УДК 364.044.68 ПЕРСПЕКТИВЫ ПАРТНЕРСТВА РЕЛИГИОЗНЫХ, ГОСУДАРСТВЕННЫХ И ОБЩЕСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ В СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЕ Астэр И.В., Г алушко В.Г.

Цель данной статьи: провести анализ складывающегося партнерства религиозных, государственных и общественных организаций в социальной работе, вскрыв проблемы и определив перспективы социального служения. Анализ исторического прошлого нашей родины позволяет утверждать, что в России были утрачены многие традиции социального служения Церкви. Поэтому сегодня не только общественность, но и клирики по-разному понимают цели, формы и методы социальной работы, способы ее организации. Новизной данной статьи является попытка восполнить пробелы в изучении теоретических и практических аспектов социального служения. В частности проводится сравнение не только с историческим опытом нашей страны, но и сравнение с существующим опытом других стран. Для определения состояния развивающегося партнерства необходим периодически новый диагноз. Формирование социального партнерства предполагает такое важное условие, как объективная потребность в нем. Международный опыт зарождения и развития социального партнерства доказывает, что для функционирования последнего необходима сформированность, институциональная оформленность групповых интересов.

На основании проведенного анализа можно сделать вывод, что сложился устойчивый тренд перехода от компромисса (существовавшего прежде при несовпадении целей партнеров) к взаимодействию (совпадение целей). Но существуют существенные проблемы, в частности - отсутствие или недостаточная продуманность существующих законов касающихся волонтерского движения.

Кроме того, на государственном уровне нет четкого понимания, что социальное служение является и все более становится социально-мобилизационным фактором, способствующим развитию гражданского общества в нашей стране.

Ключевые слова: социальное служение, волонтерство, организация благотворительной деятельности, государственное регулирование.

PROSPECTS OF PARTNERSHIP RELIGIOUS, STATE AND PUBLIC ORGANIZATIONS OF MODERN RUSSIA IN SOCIAL WORK

Aster I.V., Galushko V.G.

The purpose of this article: to carry out the analysis of developing partnership religious, state and public organisations in social work, having opened problems and having defined prospects of social service.

The analysis of the historical past of our native land allows to assert that in Russia many traditions of social service of Church have been lost. Therefore today not only the public, but also clergymen differently understand the purposes, forms and methods of social work, ways of its organisation. Novelty of this article is attempt to meet lacks in studying of theoretical and practical aspects of social service. In particular comparison not only with historical experience of our country, but also comparison with experience of other countries. Periodically new diagnosis is necessary for definition of a condition of developing partnership. Formation of social partnership assumes such important condition, as objective requirement for it. The international experience of origin and development of social partnership proves that for functioning of the last is necessary institutional statefulness of group interests.

On the basis of the spent analysis it is possible to draw a conclusion that there was a steady trend of transition from the compromise (existing before at discrepancy of the purposes of partners) to interaction (coincidence of the purposes). But there are

vital issues, in particular - absence or insufficient reasonableness of existing laws concerning voluntary service. Besides, at the state level there is no accurate understanding that social service is and more and more becomes the socially-mobilisation factor promoting development of a civil society in the country.

Keywords: social service, voluntary service, charities organization, state regulation.

Современная Россия находится в процессе трансформации общественноэкономической системы, соответственно, изменяется и механизм функционирования религиозных организаций, которые пытаются найти свое место, сформировать новую модель взаимоотношений с государством и различными социальными агентами. Сегодня представляется актуальным рассмотреть некоторые теоретические и практические аспекты функционирования церковных организаций как части организаций некоммерческого сектора и определить перспективы их дальнейшего развития в соработничестве с государственными и общественными организациями.

Как правило, всякое государство, передавая Церкви часть своих функций, поощряет ее социальную деятельность предоставлением беспроцентных кредитов, недвижимости, земли для строительства молитвенного здания и объектов социальной ориентации, освобождает от налогов, но при этом оставляет за собой право осуществлять контроль за деятельностью всех «социально ориентированных религиозных организаций», что влечет за собой ограничение независимости для Церкви. Но приходится сегодня учитывать, что в обществе действуют и новые религиозные образования деструктивного характера, что предполагает определенное реагирование всех уровней взаимодействующих в социальной сфере организаций.

