УДК 331.526:330.564.2 (470.1-22)

ОПЫТ ЭМПИРИКО-СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ ЗАНЯТОСТИ И ДОХОДОВ ЖИТЕЛЕЙ СЕВЕРНЫХ СЕЛЬСКИХ ПОСЕЛЕНИЙ

А.А. МАКСИМОВ

Институт социально-экономических и энергетических проблем Севера

Коми НЦ УрО РАН, г.Сыктывкар

maximov@iespn.komisc.ru

Описана методика оценки занятости и доходов в локальных системах (поселениях) северного региона. Ее информационную основу составляют данные, собранные в ходе полевых исследований и социологических опросов. Разработка и применение данной методики позволили получить достоверное представление о структуре занятости и доходов как в формальных видах деятельности, так и в сфере самозанятости.

Ключевые слова: занятость, доходы, Север, сельское поселение

A.A. MAXIMOV. EXPERIENCE OF EMPIRICAL AND SOCIOLOGICAL RESEARCHES OF EMPLOYMENT AND INCOMES IN NORTHERN RURAL SETTLEMENTS

The method of estimation of employment and incomes in local systems (settlements) of the northern region is described. Its information basis consists of the data collected during field researches and sociological interrogations. Development and use of the method has allowed to receive authentic estimations of structure of employment and incomes both in formal economy and alternative sphere.

Key words: employment, incomes, North, rural settlement

Занятость и доходы населения являются интегральными экономическими параметрами. Их показатели часто используются в качестве ключевых критериев социально-экономического развития территории. В то же время на уровне локальных систем соответствующие статистические данные полностью отсутствуют. Применение же только социологических методов для таких оценок не представляется возможным из-за чрезмерно высоких временных и финансовых затрат. Поэтому социально-экономические исследования в муниципальных сельских районах Республики Коми потребовали разработки специальных методов, позволяющих получить достоверные сведения о структуре занятости, заработной плате и среднедушевых доходах в поселениях и населенных пунктах.

Оценка фактической занятости и базовых доходов

В основе разработанных методов лежат сбор и анализ информации, которой обладают администрации поселений, с использованием специальной формы, получившей название «Трудовой паспорт». Данная форма предусматривает фиксацию в каждом населенном пункте поселения численности зарегистрированных и фактически проживающих жителей, в том числе по категориям: неработающие пенсионеры, дети, школьники, студенты, лица,

призванные в армию, находящиеся в отпуске по уходу за ребенком, работающие в поселении и за его пределами. Если все указанные категории жителей учтены правильно, то разница общего числа жителей и суммарной численности данных категорий представляет количество безработных. При этом экономически активное население составляют безработные и занятые.

Несмотря на то, что во многих населенных пунктах указанные сведения содержатся в книгах похозяйственного учета, заполненные на местах трудовые паспорта обычно содержат много ошибок. Их причины: неоднозначная трактовка специалистами поселений понятия «пенсионер», трудности в определении числа студентов, лиц, фактически не проживающих в населенном пункте, а также работающих за пределами поселения и района. Масштаб неточностей меньше в небольших поселениях, насчитывающих до 1 тыс. чел., где возможен счет людей буквально «по головам». Численность и структуру наличного населения, как правило, труднее оценить в крупных райцентрах и поселениях городского типа.

В городских поселениях и городах книги по-хозяйственного учета не ведутся. Поэтому число лиц, фактически в них не проживающих, а также работающих за пределами поселения или района, определяется экспертно. В этом случае очень по-

лезными являются оценки специалистов, которые основываются на материалах последней переписи населения или текущей информации об уровне занятости, а также экстраполяция данных по крупным населенным пунктам муниципальных районов, где уже проводились такие исследования.

В райцентрах и поселках со значительным количеством рабочих мест обычно работают жители из других населенных пунктов района. Интервьюирование специалистов администраций и руководителей предприятий позволяет получить оценки, где и в какой сфере деятельности заняты работающие за пределами своего поселения. При сборе такого рода информации помощь руководителей предприятий является особенно ценной.

В табл.1 представлена совокупная информационная база, которая используется при оценке занятости и доходов на уровне поселений и населенных пунктов.

Таблица 1

Информационная база для оценки занятости и доходов

Характер информации

Источник данных

Численность населения по группам (пенсионеры, в том числе занятые, дети, работающие, незанятые, прописанные, но не проживающие, др.)

