© В.В. Радченко, В.Б. Смирнов, 2006

ПРЕДВЫБОРНАЯ КАМПАНИЯ В ЗЕРКАЛЕ РЕГИОНАЛЬНЫХ СМИ:

ПРАВИЛА И ПАРАДОКСЫ

В.В. Радченко, В.Б. Смирнов

Волгоградская область — один из немногих регионов, который не попал под действие нового закона, принятого в спешном порядке Государственной думой, о назначении руководителей субъектов Федерации по представлению Президента РФ. А потому выборы, которые многими политиками ставились под сомнение, все-таки состоялись 5 декабря 2004 года. (Мы не рассматриваем второй этап предвыборной кампании, который прошел через три недели.)

Основополагающим законом, регулирующим взаимоотношения между субъектами предвыборной кампании, а это кандидаты — СМИ — избиратели, стал новый правовой документ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации». По мнению разработчиков, если следовать букве закона, то можно будет отрегулировать спорные вопросы, которые возникали в предшествующих выборных ситуациях. Особенно это связано с проведением грязных пиар-кампаний.

Как отмечал в 1999 году один из авторов «Закона о СМИ» Михаил Федотов, «наблюдалось превращение независимых СМИ в инструмент политического влияния финансово-промышленных групп, а объективное информирование — в целенаправленное манипулирование общественным сознанием либо в тривиальное замусоривание информационной среды»1.

Лишенные в условиях неразвитого рынка экономической самостоятельности СМИ по-прежнему рассматривают выборы как возможность пополнить свой бюджет. Пытаясь использовать в своих экономических целях обостряющиеся в период предвыборных кампаний столкновения различных групп влияния, которые представляют интересы как федерального, так и регионального уровней, СМИ становятся объектами манипулирования и не

Какое общество, какая власть — такая у нас и журналистика.

В.В. Путин

могут выполнять свою важнейшую задачу — объективно информировать граждан о ходе избирательной кампании. К тому же из-за принятия поправок к «Закону об основных гарантиях избирательных прав и праве на участие в референдуме граждан Российской Федерации» СМИ лишены возможности публиковать аналитические материалы, позволяющие представлять избирателям кандидатов на выборные должности. С. Колесник, руководитель медиа-программы «ИРИС», предлагает как выход из создавшейся ситуации переориентацию СМИ на освещение процесса выборов как непрерывной избирательной кампании, что позволит средствам массовой информации задолго до официального объявления периода разрешенной политической агитации определить круг потенциальных кандидатов на выборные должности и представить их избирателям.

Кстати, такой подход был использован в региональных выборах местными политиками, которые по негласной договоренности поделили все влиятельные СМИ между собой, а если не находили общих точек соприкосновения с редакцией, то создавали свои собственные газеты и телепрограммы.

Поэтому не случайно все усилия председателя В. Вишнякова и члена ЦИК С. Большакова были направлены на разъяснение и толкование положений закона. А если кто-то из сверхусердных журналистов «не в состоянии отличить информирование от агитации, то это не проблема закона, это проблема конкретного журналиста либо редакции СМИ»2. В то же время юристы в области предвыборного законодательства, как в России, так и за рубежом (правовед Б. Пантелеев), заметили что «измененное летом 2003 года российское законодательство о выборах содержит ряд поправок явно сомнительного характера. По своей направленности они были

репрессивными, неоправданно сужающими полномочия СМИ в демократическом обще-стве»3. Но закон требует, чтобы информирование избирателей отвечало принципам достоверности, объективности и беспристрастности. Иначе говоря, информирование избирателей не должно нарушать равенство кандидатов, избирательных блоков и избирательных объединений.

И все-таки, несмотря на то, что избирательное законодательство качественно изменилось по сравнению с 1995—1996 годами, специалисты-юристы, в частности старший эксперт Центра «Право и СМИ» Ф. Кравченко, замечают, что «закон по-прежнему изобилует интересными местами»4 (курсив наш. — Авт.).