Государственная власть на основании права устанавливает порядки на поле «социальной деятельности», и на эту территорию допускаются религиозные организации при условии их прозрачности, подконтрольности и подотчет-

ности. Последние законодательные инициативы, обсуждаемые в России, убеждают в этом: в марте 2010 года в Государственной Думе одобрен во втором чтении президентский законопроект о государственном финансировании «социально ориентированных» организаций (НКО). Религиозные объединения, согласно закону, получат материальную и финансовую помощь из бюджетов всех уровней. Подключены самые мощные рычаги для вовлечения Церкви в социальную деятельность. Церковные социальные службы создаются и действуют как некоммерческие организации - учреждения или автономные некоммерческие организации. В своей деятельности они руководствуются законодательством Российской Федерации и наставлениями Церкви. К основным законодательным актам, регламентирующим структуру и формы деятельности этих служб относятся:

- Федеральный закон РФ «Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации» от 10.12.1995 № 195-ФЗ.

- Федеральный закон РФ «О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов» от 02.08.1995 № 122-ФЗ.

- Федеральный закон РФ «Об основных гарантиях прав ребёнка в Российской Федерации» от 24.07.98 № 124-ФЗ

- Федеральный закон РФ «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» в ред. от 08.02.98 № 17-ФЗ.

- Федеральный закон РФ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» от 24.06.1999 № 120-ФЗ

- Федеральный закон «Об опеке и попечительстве» от 24.04.2008 № 48-

ФЗ

- Постановление Правительства РФ «О Федеральном Перечне гарантированных государством социальных услуг гражданам пожилого

возраста и инвалидам государственными и муниципальными учреждениями социального обслуживания» от 25.11.1995 № 1151.

- Семейный Кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 № 223-Ф3.

К этому перечню следует добавить также действующие в настоящее время государственные Стандарты социального обслуживания населения1.

Современные вызовы мира требуют, чтобы диаконические проекты в отличие от благотворительных акций были глобальными, потому что общество страдает именно из-за таких глобальных проблем, как нищета, голод, бедность, последствия геофизических и геополитических катастроф, эпидемий, войн. В таких условиях каритативным структурам необходимо централизованное управление, способное не только соединить массу разрозненных акций в единую планомерную программу помощи, но и сконцентрировать необходимое для этого количество материальных и финансовых ресурсов.

Некоммерческие организации все чаще выделяются в научной литературе как третий (нерыночный, негосударственный) сектор . Если смысл существования коммерческой организации состоит в том, чтобы приносить доход ее владельцу, то для некоммерческой структуры прибыль является средством реализации определенной цели. Такой целью в религиозной организации является удовлетворение потребности в духовном и нравственном совершенствовании ее членов, а также в совместном исповедании и распространении веры (ст. 6 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях»). Третий сектор - это организационная основа гражданского общества - общества, в котором граждане уверены в том, что правительство действует в их интересах и достаточно эффективно. Именно с опорой на некоммерческие организации достигается прозрачность власти. Граждане получают возможность участвовать в процессе выработки и

1 Подробнее правовые аспекты социального служения Церкви рассмотрены в книге «Социальное служение Русской Православной Церкви: история, теория, организация»/ Под ред. И.В. Астэр, В.Г. Галушко. СПб.: СПбГИПСР, 2011.

2 К первому сектору принято относить государственные и муниципальные организации, то есть организации, имущество которых пребывает в государственной или муниципальной собственности, ко второму сектору - частные коммерческие организации, определяемые как организации, преследующие извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности, и имущество которых не находится в государственной или муниципальной собственности.

принятия решений, формируют общественное мнение, способствуют развитию самоорганизации и самоуправления. Население становится социально активным, учится нести ответственность, что особенно проявляется на территориальном уровне - в общинах и микрорайонах.

В странах с развитой демократией государство рассматривает третий сектор как проводника общественно значимых услуг, при этом значительная их часть финансируется из государственных источников. Так, например, в Швеции, доля некоммерческого сектора в экономике страны достигает 15%, в Германии более 60% интернатов для инвалидов, 50% домов престарелых и 40% больниц - негосударственные, во Франции все программы по работе с детьми на местном уровне осуществляются исключительно некоммерческими организациями, в том числе за счет государственного финансирования. Лидеры западных религиозных организаций вступают в диалог по ключевым вопросам развития страны, расширяют самоуправление, утверждают активную гражданственность. К примеру, в Греции - стране, являющейся родоначальницей демократии, Православная Церковь пользуется весомым общественным авторитетом, и, несмотря на независимость от правительства, заработную плату и пенсии священнослужители получают от государства.

