УДК 316.4 ББК 60.524.1 К 20

Капланов М.Д.

Проблемы формирования культурных стратегий безопасности в условиях усиления социальных рисков

(Рецензирована)

Аннотация:

Статья посвящена проблемам исследования этиологии проблем безопасности в современном обществе в контексте социологических теорий, обосновывающих процессы конструирования личностного мировоззрения членов социума в условиях нарастания техногенных, природных и социальных рисков.

Ключевые слова:

Социокультурный анализ, социальные риски, социальная безопасность, рискогенность.

Kaplanov M.D.

Problems of formation of cultural strategies of safety in conditions of strengthening

social risks

Abstract:

The paper is devoted to research of aetiology of safety in a modern society in a context of the sociological theories substantiating the processes of designing a personal outlook of society members in conditions of increasing technogenic, natural and social risks.

Key words:

The social and cultural analysis, social risks, social safety, risk genesis.

Одной из проблем, занимающих государственных деятелей, современных политиков, ученых и практиков, является проблема социальной безопасности, которая напрямую связана с безопасностью личности, общества и государства. На всех этапах развития человеческой цивилизации были и остаются актуальными важнейшие аспекты данной проблемы, касающиеся определения сущности безопасности, разработки и реализации политики и стратегии, формирования и функционирования системы её обеспечения [27].

Безопасность - одна из основных целей и неотъемлемая слагаемая деятельности людей, общества, государства, мирового сообщества. Установлено, что потребность в безопасности относится к числу первостепенных мотивов деятельности социума.

Стремление к личной и коллективной безопасности - одна из коренных причин объединения древних людей в общество, формирования многих специальных институтов государства (армии, полиции, служб охраны), а в XX веке многих международных организаций, включая ООН, призванных обеспечивать прочный мир.

Современное состояние общества заставляет вновь задумываться о проблеме безопасности. В условиях нарастания угроз и опасностей разнородного происхождения обнадеживают возможности государства и его многочисленных структур (органов законодательной, исполнительной и судебной властей, силовых структур и т.п.), которые по своей сути предназначены для обеспечения безопасности личности, общества, государства.

Однако, нарастание природных, техногенных, социальных рисков, требует от самого общества, осмысления и определения культурных стратегий, способных формировать в индивидуальном сознании каждого члена общества мировоззрение, способное обеспечить поведенческую модель в условиях неустойчивости социальной безопасности личности и общества.

На протяжении длительного времени безопасность в России понималась узко, исключительно как защита государства от угрозы извне. Более того, она рассматривалась

преимущественно в политическом или военном аспектах. Но историческая ретроспектива показывает, что наше государство разрушить извне было практически невозможно. Данные процессы, как правило, провоцировались внутренними противоречиями и конфликтами. Так было и в октябре 1917 года, и в декабре 1991 года. Произошедшее свидетельствует о необходимости переосмыслить подходы к обеспечению безопасности и рассмотреть влияющие на него социально-культурные процессы, протекающие внутри российского общества.

В настоящий период времени во всех странах мира усилиями политиков, ученых, специалистов определено множество понятий безопасности. Каждое из них раскрывает природу данного явления с какой-либо определенной стороны. Обратимся к толковому словарю В. Даля: «Безопасность - это отсутствие опасности; сохранность, надежность. Безопасный - неопасный, не угрожающий, не могущий причинить зла или вреда; сохранный, верный, надежный» [12]. В советскую эпоху это понятие из энциклопедических словарей исчезло, а в сознании населения ассоциировалось с названием и деятельностью Комитета государственной безопасности.

В конце ХХ - начале XXI веков в официальных документах, в научной литературе, в средствах массовой информации получили широкое распространение самые различные формулировки в этой области: «безопасность», «национальная безопасность»,

«государственная безопасность», «общенациональная безопасность», «национальногосударственная безопасность», «международная безопасность», «коллективная безопасность», «региональная безопасность» и т. д.

