Крутилин Д.С.

ОСОБЕННОСТИ СОЦИАЛЬНОГО ПОРТРЕТА ОФИЦЕРСКОГО КОРПУСА СОВРЕМЕННЫХ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ РОССИИ

Реформы, проводимые в России, выдвинули на первый план комплекс проблем, связанных с социально-структурной трансформацией общества. Это не могло не коснуться Вооруженных Сил в целом и офицерского корпуса в частности.

Масштабы, тенденции, глубина и особенности развития социальной структуры военной организации государства, ее усложнение определяются группой факторов.

Во-первых, проводимыми мероприятиями по сокращению численности армии и флота.

Во-вторых, приходом на смену прежде монолитной структуры денежного поощрения военнослужащих разнообразия форм и, как следствие, появлением нового типа социальной дифференциации, возникновением очагов социальной напряженности, связанных с тем, что определенная часть офицерского состава в результате распределения денежных вознаграждений осталась вне сферы поощрения, приобрела статус «недостойных».

В-третьих, углублением неоднородности воинского труда, изменением его функций, перестройкой трудовой мотивации военнослужащих;

В-четвертых, качественными изменениями в формировании эффективных стратегий решения проблем социально-экономического положения военнослужащих, их адаптационного потенциала, социально-психологического самочувствия.

Указанные процессы характеризуют «макросрез» армии и флота - механизмы соответствия и приспособления офицерского состава к формирующимся условиям рыночной экономики. Но существует еще и «микросрез» - развитие ситуации в сфере социально-экономических, социально-профессиональных отношений внутри отдельных воинских коллективов. Именно здесь общие институциональные изменения в области воинского труда оказывают непосредственное влияние на формирование статусных позиций военнослужащих, их социально-психологических черт, стратегий поведения в служебной и внеслужебной

жизнедеятельности. Масштабность проблем на этом уровне кажется иной, тем не менее именно в воинских коллективах образуются локальные военносоциальные среды со своим профессиональным и образовательным потенциалом занятых в них военнослужащих, со своей востребованностью (или невостребо-ванностью), служебными конфликтами, социальной напряженностью, со своими изменениями социально-экономического положения, психологической и другой готовностью к этому и т.д.

Поэтому актуальными и информативными представляются исследования дифференцированных категорий офицерского состава. В качестве предмета анализа были выбраны две группы (категории) офицеров - получающих денежное вознаграждение в соответствии с приказами министра обороны № 400, 400-А1 и не получающих денежное вознаграждение [2; 3]. Цель исследования состояла в том, чтобы провести анализ положения данных групп в военно-социальной среде и социально-трудовой структуре общества, а также определить общее и особенное в типологических характеристиках, статусных особенностях отдельных категорий офицеров.

Изучение с помощью применения социологических методов социальных и служебно-трудовых отношений имеет принципиальное значение. Это связано, во-первых, с возможностью исследования данных процессов в связи с общими проблемами развития социальной структуры общества и Вооруженных Сил; во-вторых, с «широким охватом» социальных аспектов включенности человека в служебную деятельность. Среди социальных аспектов - социальная мобильность военнослужащих, профессионально-квалификационные возможности данной категории населения, взаимодействие управляющих и управляемых структур и т.д.

Остановимся на полученных в ходе исследования результатах.

Некоторые тенденции развития военно-социальной среды в Вооруженных Силах. Одним из последствий проведения реформ в армии и на флоте явилось сокращение ряда офицерских должностей и увольнение с военной службы офицеров. Начиная с 2008 г. в соответствии с программой оптимизации численности офицерских кадров Вооруженных Сил с военной службы были уволены более 108,2 тыс. офицеров. Большинство (38 тыс. чел. - 35,2%) сокращены по

1 В соответствии с указанными приказами лучшим офицерам в зависимости от выслуги лет, родов войск, в которых они служат, и занимаемых должностей ежемесячно должны выплачиваться премии в размере от 35 тыс. до 150 тыс. рублей. В период 2009-2011 гг. на премирование офицеров Минобороны России запланировано выделить около 100 млрд. руб. - Д.К.

