АСТРАХАНСКИЙ ВЕСТНИК ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ

№ 3 (21) 2012. с. 18-43.

ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО И РЕАЛИЗАЦИЯ СТРАТЕГИИ РАЗВИТИЯ

ОБРАЗОВАНИЯ В XXI ВЕКЕ ЧАСТЬ 1. Александр Иванович Субетто Нижегородская архитектурно-строительная академия, Нижний Новгород

Образовательное общество, стратегия развития образования, глобальная экологическая катастрофа

В первой части работы рассмотрены вопросы развития образовательного общества, проблемы выхода человечества из экологического тупика 21 века

EDUCATIONAL SOCIETY AND REALIZATION OF STRATEGY OF DEVELOPMENT OF EDUCATION IN THE TWENTY-FIRST CENTURY PART 1. Alexander Ivanovich Subetto Nizhniy Novgorod Academy of architecture and civil engineering (Nizhny Novgorod)

educational society, the strategy for the development of education, global ecological disaster

in the first part of questions of development of the education society, problems exit mankind from ecological impasse 21 century

1. Образовательное общество. Образование как общественное благо

Образование в XXI веке - это не только проблема развития собственно образования как социального института в XXI веке, это не только проблема образования как частного дела человека, решения его индивидуальных проблем выживания в «мире изменений», - это проблема в целом устойчивого развития России и человечества в XXI веке, это проблема выхода, и России, и человечества из экологического тупика Истории в форме первой фазы Глобальной Экологической Катастрофы, это проблема прогрессивной социальной эволюции человечества и России в долгосрочной перспективе.

Долгосрочный прогноз социально-экономического развития человечества, его прорыв к «устойчивому развитию» в форме, по нашей оценке - единственной форме, управляемой социоприродной эволюции связан с двумя сопряженными новыми социологическими, социально-философскими одновременно, категориями «образовательное общество» и «общественный интеллект» [6, 28, 31, 39, 44].

Образовательное общество - категория более содержательная, чем, например, категории «постиндустриальное общество», или «информационное общество», или «общество знания». Она, эта категория, отражает собой глубокий «сдвиг» в основаниях цивилизационного развития, который мы назвали Синтетической Цивилизационной Революцией, частью которой выступает формационная образовательная революция.

Образовательное общество есть общество, в котором образование становится главным механизмом восходящего воспроизводства качества общественного

интеллекта, действия закона «устойчивого развития» - опережающего развития качества человека, качества общественного интеллекта и качества образовательных систем в обществе.

Социальный институт образования становится важнейшим институтом духовного и материального воспроизводства жизни во всех странах мира, в том числе и в России. Выделим следующие факторы, определяющие становление образовательного общества в XXI веке.

1. Проявившаяся в конце ХХ века первая фаза Глобальной Экологической Катастрофы и сопряженные с нею Духовная и Информационная Глобальные Катастрофы, отразившие собой наступившие Пределы всем прежним механизмам цивилизационного развития человечества, в том числе всей эпохе Стихийной Истории, ценностям частной собственности и частного интереса, либерально -спонтанным формам развития.

Сформировался «императив выживаемости человечества и России в XXI веке» как императив перехода к «устойчивому развитию» в XXI веке в форме управляемой социоприродной эволюции на базе общественного интеллекта и образовательного общества [4, 8, 10, 16, 18, 19, 29-45]. Б. Коммонер особенно заострил современную дилемму бытия человечества, состоящую в том, что, если технологии будут и дальше развиваться на базе частной собственности, то они уничтожат самое главное основание жизни человечества

- экосистемы [17].

