□

УДК 002.2 (091) (571.56)

О.Д. Якимов

ПЕРИОДИЧЕСКАЯ ПЕЧАТЬ ВОСТОЧНОЙ СИБИРИ В 1917 ГОДУ

В статье говорится о формировании системы периодической печати в период между Февралем и Октябрем 1917 года.

В период господства в исторической науке марксистской методологии периодическая печать Восточной Сибири 1917 г. рассматривалась ее исследователями сквозь призму постулатов партийно-советской прессы. Они основывались на главенстве классового подхода и на бытовавших в общественном сознании представлениях о двух революциях - Февральской буржуазно-демократической и Великой Октябрьской социалистической. Отказ от идеологических догм позволяет взглянуть на судьбоносные для России события Февраля и Октября 1917 г. как на единый революционный процесс. Мысль эта не новая. Первым ее высказал основатель большевизма В.И. Ленин. «Своеобразие текущего момента в России, - писал он в своей работе «О задачах пролетариата в данной революции», - состоит в переходе от первого этапа революции, давшего власть буржуазии в силу недостаточной сознательности и организованности пролетариата, - ко второму ее этапу, который должен дать власть в руки пролетариата и беднейших слоев крестьянства» [1]. В «Первоначальном наброске Апрельских тезисов» он указал на «своеобразие задач пропаганды, агитации и организации в период перехода от первого этапа революции ко второму. Максимум легальности» [2].

...Измученную войной, созревшую для социального взрыва страну всколыхнули сообщения из Петербурга -23 февраля 1917 г. в северной столице империи начались массовые демонстрации против войны и голода, стачки на промышленных предприятиях, переросшие 24-25 февраля во всеобщую политическую забастовку; 26 февраля произошло первое вооруженное столкновение забастовщиков с войсками. Солдаты, требовавшие одного - мира, переходили на сторону бастующих. Эти события знаменовали начало второй - Великой русской революции.

Телеграф принес в Восточную Сибирь сообщение о создании Временного правительства. Так называемый Временный комитет членов Государственной думы сфор-

мировал его с согласия лидеров Петросовета. За короткое время существования - со 2 марта по 25 октября 1917 г. состав правительства изменялся четырежды. Если первоначально в него входили два октябриста, восемь кадетов и примыкавших к ним, один трудовик и один эсер, а кресло председателя занимал кадет Г.Е. Львов*, то последний состав включал 6 кадетов и примыкавших к ним, 2 эсеров, 4 меньшевиков и 6 беспартийных. С образованием этого либерально-демократического правительства создавались его органы власти: в Красноярске - 28 февраля, Иркутске - 1 марта, Якутске - 4 марта и т.д. Во главе новых губернских и областных администраций Петербург назначал правительственных комиссаров из числа в основном кадетов и эсеров. Сохранялся аппарат государственной власти, доставшийся Временному правительству от самодержавного правления. Создавались и новые учреждения - земельные, продовольственные комитеты. Функции местного самоуправления передавались земствам.

Местной буржуазии не удалось взять власть - 2-5 марта

1917 г. в губернских, областных и уездных центрах, в крупных городах возникли коалиционные органы власти: комитеты общественных организаций в Иркутске и Верх-неудинске, комитеты общественной безопасности в Красноярске, Чите и Якутске. Они, выполняя функции органов власти, дополняли аппарат управления Временного правительства. В них был представлен весь спектр политических сил. Коалиционным комитетам, большинство в которых принадлежало кадетам и правосоциалистическим партиям, также не удалось сосредоточить в своих руках власть. Почти одновременно с ними стали созда-

Львов Георгий Евгеньевич - князь, крупный землевладелец, председатель Всероссийского земского союза. Избирался членом Государственной думы, с марта по июль 1917 г. - председатель Временного правительства. Умер в 1925 г. в эмиграции.

ваться в лице Советов органы революционной диктатуры, как их называл В. Ленин. Они также стремились взять на себя функции государственной власти.

В историографии Восточной Сибири - времени господства коммунистической идеологии - сотрудничество большевиков с меньшевиками и эсерами в коалиционных органах власти признается их ошибкой. Между тем влияние большевиков в массах, особенно среди крестьян, не было столь велико, чтобы они могли повести их за собой. Большевики не доминировали в коалиционных органах власти, не имели большинства в Советах*. Такова была общеполитическая ситуация, в условиях которой начиналось формирование в Восточной Сибири системы печати

- впервые на принципах демократии.

С переменой власти пошла на слом система печати, существовавшая при самодержавии. Следуя логике борьбы со свергнутым режимом, Временное правительство закрыло монархические периодические издания. Перестали выходить губернские и областные «Ведомости». Потеряли свое «лицо» и своего читателя либеральные газеты и журналы, поскольку уже на начальном этапе революция решила программные вопросы, которые в дофевраль-ское время ставила либеральная пресса. Не обнаружено документальных свидетельств того, что новыми властями восточно-сибирских губерний и областей принимались решения о закрытии изданий церкви. Они не видели в этом необходимости. Декрет Временного правительства об отделении церкви от государства, лишивший епархии дотаций из его бюджета, прозвучал по ее изданиям погребальным колоколом. В 1917 г. перестали выходить «Забайкальские епархиальные ведомости», в 1918 г. - «Якутские епархиальные ведомости», в 1919 г. - «Иркутские епархиальные ведомости» и «Официальные известия Енисейской епархии».

Вовлечение всех слоев населения в общественно-политическую жизнь не только создавало условия для расширения сети периодических изданий, но и побуждало партии и общественные движения обзаводиться печатными органами различных типов. Возникла ситуация, когда, не имея собственных средств массовой пропаганды и агитации, партии и общественные движения не могли утвердить себя как дееспособная политическая сила. Первыми приступили к изданию официальных «Известий» и «Вестников» региональные органы власти. Временное

В марте 1917 г. большевики преобладали в Енисейском и Красноярском Советах. В Красноярске из 5 членов президиума Совета 4 были большевиками. Сильным было их влияние в Минусинском Совете. Сначала они составляли большинство в Иркутском Совете. На проходившем 7-13 апреля 1917 г. в Иркутске I съезде Советов Сибири присутствовали 132 делегата с решающим и 37 с совещательным голосом. Большевиков среди них было только 15, да и те не представляли собой сплоченную фракцию в отличие от меньшевиков и эсеров, выступавших единым фронтом.