Вот в такой непростой «законодательной» ситуации и развернулась выборная кампания в Волгоградской области, где потенциальные кандидаты и руководители СМИ решили для себя: главное ринуться в «бой», а там видно будет, как им управлять.

Парадокс первый. Кто они — «шуты» при законе?

Участие в выборах в качества кандидата можно купить. А если что-то покупается, то и найдутся люди, которые будут заинтересованы за это платить. Обратимся к местному Закону «О выборах главы администрации Волгоградской области»5. Согласно новому варианту, чтобы быть зарегистрированным, необходимо или собрать определенное количество подписей (ст. 22), или внести избирательный залог» (курсив наш. — Авт.).

Вести предвыборную борьбу за пост главы областной администрации на начальном этапе изъявили желание 9 зарегистрированных кандидатов, которых в местных СМИ разделили на «тяжеловесов» — потенциальных претендентов, и «остальных», поддерживающих или выступающих «мочилами» «тяжеловесов». Дело в том, что закон предусматривает регистрацию кандидатов в двух случаях: гражданину РФ, собравшему один процент подписей от числа избирателей или внесшему залог в сумме 450 тысяч рублей. Вот этой частью статьи и воспользовались многие претенденты. Этот удивительный феномен, когда не нужно встречаться со своими потенциальными избирателями, аналитики облизбиркома объяснили «низким порогом избирательного фонда, установленным областными законодателями». И большая часть претендентов внесла избирательный залог6. А ход предвыборной агитации показал, что

часть их просто была куплена «тяжеловесами» для проведения агитации в свою пользу или использования их для выдачи в СМИ заказных материалов и грязных технологий. А вовремя проведенная «отступная» и сдача своих избирателей в пользу кандидата, его «заказавшего», дает возможность вернуть залоговые деньги и выйти сухим из мутной предвыборной водички.

Ярким представителем желающих «помутить» предвыборный процесс можно назвать С. Терентьева. Играя на нерешенных национальных вопросах, он сумел собрать под свое крыло несколько процентов избирателей, которые при любых выборах, в любых ситуациях поддерживают его кандидатуру. В губернаторских выборах он резко выступал против другого потенциального кандидата на должность главы областной администрации — Е. Ищенко, что дало повод политологам говорить о его близости с основным представителем на победу — Н. Максютой. Кстати, за неделю до голосования С. Терентьев снял свою кандидатуру в пользу последнего.

Феномен «терентьевщины», а такие «подставы» до сих пор существуют на всех выборных уровнях7, высветил несколько проблем, которые остались вне поля зрения СМИ. Главное здесь — создать «шумовой» эффект, который не требует дополнительных финансовых средств для освещения своей деятельности в СМИ. И в то же время этот прием очень эффективен. Редакции газеты «Вечерний Волгоград», которая поддерживала действующего губернатора, «терентьевский шум» был на руку. Он, С. Терентьев, находился в оппозиции к главному конкуренту — Е. Ищенко. И использовал беспроигрышный вариант в предвыборной агитации: пикетирование городской администрации под лозунгами «грабят народное добро», «хищенки у порога» и т. д. А вся агитация С. Терентьева была направлена на развенчание, по меткому выражению доктора философских наук, профессора ВолГУ А. Стризое, «бандитского ка-питализма»8.

Другой, доселе неизвестный кандидат Федор Малышкин, военный пенсионер, провел избирательную кампанию спокойно и незаметно для основной массы избирателей. Он критиковал власть имущих и предлагал свои варианты построения справедливого общества в одном регионе. В результате — 10-е место по итогам выборов и 0,57 % избирателей.

Воспользоваться правом самовыдвижения решила и единственная женщина — врач

Наталья Поволокина, обиженая и непонятая в профессиональной среде, а также руководством здравоохранения, с которым она неоднократно судилась, решила в открытом эфире обозначить региональные болевые точки в этой сфере, зная, что с ней никто спорить не будет, выступила защитником пострадавших от врачебных ошибок своих, то есть потенциальных, избирателей.