организационно-штатным мероприятиям. Среди покинувших армию 21,9% достигли предельного возраста службы, по истечении контракта ушли 16,3%, по состоянию здоровья - 12,5%, не выполнили условия контракта 5,7%, и еще 4,7% уволенных покинули ряды Вооруженных Сил по собственному желанию. Кроме того, выведены за штат, но не уволены с военной службы 46 тысяч офицеров [5].

При анализе распределения офицеров по возрастным группам обращают на себя внимание следующие тенденции: уменьшение среднего возраста военнослужащих с 33 лет в 2008 г. до 29 лет в 2010 г. Наиболее представительна возрастная группа 20-25-летних, это характерно для всего рассматриваемого периода начиная с 2008 г. За два года произошло уменьшение самой старшей группы офицеров - более 45 лет. В 2010 г. ее доля снизилась до 0,8% против 2,8% в 2008 г. Самая молодая группа (до 25 лет) в начале 2010 г. составила 18,4% всех офицеров, что почти в два раза меньше, чем в 2008 году. Другая молодежная группа (25-30 лет) составила около 27%, что также меньше, чем за все предыдущие годы.

Таким образом, офицерский состав молодеет, причем главным образом за счет сокращения доли старших возрастных групп, вместе с тем доля молодых офицеров также уменьшается.

Рассматривая офицерский состав с точки зрения структуры образовательных когорт, следует отметить, что, начиная с 2008 г. наметился постоянный рост имеющих высшее и высшее военное образование (почти на 18% и на 2% соответственно), в то время как число имеющих высшее образование, полученное в гражданском вузе, постоянно уменьшается (с 13 до 8%). Иначе говоря, формирующиеся новые возможности для служебной деятельности требуют от офицера более высокой военно-профессиональной подготовки, что должно существенно повлиять на образовательную структуру офицерского состава.

Далее, с 2008 по 2010 г. выросла доля младшего офицерского состава (с 57 до 65%) и уменьшился удельный вес старших офицеров (на 7%). В рассматриваемом периоде наиболее представлена группа офицеров с выслугой от 6 до 10 лет. Снизилось число тех, кто прослужил менее 2 лет - с 11 до 4%. Это явилось следствием прекращения призыва на военную службу «офицеров-двухгодичников».

Характеризуя офицерский состав по занимаемым должностям, можно сказать, что преобладающая часть его проходит военную службу на командных должностях: на их долю в 2010 г. приходится 68% общей численности офицеров

(увеличение по сравнению с 2008 г. в 1,2 раза); на штабных должностях служит 15% (увеличение в 1,2 раза); на инженерно-технических - 12% (увеличение в 1,3 раза); в органах воспитательной работы - 5% (уменьшение в 2,8 раза).

Анализ динамики распределения офицерских групп, объединенных в блоки по занимаемым должностям, свидетельствует о том, что за последние три года значительно сократилась доля офицеров воспитательных структур в общей численности кадровых военнослужащих.

Офицеры в сфере военно-социального взаимодействия. Смена форм денежного поощрения офицерского состава не только углубила его социальноэкономическую неоднородность, но и изменила мотивационные характеристики служебной деятельности. Это следует из анализа содержания оценок разных ее сторон, потребностей военнослужащих и степени их реализации. Служебнотрудовая деятельность становится во многом средством существования, а не средством самореализации, что существенно трансформирует поведение и массовое сознание отдельных групп офицеров. Исследование этого «среза» жизнедеятельности офицеров позволило проанализировать следующие аспекты служебно-трудового цикла: удовлетворенность воинским трудом, основными компонентами которой явились удовлетворенность профессией и материальным положением; намерения относительно сроков прохождения военной службы; стабильность и мобильность своего социального положения и функциональность воинского труда.

