Глущенко М. Е.,

Омский государственный институт сервиса

ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ АКТИВНОСТЬ РОССИЯН: СТАТИСТИЧЕСКИЙ

АСПЕКТ СОЦИАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ

Россияне, несмотря на все социальные, политические и экономические проблемы в обществе, остаются одной из самых аполитичной нацией. Кризис подорвал благосостояние большинства россиян, однако социологические опросы граждан показывают, что выходить на улицы с транспарантами и отстаивать свои права люди готовы только в самых критических случаях. Кроме того, невысокая протестная активность наших сограждан в последние годы продолжает снижаться.

Директор по коммуникациям Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) Ольга Каменчук считает, что революционные волнения в России в ближайшее время вряд ли возможны, так как для крупных общественно-политических выступлений необходим фактор столицы, а в больших городах обстановка довольно спокойная [7].

ВЦИОМ представил данные о том, как россияне оценивают вероятность выступлений протеста. Согласно проведенным опросам, продолжает расти доля россиян, считающих массовые выступления против падения уровня жизни в своем населенном пункте маловероятными (с 46 % в марте 2006 г. до 71 % в июне 2009 г). Одновременно, все меньше становится тех, кто уверен в возможности таких акций (48 % опрошенных в марте 2006 г, 25 % - в июне 2009 г.). Те, кто допускают возникновение выступлений протеста в своем населенном пункте, чаще всего ожидают митингов и демонстраций (72 %). 52 % опрошенных жителей Москвы и Санкт-Петербурга склонны ожидать забастовок. Россияне, проживающие в крупных и средних городах, чаще других прогнозируют протесты в форме сбора подписей под петициями (57%).

Все больше россиян сообщают о неготовности поддержать массовые выступления протеста

- с марта 2006 г. доля таких респондентов увеличилась на 17 % (с 57 % до 74 %). Не поддерживают подобные акции, в основном, жители Центрального округа (78 %), южане и сибиряки (по 76 %), москвичи и петербуржцы (81%) и приверженцы партии «Единая Россия» (78%).

В 2009 г. к участию в массовых выступлениях был готов каждый пятый (21%) против 35 % в 2006 г. Потенциальные протестанты - это, как правило, жители Северо-Западного округа и Дальнего Востока (31 % и 29 % соответственно), жители крупных и средних городов (25 %), сторонники ЛДПР (41 %). Но, по мнению экспертов ВЦИОМ, это лишь «декларируемые» намерения. Прежде чем делать какие-либо выводы, необходимо выяснить, что респонденты имеют в виду под акциями протеста.

Исследование ВЦИОМ показало, что только 13 % наших соотечественников готовы принимать участие в митингах и демонстрациях. Поставить подписи под петициями и воззваниями к власти согласны 11 % опрошенных. Резкие формы протеста имеют ещё меньшую поддержку. Так, лишь 6 % опрошенных россиян выразили готовность бастовать, участвовать в голодовках, захвате зданий, перекрытию путей и вооруженных столкновениях. Чем больше усилий требуется для выражения протеста и чем больше риск, тем на меньшую активность граждан могут рассчитывать организаторы протестных акций. «Общество сейчас пассивно. Большинство считает, что для выражения своего протеста достаточно поставить подпись под каким-нибудь документом» - утверждает директор по коммуникациям ВЦИОМ [7].

Аполитичность населения России подтверждают и другие социологические исследования. Так, респонденты аналитического центра «Левада-центр» поставили право на участие в митингах и демонстрациях на последнее место среди прочих свобод. Лишь 10% сограждан считают важной возможность выйти на улицы с некими требованиями [4].

В действительности найти желающих поучаствовать в уличных акциях ещё сложнее. Для функционеров политических и общественных движений набор для митингов сочувствующих в такой инертной массе становится настоящей проблемой. Директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко отмечает, что в современных условиях существует четыре основных способа набора «массовки» на митинги: первый - это члены партии и их молодёжных движений, второй - сотрудники подконтрольных одному из организаторов учреждений или коммерческих предприятий, третий - за деньги, четвёртый и последний по значимости - агитация.