Основными источниками финансирования западных христианских церквей являются церковные налоги, налоги для расходования на общественнополезные цели, к числу которых относится и деятельность социальных религиозных учреждений3; кроме того, Церковь получает дотации из государственного бюджета4 на дома престарелых, социальную работу с детьми, воспитательные и медицинские учреждения, на поддержание и реставрацию памятников истории и культуры.

3 Распределение налоговых поступлений по конфессиям происходит в соответствии с декларациями налогоплательщиков об их принадлежности к той или иной Церкви

4 Государственное финансирование Церкви осуществляется на общей (без указания конкретных объектов) постоянной и временной целевой основе — на содержание священнослужителей, детских садов, школ, больниц, домов для престарелых, культурно-исторических памятников.

Безусловно, для осуществления социально-ориентированной деятельности религиозным организациям необходима значительная имущественная и финансовая база, которая может поддерживаться государством посредством предоставления льгот при уплате налогов, прямых или косвенных субсидий, при условии осуществления ею основной деятельности - цели, ради которой она создавалась. Организация может заниматься и предпринимательской деятельностью, но доходы, полученные от нее, должна использовать на развитие уставных социальных функций.

Современные диаконические организации в форме религиозных общественных организаций (братства и сестричества) исключают прибыль как цель. Однако в успешно работающих диаконических структурах просматриваются признаки, присущие обычному экономическому предприятию. Цель диаконического предприятия в отличие от экономического направлена не на получение прибыли, а на прибыль как средство преодоления немощи и нужды людей. С экономической точки зрения процесс по достижению результатов руководства диаконическим предприятием может рассматриваться как менеджмент. В большинстве случаев диаконическое предприятие не имеет достаточного собственного базисного капитала, что провоцирует его социо-государственную ориентированность.

Анализ деятельности религиозных общностей по организации социального служения свидетельствует о том, что к ним относят виды действий, направленные на различные социальные группы. Среди них группы, требующие особого внимания и заботы: неимущие, малообеспеченные, попавшие в трудную жизненную ситуацию, склонные к девиантному поведению. Но социальное служение направлено также и на группы вполне благополучные: это военнослужащие, дети и молодежь. В данном случае служение имеет целью, прежде всего, патриотическое и духовно-нравственное воспитание.

Религиозные объединения России организуют сегодня социальное служение по своему усмотрению, не получая от органов власти «заданий» и средств

на их выполнение, поэтому вряд ли можно говорить о жесткой регламентации социального служения.

Что касается помощи государства религиозным общностям, здесь имеется в виду формирование и совершенствование законодательной базы для реализации социального служения, содействие в урегулировании конфликтных ситуаций, в отношениях между общностями разной конфессиональной принадлежности.

В понимании и осуществлении социального служения есть две крайности: для людей неверующих - единственное, что можно положительного усмотреть в религии, так это ее социальное служение на пользу общества.

Другая крайность: Церковь — храм Бога живого, а не социальный институт, поэтому происходит подмена великого призвания Церкви околоцерковными проектами. Вместо исполнения призвания Церкви спасать погибающий мир, внедряется учение о том, что она должна преображать мир, изменять несправедливые законы. Социальное служение — это парацерковная деятельность. Христос не призывал лечить социальные язвы общества. Поэтому благотворительность следует рассматривать как добровольное деяние частных лиц.

Последовать за первой крайностью означает признать то, что Церковь — один из социальных институтов, и должна выполнять государственный заказ. Следуя за второй крайностью, останется только хаотичная частная благотворительность. Если не удастся пройти между этими крайностями, то именно они и останутся.

Организация благотворительной деятельности, предполагающей причастность личности, - наиважнейшая задача государства и Церкви, поскольку данная деятельность способствует как преодолению бюрократизма структур социального обеспечения, с каждым днем становящихся все более обезличенным, так и децентрализации крупных корпораций и политических объединений, использующих все более совершенные технологии, сводящих роль личности к наблюдению, но не деятельному творческому участию. Нельзя отнимать у

отдельных лиц те дела, с которыми они способны справиться самостоятельно, как нельзя передавать крупным организациям функции мелких, которые те вполне могут выполнять без посторонней поддержки; но создавать условия для развития и совершенствования человеческой личности.