Численность работающих:

- в поселении (по видам деятельности);

- в районе (за пределами поселения);

- за пределами района (с оценкой сфер и мест занятости)

В районе: структура занятости, численность пенсионеров, значения средней заработной платы, пенсий, пособий

Дифференциация заработной платы по видам экономической деятельности и по населенным пунктам разной категории

Трудовой паспорт поселения

Трудовой паспорт поселения,

интервью в поселениях,

на предприятиях и организациях

Статистика по району

Анкетирование, интервью в администрациях, на предприятиях, статданные по предприятиям

Достоверность оценок занятости по населенным пунктам и поселениям обеспечивали следующие шаги:

1. Предварительный анализ данных трудового паспорта каждого поселения в части соответствия суммарной численности всех категорий населения (пенсионеров, детей, занятых, незанятых, непроживающих и др.) общей численности прописанных (зарегистрированных) в поселении лиц.

2. Корректировка сведений трудового паспорта поселения при обнаружении ошибок разного рода. Особое внимание уделялось достоверности данных по числу пенсионеров и незанятых.

3. Дополнительная работа с трудовыми паспортами из-за недостаточности или противоречивости информации особенно по крупным поселени-

ям. Она включала уточнение полученных ранее сведений специалистами администраций поселений, а также обязательное телефонное или письменное обращение к руководителям предприятий и учреждений (пенсионного фонда, сферы управления и обеспечения безопасности, ЖКХ, промышленности, образования, культуры, здравоохранения, социальных вопросов, транспорта) для уточнения цифр по району, райцентру и городским поселениям.

4. Агрегирование данных и их сравнение со статистическими показателями по структуре занятости и числу пенсионеров в районе.

Анализ сведений трудовых паспортов, заполненных в сельских администрациях и проверенных согласно описанному алгоритму, в том числе через непосредственный контакт с руководителями предприятий района, часто уточняет статистические показатели о занятости по ключевым видам деятельности в муниципальном районе (жилищнокоммунальное хозяйство, связь, энергетика, добыча полезных ископаемых, транспорт, управление, здравоохранение и социальное обслуживание). Уточнение обычно связано с тем, что предприятие реорганизовано и еще не учтено в полной мере статистикой, либо является филиалом крупной компании, зарегистрированной в другом районе, или учреждением республиканского подчинения, поэтому учитывается территориальным органом статистики по месту регистрации. Включение в трудовые паспорта лиц, занятых на сезонных работах без официального оформления трудовых отношений, также увеличивает общее число работающих по видам деятельности по сравнению со статданными.

Полная картина по структуре занятости и категориям жителей населенных пунктов района использовалась далее для оценки средней заработной платы и среднедушевых денежных доходов. При анализе уровня доходов населения учитывались такие факторы, как статус и людность населенного пункта, экономическое «самочувствие» градообразующих предприятий. Так численность проживающих в населенном пункте влияет на объемы предоставляемых услуг, а, значит, и уровень зарплаты в обслуживающих отраслях (связи, образовании, торговле и др.). Административный статус населенных пунктов определяет присутствие групп населения, выполняющих более высокооплачиваемые управленческие функции (не только собственно в сфере управления, но и в отраслях, например, лесном хозяйстве, энергетике).

Достоверность оценок средней заработной платы и среднедушевых доходов по населенным пунктам обеспечивалась выполнением следующих операций:

1. Населенные пункты ранжировались на категории по уровню заработков (пенсий) в каждой отрасли (до трех категорий). При этом использовались показатели статуса поселения (административный статус, численность населения, «самочувствие» градообразующих предприятий), сведения о заработной плате на предприятиях и организациях, анализировались также анкетные данные по дохо-

дам населения. Для выполнения расчетов строилась первичная таблица заработной платы и иных доходов для каждой отрасли с учетом трех категорий населенных пунктов (поселений).

2. По известной структуре занятости (численности пенсионеров), величине заработной платы (пенсии) рассчитывались фонды заработной платы (пенсий) в районе, а затем - значения средней заработной платы (пенсии), которые сравнивались со статистическими данными. Если значения средней заработной платы (пенсии) отличались от статистических, проводилась небольшая коррекция первичной таблицы по заработной плате. Расчеты выполнялись повторно, пока не достигалось приемлемое соответствие статистических и расчетных значений средней заработной платы.

3. Фонды заработной платы, пенсий, выплат пособий по безработице, эпизодических доходов безработных суммировались, относились к числу жителей и определялись среднедушевые доходы в населенных пунктах, поселениях и в районе в целом.

Результаты оценки среднедушевого денежного дохода и фактической безработицы по населенным пунктам муниципального района представлены на примере муниципального района «Усть-Вымский» (рис. 1).