Логично предположить, что в демократическом обществе последний способ должен являться ключевым: людей убеждают приходить на акции, они исполняются решимости поддержать организаторов и присоединяются к протесту. В российской реальности всё обстоит с точностью наоборот. «Агитация работает, только когда происходит что-то уж совсем

запредельное», - говорит политолог [5].

Демонстрации и митинги давно превратились в хорошо работающие коммерческие

предприятия. Бескорыстные уличные акции, являющиеся выражением гражданского протеста, пребывают в явном меньшинстве. Проблему инертности народных масс политические движения решают, как умеют. На помощь партиям, изнывающим от недостатка активистов, приходят посредники, готовые обеспечить явку на митинг. Как правило, массовку на мероприятия просто собирают за деньги. В Интернете объявления о поиске статистов на митинг соседствуют с объявлениями о поиске людей для промоакции или для съёмок сериала. На самом крупном российском форуме Massovki.Ru, где находят друг друга организаторы и желающие подзаработать, политические акции выделены в отдельную секцию. В ней представлен весь спектр политических партий.

Профессиональные вербовщики подберут любую публику. Чем сложнее отыскать тот или иной типаж, тем он будет стоить дороже. Например, если есть риск силового противостояния, то обращаются к студентам физкультурных вузов. Услуги физически крепких ребят стоят в пределах 1000 рублей. Кстати, существуют всевозможные доплаты «за вредность». К примеру, махальщикам флагов выдают дополнительные 100-200 рублей. Сильная жара или холод также дают повышающий коэффициент. Перед тем как отправиться на мероприятие, всех «профессиональных» митингующих инструктируют насчёт того, как следует себя вести: что отвечать милиционерам, как вести себя в случае задержания, как реагировать на возможные провокации и т.д. [5].

Почему граждане России столь пассивны в выражении своих общественно-полических взглядов и настроений? Возможно, одним из сдерживающих факторов являются политические репрессии, имеющие место в судьбе ещё живущих ныне поколений. ВЦИОМ опубликовал результаты исследования, целью которого было выяснить, как россияне оценивают вероятность политических репрессий в будущем, выяснить отношение россиян к преследованиям со стороны властей.

Большинство россиян категорически против репрессий и убеждены, что политические репрессии властей страны в отношении ее граждан недопустимы в принципе (59 %) . Россияне, как правило, не верят в возможность повторения диктатуры и массовых репрессий в нашей стране в будущем, однако за последние три года таких респондентов стало несколько меньше (с 76 % до 62 %): 17 % россиян считают их абсолютно невероятными, 45 % - маловероятными. Как правило, так думают сторонники «Справедливой России» (67 %) и респонденты, одобряющие деятельность Д. Медведева на посту Президента (66 %). В реальность репрессий в будущем верят 22 %. Наиболее вероятными они кажутся приверженцам ЛДПР (31 %), и тем, кто не одобряет деятельность Президента (30 %) [7].

Приведенные данные говорят о том, что просталинские настроения в российском обществе, тяга к жесткой руке, тоталитарному режиму, сильно преувеличены. Они распространены далеко не так широко, как это кажется некоторым экспертам и политикам.

Однако, аналитиками были отмечены некоторые тревожные тенденции сокращения гражданско-правового поля в российском обществе. В конце декабря 2010 года Общественная палата РФ подготовила ежегодный доклад "О состоянии гражданского общества в РФ в 2010 году" [2]. Во всех сферах жизни Общественная палата РФ обнаружила склонность к силовым методам решения проблем и отсутствие у федеральных и региональных властей настроя на диалог с муниципалитетами, бизнесом, общественностью.