Десятилетие между Конференцией ООН по окружающей среде и развитию в Рио -де-Жанейро в 1992 году и Саммитом в Йоханнесбурге в 2002 году, получившем название «РИО+10», показало, что ни один из документов по «устойчивому развитию», принятых в Рио в 1992 году, не был выполнен. В «Политической декларации» Саммита указывается: «Мы признаем, что цели, поставленные нами для самих себя на Саммите Земли в Рио не были выполнены» [11, с.150]. Это еще раз подтверждает оценку Б.Коммонера: на рыночно -капиталистическом пути человечество ждет экологическая гибель. В «Хартии Земли» записано: «Мы должны объединиться, чтобы создать устойчивое глобальное сообщество, основанное на уважении природы, всеобщих прав человека, экономической справедливости и культуре мира» [11, с.575].

Образование и образовательное общество как главные механизмы воспроизводства общественного интеллекта, опережающего развития качества человека и качества общественного интеллекта становятся важнейшим условием устойчивого развития человечества и России в XXI веке. Переход российского государства в своей внутренней политике на концепцию устойчивого развития России [49] актуализировал проблему опережающего развития качества образования в России, его доступности, массовости, повышения образовательного ценза населения на фоне роста наукоемкости, образованиеемкости, интеллектоемкости всей технологической базы экономики России, обеспечивающей экологическое выживание и устойчивое развитие в XXI веке.

2. Появление во второй половине ХХ века под воздействием НТП «мира изменений», т.е. такой формы социального и технологического бытия человечества и России, при которой темпы обновления знаний, технологий, «вещного мира», экологической ситуации, социально-экономических отношений стали такими большими, что привели к моральному устареванию знаний и профессионализма за 4 -5 лет на направлениях передовых технологий и к необходимости перехода человека к новому образу жизни на основе непрерывного образования и поддержания высокой интеллектуальной готовности к самообучению, профессиональной переквалификации, высокой профессиональной мобильности. Появление «мира изменений» или мира высокой инновационной динамики является результатом революционных сдвигов в механизмах цивилизационного развития, которые могут быть идентифицированы как Синтетическая Цивилизационная Революция [29-45], которая

состоит из пакета «цивилизационных революций», развернувшихся во второй половине ХХ века: «системный революции» (а в ее составе: «системно-технологической», «системноинформационной», «системно-экологической» революций), «интеллектно-инновационной революции» (а в ее составе: «интеллектуальной», «инновационной» и «креативной» революций), «человеческой революции» (термин А. Печчеи), «квалитативной революции» или «революции качества» (охватившей все сферы бытия общества в «развитых странах»), «рефлексивно-методологической революции» в эволюции единого корпуса знаний, «образовательной революции».

Ключевыми факторами стали:

• высокие темпы изменений во всех областях жизни и необходимость высокого

уровня адаптации человека и образования к ним;

• рост системности бытия человека, требующей роста системности знаний и

«картин мира» как условия грамотности, профессиональной пригодности и адекватности интеллекта человека и общественного интеллекта растущим темпам изменений и возникающим проблемам и задачам;

• рост роли качества как системно интегрирующего фактора и символа

изменений в лучшую сторону, выдвижение на передний план во всех видах воспроизводства жизни «социального кругооборота качества» [29-45].

Отставание качества человека и качества общественного интеллекта от происходящих изменений, в том числе в «живом веществе» Природы и в «разумном живом веществе», выразилось в формировании 3-х видов асимметрий в механизмах функционирования человеческого разума и общественного интеллекта:

• интеллектно-информационно-энергетической асимметрии человеческого

разума (ИЭАР), отразившей несбалансированность возросшего энергетического потенциала хозяйства и внедряемых проектов с качеством прогнозирования и проектирования, которая перешла в катастрофизм развития и в первую фазу Глобальной Экологической Катастрофы;

• технократической асимметрии единого корпуса знаний (ТАР), отразившейся в

резком отставании «блоков знания», связанных с изучением человека, «монолита живого вещества» Биосферы, человеческого интеллекта и общественного интеллекта, и

соответственно в образовании человека и общества по этим «блокам знания»;

