на предмет его опасности для социального развития. То же самое относится и к категории безопасности. Система характеристик феномена «безопасность» включает в себя множество интерпретаций данного феномена, которые можно сгруппировать в два вида, в пределах которых они существенно не различаются: 1. Безопасность как состояние защиты жизненно важных интересов личности, общества и государства; 2. Безопасность как состояние, при котором отсутствует недопустимый риск, связанный с причинением вреда жизни или здоровью граждан, имуществу, окружающей среде.

Мы бы не стали ограничивать данное понятие только двумя ракурсами. Их несколько больше. Да, действительно, традиционно понятие безопасности рассматривается как отрицание опасности и такое состояние, при котором объект (индивид, социальная группа, общество и т.д.) испытывает ощущение защищенности и при наступлении какой-либо опасности.

Следовательно, определение безопасности должно заключать в себе некий социетальный смысл, и в данном ключе удачным можно считать смысл, вкладываемый в понятие безопасности В.И. Кушлиным, который характеризует ее как некую философию существования живого, его жизнедеятельности и развития, применимую к самым различным процессам, как природным, так и социальным, и отражающую не только специфические признаки феномена безопасности в конкретной сфере деятельности, но и включающее в себя то общее, типическое, устойчивое, что характерно для всех областей жизнедеятельности человека и общества, и это общее состоит в том, что безопасность как условие и стратегия защиты от опасности нацелена, в конечном счете, на выживание социальной системы, личности, общества и государства [1, с. 7].

Очевидно, что в данном ключе безопасность рассматривается уже более широко - как свойство социальной системы, ее способности противостоять разрушительным воздействиям внутренних и внешних сил и сохранять свою жизнеспособность. Такой подход имеет своих приверженцев в отечественной науке, хотя его представители считают, что он носит социально-философский характер. Однако не все ученые согласны с такой трактовкой безопасности, считая, что безопас-

ность создается в процессе социальной деятельности, способствующей созданию состояния защищенности и в целом безопасности личности, общества, государства [2]. На этом основании выделяется еще один подход к пониманию безопасности как специфической деятельности, направленной на выявление, предупреждение, устранение и отражение опасностей и угроз, способных принести ущерб для развития личности, общества, государства, а также на обеспечение условий защищенности всего социума и его отдельных представителей в рамках создания необходимых условий для благоприятной жизни, реализации жизненных стратегий, планов, потребностей индивидов и целей общественного и государственного развития.

В этом понимании безопасности заложен еще один аспект трактовки данного понятия как состояния защищенности. Именно этот смысл заложен в официальном понимании термина «безопасность», отраженном в Законе РФ «О безопасности», и под безопасность, в данном документе понимается состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества, государства от внутренних и внешних угроз [3, с. 2]. Таким образом, закон выделяет три главных объекта безопасности: личность, общество и государство. Однако эта группа объектов выступает также и в качестве субъектов безопасности при доминирующей роли государства как основного субъекта обеспечения безопасности наряду с такими субъектами как граждане, а также общественные и иные организации и объединения.

Поразительно то, что понятие «безопасность», так хорошо всем знакомое и часто употребляемое, в современной науке имеет огромное количество трактовок. В некоторых из них безопасность рассматривается как: 1) комплексная система мер защиты человека и среды обитания от опасностей; 2) мера защиты организмов от внутренних и внешних воздействий; 3) отсутствие реализованной опасности и потенциальной опасности; 4) отсутствие опасности; 5) положение, при котором не угрожает опасность кому-нибудь, чему-нибудь; 6) система гарантий, обеспечивающая устойчивое развитие и защиту основных ценностей цивилизации; 7) состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз (из Закона РФ «О безопасности»); 8) состояние деятельности, при котором с определенной вероятностью исключено проявление опасностей; 9) состояние объекта защиты...; 10) состояние системы «человек-среда обитания», при котором обеспечиваются приемлемые или комфортные условия существования человека; 11) состояние человека, которое обеспечивает невозможность причинения ему вреда; 12) один из природных факторов существования живых систем; 13) важная цель жизни человека и др.

