Рецензии

Особенности национальной скорости

Л.В. Макарова

Якунин В.И. В будущее России — с высокой скоростью. Монография. М.: Научный эксперт, 2012. 216 с.

Монография главы «Российских железных дорог», доктора политических наук В.И. Якунина «В будущее России — с высокой скоростью» представляет собой подробный анализ истории современного состояния и перспектив развития высокоскоростного железнодорожного сообщения в России. Но не только. Не меньший интерес вызывают страницы, посвященные мировому опыту организации высокоскоростного железнодорожного движения. Именно возможность сравнения наводит читателя на далеко идущие, можно сказать, судьбоносные размышления о России.

В самом деле, через отношение к транспортному обустройству собственной территории как нельзя лучше проявляется то, что называется национальным менталитетом, и в монографии не только приводится достаточное количество данных (в том числе в виде таблиц и фотографий), но и вполне обоснованных выводов об особенностях национального строительства скоростных железных дорог.

В объединенной Европе сеть высокоскоростных магистралей (ВСМ)

выглядит именно как сеть, и можно сказать, что она явилась предтечей возникновения Евросоюза. Сегодня Западная Европа стала одной «большой деревней», в которой из Парижа можно за 2-3 часа съездить практически в любой крупный город. Европейцы устроили себе самое комфортабельное, окультуренное, хоть и самое дорогостоящее, жилое пространство. Возможность отправиться на выходные в какой-нибудь город-музей или на очередной фестиваль, не лишаясь при этом привычного домашнего комфорта, — та особенность европейской жизни, которая делает ее мечтой даже для американцев. Кроме того, именно европейцы сегодня являются главными «держателями» высокоскоростных железнодорожных технологий. Скорость ради комфорта — так можно резюмировать европейское отношение к скоростному железнодорожному транспорту.

Далее автор переходит к описанию китайского опыта и китайских планов скоростного железнодорожного строительства. Это действительно впечатляет, на что, собственно, и рассчитано, поскольку именно китайцы при успешной реализации своих планов в скором будущем будут обладать самой протяженной

скоростной железнодорожной сетью. Свое относительно позднее развитие железнодорожного сообщения в стране китайцы обращают в преимущество — строят сразу современные высокоскоростные дороги, и уже сейчас Китай опередил все страны по протяженности путей, пригодных для поездов со скоростью свыше 200 км/ч (стр. 45). К 2020 г. в Китае их будет 120 тыс. км, из которых 7 тыс. км будут сверхвысокоскоростными линиями, специально выделенными для пассажирских перевозок (PDL), на которых скорость передвижения будет достигать 350 км/ч. Китай в настоящее время — единственная страна в мире, где коммерческие поезда на обычных (не экспериментальных) путях могут достигать скорости 350 км/ч. Самый скоростной поезд на магнитном подвешивании (маглев) от вокзала до аэропорта Шанхая Пу-дун достигает скорости 431 км/ч.

Правда, и в КНР, и за ее пределами есть критики, подвергающие сомнению экономическую целесообразность строительства системы ВСМ в стране, в которой большинство работающих из-за невысоких зарплат не в состоянии платить за дополнительную скорость в поездках. В этих случаях правительственные и партийные чиновники приводят аргументы, согласно которым введение ВСМ позволяет решить множество политических задач. Подход китайского государства выглядит классическим: государство призвано не только получать или способствовать получению прибыли, т. е. преследовать исключительно экономические цели развития. Есть цели, носящие не только финансово-экономический характер (с. 51).

Можно сказать, что китайский народ как всегда готов жертвовать

частными интересами ради общей цели, какой бы она ни была, в данном случае превращения Китая в самую скоростную железнодорожную державу. Успехи Китая уже превращают его из ученика и импортера технологий в производителя и экспортера, высокоскоростные транспортные артерии распространяются в восточноазиатском, центральноазиатском, российском, пакистанском направлениях. Но, собственно, такую задачу и ставит перед собой Китай — стать самым-самым. Скорость ради величия — так можно обозначить китайское отношение к ВСМ.

Очень интересен опыт Японии в строительстве и эксплуатации высокоскоростного железнодорожного транспорта, успешное развитие которого рассматривается как одна из весьма существенных составляющих «японского чуда». В Японии отрезки пассажирских поездок на скоростных линиях вполне укладываются в самое оптимальное расстояние — около 500 км. И именно японцы показали самую лучшую рентабельность ВСМ. Но сегодня, когда железнодорожное строительство продвигается в не столь населенные районы, о такого рода экономических чудесах речь не идет. Что же подвигает японцев продолжать развивать скоростную сеть несмотря на экономические кризисы и возрастающие затраты в районах с меньшей плотностью населения?