Для многих волгоградцев было непонятно видеть столь случайных людей в числе претендентов на должность главы администрации области. Семи кандидатам избиратели «выкатили черный шар», проголосовав таким образом за дешевые способы самопрезента-ции. Один из кандидатов, А. Галда, например, поместил себя на плакатах, открытках и календарях с обнаженным торсом. А печатную площадь использовал как интервью: отвечал на вопросы, которые сам себе и задавал9.

Парадокс второй. Телевизионные дебаты как способ «молчания» в эфире?

С принятием Закона «Об основных гарантиях избирательных прав» постоянно вносятся поправки в п. 4 ст. 51, призывающий кандидатов принимать участие в дискуссиях или круглых столах. А в последней редакции по закону все кандидаты должны участвовать в «совместных агитационных мероприятиях». Для этого ТРК должны выделить «не менее половины объема бесплатного эфирного времени».

Однако, предписав телерадиокомпаниям отводить для этого время, законодатель не определил процедуры проведения мероприятий. А избирком также не дал четких предписаний ТРК о том, как именно должны проходить дебаты. По прошлому опыту ГТРК «Волгоград-ТРВ», чтобы свести до минимума риск конфликтов с кандидатами и избежать юридических претензий, просто предоставляла еще дополнительное время для выступления. Таким образом, менялась форма, но не менялось содержание. В ответах избиратель слышал то, что звучало с «политических роликов» или программ кандидата. Законодатель разрешал участвовать в дебатах как самому кандидату, так и его доверенному лицу. Это вводило в заблуждение избирателя, который не мог понять, что идет от самого кандидата, а что от его доверенных лиц в толковании того или иного вопроса. И, как обычно, на дебаты приходили доверенные лица с учеными степенями, хорошо понимающие суть задаваемого вопроса.

В последней редакции закон обязывал уже участвовать только кандидата. Это давало шанс потенциальным избирателям воочию увидеть своего будущего избранника. Но сам процесс дебатов был отдан на рассмотрение избиркома и ТРК.

Ведь чем была интересна сама встреча кандидатов? Ни газета, ни журнал, ни агитационный материал, ни листовка не могли раскрыть образ идущего во власть. Все, что предлагалось с экрана в виде агитационных роликов, листовок, агиток, сброшенных в почтовый ящик, было написано далеко не самим кандидатом. А п. 1 ст. 57 очень жестко ограничивал права журналистов обнародовать информацию о кандидатах, проанализировать их предвыборные программы, личностные качества и многие другие вопросы. И единственной отдушиной, как предполагалось, должны были стать теле- и радиоэфиры, которые показывали его психологическое настроение, логическое мышление и реакцию на вопрос ведущего или соперника. Понимали всю силу эфира и в командах «перспективных» кандидатов, которые избрали удивительную тактику «кругового молчания».

Ведущая телевизионных дебатов О. По-низовская предложила свой вариант проведения дискуссий, который получил поддержку в облизбиркоме. Впервые в практике региональных выборов избирательная комиссия области и ВГТРК «Волгоград-ТРВ» организовали теледебаты кандидатов по принципу интеллектуального поединка «один против всех» в прямом эфире. Как отметили авторы сборника «Выборы в Волгоградской области», «кандидатам на пост губернатора эти дискуссии помогли раскрыть свои сильные стороны, показать слабости своих соперников, а зрители — сделать правильный и объективный выбор»10. Следил за соблюдением закона в студии член избиркома, кандидат юридических наук Е. Чемякин. Были подготовлены шесть блоков вопросов на различные темы социально-экономического и политического характера. Они разыгрывались перед началом дебатов. Такой же вариант проведения дебатов был предложен и радиокомпании. И он в значительной степени оправдал себя. Не дал возможность кандидатам расплываться по обсуждаемой теме, требовал говорить по существу. Но только три кандидата (Н. Волков, А. Попков и А. Галда) что-то внятно могли произнести из своей программы по экономическому возрождению региона. Остальные же, не имея опыта работы во

властных структурах, зачитывали приготовленные тексты, которые никого не трогали: ни слушателей, ни самих кандидатов. Не зря же руководство ВГТРК для телерадиодебатов выделило самое «неудобное» время для избирателей — в полдень.