В докладе делает вывод, что власти "слабо реагируют на основные запросы общества". Отсутствие реакции или намеренное игнорирование обращений общественности быстро превращает проблемные ситуации в конфликт с властями, которые попадают в фокус внимания СМИ и интернет-сетей, получают общественный резонанс и выливаются в острые социальнополитические напряжения.

В докладе отмечается, что и политические партии практически не реагируют на инициативы гражданского общества, а парламент так и не стал "местом дискуссий". В большинстве партий вообще нет четко выраженных позиций по проблемам, поднимаемым гражданским обществом. Гражданское общество, в свою очередь, также не получает новых идей от партий, парламента и региональных законодательных собраний.

Общественная палата делает вывод о том, что для модернизации страны - технологической, инфраструктурной и общественной, заключающейся в преодолении коррупции,- власть должна нести законодательно закрепленную обязанность учитывать голос гражданского общества при выработке решений всех уровней. Общественность должна шире привлекаться к созданию правовой культуры, без которой Россия не решит своих социально-экономических задач.

Кроме того, каждое демократическое общество заинтересовано в активной гражданской позиции молодежи, как стратегического ресурса общества. Сложившаяся на сегодня ситуация в сфере развития социальной активности молодого поколения неоднозначна. С одной стороны, современную российскую молодежь отличает рост самостоятельности, практичности и мобильности, ответственности за свою судьбу, резкое повышение заинтересованности в получении качественного образования и профессиональной подготовки, влияющей на дальнейшее

трудоустройство и карьеру. С другой стороны, молодым людям присущ низкий уровень интереса и участия в событиях политической, экономической и культурной жизни.

Официальная статистика о том, насколько пассивна российская молодежь в политической и общественной жизни практически отсутствуют - соответствующие данные либо не собираются, либо недоступны по соображениям обеспечения конфиденциальности. Таким образом, отдельные попытки сбора анализа такой информации чрезвычайно интересны.

Используем для анализа результаты разовых и периодических обследований Фонда «Общественное мнение» (ФОМ) [3] и Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) [7]. Необходимо отметить, что большинство данных о политической и общественной жизни молодежи носит предположительный, а не констатирующий характер, поскольку черпается из результатов социологических опросов. Следовательно, результаты такого анализа нельзя рассматривать как репрезентативные.

Эксперты общественной организации «Гражданская инициатива» выделяют несколько возможных критериев для оценки политической активности молодежи [1]:

1. Критерий интереса к политике.

По данным опроса ФОМ, интересуются политикой 37% молодежи, а почти две трети наших молодых сограждан (62%) не проявляют интереса к этой сфере. Наиболее аполитичная группа -молодежь в возрасте от 18 до 29 лет. Больший интерес к политике проявляют также молодые люди с высшим образованием, сравнительно состоятельные, они чаще обсуждают политические события со сверстниками. Это значит, что высокоресурсные группы молодежи чаще воспринимают политическую информацию, транслируют и интерпретируют ее в своем кругу [3].

Таким образом, можно сказать, что интерес молодежи к политике связан с социальным капиталом: более образованные, состоятельные, добившиеся некоторого положения в обществе молодые люди начинают чаще интересоваться политикой, чем те, кто просто борется за выживание, занят учебой или семьей.

2. Критерий личного участия в политической деятельности.

Одним из важных показателей политической активности молодежи является готовность лично участвовать в политической деятельности. На вопрос: «Вы допускаете или исключаете для себя возможность стать активистом какой-либо партии?» утвердительно ответили 12 % респондентов, отрицательно - 81 %, затруднились ответить - 7 % [3]. Таким образом, подавляющее большинство молодых людей абсолютно исключают для себя возможность стать активистом той или иной партии. Этот факт свидетельствует о значительной политической пассивности молодежи. Основные причины этой пассивности заключаются в следующем:

- молодежь не имеет навыков самоорганизации, артикуляции и отстаивания собственных интересов;

- сами политические партии не занимаются деятельностью по агрегированию и защите интересов той или иной части населения страны (и молодежи в частности).