правительство выделило им на это кредиты. Первый номер «Вестника Якутского комитета общественной безопасности» вышел 4 марта 1917 года. Стали выпускать «Известия Исполнительного комитета общественных организаций» в Иркутске, «Известия Забайкальского областного комитета общественной безопасности» в Чите. В уездном Баргузине Иркутской губернии выходили «Известия Баргузинского временного комитета общественной безопасности»**. Разброс мнений и оценок событий в материалах «Известий» и «Вестников» был широк, поскольку их страницы, как и заседания комитетов, являлись ареной политической борьбы. Авторы публикаций соблюдали по отношению к своим оппонентам некие правила игры, ведь все они представляли партии, движения и социальные группы, входившие в один орган власти.

«Известия» и «Вестники» не были в Восточной Сибири единственными официальными печатными органами новой власти. Выпускали свои «Бюллетени» губернские и областные продовольственные комитеты. С преобразованием комитетов в управы издание их печатных органов прекратилось. В Чите газета продолжала выходить под названием «Известия Забайкальской областной продовольственной управы». В Якутске, где существовали продовольственный комитет и управа, издавалась с января

1918 г. их совместная газета «Продовольственное дело».

Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов также обзавелись своими изданиями, в редакциях которых состояли представители входивших в них партий.

т—' /~ч т у ***

Газеты Советов, именовавшиеся также «Известиями» , выпускались с марта-апреля 1917 г. в Бодайбо, Енисейске, Красноярске, Канске. В Ачинске Енисейской губернии Совет имел свой печатный орган - газету «Солдат, крестьянин и рабочий». Поскольку в Советах большинство составляли меньшевики и эсеры, то редактировали газеты они же, исключая канские «Известия» и иркутский «Вестник», редакторами которых являлись большевики В. Несветов и Н. Насимович (Н. Чужак). Иркутский Совет военных депутатов приступил к изданию еженедельного журнала «Свободная армия». По мере завоевания большевиками большинства в Советах представители партий правосоциалистического направления вытеснялись из редакций «совдеповских» газет. В Верхнеудинске Совет не имел своего издания и совместно с Комитетом общественных организаций выпускал на кредиты Времен-

С №9 называлась «Известия исполнительного комитета Баргузинского уездного народного собрания».

Якутский Совет рабочих депутатов возник в марте 1917 г. Большинство в нем составляли меньшевики, большевики и эсеры. Совет сразу же был разогнан находившимся у власти Областным советом, в который входили федералисты, кадеты, правые эсеры, тойоны и купечество, объявившие о непризнании власти Советов. Часть депутатов совдепа, уйдя в подполье, выпускала с 20 мая по 30 июня 1918 г. ежедневную нелегальную газету «Бюллетень Совета рабочих депутатов».

ного правительства с 16 марта по 30 сентября 1917 г. газету «Известия». То же происходило в Чите, где с № 80 за 1917 г. у «Известий Забайкальского областного комитета общественной безопасности» появился соиздатель - Исполнительный комитет Совета рабочих, солдатских и сельских депутатов*. В обоих органах власти преобладали представители правосоциалистических партий.

События Февраля 1917 г. вынесли на поверхность политической жизни России партии эсеров и меньшевиков, выражавших интересы сельских хозяев и середняков, мелких предпринимателей и части рабочих, что было особенностью первого этапа Великой русской революции. Эта особенность проистекала из преобладания среди населения мелкобуржуазных слоев. В Сибири в городах проживало в 1917 г. только 10,4 процента населения [3]. Это явилось решающим условием того, что партии правосоциалистического направления получили большинство в Советах, солдатских комитетах, организациях Крестьянского союза, органах самоуправления и имели возможность проводить свои резолюции на съездах и конференциях.

Активно действовали эсеры, стремившиеся в полной мере воспользоваться общеполитической ситуацией, сложившейся в Восточной Сибири после падения самодержавия. Их организации возникали «обильно и беспорядочно» [4]. Даже в газете «Партийные вести» - органе ЦК партии социалистов-революционеров отмечалось, что в партию «просто кто хотел, тот и записывался» [4, с. 91]. По численности эсеры превосходили социал-демократов. Они занимали ключевые посты во всех комитетах общественных организаций и общественной безопасности, в продовольственных комитетах, в органах милиции и др. В первой половине марта 1917 г. свой печатный орган -газету «Знамя труда» стал выпускать красноярский комитет партии эсеров, к изданию «Народной газеты» приступила Минусинская группа членов этой партии. В Иркутске издавались эсеровские газеты «Борьба», «Народная Сибирь» и «Отклики Сибири», в Якутске - «Социалист». Социалисты-революционеры организовали издание солдатских и казачьих газет: «Вестник Енисейского казачества» в Красноярске, «Армия и народ», «Голос 10-го полка» в Иркутске. Позднее в том же году по инициативе эсеровских организаций стали выпускаться крестьянские газеты как органы Советов крестьянских депутатов или губернских отделов, созданных и контролировавшихся эсерами из Крестьянского союза [3, к. 600]. В архивах сохранились номера одной из них - иркутской «Сибирской деревни». Хотя эти издания декларировались как «внепартийные», «прогрессивные» и печатались без указания партийной принадлежности, в них проводились идеи партии социалистов-революционеров. Центральное место на их страницах занимали материалы, в которых разъяс-

В 1918 г. (с №3) - «Известия Забайкальского народного Совета».

нялись аграрная программа эсеров, их отношение к землепользованию. Подчеркивалось, что партия эсеров является преемницей «Земли и воли».