стрируемая центрами занятости [1]. Еще большая разница между статистическими и фактическими показателями занятости наблюдается по населенным пунктам. Даже во многих периферийных муниципальных центрах безработица достигает 40-50%, а занятость обеспечивает бюджетная сфера (государственный сектор). Предпринимательство в селах и деревнях, представленное, в основном, торговлей, зависит от покупательского спроса, сформированного пенсиями, льготами и денежными доходами, генерируемыми в госсекторе.

Сравнение результатов оценок по разработанному методу и методике, основанной на проведении выборочных обследований с использованием критериев Международной организации труда, показало по данным 2004 г. совпадение численности занятых в сельской местности Республики Коми (36% общей численности сельского населения). В последующие годы в выборочные обследования (выполняемые территориальным органом статистики) стали включать в число занятых домохозяйства, содержащие крупный рогатый скот и имеющие доходы от данного вида деятельности. Это увеличило занятость до 44% от общего населения.

Преимуществом предложенного нами метода является возможность оценить структуру занятости и доходов не выборочно, а в каждом поселении и

Рис. 1. Доходы и безработица в Усть-Вымском районе, 2007 г.

Из рисунка видно, что на фоне относительного благополучия районного центра, поселков городского типа и поселков с предприятиями Управления Федеральной службы исполнения наказаний значительная часть населенных пунктов района образуют глубокую периферию, отличающуюся низким уровнем жизни населения и высоким уровнем фактической безработицы.

Результаты исследований показывают, что фактическая безработица в целом по сельским районам в 3,5- 6 раз выше, чем официально реги-

населенном пункте муниципального района. Фиксируемый при этом сравнительно высокий уровень фактической безработицы в сельской местности (более 30% численности трудоспособных) отражает реальное отсутствие рабочих мест либо возможность низкооплачиваемой работы в сельскохозяйственных производственных кооперативах. Однако, если учесть, что на селе по сравнению с городскими округами работает незначительная доля пенсионеров, то проблема безработицы здесь является еще более острой.

Альтернативные виды занятости

При высокой безработице альтернативой формальной занятости являются самозанятость в личном подсобном хозяйстве (ЛПХ); использование недревесных продуктов леса (НПЛ) - дикоросов, дичи, рыбы; временные работы (изготовление срубов, «таксовка», заготовка дров и другие услуги односельчанам), а также промыслы (изготовление сувениров, саней, лодок, плетение и т.п.).

Изучение альтернативных видов занятости и связанных с ними доходов проводилось методами анкетирования домохозяйств, а также интервьюирования экспертов и экономически активных жителей. Результаты исследований, проведенных в рамках проекта Регионального некоммерческого фонда «Серебряная тайга» в 2008-2009 гг. в девяти сельских поселениях, обобщены в табл. 2.

150 руб. в месяц на одного сельского жителя. Это немногим ниже доходов от продажи продукции ЛПХ или НПЛ. Но для некоторых семей эти занятия приносят дополнительно от 10 тыс. до 50 тыс. руб. в год.

Важным занятием для селян является рыболовство и охота, которые не только решают проблему питания ценной белковой продукцией, но для коренных жителей имеют и духовную составляющую - сохраняют чувство принадлежности к родной земле и культурную непрерывность. В удаленных селах на реках Мезень и Печора на одного сельского жителя в среднем добывается около 15 кг рыбы и 10 кг дичи, в периферийных поселениях юга республики уровень добычи рыбы примерно в два раза ниже (рис. 2).

Как показали проведенные социологические исследования, личное хозяйство, использование

Таблица 2

Вклад разных источников в совокупный среднедушевой доход, руб./чел.*

Поселение Зарплата в поселении Пенсии Зарплата вне поселения Продажа продукции ЛПХ и НПЛ Потребление продукции ЛПХ и НПЛ Прочее Всего

Верхолузье 1275 1571 0 113 1014 15 3988

Черныш 2586 1021 645 411 484 30 5177

Спаспоруб 1925 978 1036 410 1263 175 5786

Кажым 2729 901 710 189 322 45 4896

Пузла 5724 1231 84 319 1098 74 8530

Пысса 1644 1803 371 181 830 145 4974

Красный Яг 2118 1958 1155 383 721 128 6462

Приуральское 3116 1263 1669 1037 1304 405 8794

Турья 2758 1318 1040 813 1024 112 7066

Всего 2738 1299 788 447 903 132 6306

* Данные социологического опроса в поселениях: ЛПХ, НПЛ, прочее - извоз, сбор металлолома, строительство срубов, лодок, народные промыслы, заготовка дров и другие услуги односельчанам.