3. Критерий участия в выборах.

Наиболее четким и показательным индикатором политической активности или неактивности населения является участие в выборах. По данным ФОМ на 2007 год на вопрос: «Вы лично участвуете в выборах всегда, часто, редко или никогда не участвуете?» респонденты от 18 до 35 лет ответили следующим образом: 58 % никогда не участвуют в выборах или участвуют редко, 37 % участвуют всегда или зачастую, 4 - затруднились ответить.

По официальным данным в парламентских выборах 2003 года участвовало только 42 % населения в возрасте 18-35 лет. На выборах в Государственную Думу 2 декабря 2007 года участвовало 52 % населения в возрасте от 18 до 35 лет. Таким образом, процент неучастия в выборах остается сравнительно высоким - 48 %. Причем, из числа опрошенных респондентов, не принявших участия в выборах, только 10 % сожалеет о том, что они не принимали участие в выборах [3].

4. Критерий недоверия к институту выборов.

По данным ФОМ на 2007 год 38 % респонденты от 18 до 35 лет считают, что результаты выборов отражают мнение народа, 44 % - считают, что результаты выборов не отражают мнения народа, 18 % - затруднились ответить [3]. Таким образом, среди молодых россиян бытует недоверие к институту выборов, причем в последние годы оно даже усиливается.

5. Критерий необходимости привлечения молодежи к участию в политической жизни общества.

По данным ВЦИОМ на октябрь 2007 года за привлечение молодёжи к участию в политической и общественной жизни высказывается большинство респондентов - 75 %. В их числе 42 % считают, что это, безусловно, нужно делать. В 2005 г. отмечала потребность привлекать молодёжь к политике большая часть опрошенных - 82 %, в том числе, безусловно «за» были 48 %. Сторонники приобщения молодёжи к политике полагают, что для этого прежде всего нужно учитывать в программах партий интересы и проблемы молодёжи (59 %), создавать и укреплять молодёжные организации при ведущих политических партиях (36 %), выдвигать

молодёжь на первые роли в партиях, предоставлять молодёжи возможность самой создавать политические объединения в соответствии со своими интересами (по 25-27 %), развивать самодеятельные общественные молодёжные объединения (17 %). За два года возросло число тех, кто считает самым важным учитывать в партийных программах интересы молодёжи (с 50 % до 59 %), и сократилось доля тех, кто за материальное (с 23 % до 17 %) и карьерное стимулирование молодёжи (с 18 % до 14 %) [7].

Анализируя вышеприведенные данные, можно сказать, что большинство молодежи пассивно в своих политических устремлениях. Общественной организацией «Гражданская инициатива» для преодоления сложившейся тенденции выдвинут ряд предложений, позволяющих развивать электоральную активность молодых людей [1]:

1. Расширять представления молодежи об истории избирательного права, избирательных процедурах, тем самым повышая политическую культуру молодежи.

2. Работать с новым электоратом, молодыми людьми, которые впервые принимают участие в выборах, акцентируя их внимание на статусности их новой роли в обществе, понимании значимость этой роли для себя, для общества, для государства.

3. Организовывать разные формы общения молодежи (так называемые переговорные площадки) с представителями избирательных комиссий, органов власти, членами политических партий для повышения степени доверия к властям и политическим партиям.

Указанные аспекты повышения общественно-политической активности молодежи будут способствовать формированию её активной гражданской позиции в обществе. В условиях современной реальности без активного вовлечения молодежи в общественную жизнь невозможно решение задачи построения гражданского общества в России.

Литература

1. http://ciin.ru/projects

2. http ://oprf.ru/files/Doklad-ÜPRF-2010.pdf

3. http://www.fom.ru

4. http://www.levada.ru/community .html

5. http://www.Massovki.Ru

6. http://www.minchenko.ru/analitika

7. http://www.wciom.ru