Наиболее общее понятие «безопасность» употребляется применительно ко многим процессам. Оно отражает не только присущие конкретному случаю специфические признаки безопасности субъекта, но включает в себя нечто общее, что и позволяет использовать это понятие в различных областях жизнедеятельности человека и общества. В этом плане и существуют понятия «безопасность уличного движения», «безопасность труда», «безопасность фирмы». Но объектом нашего внимания является другое. В 1992 году принят Закон Российской Федерации «О безопасности», в котором под безопасностью понимается состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз [14]. Таким образом, закон выделяет три главных объекта безопасности: личность, общество и государство. Такой подход позволяет отойти, наконец, от прежней, узкой трактовки безопасности, под которой ранее понималась исключительно государственная безопасность, да и та сводилась в основном только к безопасности идеологии, аппарата и недопущению какой-либо оппозиции. Даже в военной сфере почти никогда не говорилось о военной безопасности, а только об обороноспособности страны, что далеко не одно и то же. Закон закрепил принципиально новый для нашей страны качественный скачок в подходе к проблеме безопасности, означающий конец полному игнорированию интересов личности и общества [27].

Согласно рассматриваемого закона жизненно важные интересы - это совокупность потребностей, удовлетворение которых надежно обеспечивает существование и возможности прогрессивного развития личности, общества и государства, а угроза -совокупность условий и факторов, создающих опасность жизненно важным интересам личности, общества и государства.

Стоит отметить, что в современных рискогенных условиях обществу необходимо проецировать поведенческие модели, основываясь на имеющемся культурноисторическом опыте развития человечества, учитывая воздействие на окружающую среду техногенных, природных и искусственно создаваемых обществом опасностей.

Вышеизложенное дает основание говорить о социальной безопасности как о сложном многоплановом социальном явлении, исследование которого должно проводиться на уровне «общего», «особенного» и «единичного».

В современной западной методологии прочно утвердилась концепция многофакторного подхода, включающего в себя анализ влияния на социальный субъект

безопасности, явление, процесс совокупности факторов экономического, политического, культурно-нравственного характера. Данный подход вполне приемлем для исследования закономерностей развития системы безопасности. Вместе с тем, очевидна необходимость целенаправленного формирования методологических основ этого сложнейшего социально-политического процесса в соответствии с последними достижениями науки, потребностями практики, условиями нынешнего этапа развития общества. Потребность эта сегодня подчеркивается и зарубежными учеными, ищущими свои пути обеспечения безопасности социальных обществ и международного сообщества.

Продолжающийся спор между двумя главными научными школами в исследовании международных отношений - «реалистической» и «идеалистической», или «транснациональной», - не дает вполне адекватных ответов на вопросы безопасности, «Реалисты» от Х.Моргентау до К.Уолтца фактически подчиняют безопасность идее власти, утверждая, что государствами движут исключительно своекорыстные интересы (первым среди которых является стремление к большей безопасности), а международная жизнь регулируется балансом сил и «законом джунглей». Их оппоненты-«идеалисты» в лице Д. Митрани и Р. Кеоэйна, Дж. Найя, Р. Бертона и др. отождествляют безопасность с миром, поиск которого, как они полагают, является главным фактором международной политики и который может быть достигнут через удовлетворение потребностей всех наций и демократизацию международных отношений. Д. Фишер, ставя во главу угла фактор безопасности, сделал попытку решить эту теоретико-методологическую задачу. Вслед за Б. Бьюзаном он считает, что «безопасность может быть использована в качестве организующего принципа международных отношений, сочетающего озабоченность национальными интересами, свойственную реалистам, с вниманием к глобальным человеческим интересам, характерным для идеалистов» [26].