Но парадокс не в том, что претенденты никогда реально не рассматривали свою кандидатуру на такой высокий пост, не всякая же кухарка может управлять государством, а в том, что те, кто реально претендовал на пост губернатора (Н. Максюта, Е. Ищенко, В. Горюнов, О. Савченко), просто проигнорировали все радиотелевизионные формы открытого общения со своими избирателями.

Само это явление недостаточно изучено ни представителями ЦИК, ни юристами, ни законодателями. В Законе «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» не прописана ответственность кандидатов, не пришедших на дебаты или круглые столы. Первый, кто воспользовался этим пробелом, а это было в 1991 году, — тогдашний кандидат на президентскую должность Б. Ельцин. Ему последовали В. Путин в 2000 году, затем представители партии «Единая Россия» в 2004 году в период предвыборной кампании в Государственную думу. Таким образом был создан прецедент, когда, не участвуя в предвыборных дебатах в электронных СМИ, можно достичь успеха.

До сих пор, как показали и последние региональные выборы, радио и телевидению отводилась роль фиксатора и добросовестного исполнителя закона, а не глашатая и публичного выразителя народной идеологии. Непонимание этого постулата привело к снижению доверия масс к электронным СМИ в период предвыборной кампании.

Парадокс третий. Как писать о выборах — по закону или по совести?

Законодатели преследовали вполне разумную и благородную цель: свести к минимуму черный пиар, поставить заслон недозволенным приемам, потокам грязи на полосах и в эфире. И в какой-то мере они это сделали. Например, в электронных СМИ региона не было сюжетов, выступлений, ущемляющих права одних кандидатов и восхваляющих заслуги других. Но предвыборная агитация на страницах газет и в эфире не может носить запрещающий характер. А исправить «нравы законом, то есть силовым методом, нельзя. Можно только сдержать крайности»11. И журналистское сообщество стало искать

выход, каждое в меру своей профессиональной ответственности перед читателями. Нельзя не отметить, что каждый творческий коллектив сам определял стратегию воздействия печатным словом на массовое сознание и манипулировал им, исходя из целей и задач, которые ставил манипулятор.

Главная газета областной администрации «Волгоградская правда» не могла обойтись без аналитических материалов, в которых, с точки зрения власти, разъяснялась позиция губернатора и главного претендента на эту должность. Конструктивно сдерживающая была основная часть статей, и, как отмечают специалисты в области психотехнологий, газета, удачно использовала метод «testimonial» (англ. «аттестат, свидетельство») — личное свидетельствование и свидетельство «простых смертных».

Уже 2 ноября 2004 года «Волгоградская правда» под заголовком «Достижения не должны быть утрачены» пишет от имени «большинства жителей области», которые хотят сохранить стабильность. А если есть такое желание, то это верный признак того, что во главе области стоят люди, «чьи действия и поступки находят понимание и поддержку у людей». Вот так одним росчерком пера и вы уже внесены в список губернаторской команды. А чтобы вы не сомневались в том, что жить стало лучше, вот вам и мнение экспертов: М. Горшкова, директора института комплексных социологических исследований РАН, доктора философских наук; В. Данильчука, ректора Волгоградского государственного педагогического университета; А. Орлова, главы администрации Жирновского района.