Заявили о себе отделы конституционно-демократической «Народной свободы». Эта выражавшая интересы либерально-монархической буржуазии партия, имевшая в своей программе установление конституционной парламентарной монархии и демократических свобод, включая свободу печати, сохранение помещичьего землевладения и решение «рабочего вопроса» законодательным путем, представляла собой активную политическую силу. Кадеты занимали ключевые посты во Временном правительстве и его органах во всех регионах России. Они входили в военно-промышленные и биржевые комитеты, во влиятельный Всероссийский союз городов, контролировали земство, имели опору среди интеллигенции - профессуры, юристов, чиновников. Правда, к лету 1917 г. эта партия оказалась в сложном положении. Внутриполитическая обстановка в силу непопулярности политики Временного правительства не позволяла надеяться на успех в пропаганде идей кадетизма главным образом из-за поддержки кадетами курса на продолжение войны с Германией и ее союзниками.

О роли, которая отводилась в это время периодической печати руководством конституционно-демократической партии, свидетельствует разосланный летом 1917 г. в местные комитеты «Опросный лист». Центральный комитет партии хотел получить ответы на 37 вопросов. Его интересовало: имеют ли местные комитеты свои печатные органы или газеты, близкие по направлению кадетам; какое участие комитет принимает в их издании; используют ли редакции изданий кадетов присылаемые им статьи Петебургского бюро печати партии и какие они находят в них достоинства и недостатки. Запрашивалось согласие на получение статей Московского бюро печати, которое предполагалось создать в скором времени [5]. Впервые в истории печати России вводилась политической партией структура с целью централизации управления печатной пропагандой - при ЦК партии «Народная свобода» создавалась так называемая Издательская комиссия и при ней литературно-художественный отдел, на нужды которого ассигновалось 2500 рублей [6]. Руководил отделом один из лидеров партии В. Д. Набоков**. Не этот ли опыт кадетов заимствовал ЦК КПСС, создавая «Пресс-бюро «Правды», которое готовило для редакций региональных и районных газет статьи по вопросам политики партии?

Набоков Владимир Дмитриевич - известный петербургский юрист и публицист, редактор-издатель газеты «Вестник партии «Народной свободы». Избирался в I Государственную думу от партии кадетов, занимал должность управляющего делами в аппарате Временного правительства. После прихода к власти большевиков - в эмиграции. Отец известного писателя русского зарубежья В.В. Набокова.

В крупных городах Восточной Сибири кадеты создавали свои газеты. Появились официальные печатные издания местных организаций партии, использовались газеты других политических группировок, близких кадетам, в редакции которых их представители входили или в которых сотрудничали. Некоторые прокадетские газеты декларировались как внепартийные или прогрессивные, что затрудняло в более позднее время определение их партийной принадлежности. Некоторую путаницу в выяснение того, какой партии принадлежало то или иное издание, создает отнесение некоторыми исследователями к однозначно кадетской всей периодической печати коалиционных органов власти, сформированных после падения самодержавия. Причем на том только основании, что кадеты составляли большинство в этих органах управления.

В историографии печати Восточной Сибири печать кадетов времени между Февралем и Октябрем 1917 г. делится на три группы: первая - официальные газеты органов власти, финансировавшиеся Временным правительством, губернские и областные «Известия» и «Ведомости»: «Енисейские губернские ведомости», «Известия Енисейской губернии» (Красноярск), «Известия Енисейского общественного комитета» (Енисейск), «Свобода и труд» (Минусинск); вторая - газеты, издававшиеся комитетами кадетских организаций: «Голос свободы» (Енисейск), «Забайкальская речь» (Чита), «Призыв» (Минусинск); третья -прокадетские газеты, в которых их партийная принадлежность не указывалась, но близкие по содержанию к газетам второй группы: «Енисейский край» и «Свободная Сибирь» (Красноярск), «Народная Свобода» (Иркутск) [7, с. 198].

Предложенная классификация нуждается в уточнении. Газеты первой группы, отнесенные к числу однозначно кадетских, на самом деле таковыми не являлись. Будучи изданиями коалиционных органов власти, они отражали позиции и других партий, чьи представители входили в комитеты общественной безопасности и общественных организаций. Газеты «Свободная Сибирь» и «Народная свобода» издавались соответственно красноярской и иркутской организациями конституционных демократов и представители других партий в их редакции не входили. В Красноярске издавалась политическая и литературная газета «Наш голос», в которой находили отражение идеи кадетизма. Продолжалось издание политической, экономической и литературной газеты «Иркутская жизнь». Во время двоевластия она находилась в руках меньшевиков-«оборонцев», но ей не были чужды некоторые идеи программы партии конституционных демократов. В своих воспоминаниях большевик Я.Б. Шумяцкий не без основания назвал «Иркутскую жизнь» кадетской газетой [8, с. 41]. Преобладающим было влияние меньшевиков-«обо-ронцев» и в редакции иркутской газеты «Сибирь».

Газет - официальных органов кадетских организаций в Восточной Сибири, как видим, было в это время не много, но это были крупные, хорошо информированные и не испытывавшие денежных затруднений издания. Их редак-

торы являлись заметными фигурами в политической жизни регионов, входили в местные властные и общественные структуры. Редактор «Народной свободы» П.И. Федоров, врач по профессии, был представителем иркутского комитета во Всероссийском союзе городов, членом исполкома Комитета общественных организаций Иркутска и гласным городской думы. Сотрудники этой газеты К.Ф. Дубовик, А.Н. Пославский, П.И. БлукисиМ.П. Никитин входили в состав иркутского комитета партии «Народная свобода» и в исполком общественных органини-заций г. Иркутска, состояли гласными городской думы. Редактор «Свободной Сибири» - частный поверенный Ф.Ф. Филимонов являлся членом комитета красноярского отдела конституционно-демократической партии и одновременно входил в редакцию томской газеты кадетов «Сибирская жизнь». Как и во всех других изданиях кадетов, в деятельности «Свободной Сибири» непосредственное участие принимали руководители местной организации партии «Народная свобода». Финансовую помощь газете оказывало купечество, пожертвовавшее на ее издание 85 тысяч рублей.