• «интеллектуальной черной дыры» - асимметрии между темпами возрастания антропогенных изменений в «живом веществе Биосферы», в том числе в «живом веществе» самого человечества (в геноме человека), и темпами роста исследований этих изменений и своевременной реакции человеческого разума на них (скорость темпов «изменений» намного опережает скорость темпов их исследований, диагностики и «управленческой реакции» государства и общества, т.е. общественного интеллекта) [13, 14, 15, 29-45]. По данным В. П. Казначеева на устранение «интеллектуальной черной дыры» у человечества осталось около

15-25 лет. Для этого необходимы исключительные усилия по развитию «блоков науки» о человеке, о «живом веществе», о биосфере и ноосфере, учения об общественном интеллекте и развитию высшего образования, усилению роли фундаментальной подготовки в общеобразовательной и высшей школах во всех государствах мира, в том числе и в России.

3. Происходящая «образовательная формационная революция» как часть Синтетической Цивилизационной Революции, выдвинувшая императивы [2, 27, 29-45, 46]:

• перехода к непрерывному образованию как основе жизни человека в «мире изменений»;

• перехода к всеобщему высшему образованию в первой половине XXI века («развитые страны мира» ставят эту задачу на первые десятилетия XXI века);

• развития новой парадигмы профессионализма - проблемноориентированного, универсально-энциклопедического;

• фундаментализации образования;

• всестороннего, гармоничного, универсально-целостного, креативного развития личности;

• перехода к образовательному обществу как новой модели «соединения» образования и общества в XXI веке, при которой образование становится тотальным, охватывая все сферы общества, и при которой оно становится «базисом базиса экономики и всех процессов воспроизводства жизни общества» [6, 29-45].

Знания, умения, способности человека становятся непосредственной производительной силой. Культурно-историческим результатом производства знаний становятся новые духовные, интеллектуальные, личностные качества человека [26, с. 283].

В начале 50-х годов П. Самуэльсон ввел обозначение общественных благ применительно к таким результатам человеческой деятельности, чье потребление одним или несколькими участниками не уменьшает доступности последних для других участников, объединяющей всех их деятельности.

К такому общественному благу относится продукт образования, материализующийся в росте качества человека, его профессионализма и в росте качества знаний, в росте качества общественного интеллекта. Прирост знаний и образования обеспечивает по некоторым данным более 60% прироста национального дохода США и развитых стран, и этот показатель имеет тенденцию к росту [26].

Происходит смена образовательных формаций: от образовательной формации

производства «частичного человека» и специализированных «образовательных услуг» - к образовательной формации производства «универсального человека» (который только и может по оценкам А. Печчеи «выйти» из глобального экологического кризиса) и образовательного общества.

Это означает, что Россия XXI века может экологически и геополитически выжить, сохранить свое достоинство и свою историческую миссию в мире только как «образованная Россия», т.е. как «российская цивилизация образовательного общества». «Концепция образовательного общества» вошла в итоговые документы Съездов Петровской академии наук и искусств (1995, 1997, 2000) как важнейшее основание программы развития образования России и ее устойчивого развития.

В «Совместной Декларации Министров образования стран Европы на встрече в Болонье 19 июня 1999 года» подчеркнуто, что «Европа призвана дать своим гражданам знания, отвечающие вызовам нового тысячелетия, чувство причастности к совместным ценностям и общему социально культурному пространству» (выдел. нами, авт.). Болонская Декларация, являющаяся преемником Сорбонской декларации (25 мая 1988 года), подчеркнула «центральную роль высших учебных заведений в культурном развитии Европы».

Напрашивается аналогия: необходимо подчеркнуть центральную роль высших учебных заведений в культурном развитии России. И именно это определяет значение государственной политики в сфере качества высшего образования.

4. Возрастание роли высшего образования как механизма воспроизводства непрерывного образования в целом, его кадров, так и механизма воспроизводства науки, культуры, опережающего развития качества общественного интеллекта. Еще Р. Никсон, президент США в начале 70-х годов, провозгласил: «Сегодня ничто не оказывает большего влияния на карьеру, развитие способностей и счастье такого огромного числа наших граждан как высшее образование. Я предлагаю начать осуществление заветной мечты Америки -чтобы каждый способный молодой человек мог посещать колледж» [3, с. 49].