«Провокационные» материалы продолжали воздействовать на электорат. К некоторым мы еще вернемся. Вот типичные заявления, которые стали появляться в Интернете: «...область, занимающая 17-е место среди регионов России по численности населения, по расходам на социальное обеспечение на душу населения в первом полугодии 2004 года оказалась на одном из последних мест среди субъектов РФ»12, «по своему потенциалу область способна занять достойное место в первой десятке, а не плестись где-то в четвертой»13. Кстати, материалы такого характера, в которых журналисты нарушали этические нормы — без ссылки на источники «белое выдавали за черное» — характерно для желтой прессы. «Волгоградская правда» ответила статьей-интервью «Статистика из подворотни»14, в которой утверждается «исключитель-

но положительная экономическая динамика». В данном случае экспертом выступил кандидат экономических наук, первый зам. губернатора В. Кабанов. Он на основе статистических данных шаг за шагом убеждал читателей (читай: избирателей) о поступательных изменениях к лучшему в экономической деятельности областного руководства. Здесь же приводятся и сравнительные таблицы: потребительских цен нашего региона с другими, показателей уровня жизни и т. д. И, как метко замечает, завершая этот разговор на странице газеты, политобозреватель Н. Селезнева, «такое состояние иных политиков из “подворотни”, которым для достижения все цели хороши, можно охарактеризовать только, как “осеннее обострение”».

В защиту существующей власти за 10 дней до начала голосования выступил в газете и аудитор Счетной палаты РФ С. Агапцов15. Он оперировал цифрами из книги «Юг России. Экономический сборник». Хорошо знающий экономику многих регионов, С. Агапцов доказывает своим землякам, кстати, не замалчивая и трудности, что область находится в первых строчках по социально-экономическому развитию. В частности, утверждая, что не все плохо у нас и в АПК области. А собранный большой урожай тому подтверждение.

Развеял миф о положительных тенденциях в сельском хозяйстве бывший председатель комитета по агропромышленному комплексу А. Сарафанов. Его интервью «Иллюзия успеха»16 корреспонденту «Городских вестей» — образчик использования запрещенного приема «утечки секретной информации». Для «выбивания из под ног» фактов используются лица, ранее работавшие в команде основного претендента. Таким образом добивается эффект «правды». Кто может знать секретов больше его? А в статье «Не справился, уходи»17 утверждается, что «Волгоградская область находится на одном из последних мест по урожайности».

«Волгоградская правда»18 сразу же воспользовалась другим приемом — свидетельством «простых смертных» и опубликовала статью — мнение главы крестьянского хозяйства из поселка Красный Яр В.Г. Павленко «Хай там нэ брэшуть». В. Скачков, автор публикации «Буханка, которую “вынянчили”»19, утверждает, что «цены на хлеб в нашей области одни из самых низких в ЮФО». А «Животноводство обречено на прибыль»20 (курсив наш. — Авт.). Редакция и не заметила, как за «нужными» статьями она допусти-

ла грубейшую ошибку, перечеркнув все что было сделано до этого. Обречь, как толкует словарь, «предназначается к какой-нибудь неизбежной участи (обычно тяжелой)», но только не к достижению высоких результатов, чего так желала бы «Волгоградская правда».

В жестком, сенсационном стиле провела предвыборную кампанию редакция «Вечернего Волгограда». Понимая, что только Е.П. Ищенко может реально составить конкуренцию действующему главе администрации, обрушила на него и его команду всю мощь печатного слова, создав для этого службу специального расследования. Ей и было поручено быть прокурором, судьей и чуть ли не вершителем судеб. По мнению В.В. Колобова, «негативная политическая реклама в СМИ — уникальный и интереснейший инструмент предвыборной борьбы»21. И «вечер-кинцы», понимая это, нашли путь неожиданного, эмоционального, шокирующего воздействия на читателя.

«Шофер Ищенко убил женщину»22 и подзаголовок «За это и за распространение наркотиков он получил 10 лет тюрьмы». Статья написана в стиле самого мрачного детектива: «Тело Митиной решил притопить в глубоком месте реки. Головчанский (шофер. — Авт.) привязал к шее трупа Митиной груз, оттащил в глубокое место реки и притопил...». Разве можно, после всего прочитанного, отдать голос за Е. Ищенко, когда он в шофере не смог увидеть убийцу?!