Для всего офицерского состава наиболее характерна частичная удовлетворенность военной службой в целом (64%), вместе с тем 16% опрошенных остаются полностью неудовлетворенными воинским трудом. Основными причинами, отрицательно влияющими на удовлетворение, являются низкий престиж профессии военного в обществе (49%) и неудовлетворительное материальное положение (45%). Более высокий уровень удовлетворенности воинским трудом проявила группа офицеров, получающих денежные премии по приказам № 400 и 400-А [2; 3], особенно в сравнении с теми, кого данное поощрение не коснулось. Офицеры, награждаемые деньгами, проявляют большую удовлетворенность своей профессией с точки зрения ее престижа (33% опрошенных офицеров, награждаемых деньгами, по сравнению с 19%, не получающими данное вознаграждение).

Таким образом, высокооплачиваемый военно-профессиональный труд имеет более высокую оценку у своих субъектов с точки зрения престижности.

В связи с этим следует выделить проблемы, которые, по мнению офицеров, наиболее актуальны для кадрового состава Вооруженных Сил РФ. Три первых места в ряду ранжирования занимают: обеспечение достойного материального положения офицеров; нерешенность жилищного вопроса; проблема оснащения войск (сил) современными вооружением и военной техникой. Три последних места - личная примерность офицерского состава в службе; проявление коррупции среди офицерского состава; наличие неуставных взаимоотношений в воинских коллективах. Важно заметить, что на проблемы материального и жилищного обеспечения чаще указывают представители ненаграждаемого офицерского состава, что объясняется весьма невысоким доходом данной группы офицеров, а вот о проблеме личной примерности в службе чаще говорят поощряемые офицеры (23 против 14% непоощряемых офицеров).

Как известно, современная организация военной службы не всегда представляет военнослужащим возможности для эффективной трудовой деятельности в связи с назначением тех, чьи воинские должности были сокращены, на другие, зачастую не соответствующие их квалификации и профессиональной подготовке, а также в связи с социальной напряженностью и т.д. Поэтому в системе военно-социальных отношений формируются различные виды включенности офицера в служебно-трудовой процесс. Профессионально-квалификационные возможности могут быть либо адекватны требованиям занимаемой должности, либо не соответствовать ей.

У большинства офицеров (41%) бытует мнение, что в ходе приведения армии и флота к новому перспективному облику подбор и назначение офицеров на должности организованы недостаточно эффективно, еще 17% отмечают абсолютную неэффективность проводимых назначений, и только каждый третий (31%) респондент отмечает ту или иную степень эффективности кадровых назначений.

Таким образом, в процессе военной службы выявлена различная степень удовлетворенности воинским трудом, тем не менее, формирование статусных позиций офицеров в значительной степени зависит от рационального использования трудовых ресурсов, прежде всего их квалификационного потенциала. Нереализованные возможности влияют на субъективное восприятие социального положения, перспектив дальнейшего прохождения военной службы, моральное самочувствие, цели и модели поведения.

В настоящее время желание продолжить военную службу до предельного возраста характерно для 40% офицеров, 12% кадровых военнослужащих склонны служить до получения права на пенсию, столько же (12%) - до получения жилья, а еще 10% намерены уволиться либо при первой возможности (3%), либо в связи с организационно-штатными мероприятиями (7%). Сроки прохождения военной службы детерминируются степенью удовлетворенности офицеров материальными благами. Так, наиболее обеспеченные в материальном и жилищном отношении настроены на более продолжительное прохождение службы.

Намерения и поведение анализируемых групп обусловлены сложным переплетением множества социально-экономических факторов, драматизмом социальных последствий проводимой реформы и рыночных отношений, формирующихся в воинских коллективах и Вооруженных Силах в целом. Среди основных факторов - угроза увольнения с военной службы, неудовлетворенность социальной защищенностью, нестабильность в целом своего социального статуса и др. У офицера имеются различные перспективы служебно-трудовой деятельности: шанс потерять должность, шанс уйти самому и найти другое рабочее место. Варьируются и причины смены, потери, поиска работы.