Проведем исторический анализ и этапизацию социологической мысли по проблемам безопасности. Проблемы безопасности волновали общество и мыслителей с давних времен. Во время этапа античности мы встречаем размышления о системе безопасности, о направлениях деятельности по обеспечению социальной устойчивости. Мы находим их у Платона в его социально-философских рассуждениях об общественном устройстве. Общество (отождествленное с государством) и человек у Платона рассматриваются как две симметричные и взаимодополняемые системы. Как в человеке выделяются три его главные части (тело, душа, ум), так и общество подразделяется на работников, воинов (стражей) и правителей (философов). «Мы, - писал Платон, -уподобили благоустроенное государство телу, страдание и здоровье которого зависит от состояния его частей». Платон считал, что особое внимание государство должно уделять воинам, которые обеспечивают его безопасность [26].

По Платону, безопасность - это предотвращение вреда [26]. У Платона понятие «безопасность» ассоциируется с такими понятиями, как «помощь» и «спасать», что видно из приводимых им определений: «помощь - препятствие для существующего или возможного зла»; «спасать - оберегать кого-либо от вреда». В целом интересы общества (государства) доминируют над интересами личности, ценности человека всецело определяются его служением обществу и государству, разумное управление государством рассматривается как проявление высшей добродетели. Значение элемента деятельности по обеспечению социальной устойчивости системы безопасности мы встречаем у многих мыслителей древности и более позднего периода, К примеру, В. Ивлин, анализируя причины разгрома средневекового Китая монгольскими захватчиками, подчеркивал, что в глазах чиновника или ученого древности в Китае военный герой был самым низшим представителем человеческой породы, объектом непристойных насмешек, что стало одной из причин крайней нестабильности системы безопасности Китая и разгрома «срединного царства» монголами [16].

Философ Аристотель свою социально-философскую систему, взгляды на безопасность общества (понимаемого тоже как государство) строит через образ

политизированной культуры. Он прямо указывает, что «человек по природе своей есть существо политическое» [1], т. е. предполагает, что природа нормального человека определяется его «встроенностью в политическую, т. е. государственную систему». Его взгляды на социальную устойчивость системы безопасности отчетливо прослеживаются в ходе построения собственно социальной системы. Развивая социологические идеи, Аристотель обращается к своему излюбленному философскому методу-анализу, к расчленению целого на части с указанием функциональных особенностей последних. Такими элементами в его социальной системе выступают: человек, семья, селение, государство [28].

В свою очередь государственный деятель Древнего Рима Цицерон (106-43 гг. до н.э.) считал, что с появлением собственности на землю возникла и необходимость ее охраны и обеспечения безопасности ее владельцев, а в целом - потребность в системе обеспечения безопасности государства. Один из правителей республиканского Рима Цезарь (100-44 гг. до н.э.) представлял государство как публично - правовую общность, которой руководят избранные. Их безопасность обязательно должна обеспечиваться системой - вооруженной силой. В общественных отношениях главным Цезарь также считал принцип силы и подчеркивал, что «оружие и законы не уживаются друг с другом» [25]. Таким образом, античный период характеризовался тем, что во главу ставилась мощь и целостность государства, интересы государства доминировали над интересами личности.

На этапе Нового времени свой вклад в развитие проблем безопасности внесли и английские материалисты, среди которых выделяется Томас Гоббс (1588 - 1679). В работе «Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского» (1651) он изложил свое представление о природе человека и государства. Человек представлен в ней как существо жадное, эгоистическое и честолюбивое. В равенстве людей, по Гоббсу, заложен источник угроз системе безопасности, ибо на всех желаемых благ не хватит.