В каждом поселении анкетировалось до 40 домохозяйств (от 10 до 30% жителей). В анкете подробно фиксировались занятость и базовые доходы семьи, условия и особенности самозанятости. Как видно из данных табл. 2, производство сельхозпродукции и использование НПЛ вносят наибольший вклад в среднедушевые доходы жителей рассматриваемых поселений.

Личное подсобное хозяйство в среднем увеличивает доходы почти на 1000 руб. за счет продуктового самообеспечения. Его вклад в денежные доходы существенно ниже и находится на уровне 250 руб.

Продажа ягод и грибов дает прибавку среднедушевых доходов также на уровне 250 руб. В урожайные годы эта часть доходов возрастает, а в селах и деревнях, расположенных вблизи богатых грибами и ягодами местах, среднедушевые доходы от сбора дикоросов могут достигать 800 руб. в месяц.

Доходы от временных работ, промыслов и ремесел по вкладу в среднедушевые доходы невелики, по совокупной выборке они составляют около

□ Рыба ■ Дичь

25

сГ

о |_ 20

|_

ГО

3- 10

XI

ю

о 5

0

п _. 1 .п.

сГ

О4 С''0

о<5

Рис. 2. Объемы добычи рыбы и дичи в поселениях.

НПЛ, ремесла и временные формы занятости смягчают последствия безработицы и низких доходов селян. В то же время, существующие виды и способы альтернативной занятости кардинально не могут решить проблему бедности на селе. Даже с

учетом продуктового самообеспечения в селах и деревнях 50% домохозяйств имеют доходы ниже прожиточного минимума, и около 20% семей по самооценке и величине среднедушевого дохода (менее ^ прожиточного минимума) являются крайне бедными.

Производство сельхозпродукции северным домохозяйством

Анализ производства и реализации сельскохозяйственной продукции сельскими домохозяйствами показывает, что производство растет с увеличением ЧКД - человеческого капитала домохозяйства. ЧКД измеряется числом человек, способных к полноценному труду в личном подворье [2]. В общем случае ЧКД является дробным числом, а его величина зависит от численности, возраста, здоровья и образования членов семьи.

Рост производства и реализации сельхозпродукции практически пропорционален численности домохозяйства, так что среднедушевые показатели производства мало зависят от человеческого капитала (табл. 3).

зяйства (росту количества рабочих рук) и потребности семьи в продуктах питания.

Отношение среднедушевого базового дохода к доходам от производства сельхозпродукции (графа 4 в табл. 3) в среднем для выборки равно 4,1. Социологические обследования показывают, что это отношение в нечерноземных регионах центральной России равно единице при равном уровне среднедушевого базового дохода [3]. Учитывая, что в выборке по исследованным поселениям число домашних животных на одного жителя в два раза больше, чем это фактически имеет место, можно сделать вывод, что сельские подворья Республики Коми производят сельхозпродукции в восемь раз меньше, чем в нечерноземной зоне центральной России.

Выводы

Проведенные эмпирико-социологические исследования занятости и доходов в муниципальных районах Республики Коми подтвердили актуальность и корректность предложенной методики оценки. Они выявили, что значительная часть сельских населенных пунктов образуют периферию с низким

уровнем доходов и Таблица 3 высоким уровнем фактической безработицы.

При существенном превышении (в три-шесть раз) фактической безработицы в сравнении с зарегистрированным уровнем, она охватывает почти треть трудоспособного населения сельских муниципальных районов и еще выше в периферийных поселениях. Денежные доходы в среднем по сельским районам находятся на уровне прожиточного минимума. Значительная часть селян имеет доходы ниже прожиточного минимума, выживая за счет эпизодических работ, личного подсобного хозяйства, сбора и продажи дикоросов.

Среди альтернативных форм занятости селян наибольший вклад в среднедушевые доходы вносят производство сельхозпродукции, сбор дикоросов, рыболовство и охота. Сельские подворья республики выполняют функцию продуктового самообеспечения селян, мало ориентированы на рынок и производят сельхозпродукции почти на порядок ниже, чем в нечерноземной зоне центральной России. Такой уровень сельхозпроизводства не соответствует уровню человеческого капитала на селе, не отвечает историческому опыту развития экономики Коми края [4] и современным задачам устойчивого развития сельской местности.

Необходимо подчеркнуть чрезвычайно высокий уровень социальной дезорганизации и неблагополучия коми сел и деревень, который обусловлен

Производство и реализация сельхозпродукции домохозяйствами с разным уровнем человеческого капитала

Величина человеческого капитала, ед. Число домохо- зяйств Базовый душевой доход, руб. Отношение базового душевого дохода к с/х производству Средние значения по хозяйствам Среднедушевой показатель

Произ- водство, руб. Реали- зация, руб. Произ- водство, руб. Реали- зация, руб.