Таким образом, у поощряемых офицеров превалирует ресурс, связанный с содержанием военно-профессионального труда, он и определяет их возможные (и в данном случае желаемые) действия: продолжить военную службу до предельного возраста или до срока получения права на пенсию. Именно поэтому для этой категории офицеров характерен наиболее оптимистический взгляд на перспективы продолжения военной службы по сравнению с непоощряемыми офицерами. Для награждаемого офицерского состава типичны относительно более высокие оценки престижа военной службы, удовлетворенности материальных потребностей, военно-профессиональной ориентированности.

Офицеры и военно-корпоративная сплоченность в военно-социальной среде. Институциональные изменения в военно-социальной среде, наметившиеся в условиях модернизации Вооруженных Сил, со временем, очевидно, сформируют социальные группы, различающиеся по ориентации на совместные действия в защиту суверенитета и независимости нашего государства. В связи с этим актуально исследование служебно-трудовых конфликтов в воинских коллективах, путей формирования коллективного интереса как интегрирующего начала совместных действий, субъективной готовности офицерского состава к выполнению боевых задач. Эффективность воинской деятельности будет в значитель-

ной мере обусловлена уровнем сплоченности, интегрированности членов социальной группы.

Проведенный анализ позволил выявить разный уровень интегрированности внутри воинских коллективов. В качестве исходных «тестовых» индикаторов были использованы ответы опрошенных на следующие вопросы анкеты: «В какой степени Вы уверены в своих сослуживцах, если придется выполнять с ними реальные боевые задачи?» и «Способны ли Вы к самопожертвованию во имя Родины?». Полученные данные показывают, что офицерам, прежде всего поощряемым, более присуще понимание необходимости в сплоченных коллективных действиях: почти 94% из них уверены в большей части товарищей. Среди непоощряемых таких значительно меньше - 70%. Офицеры, награждаемые деньгами, достаточно высоко оценивают свою способность к самопожертвованию во имя Родины (около 60% заявили об абсолютной готовности). По сравнению с непоощряемыми разница значительная - последних всего лишь 38%.

Важно заметить, что большая часть офицеров абсолютно не согласна с введенной практикой деления военнослужащих на «лучших и худших». Такой подход в своей основе необъективен. Формально право отбора кандидатов на премиальные вознаграждения предоставлено командирам, а их выбор должны утверждать офицерские собрания. Однако на практике данный порядок зачастую не реализуется, предпочтения же командиров субъективны. Получается так, что если начальник относится с симпатией к каким-то из своих подчиненных, то он всегда найдет основания поощрить их, а вот если такой доброжелательности нет, то и получать ничего не придется. Это говорит о том, что в процессе реформирования складывается особенная ситуация, определяемая специфическими экономическими интересами отдельных военнослужащих и воинских коллективов. Шансы, которыми располагают последние, детерминированы, с одной стороны, должностными лицами, которые распоряжаются поощрительным фондом и назначают офицеров, подлежащих награждению, а с другой - собственной квалификацией и профессиональной подготовкой, востребованностью или невостре-бованностью в военно-социальной среде.

Таким образом, данные проведенного исследования свидетельствуют о реально существующих группах, различающихся между собой по степени военнокорпоративной сплоченности. И если мы говорим о формировании новых правил служебно-трудовых взаимодействий, то практика социальной справедливости, соучастия, сопереживания военнослужащих может и должна служить укреп-

лению основного организационного принципа военной организации - единства воинского коллектива.

Социально-экономическое неравенство и военно-социальное поведение офицеров. Изучая процессы, происходящие в социально-структурном развитии современной армии России, необходимо определить главное в происходящей трансформации военно-социальной среды, выделить и проанализировать те тенденции, которые имеют принципиальное значение с точки зрения уже сложившихся или только складывающихся моделей социально-экономического поведения офицеров, прежде всего в военно-социальной сфере. Неравномерность протекания этого процесса в офицерской среде, его различные виды и формы, поддержка военной реформы и резкое ее отрицание - все это порождает сложную систему поведенческих стратегий, продуктивных или непродуктивных, но так или иначе связанных с жизненно необходимыми потребностями.