В кадетских и особенно в эсеровских изданиях активно сотрудничали областники. После падения самодержавного правления в России активизировалась деятельность их разрозненных групп по объединению в политическую силу, организованную по типу партии. В крупных городах Восточной Сибири стали возникать областнические союзы и комитеты. В Иркутске областники объединились в «Союз сибирских республиканцев-федералистов» и в группу «Сибирских областников-автономистов», в Якутске - в партию «Якутский трудовой союз федералистов». Областной комитет «Сибирской демократической федеративной партии» действовал в Верхнеудинске. Областники не ограничивались разработкой политических платформ. Они предлагали проекты будущего государственного устройства Сибири на основе федерализма. Идея автономии этого огромного региона разрабатывалась областниками Верхнеудинска, Иркутска, Красноярска, Якутска. Ее поддерживали и эсеры Красноярска и Якутска.

Идея областников об автономии Сибири основывалась на понимании ими системного кризиса, назревшего в России, и неспособности органов управления государством вывести страну из этого состояния. Областники четко формулировали свою позицию: «Если оздоровления государства нельзя ожидать от центра, то оно должно исходить от окраин». Много десятилетий спустя то же стремление в обществе к преодолению системного кризиса в стране сыграло на руку сепаратистам, развалившим СССР, способствовало возрождению всерьез обсуждавшейся в высших эшелонах власти регионов Восточной Сибири и Дальнего Востока в 90-е годы XX века идеи образования Дальневосточной республики.

Причина отсутствия у сибирских областников собственных периодических изданий видится не только в их организационной неоформленности. Совпадение перед

началом и во время Великой русской революции их политических целей с программой социалистов-революционеров и тесное сотрудничество с конституционными демократами давало им полную возможность использовать кадетскую и эсеровскую печать.

Легальные социал-демократические организации сформировались в Восточной Сибири в первые недели после свержения самодержавия: 3 марта они заявили о себе в Минусинске и Якутске, 5 марта - в Красноярске, 610 марта - в Иркутске. Возникли они также в Верхнеу-динске, Енисейске, Чите и в других городах. И везде как объединенные, включавшие большевиков и меньшевиков. В Енисейске и Якутске они были малочисленными, в Иркутске, Красноярске, Чите и Якутске в них численно преобладали меньшевики. Самостоятельные большевистские организации создавались в ходе размежевания с меньшевиками, путем раскола объединенных организаций.

Этот процесс ускорили Апрельские тезисы В. Ленина. Большевики Красноярска приняли в начале марта решение: не выходя из организации, создать особую группу «Сибирская правда» для борьбы за идеи большевизма, так сказать, в их чистом виде. 30 мая 1917 г. они заявили о выходе из объединенной организации РСДРП и приступили к созданию отдельной организации РСДРП(б). В июле состоялась конференция восьми большевистских организаций губернии, избравшая Районное (губернское) бюро РСДРП(б). Раскол в социал-демократической организации Иркутска произошел в июле 1917 г. Осенью того же года большевики выделились в самостоятельную организацию. В Чите и Верхнеудинске размежевание большевиков и меньшевиков затянулось до марта-апреля 1918 г. В Якутске официальное решение о разъединении с меньшевиками не принималось. В мае 1917 г. ссыльные-большевики выехали из Якутска и социал-демократическая организация стала полностью меньшевистской. На выборах в городскую думу в мае 1917 г. социал-демократы и эсеры города выступали общим списком.

В одном процессе с формированием легальных организаций социал-демократов возникала в Восточной Сибири легальная социал-демократическая печать. Сначала издания являлись органами объединенных организаций РСДРП и выходили под большевистскими и меньшевистскими лозунгами. В Красноярске возобновилось с 8 марта 1917 г. издание «Красноярского рабочего» как органа комитета РСДРП. Поскольку в организации численно преобладали меньшевики, то и газета находилась в руках меньшевиков-«объединенцев» и меньшевиков-«оборон-цев» и редактировалась представителями этих двух групп. В противовес «Красноярскому рабочему» группа большевиков организовала со 2 апреля 1917 г. издание еженедельной газеты «Сибирская правда», ставшей с 4 июня того же года органом Среднесибирского районного бюро ЦК и Красноярского городского комитета РСДРП(б). Вышло двадцать номеров этой газеты. Последний - 19 августа 1917 г. К этому времени необходимость в ее изда-

нии отпала, поскольку ситуация в социал-демократической организации изменилась в пользу большевиков. Органом Среднесибирского бюро и Красноярского комитета РСДРП(б) стал «Красноярский рабочий». В первые месяцы после Февраля 1917 г. в других городах Восточной Сибири возникали группы большевиков, именовавшие себя «группами большевиков «Сибирской правды».

Минусинский «Товарищ» - орган комитета РСДРП был большевистским с первого номера, вышедшего 16 апреля 1917 г. и редактировавшегося большевиком Ю.П. Га-веном. Попадала газета и в Туву, читалась в революционном кружке, организованном в июле 1917 г. в г. Белоцар-ске* большевиком Н.Г. Крюковым. Однако утверждение некоторых авторов о том, что «Товарищ» привлекал «новые и новые слои населения на сторону большевиков [9, с. 24], представляется пропагандистским штампом. В Туву попадали отдельные номера газеты. Это подтверждает публикация в другой газете - «Известия Минусинского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов»: «В середине марта был образован Минусинский Совет рабочих и солдатских депутатов, руководство в котором с 25 апреля перешло в руки большевиков. Некоторые жители Белоцарска и русских деревень нелегальным путем получали газеты «Известия Минусинского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов» и «Товарищ»... [10]. В Якутске газета «Социал-демократ»** - орган объединенного комитета РСДРП имела двух редакторов - большевика М.И. Губельмана (Е. Ярославского) и меньшевика Г.О. Ох-нянского. М.И. Губельман был единственным большевиком в редакции. После отъезда в мае 1917 г. из Якутска ссыль-ных-большевиков газета стала целиком меньшевистской.