Модель устойчивого развития в форме управляемой социоприродной эволюции на базе общественного интеллекта и образовательного общества реализуется при действии закона опережающего развития качества человека, качества общественного интеллекта и

качества образовательных систем в обществе [40, 44]. В методологическом контексте этот закон «материализуется» в «принципах опережения» в развитии образования:

• принципе опережения качества «живого знания», транслируемого в образовании, по отношению к качеству «овеществленного знания» в технологиях, в «системах» сфер деятельности специалиста;

• принципе опережающего развития качества высшего образования по отношению к образованию в целом, с тем чтобы обеспечивать опережение в подготовке кадров для самого образования и науки;

• принципе опережающего развития подготовки кадров высшей научной квалификации (через аспирантуры, докторантуры, соискательство) по отношению к потребностям развития высшей школы, образования, науки и технологии на основе соединения высшего образования и науки [44].

5. Образование становится главным условием прогрессивного развития России, ее национальной безопасности. Данный тезис становится особенно актуальным на фоне роста опасности «экологического империализма», опасности запрета добычи современных ресурсов в России от имени ООН в случае невозможности обеспечить высокие международные экологические стандарты «добычных технологий», которые являются наукоемкими, интеллектоемкими и образованиеемкими. Расчеты показывают, что средний образовательный ценз экологического выживания населения (в годах обучения) становится 16-17 лет обучения, т.е. переход к всеобщему высшему образованию диктуется не только профессиональными требованиями к личности, к обеспечению ее права на образование и на выбор профессиональной карьеры, профессиональный рост [47], но и императивом экологической выживаемости России и человечества, обеспечения устойчивого (в «экологическом измерении») развития.

В. В. Путин, президент Российской Федерации, в своем выступлении 29 августа 2001г. на заседании Государственного Совета Российской Федерации отметил: «Развитие

образования в стране - это далеко не только вопрос престижа нашего государства, хотя и это важно. Развитие образования — это задача общенациональной значимости. Мы всегда держали здесь высокую планку, и высота эта нужна не сама по себе. Она — залог успешного развития государства и общества» [5, с. 1] (выдел. нами - авт.). «Высокая планка» и есть отражение «высокого качества». Похоже, это положение президента не перешло в реальную политику, наоборот, политика последних лет - демонстрирует противоположную тенденцию.

Таким образом, социальный институт образования становится ведущим механизмом развития российского общества в XXI веке, условием устойчивого развития России и ее национальной безопасности.

Образование реализует социальные функции [40, 45]:

• социально-воспроизводственные функции:

• восходящее воспроизводство человека;

• восходящее воспроизводство культуры;

• восходящее воспроизводство науки;

• восходящее воспроизводство системы образования, саморазвития института образования;

• функции просвещения:

• культурно-просветительскую функцию;

• пропаганду научных, экологических, этических и эстетических знаний;

• функции социализации личности:

• формирования интеллигентности как синтеза нравственности и интеллекта личности;

• ценностного, духовно-нравственного воспитания личности, этизации сознания;

• формирования гуманистического и космопланетарного мировоззрения;

• формирования экологического сознания, развития и трансляции экологической нравственности;

• формирования цельной картины человеческой цивилизации как взаимообусловленной социоприродной общности людей;

• формирования «корневого человека» по П. А. Флоренскому, укорененному в родных культуре, языке и национальной истории;

• функции формирования мотивации личности к самосознанию и самообучению:

• формирование способности к самообучению, «учиться, чтобы учиться»;

• формирование культуры рефлексии, создания глубинных мотивационных структур к поиску смысла жизни своего «Эго» и смысла жизни человечества;

• преодоление идеала «вещного потребительства» через культивирование идеала творчества и созидания;

• расширение «витально-индивидуального пространства» сознания человека до «космо-планетарного пространства» сознания человека, космизации интеллекта человека, подготавливающей его к разрешению в историческом измерении «императива выживаемости»;