На третьем этапе появляются новые подходы к системе безопасности. Иммануил Кант (1724 - 1804) - родоначальник немецкой классической философии, свои идеи о принципах социального бытия изложил в работах: «Идеи всеобщей истории во всемирно -гражданском плане» (1784), «Об изначальном зле в человеческой природе» (1792), «К вечному миру» (1795), «Метафизика нравов» (1797). Он солидаризируется с Т. Гоббсом и склоняется к идее о том, что человек - изначально зло. Человек, по Канту, — амбивалентное существо: он добр и зол, честен и бесчестен, справедлив и несправедлив, свободен и несвободен. При всей своей амбивалентности человек, благодаря разуму, стремится все же к самосовершенствованию. Из амбивалентной сущности человека вытекает противоречивость общественного развития, особое социальное напряжение. В этой связи Кант пишет: «Средство, которым природа пользуется для того, чтобы осуществить развитие всех задатков людей, - это антагонизм в обществе... Под антагонизмом я разумею здесь недоброжелательную общительность людей, т. е. их склонность вступать в общение, связанную однако с всеобщим сопротивлением, которое постоянно угрожает обществу разъединением» [16].

Для того, чтобы преодолеть человеческие пороки и их негативные последствия, необходимо ограничение отдельной воли людей, подчинение их дисциплине гражданского общества, законам государства, которые призваны защищать безопасность людей и самого государства. Правовое гражданское государство - особая социальная система, включающая в себя социальные подсистемы, где формируются законы и имеются механизмы их реализации. Подобные же подсистемы должны защищать государство и от внешних деструктивных сил, так как природа использует неуживчивость отдельных государств как средство для того, «чтобы в неизбежном антагонизме между ними найти состояние покоя и безопасности...» [10].

Социалист-утопист Р. Оуэн (1771-1858) на систему безопасности смотрит следующим образом. Он поставил себе задачу создания «новой социальной системы». Центральным звеном своей системы Р. Оуэн назвал самообеспечивающиеся коммуны -

«поселки общности». Эти поселки объединяются в графства, далее - в провинции, королевства и империи. Вводятся единый свод законов и единая система управления [23].

Таким образом, к началу XVШ-го столетия социально-философская мысль констатировала, что свободная и необузданная конкуренция между индивидами, социальная война «всех против всех» (даже осуществляемая в соответствии с правовыми нормами) не могут автоматически вести к общественному порядку, стабильности и безопасности.

Выдающийся английский философ и социолог Герберт Спенсер (1820-1903) также считал задачей социологии изучение массовых типичных явлений, социальных фактов, раскрывающих действие всеобщих законов эволюции, процессов, совершающихся независимо от воли отдельных личностей. Для понимания проблем социологии безопасности большое значение имеет спенсеровская концепция социальных институтов.

К. Маркс (1818 - 1883) в своей теории формаций впервые исследовал системную концепцию. По Марксу, массовые экономические и социальные потребности людей задаются соответствующим экономическим положением, реальным обликом процесса производства материальных благ. Эти потребности и формируют «вектор» исторических действий. Понятие общественной формации конкретизировалось у Маркса представлением о сложной системе всех структурных элементов, образующих социальную целостность.

Классик социологии Эмиль Дюркгейм (1858 - 1917) утверждал социальную сущность морали и ее «священный характер». Он считал, что в основе общественного кризиса, имеющего главным образом моральную природу, лежит изменение характера и содержания общего сознания. Быстрое изменение норм и ценностей влечет за собой утрату былой дисциплины и порядка в обществе, формирует появление угроз в социальных отношениях. Вследствие этого общество ввергается в моральный хаос, во многом тождественный социальной смуте. Выход из кризиса - в усилении моральной регуляции. Функции «коллективного ума» и защитника коллективных интересов выполняет в концепции Дюркгейма государство, его специализированные социальные структуры. Однако, одновременно он опасается появления угроз безопасности индивида со стороны государства вследствие его чрезмерного усиления.

Питирим Александрович Сорокин (1889 - 1968) свое понимание системы обеспечения безопасности личности, общества, государства изложил в нескольких работах. В «Общедоступном учебнике социологии» он пишет: « Для того, чтобы сохранить установленную организацию или установившийся порядок социальной группы, чтобы помешать его нарушению, группа или органы групповой власти вынуждены этот порядок поддерживать принудительно». Это принуждение может выражаться в различных формах.