В Иркутске, где во время двоевластия действовали краевой и губернский комиссариаты Временного правительства, комитет общественных организаций, объединенный Совет рабочих и солдатских депутатов и штаб военного округа, формировалась сеть периодических изданий. Социал-демократы входили в редакции газет «Известия исполнительного комитета общественных организаций» и «Единение» - органа объединенного Совета рабочих и

*** т-ч т т

солдатских депутатов , а также «Вестника Иркутского Совета рабочих депутатов», редактором которого являлся большевик Н.Ф. Насимович (Н. Чужак). Объединенная социал-демократическая организация наладила выпуск небольшой газеты «Голос социал-демократа», редактировал которую большевик М.А. Трилиссер****. По от-

Теперь г. Кызыл.

Первый номер вышел 18 марта 1917 г. Всего вышло одиннадцать номеров.

Через месяц после начала издания большевики вышли из редакции газеты, ключевые позиции в которой занимали меньшевики и эсеры.

Основываясь только на этом факте и не прибегая к критическому анализу содержания материалов, авторы некоторых работ безосновательно утверждают, что газета находилась в руках большевиков.

зывам современников, «он не отличался литературно-публицистическими способностями, но в газете публиковали статьи опытные товарищи» [8, с. 41]. Добавим, большевики и меньшевики. В Чите комитет РСДРП возобновил издание ежедневной газеты «Забайкальский рабочий». Направление ее определялось составом редакции, в которой преобладали меньшевики-«оборонцы», а позднее меньшевики-интернационалисты. До конца года вышел 221 номер этой газеты. Только в 1918 г. большевикам удалось превратить «Забайкальский рабочий» в свой печатный орган. До раскола читинская социал-демократическая организация издавала компромиссную большевистско-меньшевистскую «Забайкальскую газету»*.

Таким образом, в апреле 1917 г. в Восточной Сибири выходило семь легальных газет социал-демократического направления, из которых только две - «Сибирская правда» в Красноярске и «Товарищ» в Минусинске выпускались большевистскими группами, в то время, когда большевики и меньшевики в этих городах входили в объединенные организации. В других регионах Восточной Сибири оба крыла социал-демократии не располагали возможностями для того, чтобы иметь собственные печатные органы. На наш взгляд, в этом нет парадокса. На печати Восточной Сибири отражалась возникшая после Февраля 1917 г. общеполитическая ситуация. Политическая ссылка являлась в этот период революции основным проводником среди трудящихся либерально-демократических, социалистических и пролетарских идей. Ее влияние определялось уровнем экономического развития регионов и социальным составом населения, был ли это Красноярск, где сложилось пролетарское ядро, Иркутск, в котором преобладали мелкие предприятия, а среди жителей мелкобуржуазные слои [11, с. 53], или Якутск с его замедленным темпом общественной жизни. С другой стороны, период двоевластия с полным основанием можно назвать «смутным» временем Великой русской революции, когда ни одна из вышедших после свержения самодержавия на политическую авансцену группировок не обладала решающим влиянием в массах, а, следовательно, и реальной властью в стране. Демократическая республика была Временным правительством декларирована, но не утвердилась в России как форма государственного устройства.

На время двоевластия приходится оформление политического лица изданий, поскольку в первые месяцы после Февраля 1917 г. шел процесс их партийной дифференциации. Формировалась система легальных изданий. В Минусинске выходила газета «Труд», издавали «Народное дело» эсеры, «Народную свободу» кадеты Читы. Возникли издания кооперативных организаций - в Иркутске газета «Наша деревня», в Красноярске журнал «Народное дело», в Чите «Прибайкальская жизнь» - все эсероменьшевистские. Для учителей - «Думы забайкальского

С 4 марта 1918 г. выходила под названием «Забайкальский

луч ».

учителя» в Чите и журнал «Сибирский учитель» в Иркутске; для медицинских работников - журналы «Сибирский фельдшер» в Иркутске и «Фельдшерское обозрение» в Якутске; земский журнал «Путь деревни» в Ачинске, внепартийная газета «Наш голос» в Красноярске и др. Только в Енисейской, Иркутской губерниях и Якутской области между Февралем и Октябрем 1917 г. издавались 39 газет. Из них только две принадлежали большевикам.

Между тем в России назревали грозные события. 20 апреля 1917 г. газеты опубликовали «ноту Милюкова», в которой было заявлено о готовности Временного правительства вести войну «до решающей победы». Разразился политический кризис. В тот же день в Петербурге состоялись стихийные антивоенные демонстрации. На следующий день большевики предприняли пробу сил, организовав многотысячную демонстрацию с требованиями мира и передачи власти Советам. 24-27 апреля 1917 г. Всероссийская конференция приняла Апрельские тезисы В. Ленина. Главный из них - перерастание (Курсив мой. -О.Я.) буржуазно-демократической революции в социалистическую. Большевики брали курс на завоевание власти одной партией без участия в ней своих союзников по борьбе с самодержавием. Новый политический кризис разразился в России после провала предпринятого Временным правительством в июне 1917 г. наступления на фронте. Этот кризис, вошедший в историю как июльские дни 1917 года, завершился в пользу Временного правительства и положил конец двоевластию. Состоявшийся в августе 1917 г. VI съезд РСДРП взял курс на вооруженное восстание.