Такое положение дел, связанное с огромной вариативностью и неструктурированностью терминологического аппарата в теории безопасности не может считаться нормальным в современных условиях общественного развития, когда понятие «безопасность» стало носить социе-тальный характер ввиду глобальной угрозы человеческой цивилизации.

В целом же, группируя имеющиеся трактовки понятия безопасности, можно сказать, что данная научная категория рассматривается в следующих ракурсах:

- безопасность как отсутствие опасности;

- безопасность как свойство социальной системы;

- безопасность как специфический вид деятельности;

- безопасность как состояние защищенности

Каждый из этих подходов актуализирует свою предметную область исследования безопасности, что, безусловно, способствует расширению научного знания о таком феномене как «безопасность», но в наиболее широком контексте понятие безопасности представлено в подходе, согласно которому безопасность является свойством социальной системы. Более того, этот подход наиболее адекватно отражает сущность понятия социальная безопасность, о чем сказано будет несколько позже.

Таким образом, «безопасность» - комплексная категория, охватывающая важнейшие сферы жизни государства и общества, связанные между собой отношениями взаимовлияния и взаимо-развития, что обуславливает применение термина «социальная безопасность» как фундаментальной интегрирующей категории, с помощью которой следует изучать проблемы безопасности личности, общества и государства.

Потребность в безопасности присуща, как отдельным индивидам, так и более сложноорганизованным системам - семье, обществу, государству. В основе формирования этой потребности находится инстинкт самосохранения. Потребность в безопасности предполагает стремление к защите от неблагоприятных воздействий извне и резких внутренних изменений, и это стремление распространяется на все формы бытия человека, начиная от защиты самого себя и своей семьи, и заканчивая обществом в целом. Очень долгое время инстинкт самосохранения на уровне обще-

ства и защиты человечества от последствий социального прогресса не фигурировал в общественной практике, и осознание конечности общественного бытия и человеческой цивилизации стало следствием глобальных перемен, вызванных эрой открытий и научно-технического прогресса.

Дуалистичная сущность человека предопределяет разделение безопасности личности на физическую и духовную безопасность. И если физическая безопасность зависит, преимущественно, от самого индивида, не принимая в расчет события глобального масштаба (война, природные катастрофы и т.д.), то духовная безопасность обеспечивается через безопасность общества, которое в процессе своей эволюции формирует и реализует систему обеспечения свобод личности, различных социальных групп в процессе жизнедеятельности.

Объектом безопасности может выступать личность, социальная группа, общество, нация и государство. В связи с этим и существует разделение на личную, индивидуальную безопасность или безопасность личности, социальную безопасность, национальную и государственную. Степень безопасности и уровень угрозы ее обеспечению зависят от источника опасности, который может носить естественно-природное, техническое и социальное происхождение.

В зависимости от того, какой аспект безопасности исследуется, применяют тот или иной категориальный инструментарий. Например, если речь идет о национальной безопасности, то важнейшей категорией для ее изучения являются «жизненно важные интересы» личности, общества и государства, под которыми в законе «О безопасности» понимается «совокупность потребностей, удовлетворение которых надежно обеспечивает существование и возможности прогрессивного развития личности, общества и государства» [4, с. 29]. Проблема национальной безопасности является одной из приоритетных в числе государственных проблем современного российского государства, о чем свидетельствует активное правовое становление и развитие Совета безопасности РФ за последнее десятилетие, а также разработка Стратегии национальной безопасности страны, принятие которой станет важным событием в общественно-политической жизни страны.

Однако если речь идет о духовной безопасности, то ключевой категорией для ее исследования становится понятие угрозы, которое, к сожалению, ни в отечественной, ни зарубежной научной литературе еще не приняло единообразного облика, часто ассоциируется с опасностью, что не всегда можно считать верным, так как опасность не может однозначно расцениваться как угроза, которая носит более объективированный и конкретизированный характер, всегда направлена на конкретный объект. В российском законодательстве под угрозой безопасности понимается совокупность условий и факторов, создающих опасность жизненно важным интересам личности, общества и государства (Закон РФ «О безопасности» 1992 г., ст. 3). Однако отечественные исследователи придали понятию угрозы безопасности более конкретизированный характер, субъектно обусловленный: «Угроза безопасности - это совокупность намерений и возможностей социального субъекта, способных представлять ущерб жизненно важным интересам личности, общества и государства» [5, с. 58-59]. Таким образом, угрозу духовной безопасности можно определить как совокупность намерений и возможностей социального субъекта, потенциально опасных для духовной сферы личности, общества и государства.