Диаконическое предприятие в процессе производства объединяет богословские и экономические аспекты. Социальные услуги обретают богословский смысл в том случае, если они дают человеку опыт духовной жизни в общине.

Согласно западной концепции социального служения реципиенты диаконических услуг нуждаются не просто в услугах, а в полной системе производства услуг. Иначе говоря, в свете евангельского благовестия ставится задача не однократно одеть и накормить нуждающегося, а решить проблемы и нужды человека в комплексе, изменить жизнь человека путем его воцерковления.

На таком предприятии социальные действия инициируются посредством переноса христианского социального способа поведения на организацию в целом. В таком случае будет неизбежен конфликт между богословским смыслом и организационной действительностью предприятия. Предстоит выработать методику для снятия этого противоречия.

Современные диаконические организации и учреждения — это, прежде всего, сообщества профессионалов, которые, опираясь на ценностные ориентиры христианства, на опыт духовной жизни предшественников и предшественниц и служении ближним, создают в совместном труде с добровольцами5 новые технологии и направления социальной работы.

В ХХ веке добровольчество стало приобретать черты всеобщего социального феномена. И сегодня в развитых странах мирового сообщества практически три четверти дееспособного населения так или иначе принимают участие во

5 Согласно Федеральному Закону Российской Федерации № 276 от 30 декабря 2006 года (в первой редакции принят 11 августа 1995 года) «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях», «добровольцы» — граждане, осуществляющие благотворительную деятельность в форме безвозмездного труда в интересах благополучателя, в том числе в интересах благотворительной организации».

всевозможных добровольческих акциях милосердия. Развитость волонтерства и благотворительности — показатель уровня культуры общества, гражданской позиции его населения. Волонтерство сегодня — это бескорыстная и добровольная деятельность на благо других, выходящая за рамки дружественных и семейных отношений. Это показатель, который, возможно, наиболее точно отображает уровень гражданской активности и установку на общественную деятельность.

Волонтерство становится одним из важных направлений деятельности в студенческом самоуправлении и деятельности молодежных объединений. Оно преследует благотворительные цели и направлено на реализацию духовных потребностей молодежи, а не на получение материального поощрения. Студенты вузов с различной специализацией и уровнем профессиональной подготовки становятся активными участниками благотворительной деятельности.

В России волонтерское движение вновь стало зарождаться в конце 80-х годов ХХ века, хотя следует признать, что оно существовало всегда. Различные категории людей, нуждающиеся в социальной помощи и одновременно сами способные помочь другим, объединяются в общественные ассоциации. Законодательно волонтерство в России начало оформляться лишь с середины 90-х годов, однако процесс правового и экономического регулирования этого вида деятельности еще не завершен. Законодательство о благотворительной деятельности состоит из соответствующих положений Конституции Российской Федерации, Гражданского кодекса Российской Федерации, Федерального закона «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях», иных федеральных законов и законов субъектов Российской Федерации.

Принятый в 1995 году Федеральный закон «Об общественных объединениях» закрепил возможность создания благотворительного сектора и дал понятие общественного объединения — «добровольное, самоуправляемое, некоммерческое формирование, созданное по инициативе граждан, объеди-

нившихся на основе общности интересов для реализации общих целей, указанных в уставе общественного объединения» [1]. Федеральный закон «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» от 11 августа 1995 г. устанавливает основы правового регулирования благотворительной деятельности, определяет возможные формы ее поддержки органами государственной власти и органами местного самоуправления, особенности создания и деятельности благотворительных организаций в целях широкого распространения и развития благотворительной деятельности в Российской Федерации [Там же]. В Законе дается понятие благотворительная деятельность — «добровольная деятельность граждан и юридических лиц по бескорыстной (безвозмездной или на льготных условиях) передаче гражданам или юридическим лицам имущества, в том числе денежных средств, бескорыстному выполнению работ, предоставлению услуг, оказанию иной поддержки».

В отличие, к примеру, от американского законодательства, закрепляющего предоставление добровольцам разнообразных скидок на продукцию организации, получение бесплатных образовательных и культурных услуг, российское законодательство этого не допускает (согласно ст. 5 Закона «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» труд добровольца безвозмезден). В результате многие российские организации для привлечения волонтеров вынуждены отходить на практике от действующего законодательства, предоставляя им привилегии. Кроме того, на развитие отечественного волонтерства отрицательно влияет то, что эта деятельность не засчитывается в трудовой стаж. В этой связи актуальны разработки механизмов стимулирования добровольного труда и контроля за ним, а также совершенствование законодательства.