«Мафия начинает войну против губернатора» — заголовок статьи на первой полосе «вечерки». На свержение действующего главы Волгоградской области бандитские группировки выделили 50 млн долларов. А. Николаев23 (видимо это вымышленное имя) предостерегает всех жителей области, чтобы они были бдительны, потому что «лидеры московских мафиозных кланов уже направили в Волгоград своих “смотрящих”. Есть уже и информация о присутствии на территории города вооруженных боевиков из столичных бандитских группировок». Эта «утка» в дальнейшем была опровергнута. Но эффект взорвавшейся бомбы, направленный против Е. Ищенко, сработал. В СМИ, подконтрольных мэру Волгограда, опровергли «чудовищный» факт присутствия боевиков в городе и подали в суд на газету. Этот факт, рассчитанный на неожиданность, позволяет манипуляторам (читай: московским имиджмейкерам) эффективно формировать необходимые психологические установки. Важна не просто сен-

сация, а сенсация, несущая определенный эффект. Так возникают запланированные сенсации. «Московский криминал толкает своих марионеток во власть» — заявляет осведомленный, по крайней мере, для большинства избирателей председатель Думы Р. Гребенников уже в следующем номере газеты «Вечерний Волгоград»24. Ведь сенсационная подача материала обеспечивает возможность излагать материал не в строгой последовательности, не в контексте с другими событиями, а выхватывать из события только то, что наиболее интенсивно действует на эмоции и, естественно, наилучшим образом отвечает интересам «создателей» сенсации, дает возможность делать нужные заявления. Р. Гребенников: «Я, конечно, не следователь и не могу судить о том, криминальное или нет прошлое у этой “привозной” “Шестерочки” (аналогия с “Пятерочкой”). Но то, что действия этой организации по внедрению в экономическую сферу Волгограда не связаны с законом, для меня это очевидно».

Наступательно агрессивной по отношению к действующему главе администрации области, облизбиркому, всем, кто хотя бы на йоту сомневался в победе мэра Волгограда, была позиция редакции «Городские вести». Статьей «Волгоградцы ждут больших перемен» Г. Белоусовой газета открыла предвыборные публикации. Дается смелая и вполне справедливая оценка всем претендентам на должность губернатора, анализируются их политические амбиции, опыт хозяйственной деятельности и т. д. Можно было бы оценить эту статью как взвешенную, если бы ни одно «но». Внимательный читатель явно заметит желание автора преувеличить возможности в успехе одного кандидата — Е. Ищенко. Оперируя материалами социологических исследований фонда Института экономических и социальных исследований (сколько их было создано в период предвыборной борьбы!), автор замечает, что «большой проблемой для Максюты может стать то, что 54,4 % опрошенных выразили уверенность в том, что к руководству области должен прийти новый человек»25. Создается иллюзия причастности каждого читающего такой материал к тем процентам, которыми оперирует автор. А если вы, случайно, не попадаете в круг интересов автора, самопроизвольно задумываетесь о своем политическом несоответствии основной массе избирателей.

Для газеты характерны материалы, в которых заложен наступательный импульс. И в

первую очередь это выражено яркими заголовками с использованием слова «перемена»: «Области нужны перемены», «Год больших перемен», «Очень хочется перемен», «Настало время перемен»26. Но как ни «надували щеки» журналисты «Городских вестей», с кандидатом им не повезло. Областная избирательная комиссия сняла его с дистанции.

Последние выборы в регионе на губернаторский пост не обошлись без появления новых газет-однодневок, в основном бесплатных. Еженедельник «Южный вестник» поддерживал Олега Савченко, «Волгоградский курьер» и «Первая газета в Волгограде» — Николая Максюту, «Редька» — Анатолия Попова. Все они несли читателям «свою» правду, причем бесхитростную.