На самом деле, конечно, развести понятия опасности и угрозы сложно в современном мире, пронизанном, как опасностью, так и угрозами. Можно сказать, что современное общество постоянно находится в состоянии опасности, так как отсутствует уверенность в завтрашнем дне, социальная стабильность, и на их место пришли неопределенность и страх, риск и опасность, что, по мнению У. Бека, и характеризует современное общество как «общество риска» [6].

Источником формирования угроз и рисков, подрывающих развитие современного общества и создающих опасность для существования человечества, являются социетальные трансформации и, соответственно, на первый план выдвигается проблема социальной безопасности как фундаментальной интегрирующей категории человеческого бытия.

По большому счету, категория «социальная безопасность» включает в себя все многообразие ее проявлений, в связи с чем социологический ракурс исследования безопасности предполагает изучение различных аспектов безопасности, а также угроз, факторов риска, способных нарушить стабильное развитие социума и подвергнуть сомнению его дальнейшее существование. В научной литературе можно встретить статьи, посвященные политической, информационной, информационно-психологической, национальной, интеллектуальной, региональной безопасности. Их количество растет, чего нельзя сказать о научной рефлексии в отношении духовной безопасности, которая как социологическая категория и предмет социологического анализа еще находится в процессе формирования и концептуализации.

Вместе с тем, разработка именно этой проблематики позволяет ответить на многие вопросы, волнующие современное человечество, независимо от государственной принадлежности и спе-

цифики. Понятие «духовная безопасность» самым тесным образом связано с состоянием духовной сферы общества, уровнем развития его культуры. На этом основании П.Н. Беспаленко под духовной безопасностью понимает важнейшую качественную характеристику всей культуры в целом, определяющую ее способность поддерживать нормальные условия жизнедеятельности населения, а в более широком (социетальном) контексте духовная безопасность определяется им как качественная характеристика общества, исследуемая в духовно-нравственном срезе, т.е. рассматривающаяся как целостность, для которой состояние духовности/нравственности является одним из индикаторов жизнеспособности и функциональной согласованности основных социальных институтов, идеологии и культуры [7, с. 19].

Поскольку понятие «духовная безопасность» является относительно новым в системе отечественного научного знания и дискурса, выделить наиболее адекватное из существующих определяй достаточно сложно. Нам очень нравится определение духовной безопасности, данное А.С. Запесоцким, согласно которому «Духовная безопасность - это система условий, позволяющая культуре и обществу сохранять свои жизненно важные параметры в пределах исторически сложившейся нормы» [8]. Во многом, данное определение послужило основой для формулировки нашего понимания духовной безопасности, которое, возможно, и не претендует на статус истинного и универсального, но отражает наше видение данного социального явления. Итак, согласно нашим представлениям, духовная безопасность - это совокупность социальных условий, позволяющих безопасно и стабильно функционировать обществу как целостной системе на основе накопленного социокультурного потенциала, который выступает источником инновационного развития данного социума и воспроизводства его ценностных оснований.

Безусловно, именно понятие духовной культуры является определяющим для духовной безопасности, от состояния которой в обществе зависит и уровень духовной безопасности, в связи с чем мы и выбрали данную проблематику, так как духовная ситуация в современном российском обществе определяется нами как критическая и угрожающая духовной безопасности России. Духовная безопасность служит показателем духовного благополучия общества, уровня его социального развития, поскольку духовно-нравственный срез общества обнажает все его проблемы и болевые точки, независимо от сферы жизнедеятельности, так как общество представляет собой целостность, поддерживаемую за счет духовно-нравственных ценностей, выступающих индикатором жизнеспособности социума и его основных социальных институтов, ответственных за духовную и культурную преемственность.