Изложенные выше взгляды ученых и философов на данную проблему провоцируют задуматься и осмыслить как само понятие безопасности, так и социальнокультурные процессы, влияющие на степень рискогенности и причины возникновения опасности в процессе техногенных, природный и социальных изменений в обществе.

В 90-е годы XX века наряду с развитием теоретических и практических моделей обеспечения безопасности стали появляться труды ученых и практиков, занимающихся данной проблемой, в которых безопасность условно была разделена на несколько видов: национальную, экономическую, политическую, военную и так далее. Российскими учеными было произведено большое количество трудов, посвященных национальной безопасности, в которых, ссылаясь на американский опыт, используют термин «национальная безопасность» к многонациональному Российскому государству. Этой проблеме посвящены труды Манилова В.Л. [21], Арбатова А.Г. [2], Белькова О.Л. [5], Возженикова А.В. [7], Глебова И.Н. [10], Гусакова Н.П., Зотовой Н.А. [11], Прохожева А.А. [29], Тепечина В.И. [33], Ходаковской Е.А., Мирошниченко В.М. [23] и многих других.

Большое количество работ посвящено экономической безопасности России. Над этой проблемой работают Лыкшин С., Свинаренко Л. [19], Лекарев С.В. [18], Ващекин Н.П., Дзлиев М.И., Урсул А.Д. [6], Дворенков В.А. [13], Козловский Е.А. [17], Львов Д.С.

[20] и другие. В своих трудах ученые рассматривают теорию и реальные угрозы экономической безопасности, российскую экономику и ее развитие с точки зрения обеспечения безопасности России, ее сырьевые проблемы и как это связано с экономической безопасностью, экономическую безопасность предприятий и многие другие аспекты.

Над экологическими проблемами безопасности работают ученые Большаков В.Н., Мартинес Р. [3], Бородин С. [4], Гивишвили Г.В., Сергеенко Н.П., Лещенко Л.И. [9], Писарев В.Д. [24], Рундквист Д.Б. [30] и другие. В работах дана постановка проблемы, рассмотрены различные аспекты, влияющие на экологическую безопасность: климат и его резкое изменение, природные ресурсы, загрязнение окружающей среды и т.д. [27].

Социальный иммунитет России как ресурс безопасности Отечества, человека как объект и субъект безопасности, права человека в России и социальную напряженность в обществе, конфликты и их влияние па обеспечение безопасности России рассматривают такие ученые, как Ганжин В.Т. [8], Сатлейкин П.И. [31], Холбустов О.М. [34], Сухов А.Н. [32] и другие.

Рассматриваемые структуры наделенные правами и полномочиями, обладают практически всем необходимым для решения многих проблем в сфере безопасности. И, тем не менее, индивидуум и общество в целом часто бывают свидетелями того, что структуры, призванные обеспечивать безопасность личности, общества, государства, не всегда справляются с социальными обязанностями. И причина совсем не в том, что данные структуры не могут или не умеют обеспечивать безопасность. Причины в самом обществе, найти их, осмыслить, определить смысл безопасности, его основные идеи, выйти из состояния «понятийной неопределенности», которая сегодня существует в сфере научного и практического осознания проблем безопасности личности, общества и государства, должны научные исследования. Требуется осмысление и определение культурных стратегий, способных формировать в индивидуальном сознании каждого члена общества мировоззрение, способное обеспечить поведенческую модель в условиях неустойчивости социальной безопасности личности и общества в условии нарастающих природных, техногенных, социальных рисков.

Примечание:

1. Аристотель. Сочинения: в 4 т. Т. 4. М., 1983. С. 378.

2. Арбатов А.Г. Национальная безопасность России в многополярном мире // Вестник РАН. 2000. № 11. С. 984-993.

3. Проблемы восприятия современным обществом основных понятий экологической науки / В.Н. Большаков, Р. Мартинес и др. // Экология. 1996. № 3. С. 165-170.

4. Бородин С. Биотропное оружие // Обозреватель. 2000. № 12. С. 36-37.