Характерной особенностью социокультурной деятельности Церкви является широкое участие в ней добровольцев, осуществляющих в соответствии со ст. 5 ФЗ «О благотворительной деятельности и благотворительных организаци-

ях» благотворительную деятельность в форме безвозмездного труда в интересах благополучателя, что основано на понимании этой деятельности как служения. Будучи по отношению к жертвователям, вкладчикам и добровольцам бла-гополучателем, а по отношению к объектам социального служения благотворителем, Церковь играет роль промежуточного звена между первыми и последними, организующим необходимую деятельность и придающим ей важные для нравственного совершенствования участников этой деятельности элементы духовности.

Волонтерское движение молодежи в современных условиях российского общества является одной из форм добровольной некоммерческой общественной работы. Прежде всего, приходским социальным работникам, настоятелям храмов и руководителям церковных социальных инициатив необходимо привлекать к служению ближним студентов как наиболее инициативную и творческую социальную группу, способную компенсировать недостаток знаний и умений милосердием и желанием помочь. Также, как полагают участники I съезда глав социальных отделов епархий и сестричеств Русской Православной Церкви, рекомендуется «привлекать к церковному социальному служению... людей нецерковных, но искренне желающих помочь» [3]. «Православный христианин может участвовать в общественной деятельности во всем ее современном многообразии, в том числе совместно с людьми других убеждений, сообразуясь со своей христианской совестью» [2].

Организация систематического волонтерского движения, сети агентств для волонтеров в России актуальна сегодня и выполнима. Современная диако-ния в ее нынешних организационных формах остается религиозной общиной, но со структурой, подобной структуре светского предприятия. Совершаемое социальное служение никогда не должно вызывать неприязни или неверных ожиданий со стороны тех людей, которым служат. Не следует соревноваться со светскими социальными службами.

Диаконических акций в России много, но все они раздроблены и не связаны между собой, так как ориентированы только на локальные запросы и локальные источники финансирования, которых хватает лишь на краткосрочные программы. При отсутствии централизованных церковных структур социальная работа превращается в ликвидацию последствий человеческих недугов вместо искоренения источников этих бед и их профилактики. Для развития локальных социальных программ в общецерковные проекты необходимо дальнейшее финансирование, которое будет возможно лишь при наличии общецерковной диаконической структуры с централизованной системой менеджмента. Такая структура могла бы эффективно перераспределять и направлять финансовые потоки в социальной деятельности РПЦ. Также «необходимо развивать взаимодействие между церковными социальными проектами, в том числе межприходские, благочиннические, общеепархиальные и межъепархиальные инициативы» [3].

Важно также формирование широкой партнерской сети с территориальными социальными учреждениями для обмена опытом и знаниями как в области социальной работы, так и в делах милосердия; профессионального общения и практического взаимодействия церковных и светских учреждений, занимающихся практической социальной работой; создание современных ресурсных центров сопровождения социальных работников для реализации кратковременных и долговременных совместных социальных программ, для внедрения инновационных технологий и методик психолого-социальной помощи населению.

В рамках правового обеспечения сотрудничества Церкви и государства были заключены Соглашения между Церковью и отдельными государственными ведомствами. Но для профессионального взаимодействия Церкви и государства в правовой сфере необходимо создание совместных органов, целью которых может являться рассмотрение принимаемых законов и других правовых актов, подготовка рекомендаций по их развитию и совершенствованию, а также

разработка региональных и федеральных программ сотрудничества Церкви, государства и общества.

Конструктивное партнерство государства, некоммерческих и религиозных организаций позволит обеспечить результативность социальной работы, расширить материальные, кадровые и финансовые возможности взаимодействующих организаций, сконцентрировать общественное мнение на актуальных социальных проблемах.

Православные каритативные инициативы должны иметь следующие характеристики: долговременность реализуемых в них программ; их многоплановость, несмотря на специализацию в одном-двух направлениях; финансовую устойчивость; отработанную систему управления, выстроенную в единую систему.