• функции формирования «человека культуры», системы культуры личности человека:

• формирование интеллектно-мыслительной и коммуникативно-языковых культур личности;

• формирование информационной культуры личности;

• формирование базовых - системной, классификационной, квалитативной, управленческой культур, культуры познания и применения циклических закономерностей развития;

• формирование культур родов деятельности: экономической (производственной), исследовательской (научной), художественно-культурной, экологической, педагогической, управленческой, здравоохранительной (медицинской), физкультурной;

• функции формирования профессионально-специализированного и проблемноориентированного образования;

• функции создания и воспроизводства культуры общения и принятия решений:

• воспитание культуры консенсуса и компромисса интересов (культуры толерантности);

• привитие толерантного отношения к многообразию культурных, идеологических и институциональных форм организации человеческих обществ;

• формирование культуры диалога;

• функции проблемно-глобальной и цивилизационно-исторической ориентации личности:

• привитие видения и понимания глобальных проблем современности, формирование ответственной позиции по отношению к этим проблемам;

• формирование культурно-образовательных механизмов преодоления различных форм отчуждения человека от общества, от социальных и политических процессов; разрушение в сознании стереотипов авторитаризма и эгалитаризма, обусловливающих отчуждение человека от общества; воздействие на молодежную субкультуру, элиминация девиантного мышления и поведения, несовместимых с устоями цивилизованного общества;

• функции поддержания здоровья человека в образовательных системах, его реабилитации и развития, в том числе:

• функции психологической и социологической поддержки личности в

процессе ее развития;

• функция валеологической поддержки личности;

• функция физического развития и совершенствования, развития физической культуры среди учащихся;

• функция формирования социально-психологического иммунитета к

«психическим агрессиям» тоталитарных агрессивных сект, к стратегиям манипулирования сознанием;

• функции патриотического воспитания;

• формирования исторического самосознания личности;

• формирования национального самосознания личности;

• формирование «языковой личности»;

• раскрытие интернациональной, народообъединяющей составляющей

каждой национальной культуры, обеспечение единства национальной гордости и уважения к другим национальностям и культурам;

• функции обеспечения конкурентоспособности человека на рынках труда и специалистов, в том числе обеспечение профессиональной мобильности специалиста;

• функции обеспечения непрерывно-образовательного процесса, охватывающего весь жизненный цикл человека (интеллектуальный онтогенез).

Подведем итоги:

Социальный институт образования, таким образом, обретает новую функцию -функцию основания для становления и развития образовательного общества.

Образовательное общество есть такое общество, в котором реализуется право человека на непрерывное образование как условие его динамического развития в «мире изменений». Само непрерывное образование опирается на систему высшего образования, которое приобретает характеристику всеобщего высшего образования.

Образование является базисом всего общественного воспроизводства и это - один из главных признаков образовательного общества.

Образовательное общество, по нашей оценке, - ключевая категория в прогнозном сценарии развития образования в XXI веке в России и в целом в мире, главное условие перехода человечества на стратегию устойчивого развития, которое есть ноосферное развитие или, что тоже самое, управляемая социоприродная эволюция на базе общественного интеллекта.

Перечисленные социальные функции образования определяют его системно -социальное качество.

2. Первая фаза Глобальный Экологической Катастрофы как отправной методологический пункт в рефлексии над логикой истории человеческих обществ и становления образовательного общества в XXI веке

Первая фаза Глобальной Экологической Катастрофы, которая состоялась в конце ХХ века, — наш отправной методологический пункт в рефлексии над Логикой истории человечества. Он сразу определяет приоритетность основания обмена между обществом и природой в результате хозяйственного природопользования, при котором человечеством потребляется из природы негэнтропия («организованность биосферы»), а «выбрасывается» в природу энтропия («дезорганизация природы», ее деградация). Этот обмен носит