5. Бельков О.А. Понятийно-категориальный аппарат концепции национальной безопасности // Безопасность. 1994. № 3. С. 91-94.

6. Ващекин Н.П., Дзлиев М.И., Урсул А.Д Экономическая и социальная безопасность в России. М., 1999. 375 с.

7. Возжеников А.В. Национальная безопасность: теория, политика, стратегия. М., 2000. 240 с.

8. Ганжин В.Т. Социальный Иммунитет России как ресурс безопасности Отечества // Безопасность. 1995. № 11. С. 26-31.

9. Гивишвили Г.В., Сергеенко Н.П., Лещенко Л.Н. Климат верхней атмосферы меняется // Вестник РАН. 2000. № 10. С. 929-933.

10. Г лебов И.Н. Национальная безопасность РФ: проблемы правового регулирования. СПб., 1999. 263 с.

11. Гусаков Н.П., Зотова Н.А. Национальные интересы и внешнеэкономическая безопасность России. М., 1998. 240. с.

12. Даль В. Толковый словарь. Т. 1. М., 1903. С. 167.

13. Дворенков В.А. Экономическая безопасность; теория и реальность угроз. М., 2000. 222. с.

14. О безопасности: Закон РФ от 05. 03. 1992 г. № 2446-1. М., 1992. С. 2.

15. Ивлин В. Пригоршня праха. Не жалейте флагов. М., 1971. 359 с.

16. Кант И. Сочинения: в 6 т. Т. 6. М., 1966. С. 11, 15.

17. Козловский Е.А. Минерально-сырьевые проблемы России накануне 21 века. М., 1999. 401. с.

18. Лекарев СВ. Экономическая безопасность предприятий // Безопасность. 1993. № 3-4. С. 70-76.

19. Лыкшин С., Свинаренко А. Развитие экономики России и ее реструктуризация как гарантия экономической безопасности // Безопасность. 2002. С. 50.

20. Львов Д.С. Будущее российской экономики //Экономист. 2000. № 12. С. 3-18.

21. Манилов В.Л. Безопасность в эпоху партнерства. М., 1999. 364 с.

22. Мирошниченко В.М. Национальная безопасность Российской Федерации. М., 2002. 256 с.

23. Оуэн Р. Избр. соч.: в 2 т. Т. 1. М., 1950. С. 360-362.

24. Писарев В.Д. Экологическая безопасность как компонент национальной безопасности США // США: Экономика, политика, культура. 1997. № 6. С. 5-16.

25. Плутарх. Сравнительные жизнеописания: в 3 т. Т. 2. М., 1970. С. 480.

26. Платон. Диалоги: пер. с древнегреч. М., 1986.

27. Плотников В.С. Социальная безопасность в транзитивном обществе: содержание и механизм обеспечения. Новосибирск, 2004. 163 с.

28. Полибий. Всеобщая история в сорока книгах: в 3 т. Т. 1. М., 1890. С. 450.

29. Прохожев А.А. Национальная безопасность основы теории, сущность проблемы. М., 1996. 27 с.

30. Рундквист Д.Б. Природные ресурсы России: взгляд в будущее // Наука в России. 2000. № 5. С. 4-

9.

31. Сатлейкин ПИ. Человек как объект и субъект безопасности // Безопасность. 1995. № 11. С. 14-25.

32. Сухов А.Н. Социальная напряженность и конфликтология // Безопасность. 1995. № 11. С. 114-119.

33. Тепечин В.И. Социология национальной безопасности как «новая» парадигма социологического

знания // Безопасность. 1995. № 3-4. С. 89-95.

34. Холобустов ОМ Права человека в России и социальная напряженность в обществе // Безопасность. 1995. № 11. С. 32-38.

References:

1. Aristotle. Compositions: in 4 vols. M., 1983. V. 4. P. 378.

2. Arbatov A.G. National safety of Russia in the multipolar world. // Bulletin of the Russian Academy of

Science. 2000. No. 11. P. 984-993.