Несмотря на то, что категория из области духовного, культурного, ценностного в меньшей степени поддаются динамике, их видоизменение происходит гораздо медленнее, нежели элементы материальной культуры, духовная безопасность все же имеет свою динамику, исследовать которую можно сквозь призму изучения состояния ее структурных элементов. Прежде всего, в структуре духовной безопасности необходимо выделить субъект и объект. И в рамках всего социума роль субъектов духовной безопасности могут выполнять, как отдельные индивиды, социальные группы, так государственные, негосударственные и хозяйственные организации, которые работают в области профилактики и преодоления различных рисков и угроз. На государственном уровне для обеспечения безопасности российского государства в целом, а также жизненно важных интересов личности, общества и государства был создан Совет безопасности РФ, ставший преемником Совета безопасности СССР и прошедший четыре этапа своей корректировки, важнейшим из которых стало утверждение Указом Президента № 1300 от 17 декабря 1997 г. Концепции безопасности РФ.

В свою очередь, объектами духовной безопасности являются все те, на кого направлены действия по обеспечению духовной безопасности (личность, социальные группы, общество, государство).

Пересекаясь с такими важными сферами жизнедеятельности общества, как семейнобрачная, демографическая, экономическая, политическая, духовная безопасность включает в себя такие значимые компоненты, как: культура, религия, идеология. Поэтому анализ духовной безопасности предполагает обязательный институциональный анализ, связанный с изучением функционирования важнейших социальных институтов, от которых зависит поддержание духовной безопасности общества. К ним, в первую очередь, следует отнести институт семьи, государства, экономики и культуры. Среди институтов, оказывающих сильнейшее воздействие на духовное развитие общества и его духовное самочувствие, следует назвать также социальный институт СМИ, постепенно расширяющий ареал своего влияния и воздействия, прежде всего, на молодое поколение.

Исследователи выделяют в числе структурных элементов духовной безопасности следующие: культурную независимость, стабильность функционирования политической системы и спо-

собность национального образования, здравоохранения и культуры к динамичному саморазвитию [9, с. 20]. Значимость первого элемента определяется тем, что культура общества с ее традициями, обычаями, ценностными установками и ментальными особенностями, является основным механизмом воспроизводства самого общества и его самобытности. Особую значимость данный структурный элемент приобрел в современную эпоху, которая характеризуется сильным влиянием глобализационных сил, разрушающих цивилизационную самобытность, специфику общества, так как культурная независимость предполагает способность общества к сохранению традиций и культурному воспроизводству независимо от взаимодействия с другими странами и степени глобализации мирового пространства.

Это не означает, что культурная независимость как структурный элемент духовной безопасности призвана защищать идеи культурной исключительности и возводить их в ранг первостепенных, но, при этом, следует помнить, что дух народа, его уникальность отражаются в культуре, разрушение которой является оружием массового поражения для общества, поскольку в ней заложено представление об истории своей страны, ее величии, культурном наследии и т.д. Следовательно, важное внимание необходимо обратить на сферу культурной политики как составной и важнейшей части государственной политики, в том числе внешней, поскольку в условиях глобализации культурные обмены приобрели комплексный и всеохватывающий характер.

Культура обладает мощным потенциалом, правильное использование которого может принести эффективные результаты и при этом без разрушения культурных основ общества, а наоборот, на их основе, используя адаптивную функцию культуры. Так, в свое время Япония осуществила свой модернизационный проект, осуществление которого происходило не на основе разрушения традиционной культуры, а в рамках изменения целей государства и использования общинных структур в качестве проводников государственного воздействия, в результате чего в Японии не культура адаптировалась к задачам модернизации, а руководящие элиты с целью модернизации страны, адаптировались к культуре. Таким образом, собственная культура помогла японцам модернизироваться, и, не меняясь социокультурно, они осуществили технологическую революцию и величайший в истории технологический прорыв.