Деятельность диаконических служб должна быть прозрачна для контроля в плане содержания и методов работы. Контроль качества (степень профессиональной компетентности работников, наличие опыта, навыков, профессионального образования, материальное обеспечение выполняемых работ) должен охватывать все стадии процесса оказания услуг, поэтому необходимо четко определить систему требований, которой должны соответствовать услуги, и регулярно проводить мониторинг населения, оценивая качество получаемой ими помощи.

Проведение комплексных мероприятий диаконии может способствовать развитию действенных связей внутри местных территориальных сообществ и различных социальных групп общества, притоку добровольческих инициатив, то есть привести к созданию социальной сети, механизмом которой выступает служение. Опора на широкое общественное участие, самостоятельность и инициативность низовых звеньев увеличат потенциал православных социальных центров и значительно расширят их возможности в деле социального служения.

В итоге можно сказать, что социальное служение является не только внутрицерковным или только религиозным явлением. Это социально-

мобилизационный феномен, основанный на глубоко осознанной жизненной позиции (причем, и об этом сегодня нужно говорить, - правильной направленности) вовлеченных личностей работающих прямо или косвенно на благо всех. Кроме того, это хороший детонатор для развития гражданского общества в стране.

Список литературы

1. Законы Российской Федерации. М.: Омега-Л., 2008.

2. Общественная деятельность православных христиан. Определение Освященного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви от 2 февраля 2011 года [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.patriarchia.ru/db/text/1400931.html (дата обращения: 17 января 2012 года).

3. О перспективах развития церковного социального служения.

Итоговый документ I съезда глав епархиальных отделов по социальному служению Русской Православной Церкви [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.diacoma.ra/news/podgotovlen-itogovyjj-dokument-

obshhetserkovnogo-sezda-po-sotsialnomu-sluzheniju/ (дата обращения: 17 января 2012 года).

4. Социальное служение Русской Православной Церкви: история, теория, организация / Под ред. И.В. Астэр, В.Г. Галушко. СПб.: СПбГИПСР, 2011.

References

1. Zakoni Rosijskoj Federatsii [Laws of the Russian Federation]. M.: Omega-L, 2008.

2. Obshestvennaya deyatel'nost'pravoslavhih hristian [Public work of orthodox Christians]. Opredelenie Osvyashennogo Arhierejskogo Sobora Russkoj Pravos-lavnoj TSerkvi ot 2 fevralya 2011. http://www.patriarchia.ru/db/text/1400931.html (accessed January 17, 2012).

3. O perspekyivah razvitiya tserkovnogo sotsial'nogo slujeniya /About prospects of development of church social service]. Itogovij dokument I s'ezda glav eparhial'hih otdelov po sotsial'nomu slujeniyu Russkoj Pravoslavnoj TSerkvi. http://www.patriarchia.ru/db/text/1401894.html (accessed January 17, 2012).

4. Sotsial'noe slujenie Russkoj Pravoslavnoj TSerkvi: istoriya, teoriya, orga-nizatsiya [Social service of Russian Orthodox Church: history, theory, organization] / I.V. Aster, I.V. Galushko, ed. Saint-Petersburg: SPbGIPSR, 2011.

ДАННЫЕ ОБ АВТОРАХ

Астэр Ирина Валериевна, доцент кафедры философии и культурологи, кандидат философских наук

Санкт-Петербургский государственный институт психологии и социальной работы

12-я линия, 13А, г. Санкт-Петербург, 199178, Россия e-mail: iaster@inbox. ru

Галушко Виктор Григорьевич, доцент кафедры философии и культурологи, кандидат философских наук

Санкт-Петербургский государственный институт психологии и социальной работы

12-я линия, 13А, г. Санкт-Петербург, 199178, Россия e-mail: vitgeor@mail. ru

DATA ABOUT THE AUTHORS

Aster Irina Valerievna, Associate Professor, Philosophy and Culture Studies Department, Ph.D. (Philosophy)

St.Petersburg State Institute of Psychology and Social Work 13A, 12-ya liniya, Saint Petersburg, 199178, Russia e-mail: iaster@inbox. ru

Galushko Viktor Grigor’evich, Associate Professor, Philosophy and Culture Studies Department, Ph.D. (Philosophy)

St.Petersburg State Institute of Psychology and Social Work 13A, 12-ya liniya, Saint Petersburg, 199178, Russia e-mail: vitgeor@mail. ru

Рецензент:

Иваненков С.П., д.ф.н., профессор (СПбГИПСР, С-Петербург)