3. Problems of perception of the basic concepts of an ecological science by a modern society. / V.N.

Bolshakov, R. Martines etc. // Ecology. 1996. No. 3. P. 165-170.

4. Borodin S. Biotropic weapon. // Observer. 2000. No. 12, P. 36-37.

5. Belkov O.A. The conceptual device of the concept of national safety. // Safety. 1994. No. 3. P. 91-94.

6. Vashchekin N.P., Dzliev M.I., Ursul A.D. Economic and social safety in Russia. M., 375 pp.

7. Vozjenikov A.V. National safety: the theory, a policy, strategy. M., 2000. 240 pp.

8. Ganzhin V.T. Social immunity of Russia as a resource of safety of Fatherland. // Safety. 1995. No. 11. P.

26-31.

9. Givishvili G.V., Sergeenko N.P., Leshchenko L.N. Climate of the top atmosphere varies. // Bulletin of the Russian Academy of Science. 2000. No. 10. P. 929-933.

10. Glebov I.N. National safety of the Russian Federation: problems of legal regulation. SPb., 1999. 263 pp.

11. Gusakov N.P., Zotova N.A. National interests and the external economic safety of Russia. M.: Euroasian

region. 1998. 240 pp.

12. Dal’ V. An explanatory dictionary. M., 1903. V. 1. P. 167.

13. Dvorenkov V.A. Economic safety; the theory and a reality of threats. M., 2000. 222 pp.

14. Law of the Russian Federation “About safety” of 05. 03. 1992. No. 2446-1, M., 1992. P. 2.

15. Ivlin V. A handful of ashes. Do not regret flags. M., 1971. 359 pp.

16. Kant I. Compositions: in 6 vols. M., 1964 - 1966. V. 6. P. 11, 15.

17. Kozlovsky E.A. Mineral-raw problems of Russia on the eve of the 21st centuries. M., 1999. 401 pp.

18. Lekarev S.V. Economic safety of the enterprises. // Safety. 1993. No. 3-4. P. 70-76.

19. Lykshin S., Svinarenko A. Development of economy of Russia and its re-structuring as a guarantee of

economic safety. M // Safety. 2002. P. 50.

20. Lvov, D.S. Future of the Russian economy. // Economist, 2000. No. 12. P. 3-18.

21. Manilov V.L. Safety in epoch of partnership. M., 1999. 364 pp.

22. Miroshnichenko V.M. National safety of the Russian Federation. M., 2002. 256 pp.

23. Owen R. Selected works: in 2 vols. M., 1950. V. 1. P. 360 - 362.

24. Pisarev V.D. Ecological safety as a component of national safety of the USA. // USA: economy, a policy and culture. 1997. No.6. P. 5-16.

25. Plutarch. Comparative biographies: In 3 vols. M., 1968-1972. V. 2. P. 480.

26. Platon. Dialogues / Trans. from Ancient Greek. M., 1986.

27. Plotnikov V.S. Social safety in a transitive society: the contents and the mechanism of maintenance. Novosibirsk. 2004. 163 pp.

28. Polybius. General history in forty books. In 3 vols. M., 1890. V.1. P. 450.

29. Prokhozhev A.A. National safety of a basis of the theory, essence of a problem. M., 1996. 27 pp.

30. Rundquist D.B. Natural resources of Russia: a sight in the future. // Science in Russia. 2000. No. 5. P. 4-9.

31. Satleikin P.I. Person as an object and the subject of safety. // Safety, 1995. No. 11. P. 14-25.

32. Sukhov A.N. Social intensity and conflictology. // Safety. 1995. No. 11. . 114-119.

33. Tepechin V.I. Sociology of national safety as a “new” paradigm of sociological knowledge. // Safety. 1995. No. 3-4. P. 89-95.

34. Kholobustov O.M.. Human rights in Russia and social intensity in a society. // Safety. 1995. No. 11. P.. 3238.