неэквивалентный характер, потому что потребление негэнтропии из природы в десятки раз выше по отношению к производству негэнтропии в обществе. На одну условную единицу приращения негэнтропии в обществе, как правило, теряется более 100 условных единиц негэнтропии, произведенной Биосферой как суперорганизмом в результате действия гомеостатических механизмов. Это действие биосферных гомеостатических механизмов опосредованно отражено в законах Бауэра-Вернадского, в соответствии с которыми живые системы производят большую работу во вне, чем внутри себя, и соответственно структурируют и стабилизируют внешнюю среду (объединение законов Бауэра и Вернадского произвел В.П.Казначеев [15]), и в законе А.Л.Чижевского — законе квантитативно-компенсаторной функции Биосферы.

Смысл законов Бауэра - Вернадского - Чижевского и состоит в том, что они

показывают, что производство негэнтропии Биосферой позволяет ей до поры - до времени

осуществлять компенсацию разрушительного, энтропийного воздействия хозяйственного природопользования человечества на природу.

Соотношение между сложившимся характером энтропийной формы природопользования со стороны человека и негэнтропийным производством Биосферы в процессе ее функционирования и развития определяется энергетическим базисом такого природопользования.

В целом всю Историю человечества можно представить в виде диалектического взаимодействия двух «Больших Логик» развития человечества [45]:

• Внутренней Логики Социального Развития - ВЛСР;

• Большой Логики Социоприродной Эволюции - БЛСЭ

Внутренняя Логика Социального развития - ВЛСР - есть логика социальной прогрессивной эволюции на ее внутренних основаниях. К таким основаниям могут быть отнесены:

• способ общественного производства как единство производственных

отношений и производительных сил в определении К.Маркса, который стал основанием формационной стадиализации истории: <доэкономическая формация; экономическая

формация; постэкономическая формация> или < «доэкономическое общество», «экономическое общество», «постэкономическое общество»>. Экономическая формация состоит из 3 -х подформаций и соответственно «обществ»: рабовладельческой, феодальной и капиталистической. С позиций «формационной логики» доминирующей в настоящее время является капиталистическая формация и соответственно «современным обществом» является капиталистическое общество. К марксовской логике деления по схеме триады < «доэкономическое», «экономическое», «постэкономическое» общества> в своих теоретических построениях прибегают такие разные современные исследователи как В.Л.Иноземцев и Ю.М.Осипов. В настоящее время формационная теория Маркса, в первую очередь, в линейной пятичленной советской интерпретации подвергается критике. Указывается на то, что формационная логика социальной эволюции имеет нелинейный и ветвящийся характер. Например, «азиатский способ общественного производства» не совпадает с «европейским феодальным способом производства»;

• культурно-исторический архетип или социокультурный архетип (тип) тех или иных общественных устройств, который стал впоследствии связываться с понятием «локальная цивилизация». ВЛСР по этому основанию предстает как «Цивилизационная («локально-цивилизационная») логика истории». В контексте «Цивилизационной логики» история предстает как «циклический поток развития», в котором одна «локальная цивилизация» (один «цивилизационный цикл») сменяется другой «локальной цивилизацией» (другим «цивилизационным циклом»). При этом исчезает моноцентрический взгляд на историю (например, европоцентрический), она приобретает полицентричную, многомерную («многополюсную») характеристику. Первым выдвинул цивилизационный подход к

объяснению логики истории Н.Я.Данилевский (XIX в.) в монографии «Россия и Европа». Затем он получил развитие в работах О. Шпенглера («Закат Европы»), А.Дж. Тойнби («Постижение истории»), частично в учении о социокультурных типах П.А. Сорокина, а также в концепции локальных цивилизаций, развиваемой в 90-х годах XX века в России (Ю.В. Яковец и другие [50]).