Меры по повышению денежного довольствия различным категориям военнослужащих с целью обеспечения привлекательности и престижа военной службы привели к разделению военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, по уровню своего социально-экономического и служебного положения на четыре условные группы:

- военнослужащие, проходящие военную службу в центральном аппарате Министерства обороны Российской Федерации;

- военнослужащие, которые служат в других органах военного управления Министерства обороны Российской Федерации, видов Вооруженных Сил и родов войск;

- военнослужащие, проходящие службу в соединениях и воинских частях постоянной готовности;

- все остальные военнослужащие проходящие военную службу по контрак-

1

ту .

1 С 1 октября 2004 г. военнослужащим, замещающим отдельные должности в центральном аппарате Министерства обороны Российской Федерации, было установлено ежемесячное денежное поощрение соответственно в размере от 2,6 до 5,5 оклада по воинской должности. Одновременно указанной категории военнослужащих отменена надбавка за важность решаемых задач в размере 75% должностного оклада [1]. В то же время некоторым категориям военнослужащих, проходящих военную службу по контракту в органах военного управления Министерства обороны Российской Федерации, видов Вооруженных Сил Российской Федерации и родов войск Вооруженных Сил Российской Федерации, была установлена ежемесячная надбавка за важность выполняемых задач в размере 1,2 оклада по воинской должности [4]. - Д.К.

Существующая разница в денежном довольствии различных групп военнослужащих создала условия для расслоения военнослужащих по уровню своего материального достатка и для роста социальной напряженности в воинских коллективах, а также коррупционных проявлений среди военнослужащих.

Внедрение в 2009 г. новой системы материального стимулирования в виде награждения деньгами лучших офицеров, добившихся отличных результатов в своей служебной деятельности [2; 3], в целом способствовало появлению еще одной группы военнослужащих с высоким уровнем ежемесячных денежных доходов (в среднем 61 106,3 руб.).

Оценивая материальное положение опрошенных, надо отметить в целом очень невысокий уровень дохода. Офицеры, которых можно объединить в группу «бедных» («испытываю (ем) материальные затруднения, экономлю (им) на необходимом»; «отказываю (ем) себе в самом необходимом, живу (ем) от зарплаты до зарплаты»), составляют 30% кадрового состава Вооруженных Сил, среди них 23% поощряемых и 77% непоощряемых офицеров. Вместе с тем большинство офицеров хотят причислять себя к среднему классу. Налицо парадокс, заключающийся в явном противоречии реального состояния семейного бюджета, когда не хватает на самое необходимое, и отнесением себя к слою среднеобеспеченных. И парадокс этот не единичен. Так, 10% награждаемых офицеров уверены, что новая система материального поощрения снижает уровень боевой готовности войск (сил), а каждый пятый (25%) считает, что данное нововведение вообще не влияет на уровень боеготовности.

Кроме того, по мнению военнослужащих, образовавшийся дисбаланс в оплате ратного труда является основной причиной подачи офицерами рапортов об увольнении и крайне негативно влияет на желание молодых офицеров продолжать военную службу. Сегодня уровень денежного довольствия лейтенанта в войсках не превышает показатель среднемесячной зарплаты по стране.

Кадровая ситуация. Новая система денежного поощрения офицерского состава обусловила появление противоречий в кадровой политике органов военного управления. Необходимо обратить внимание на то, что механизм материального стимулирования и награждения деньгами лучших офицеров практически исключает продвижение офицеров по службе как «правовое средство стимулирования исполнения обязанностей военной службы» [7, с. 70-74]. Какой смысл в продвижении по службе для офицера, получающего денежное довольствие по данным приказам, если нет никакой вероятности того, что при прохождении во-

енной службы на высшей воинской должности или в более высоком воинском звании он будет признан лучшим и будет продолжать получать повышенное денежное довольствие?