Обновление законодательства, регулирующего работу СМИ во время предвыборной кампании, преследует вполне разумную и благородную цель: свести к минимуму черный пиар, дать возможность избирателям разобраться в партиях, кандидатах, их программах, да и человеческих качествах. На сегодня этого не получилось. Выборы — это борьба. Газета — зеркало, отражающее борьбу, и, как не печально осознавать, побеждает не всегда честный и справедливый. Такова горькая истина. Одним законом эту проблему не отрегулировать. И даже отменой выборов. Наступит время других избирательных кампаний — и все повториться.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Федотов М.А. Правовые проблемы работы журналистов в ходе освещения выборов. Перспективы развития законодательства, регулирующего работу прессы на выборах // Роль СМИ в региональных выборах 2001 года: Материалы конф. ИРИС, 4—5 марта 2002 г. Режим доступа: http://www.democracy.ru.

2 Большаков С. Для прессы выборы — что для села уборочная страда // Журналист. 2003. №4. С. 8.

3 Пантелеев Б. Правовой комментарий. Режим доступа: http://www.Gjes.ru.

4 Кравченко Ф. Проблемы ответственности СМИ за содержание распространяемых ими агитационных материалов. Режим доступа: http:// www.ojes.m.

5 Закон Волгоградской области «О выборах главы администрации Волгоградской области». Волгоград, 2004.

6 Выборы в Волгоградской области. Волгоград, 2005. С. 7.

7 Павлова Н.В. Роль СМИ в региональных выборах 2002 г. М.: Права человека, 2003.

8 Стризое А. «Бандитский капитализм» рвется к Волге // Вечерний Волгоград. 2004.

19 нояб. (№ 131).

9 Галда А. Так кто же такой Галда? // Вечерний Волгоград. 2004. 16 нояб. (№ 129).

10 Вайнонен Н. Ближе к выборам — дальше от истины? // Выборы в Волгоградской области. С. 14.

11 Журналист. 2003. № 5. С. 34.

12 Разборов Н. Волгоградские выборы лишили интриги. Режим доступа: http://www.Gjes.ru.

13 Савельев С. От налогов — через политику. Режим доступа: http://www.сjes.ru.

14 Мордвинцев И. «Статистика» из подворотни // Волгоградская правда. 2004. 11 нояб. (№ 212).

15 Селезнева Н. Быть, а не казаться // Волгоградская правда. 2004. 25 нояб. (№ 222).

16 Белоусова Г. Иллюзия успеха // Городские вести. 2004. 16 нояб. (№ 127).

17 Твердохлебов Б. Не справился, уходи // Городские вести. 2004. 21 окт. (№ 117).

18 Усачева Г. Твердо стоять на ногах // Волгоградская правда. 2004. 12 нояб. (№ 213).

19 Скачков В. Буханку, которую «вынянчили» // Волгоградская правда. 2004. 26 нояб. (№ 223).

20 Павлов В. Животноводство обречено на прибыль // Волгоградская правда. 2004. 6 нояб. (№ 210).

21 Колобов В.В. Рекламные и PR-технологии в СМИ в региональных избирательных кампаниях современной России (1995—2005 гг.). Воронеж, 2005. С. 18.

22 Вечерний Волгоград. 2004. 8 окт. (№ 114).

23 Николаев А. Мафия начинает войну против губернатора // Вечерний Волгоград. 2004.

12 нояб. (№ 128).

24 Гребенников Р. Московский криминал толкает своих марионеток во власть // Вечерний Волгоград. 2004. 19 нояб. (№ 131).

25 Белоусова Г. Волгоградцы ждут больших перемен // Городские вести. 2004. 2 окт. (№ 122).

26 Белоусова Г. Области нужны перемены // Городские вести. 2004. 4 нояб. (№ 123); Она же. Год больших перемен // Там же. 9 окт. (№ 112); Она же. Настало время перемен // Там же. 23 нояб. (№ 130); Иванова Г. Очень хочется перемен // Там же. 30 нояб. (№ 133).