Июльские события 1917 г., оцененные в историографии советского периода как «новая полоса в развитии революции» [12], обострили отношения между правосоциалистическими партиями и большевиками. Общую для социалистов-революционеров и меньшевиков оценку выразила газета якутских эсеров «Социалист»: «К какому позорному столбу приггвоздить вождя и вдохновителя смуты, самого Ленина, виновника братоубийственного огня на улицах столицы?» [13]; «4 июля на улицах Петрограда было выкинуто мятежное знамя гражданской войны» [14]. Эта газета так определила стратегию и тактику большевиков в революции: «Большевизм, поднявший в июльские дни свое знамя, на котором стояло «первая пуля Керенскому» - не хотел единства и не звал к нему. Наоборот, всегда и всюду резко противополагая свои цели, свои средства, свои лозунги лозунгам и настроениям всей организованной демократии, - он отказывался подчиняться общей воле, он не считался с волею всей страны, он признавал только себя. Играя на самых низменных инстинктах человека, то угрожая, то маня призрачным счастьем, большевизм откалывал от организованной демократии кусок за куском» [15]. Газета отдавала таким образом и должное политическому чутью В. Ленина, способному, как никто другой, верно определить время и место решающего удара в борьбе большевиков за власть. В июльские дни 1917 г. умерла идея левой коалиции.

«Новая полоса в развитии революции» ускорила размежевание большевиков и меньшевиков, но не привела к росту в Восточной Сибири большевистской печати. Осенью 1917 г. большевики Иркутска создали отдельную от меньшевиков организацию и предприняли попытку создать свою печать. Совместно с меньшевиками-интернациона-листами они выпустили два номера, каждый объемом в один печатный лист, журнала с претенциозным названием «Рабочая Сибирь». Успеха журнал не имел и был преобразован в газету «Летучий листок «Рабочей Сибири», ставший органом Иркутского губернского комитета партии большевиков. Авторитетным массовым изданием «нового типа» «Летучий листок «Рабочей Сибири» также не стал.

Таким образом, к октябрю 1917 г. большевики имели в Восточной Сибири «Красноярский рабочий», «Товарищ» и «Летучий листок «Рабочей Сибири». В Верхнеудинске, Чите и Якутске большевистской печати не было. На первый взгляд, есть одна причина - малочисленность и неорганизованность большевистских организаций в этих городах. Но видится и другая причина, связанная со взглядом большевистской партии на назначение и функции печати. Опыт деятельности этой партии в условиях подготовки и осуществления революции 1905-1907 гг. и Великой русской революции 1917 г. показывает, что большевистская печать являла собой инструмент сначала создания партии, а затем управления ею при решении конкретных политических задач и возникала в решающие моменты революции, когда надо было вооруженным путем брать власть или такими же силовыми методами эту власть удержать. В этом убеждает практика большевистской печати во время первой и второй русских революций. Основным назначением печати большевиков в революции 1905-1907 гг. было - давать партийным организациям основные лозунги и итоги основных событий, как рекомендовалось в резолюции «Об агитации и пропаганде» III съезда РСДРП [16]. В письме ЦК РСДРП, датированном 3 октября 1905 г., В. Ленин уточнил основную задачу социал-демократической печатной пропаганды: «Руководить партией при теперешнем гигантском невероятном росте движения можно только печатью. И надо создавать живые, подвижные, быстрые, краткие листки-бюллетени, дающие основные лозунги и итоги основных событий» [17]. Эту функцию выполняли также газеты «Забайкальский рабочий» и «Красноярский рабочий». В 1917 г. большевистская печать в Восточной Сибири выполняла те же задачи, она возникла, за исключением минусинской газеты «Товарищ», после того, как партия взяла курс на вооруженное восстание. Большевистская печать и в революции 1917 года призвана была служить средством пропаганды и агитации масс и их организации на революционные действия силовыми методами, давая этим массам основные лозунги и итоги основных событий. Для В. Ленина - идеолога, стратега и тактика революции, но, прежде всего, политика и прагматика, печать являлась средством достижения конкретных политических целей и, как он сформулирует позднее, частью общепартийного дела.

Создавая большевистскую печать, В. Ленин думал не о прессе как общественном институте демократии, а о том, чтобы «с ее помощью руководить партией при гигантском росте движения». Заметим, что газете “Искра” в качестве основного ее назначения отводилось служить инструментом, “лесами”, по выражению В. Ленина, для формирования самой партии, сети ее организаций в России. Он был одержим идеей всемирной революции, которая, начавшись в России, положит начало социальной революции в международном масштабе [18]. Заложником этой идеи стал народ России, который, устав от войны и беспросветного нищенского существования, отдал в руки созданной им партии свою историческую судьбу.

В октябре 1917 г. большевики, совершив вооруженный переворот, свергли либерально-демократическое Временное правительство, деятели которого считали, что революционную стихию можно усмирить путем взаимных уступок и компромиссов. Это правительство лишь олицетворяло буржуазно-демократическую республику в стране, находившейся в состоянии хаоса. В состоянии хаоса находилась и Восточная Сибирь. Ввести в спокойное русло разбушевавшуюся социальную стихию возможно было при форме правления, опиравшейся на военную силу. Эту реальность хорошо поняли большевики.

Коммунистическая историография создала миф о триумфальном шествии Советской власти по губерниям Сибири в конце ноября и декабре 1917 года, признавая в то же время, что «местами она устанавливалась только в январе и феврале 1918 г. и даже еще позже» [19]. В. Ленин относил Сибирь к «небольшевистским районам», имея в виду небольшое число индустриальных рабочих, сельский состав населения с высоким процентом кулаков и зажиточных середняков. На выборах в Учредительное собрание большевики получили в Сибири только десять процентов голосов, тогда как в среднем по России - 25 процентов. Власть перешла к Советам в Красноярске, Ачинске и Минусинске в октябре 1917 г., в Верхнеудинске 5 февраля 1918 г. В Якутске она была установлена присланным из Иркутска красноармейским отрядом А.С. Рыдзинского 1 июля 1918 г. С помощью фронтовых казачьих полков устанавливалась Советская власть в основной части Забайкалья [20]. В ноябре объединенный Совет рабочих и военных депутатов заявил о переходе власти к Советам в Иркутске. В историографии Восточной Сибири время с ноября 1917 г. по август 1918 г., когда Советская власть в этом регионе пала под совместными ударами контрреволюции и мятежного чехословацкого корпуса, принято называть первым периодом Советской власти.