Зачем офицеру, не получающему повышенное денежное довольствие, стремиться к добросовестному исполнению обязанностей военной службы, если абсолютно точно известно, что в этом году он уже не будет получать повышенное денежное довольствие и нет никаких правовых гарантий того, что это произойдет в последующие годы. Лучшие офицеры, которые получают денежное довольствие по вышеназванным приказам, в следующем году также могут быть опять признаны лучшими, а не признанные лучшими в этом году (это не говорит о том, что они плохие офицеры) и в следующем году могут не получать повышенного денежного довольствия.

О продвижении офицеров на высшие воинские должности из одной воинской части (например, признанной лучшей) в другую (не признанную лучшей) как способе ротации офицерских кадров, улучшения микроклимата в воинском коллективе, укрепления воинской дисциплины также придется забыть, так как большинство офицеров, получающих денежное довольствие по вышеназванным приказам, не дадут своего согласия на назначение на высшие должности в части, где они не будут получать повышенное денежное довольствие [6, с. 88].

Таким образом, экономические трансформации обострили комплекс проблем, связанных с поляризацией интересов отдельных офицерских групп в результате усиления социального неравенства. Экономические преобразования отодвинули на второй план декларируемые социальные цели - право военнослужащих на продвижение по службе, закрепленное в ч. 2 ст. 10 Федерального закона «О статусе военнослужащих». Положение офицеров в условиях переплетения сложных социальных, в том числе служебных, связей формирует самые различные виды отношений с военно-социальной средой, с системой существующих ценностей, новые правила военно-социальных взаимодействий.

Итак, изучение положения офицеров в военно-социальной среде потребовало проанализировать воздействие институциональных изменений в военносоциальных отношениях на формирование мотивационных характеристик служебной деятельности офицеров, их новых статусных позиций. Отличительными особенностями этих процессов являются, с одной стороны, признание важности и ответственности своего труда, его необходимости для общества, с другой -полная зависимость от его дифференцированной оплаты, понимание общей не-

стабильности своего положения в военно-социальной среде. Новая система премирования офицеров по-прежнему не решает, а еще более усугубляет проблему нарастающего расслоения офицерского корпуса. Принципиально важным становится развитие системы материального стимулирования во всей военносоциальной среде, при этом уровень денежного довольствия военнослужащих должен быть значительно выше, чем сейчас.

Результаты исследований важны для понимания сущности проводимых в настоящее время реформ, трансформирующих важнейший социальный институт государства - Вооруженные Силы. Такая проблема, как резкое увеличение социального неравенства, вызывает к жизни ряд негативных тенденций. Обнаружение их на эмпирическом уровне дает органам государственного и военного управления возможность оптимально решать проблемы стимулирования военнослужащих.

* * *

1. Вопросы денежного довольствия военнослужащих: Указ Президента РФ от 30 сентября 1994 г. № 1258. URL: http://infopravo.by.ru/fed2004/ch03/akt15003.shtm

2. О дополнительных выплатах офицерам, проходящим военную службу в объединениях, со-

единениях и воинских частях Вооруженных Сил Российской Федерации, в 2010 году: приказ министра обороны РФ от 17.12.2009 № 400-А. URL:

http ://www. kadi s. ru/newstext.phtml ? i d=43 868

3. О награждении деньгами офицеров Вооруженных Сил Российской Федерации: приказ министра обороны РФ от 02.08.2008 № 400. URL: http://data.rbc.ru/cgi-bin/showb.cgi/250808572.pdf

4. Об установлении надбавки за важность выполняемых задач некоторым категориям военнослужащих: приказ министра обороны Российской Федерации от 30 октября 2004 г. N 346 г. Москва. URL: http://www.rg.ru/2004/11/16/voennie-nadbavki-dok.html

5. Офицеров лишили права на ошибку // Военно-промышленный курьер. 2010. 30 июня - 6 июля.

6. Терехин А.М. Приказ министра обороны Российской Федерации от 2 августа 2008 года № 400 противоречит Конституции России! // Право в Вооруженных Силах. 2009. № 7.

7. Тюрин А.И. Стимулирование исполнения обязанностей военной службы: практические рекомендации для командиров и начальников. М., 2008. 205 с.