В.И. Якунин неслучайно приводит пример землетрясения марта 2011 г. и отмечает такие качества японского народа, как «способность сплотиться и не паниковать в самой критической ситуации, выносливость, терпение, отсутствие склонности к мародерству и наживе на чужом несчастье» (с. 75). Представ-

ляется, что проявление таких качеств можно в определенной степени отнести к моноэтничности японской нации, иными словами, все японцы в той или иной степени воспринимают друг друга как родственников, соответственно чужие несчастья для них не чужие и связность общего пространства имеет значение важнейшей ценности. Показательно, что среди мотивов подведения высокоскоростных железнодорожных путей в относительно малонаселенные и удаленные районы звучит идея об обеспечении безопасности, о возможности быстрой эвакуации людей в случае природных или техногенных катастроф. Что ж, своих в беде не бросают. И отношение японцев к скорости можно обозначить как скорость ради национальной сплоченности.

США на фоне европейских и азиатских успехов в деле строительства высокоскоростных магистралей выглядят новичками, хотя именно американцы «в значительной степени свое цивилизационное развитие связали со скоростью» (с. 76). Но самой мобильной нацией в мире американцев сделал автомобиль. Интерес к высокоскоростным железнодорожным магистралям в США возник на фоне проблем, вызванных автомобилизацией, — пробками и загрязненностью. Сегодня в национальных планах США провозглашается поэтапное создание сети высокоскоростного сообщения до 2030 г., которая должна покрыть большую часть территории страны, сократив время в пути между крупнейшими американскими городами. Вообще строительство скоростных железных дорог по-американски выглядит как действие весьма самодостаточного человека, человека «без комплексов»:

если мне не нужно, то неважно, что у других есть, а если понадобится, то сделаю лучше других. Американцы относятся к скорости прагматично: скорость ради выгоды.

На фоне других национальных проектов, достаточно определенных и логичных по системе внутренних ценностей, история реализации российского высокоскоростного железнодорожного сообщения противоречива и даже трагична. С одной стороны, какой русский не любит быстрой езды, и в качестве свидетельства тому автор перечисляет наш опыт ускорения: Индустриальный рывок. Прорыв в космос. Военный и мирный атом. Морской флот. С другой стороны, россияне непросто воспринимают изменения образа жизни, и глава РЖД как никто другой знает и не скрывает проблему недовольства определенной части населения России планами введения в строй высокоскоростных железнодорожных магистралей. К сожалению, в монографии не содержится анализа причин такого недовольства. Впрочем, это действительно отдельная тема для большого и серьезного исследования.

Тем не менее некоторые выводы в логике модернизации железных дорог как маркера российской модернизации в целом все же сделать можно. Очевидно, что Россия — очень сложная, многослойная цивилизация, в которой сходятся все концепты развития, соответственно, должен учитываться весь мировой опыт. В монографии очень хорошо представлены эти концепты и возможности их реализации в России. Как в Европе, достаточно густонаселенное пространство европейской России может быть обустроено

комфортабельно на основе высокого уровня жизни обитателей двух столиц. Как в Китае, требуется освоение огромных малозаселенных территорий и экономический прорыв ради сохранения и упрочения державы. Как в Японии, нужна сплоченность на национальном уровне и определенный реванш после развала СССР. Как в США, нужна ставка на независимость и прагматическое действие в собственных интересах. Очередной парадокс: все как у всех, чтобы оставаться самими собой.

Это парадоксальное отношение к модернизации железных дорог проявляется и в том, что, с одной стороны, «именно для населения России и в первую, и во вторую, и в третью очередь строятся высокоскоростные железные дороги» (с. 131), а с другой стороны, в качестве импульса модернизации железных дорог выступает прием иностранных гостей с связи с зимней Олимпиадой в Сочи в 2014 г. и чемпионатом мира по футболу в 2018-м. Именно возможность быстро добраться до олимпийских и футбольных стадионов определяет следующие направления развития ВСМ. Но на этом планы, конечно же, не заканчиваются: в перспективе — возможность за два часа добраться от Москвы до Киева и за шесть часов — от Москвы до Екатеринбурга.

Еще в перспективе строительство станции ВСМ в 50-100 км от Москвы с возможностью добраться до центра города за полчаса.

В результате внедрения скоростных железнодорожных технологий появится новый тип мобильного россиянина, которому не обязательно жить в крупном городе, чтобы там работать. Люди смогут чаще ездить на малую родину, растить там детей, заботиться о пожилых родителях, больше общаться с друзьями и родственниками. Для отдыха на море будет достаточно уик-энда. Для паломничества в святые места или экскурсии в исторические хватит одного дня. При этом в поезде можно работать, учиться, играть. Что же можно назвать особенностью национального российского отношения к скорости? Парадоксально, но это скорость ради того, чтобы остаться на своем месте и оставаться самими собой. Россия должна наращивать скорость, чтобы остаться Россией. Все остальное: комфорт, место в мировых рейтингах, социальная сплоченность, внешние экономические эффекты, все, что, безусловно, будет следствием внедрения высокоскоростного железнодорожного сообщения, — необходимое средство для того, чтобы сохранить и приумножить главное — Россию.