Придя к власти, Советы сразу же обзавелись своими печатными органами. Не все они были большевистскими, поскольку не везде большевикам удалось осуществить большевизацию Советов. С 7 июня 1918 г. в Верхнеудинске выходила газета «Вестник Советов Прибайкалья». В Верхнеудинском Совете большинство составляли большевики, и газета принадлежала к большевистскому направлению. Издавали свои «Известия» Советы в Крас-

ноярске, Минусинске, Троицкосавске, Черемхово. В Якутске первый номер «Известий» Якутского Совета рабочих и красноармейских депутатов» вышел 7 июля 1918 г. В редакцию входили большевики, левые эсеры и меньшевики. Редактором назначили меньшевика В.И. Бика. В Чите издавались газеты «Известия Комитета советских организаций Забайкальской области», «Известия областного исполнительного комитета».

Сложной была политическая ситуация в Иркутске. Этот стратегически важный город оставался опасным для Советской власти очагом контрреволюции, которая имела опору в военных училищах и школах прапорщиков, в казачьих сотнях и среди офицерского резерва. В декабре 1917 г. в городе шли серьезные бои с контрреволюционными силами. Большевики нашли выход из создавшейся ситуации, создав 19 ноября 1917 г. военнореволюционный комитет, к которому перешло исключительное право распоряжения всеми силами Иркутского гарнизона и которому подчинялись все местные органы управления впредь до организации «полной (Курсив мой. - О.Я.) Советской власти в лице губернского комитета народных комиссаров» [21, с. 240]. Комитет приступил к изданию в ноябре 1917 г. «Бюллетеня Иркутского революционного комитета», а вскоре преобразовал его в газету «Известия Военно-революционного комитета г. Иркутска и окружного Военно-революционного комитета». Тем самым подчеркивалось, что в городе и округе установлена военная власть с функциями гражданского правления «впредь до организации полной Советской власти». Военная власть, а не власть избранных народом Советов, осуществлялась в так называемый первый период Советской власти на всей территории Восточной Сибири. Нужны ли были Советы большевикам в это время? На этот вопрос ответил в статье «Ревкомы», опубликованной 11 июня 1920 г. в газете «Якутская правда», лидер якутских большевиков М.К. Аммосов: «Рабочим и крестьянам в данный момент нужны и необходимы назначенные Ревкомы, а не выборные Советы. Советы и Исполкомы - это органы власти, преимущественно мирного строительства - необходимо было выдвинуть и организовать органы власти, специально приспособленные к условиям военной обстановки. Советы и Исполкомы, в которых рассуждения и разговоры занимают довольно много времени, - не модны. Нужен орган власти, работающий без лишних слов» [22]. Такова была логика борьбы.

Эпизодом в истории печати Восточной Сибири явилось издание в Иркутске газеты «Известия Центро-Сиби-ри», первый номер которой датирован 21 ноября 1917 г. Она издавалась короткое время и не сыграла заметной роли в установлении в Сибири Советской власти, поскольку мало кому была известна, хотя и претендовала на роль общесибирского издания. Как руководящий орган для всей Сибири издавалась с декабря 1917 г. газета «Власть труда» - орган Иркутского городского Совета, окружного бюро Советов Восточной Сибири и ЦИК Советов Сибири. Выпуск ее прекратился в июле 1918 г., когда город был занят чехословаками.

Придя к власти, большевики сняли лозунг свободы печати и без промедления решили вопрос об отношениях между властью и прессой. Их взгляд на свободу печати и ее назначение в обществе основывался на принципиальном постулате: «В нашем обществе за этой либеральной ширмой практически скрывается свобода для имущих классов захватить в свои руки львиную долю всей прессы, невозбранно отравлять умы и вносить смуту в сознание масс» [23]. Вместе с тем запрет на «другую» печать не был всеобъемлющим, закрытию подлежали лишь органы прессы, призывавшие к открытому сопротивлению или неповиновению новой власти, сеющие смуту путем явно клеветнического извращения фактов, призывающие к деяниям явно преступного, то есть уголовно-наказуемого характера [23, с. 173]. Не трудно заметить, что, с одной стороны, закрытие не угрожало изданиям, не находившимся на большевистских позициях, но лояльно относившимся к правительству, а с другой, - общий характер формулировок Декрета о печати давал возможность большевистской власти применить их к какому угодно изданию. Это позволило авторам некоторых работ высказать мысль о том, что в первое время после прихода большевиков к власти их партия довольно лояльно относилась к оппозиционной печати, что ее отношение к инакомыслию в прессе в последующее время претерпело некую эволюцию к тоталитарности.

Отношение большевиков к печати в Восточной Сибири не дает оснований для такого вывода. Печать, которая не находилась на платформе большевизма и не подвергалась репрессиям, трудно отнести к оппозиционной. Она просто лояльно относилась к Советской власти. С другой стороны, политическая ситуация в регионах Восточной Сибири в первый период Советской власти сильно различалась. В некоторых местах этой власти просто не было. В Якутской области после Октябрьского переворота власть находилась в руках правых эсеров, кадетов и местной эксплуататорской верхушки. Не имевший реальной власти в городе и области Совет рабочих депутатов, большинство в котором составляли меньшевики и эсеры, принял резолюцию, осуждающую «большевистскую авантюру». Любая из действовавших в Якутске партий и групп могла беспрепятственно издавать свою газету. Все, кроме социал-демократов. Что касается большевиков, то они не представляли в городе организован -ную политическую силу и влияние их среди населения было невелико. Расколовшиеся на два крыла эсеры издавали газеты «Социалист» и «Голос труда». Создавшие блок «Объединенная демократия» кадеты, правые эсеры, федералисты и представители тойонага, казачества и офицерства обзавелись газетой «Якутское обозрение», Якутский отдел партии конституционных демократов наладил выпуск с октября 1917 г. «Народной свободы», 2 мая 1918 г. вышел первый номер газеты «Якутское земство». Позиции земства отражала еще одна газета - «Бюллетень Исполнительного комитета земских и городского самоуправлений». Парадоксально, но факт

- бороться за легальную печать пришлось только социал-демократам , издававшим под лозунгом «Вся власть Советам !» подпольную газету «Бюллетень Совета рабочих депутатов». Вся легальная пресса выступала за спасение страны и революции от большевизма.