Менее 1,75 83 4454 4,3 1449 191 1037 136

1,75-2,75 117 5519 4,4 3198 872 1247 340

2,751-3,75 109 4363 4,1 3958 1126 1065 303

Более 3,75 35 4779 3,7 6393 2174 1301 442

Всего 344 4795 4,1 3342 920 1158 319

Реализация сельхозпродукции домохозяйств составляет примерно треть от производства, а среднедушевые показатели реализации в домохозяйствах со средним и высоким человеческим капиталом практически одни и те же.

Приведенные результаты показывают, что сельские домохозяйства поселений независимо от уровня человеческого капитала производят объем сельхозпродукции на одного жителя примерно одинаковый. В группе с низким человеческим капиталом доходы от реализации сельхозпродукции ниже. Но объемы реализации в группах со средним и высоким капиталом не столь велики, чтобы говорить о сильной дифференциации домохозяйств по их товарности. Отсюда следует вывод, что высокий (выше 2 единиц), с точки зрения современного и технически хорошо вооруженного мелкотоварного сельхозпроизводителя, человеческий капитал сельских домохозяйств в Республике Коми для развития производства практически не используется. Наблюдающийся рост производства соответствует увеличению ЧКД и среднего числа членов домохо-

длительным периодом освоения ресурсов территории колонизационными методами, без учета ключевых прав и интересов коми народа, а также сообществ русских старожилов [5]. Такое положение наглядно проявляется в показателе смертности мужчин от самоубийств: в местах компактного проживания (преобладания) коми он в три-четыре раза выше, чем в городах республики, и в два-три раза выше, чем в других сельских ареалах [6, 7].

Комплексный характер, взаимозависимость социальных и экономических проблем в местах компактного проживания коми народа определяют специфический характер практических решений. При этом ключевые решения находятся в плоскости прав коренного народа на землю, ресурсы и самоуправление, что подчеркивается и современными исследованиями, и международными правовыми документами [8, 9]. Исходя из сказанного, необходима серьезная работа по институционализации этнических территорий и поселений Республики Коми с использованием процедуры самоопределения и создания совершенно новых законодательных, организационных и иных условий их устойчивого развития.

В среднесрочной перспективе необходимы разработка и реализация целенаправленной политики государства по укреплению социального капитала села. Среди ее направлений: поддержка самоорганизации жителей сел и деревень для местного развития, укрепление самоуправления, создание необходимых структур для эффективного использования местных ресурсов (сельскохозяйственных, лесных и иных), максимальное вовлечение организованных групп селян (предприятий, артелей) в промышленные проекты района и за его пределами.

Программа фундаментальных исследований Президиума РАН № 24 «Фундаментальные проблемы пространственного развития РФ: междисциплинарный синтез». Направление 11.5. Зона Севера. Проект ««Постиндустриальная трансформация как фактор снижения периферийности пространства северного региона».

Литература

1. Потенциал развития муниципальных образований: содержание, оценки, управление (на материалах Республики Коми) / Коллектив авторов. Сыктывкар, 2008. 344 с.

2. Пациорковский В.В. Сельская Россия: 1991 -2001 гг. М.: Финансы и статистика, 2003. 368 с.

3. Пациорковский В.В. Сельская Россия: приоритеты развития. М.: Поколение, 2009. 192 с.

4. Котов П.П. Динамика уровня земледелия в Коми крае в конце XVIII - начале XX веков. Сыктывкар, 1996. 166 с.

5. Максимов АА Коренные народы Севера: политика, право, экономика // Север как объект комплексных региональных исследований / Отв. ред. В.Н. Лаженцев. Сыктывкар, 2005. С.126-150.

6. Максимов А.А. Проблемы самоорганизации коренных жителей северных сельских поселений // Север и Арктика в пространственном развитии России: Научно-аналитический доклад. Москва - Апатиты - Сыктывкар. Апатиты: Изд-во Кольского научного центра РАН, 2010. 213 с.

7. Чермных НА. Этнодемографическая оценка здоровья ижемских коми в XVIII-XX веках. Сыктывкар, 2002. 88 с.

8. Доклад о развитии человека в Арктике (ДоРЧА). Перевод с английского / Ред. А. В. Головнев. Екатеринбург, Салехард, 2007. 244 с.

9. Декларация Организации Объединенных Наций о правах коренных народов, принята резолюцией 61/295 Генеральной Ассамблеи от 13.09.2007 г.

Статья поступила в редакцию: 14.12.2010.