Для всех и каждого в современной России очевидно, что реформировании постсоветского общества подорвало культурные основы российского народа, так как оно не было ориентировано на культурную адаптацию, культурную самобытность российского государства и общества, с чем и связано множество проблем, прежде всего, духовно-нравственного характера, на территории современного российского общества. Другими словами, проблема обеспечения духовной безопасности и преодоление основных угроз является следствием столь непродуманной, антинародной политики реформирования постсоветского пространства, и она не была бы столь острой, если бы учитывалась историческая и социокультурная специфика российского общества в процессе реформирования.

Залогом культурной независимости является сохранение исторической памяти и ее воспроизводство через поколенческие структуры и взаимоотношения. Отличительной чертой российского общества является пренебрежительное отношение к своей истории, и данный факт уже дает о себе знать, чему свидетельством является резкое снижение патриотизма в стране, и, прежде всего, в молодежной среде.

В данном ключе стоит рассматривать значимость второго структурного элемента духовной безопасности - стабильность функционирования политической системы, на уровне которой, как мы отмечали, должна проектироваться культурная политика, направленная на сохранение и воспроизводство культурного наследия, и эффективное использование его потенциала. Кроме того, государство должно выступать гарантом защиты культурного наследия страны и способствовать росту потенциала культурного самосохранения и, соответственно, духовной безопасности общества.

В отношении третьего элемента обеспечения духовной безопасности, связанного с социокультурной системой общества и ее способностью к динамическому саморазвитию на основе качества системы образования, здравоохранения и культуры в целом, следует отметить то, что он в большей степени отвечает за духовно-нравственное состояние общества, его интеллектуальный и инновационный потенциал. В этом аспекте духовная безопасность выступает залогом национальной безопасности, немыслимой без сохранения своих духовно-нравственных основ. Но, в то же время, сама духовная безопасность не может быть обеспечена, если не будут предприняты меры по обеспечению национальной безопасности общества, разрабатываемые и реализуемые на уровне государственной политики.

Таким образом, социологический ракурс исследования духовной безопасности, несмотря на

разнообразный спектр типов и видов безопасности, следует изучать в комплексе с ними, поскольку взаимосвязь различных элементов социальной безопасности обусловлена целостностью самого общества, взаимозависимостью его структурных элементов, институциональной системы. Социология духовной безопасности тесно связана с изучением политических, экономических, природогенных, техногенных рисков, формирующих угрозу духовной безопасности. Именно осознание взаимозависимости перечисленных факторов риска в процессе их влияния на жизнедеятельность общества и его духовное состояние является краеугольным камнем изучения жизнедеятельности общества в контексте его духовной безопасности и выработки соответствующих решений в области ее обеспечения.

Конкретизируя ситуацию в современном российском обществе, сложно подобрать слова, чтобы описать глобальность проблемы, связанной с обеспечением безопасности, в том числе, духовной, так как по ряду показателей (состояние экологической среды, уровень состояния здоровья населения, рост неравенства и бедности, младенческой и молодежной смертности, девиантности, делинквентности и т.д.) в современном российском обществе наблюдается явная угроза безопасности, как в природной среде, так и социальной. И мы убеждены, что источник негативных явлений в социальной сфере кроется в разрушении духовной сферы российского общества.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ССЫЛКИ

Кушлин В.И. Введение // Экономическая безопасность хозяйственных систем. М., 2001.

См., напр.: Кирюшкин А.А. Содержание понятия опасности в области безопасности жизнедеятельности // Жизнь и безопасность. 2001. № 1-2.

Закон РФ «О безопасности» от 05.03. 1992 г. № 2446-1. М., 1992.

Закон РФ «О безопасности», Сборник справочных материалов. Совет безопасности РФ: функции, структура, нормативные документы. М., 1997.

Буркин А.И., Возжеников А.В., Синеок Н.В. Национальная безопасность России в контексте современных политических процессов. М., 2005.

См.: Бек У. Общество риска. На пути к другому модерну. М., 2000.

Беспаленко П.Н. Духовная безопасность: политологический анализ. Ростов н/Д, 2006.

ЗапесоцкийА.С. Гуманитарное образование и проблемы духовной безопасности // Педагогика. 2002. № 1.

Беспаленко П.Н. Духовная безопасность: политологический анализ. Ростов н/Д, 2006.