Широк был диапазон прессы и в других регионах Восточной Сибири. В Иркутске - от большевистских «Власти труда» и «Сибирской рабоче-крестьянской газеты» до антибольшевистского «Бюллетеня защиты революции». Издавали газеты «Сибирь» и сменявшие ее «Свободная Сибирь», «Новая Сибирь», «Сибирский край», «Вольная Сибирь», «Суровый край» и «Друг народа» эсеры; «Свободное слово» и еженедельник «Трудовой народ» - эсеры-максималисты; выпустила пять номеров газеты «Знамя революции» читинская организация партии социалистов-революционеров; «Автономную Сибирь» - Сибирский союз областников-автономистов и др. Тесно было на газетном рынке Красноярска где «сосуществовали» издания, выпускавшиеся издательством Среднесибирского бюро ЦК РСДРП(б), «Приступ», «Бюллетень Временной Енисейской губернской управы», эсеровская «Интернационалист», кадетская «Свободная Сибирь», меньшевистская «Дело рабочего», «Сибирский анархист» - орган организации анархо-синдикалистов и др. Газеты различных политических направлений выходили в Верхнеудинске, Минусинске.

Толерантность по отношению к оппозиционной печати исчезала по мере того, как большевики добивались большинства в Советах. Во время обсуждения 27 октября 1917 г. на заседании Красноярского Совета рабочих и солдатских депутатов сообщения из Петербурга о свержении Временного правительства в президиум поступила записка: «Единодушное желание солдат запретить газету кадетов «Свободная Сибирь» ввиду ее опасности в настоящий момент». При оглашении этой записки в зале слышны были возгласы: «Голос народа» тоже!» [24, с. 23]. Газету не закрыли, но 11 января 1918 г. редакция «Свободной Сибири» была оштрафована на три тысячи рублей «за помещение ложных сведений», а 10 марта того же года газету закрыли «ввиду явно контрреволюционного направления» [24, с. 23]. В период первой Советской власти в Иркутске были закрыты «за контрреволюционную пропаганду» одиннадцать газет [25, с. 38]. Оппозиционные газеты закрывались в Верхнеудинске, Чите, Якутске. Решения о штрафах и закрытии газет принимались в формулировках декретов «О печати» и «О революционном трибунале печати» без ссылок на временный характер этих акций.

Таким образом, лозунг Второй русской революции о свободе печати, провозглашенный в февральские дни 1917 г. либерально-демократическим Временным правительством, с приходом к власти большевиков был отброшен поскольку, по мнению большевиков, за этой «либеральной ширмой» имущие классы могли «невозбранно отравлять умы и вносить смуту в сознание масс». Большевистская партия приступила к формированию системы печати на основе принципов, изложенных в декрете «О печа-

ти», под которым стояла подпись председателя Совета народных комиссаров В. Ульянова (Ленина). Все общественные движения, все партии, кроме большевистской, оказались в положении, когда власть вынуждала их к выживанию, к борьбе за легализацию своей печати.

Литература

1. Ленин В. О задачах пролетариата в данной революции // Поли. собр. соч. Т. 31. С. 113.

2. Ленин В. Первоначальный набросок Апрельских тезисов // Полн. собр. соч. Т. 31. С. 99.

3. Сибирская советская энциклопедия. Новосибирск, 1929. Т. 3. К. 600.

4. Черняк Э.И. Эсеровские организации в Сибири в период Февральской революции // Некоторые вопросы расстановки классовых сил накануне и в период Великой Октябрьской социалистической революции. Томск, 1975. С. 90.

5. ЦГАОР. Ф.579. Оп.1. Д.775. Л.3.

6. ЦГАОР. Ф.579. Оп.1. Д.775. Л.1.

7. Коломыцева Л.М. Кадетская печать в Сибири в 1917 году // Некоторые вопросы расстановки классовых сил накануне и в период Великой Октябрьской социалистической революции. Томск, 1975. С. 191-209.

8. Как мы боролись за власть Советов в Иркутской губернии. Иркутск, 1957. 251 с.

9. Очур Ч. Великий Октябрь и Тува. Кызыл, 1967. 163 с.

10. Известия Минусинского Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. 1918. 13 июня.

11. Фазиахметов Э. Сибирская политическая ссылка 19051917 гг. // Некоторые вопросы расстановки классовых сил накануне и в период Великой Октябрьской социалистической революции. Томск, 1975. С. 50-63.

12. История Сибири. Т. 4. Ленинград, 1968. С. 38.

13. Социалист. 1917. 12 июля.

14. Социалист. 1917. 11 ноября.

15. Там же.

16. О партийной и советской печати. М., 1954. С. 58.

17. Ленин В. Полн. собр. соч. Т. 30. С. 100.

18. Ленин В. Речь на площади Финляндского вокзала к рабочим, солдатам и матросам. 3(16) апреля 1917 г.: Полн. собр. соч. Т. 31. С. 98.

19. Сибирская советская энциклопедия. Т. 2. К. 603.

20. История Сибири. Т. 4. С. 56.

21. Кудрявцев Ф., Вендрих Г. Иркутск: Очерки истории города. Иркутск, 1971. 241 с.

22. АммосовМ.К. Ревкомы. Якутская правда. 1920. 1 июня.

23. Декрет о печати // О партийной и советской печати. М., 1954. С. 173-174.

24. Культурное строительство в Сибири в 1917-1960 гг. Новосибирск, 1962. 264 с.

25. Поршнев Г.И. Книжная летопись Иркутска за годы революции (1917-1919 гг.). Иркутск, 1920. 186 с.

O.D. Yakimov

Periodical press of the east Siberia in 1917 year

The article tells how formed the system of the periodical issues of this region during the Great Russian Revolution.

ІМНГ

U зі