«Цивилизационный подход» носит комплексный, синдромный характер. В нем имплицитно отражается связь общества, культуры, особенностей социальной психологии, ценностей с территорией проживания народа, с географическими и климатическими условиями воспроизводства жизни, с этнической субстанцией общества и соответственно истории, которая получила наиболее полное раскрытие в теории этногенеза и в этнологии в версии Л.Н.Гумилева. «Локально-цивилизационная» логика наряду с чисто экономическим детерминизмом, получившим отражение в формационном подходе, уже включает в себя этногеографический детерминизм, связь специфики социального, социальной психологии, системы ценностей, а значит и общества, со спецификой географических условий проживания и этносов, составивших основу общества. Культурно -ценностно-исторический архетип стал основой и для выделения «ментальных формаций» (автор - Н.Н.Александров), объединяющих локальные цивилизации в определенные «ментальные группы» [1];

• этнос (этническая специфика поведения). Это основание с определенной условностью формирует своеобразную «этническую логику» истории, которая наиболее полно была продемонстрирована в научных трудах Л.Н.Гумилева.

Хотя, в нашей оценке, «локально-цивилизационную», «ментальную» и «этническую логику» необходимо объединить.

Внутренняя Логика Социального Развития в нашей оценке занимает ведущее место в современных исследованиях. Кроме указанных оснований для стадиализации развития общества, чтобы «подобраться» к понятию «современного общества» применялись основания:

• технологический детерминизм: «доиндустриальное общество - индустриальное /доинформационное общество - постиндустриальное/ информационное общество»;

• уровень развития демократии и свободного рынка: «традиционное общество -демократическое общество», «тоталитарное общество - демократическое или свободнее общество», «закрытое общество - открытое общество»;

• уровень вхождения общества в глобализационный процесс: «закрытое общество (неглобализированное) - открытое общество (глобализированное»);

• уровень развития «человейника» по А.А.Зиновьеву: «предобщество - общество -сверх (супер) общество».

Большая Логика Социоприродной Эволюции - БЛСЭ вышла на арену истории в последней трети ХХ века, - вышла в виде первой фазы Глобальной Экологической Катастрофы.

Если ВЛСР отражает «логику» собственно социальной эволюции, то БЛСЭ есть логика социоприродной эволюции - эволюции системы «общество - природа».

Основание БЛСЭ - энергетический базис обменных процессов между обществом и природой в процессе хозяйствования - позволило нам выделить две «эпохи-цивилизации»:

• вещественную или аграрную «эпоху-цивилизацию» от момента неолитической

революции около 8 тысяч лет до н.э. и до начала XX века;

• энергетическую цивилизацию - ХХ-й век.

Вещественная или аграрная «эпоха-цивилизация» есть история человечества при малой энергетике мирохозяйствования, что обеспечивало относительное равновесие между обществом и природой и сравнительно «устойчивое развитие» благодаря компенсаторному негэнтропийному потенциалу Биосферы, с «лихвой» перекрывавшему разрушительный, энтропийный потенциал «мирохозяйственной системы» человечества.

К началу ХХ века 99% энергетической вооруженности человека составляли традиционные виды энергии - мускульная энергия человека, энергия домашних животных, ветряных и водяных мельниц. Промышленная революция в странах Европы и Северной Америки, вступивших на путь капиталистического развития, в основном освоившая «индустрию пара», общую энергетическую вооруженность человечества почти не изменила. На нее приходился всего 1% энерговооруженности. Это нам позволило эту «эпоху-цивилизацию человечества» все ж таки характеризовать как аграрную. Это означает, что 95 -98% населения земного шара до ХХ века продолжало работать в сфере сельскохозяйственного производства на основе традиционных, тысячелетних технологий.

В ХХ веке происходит скачок в энергетическом базисе хозяйствования и, следовательно, природопользования в 3^10 порядковразов.

Это привело к резкому росту энтропийного воздействия человечества на природу. Первая фаза Глобальной Экологической Катастрофы означала одно: возросший

энергетический базис природопользования в ХХ веке привел к такому потоку разрушений природы, что его потенциал приблизился к компенсационному потенциалу Биосферы. Восстановительный поток, благодаря действию законов Бауэра-Вернадского-Чижевского, уже не компенсировал поток разрушительного воздействия природопользования человечества. По оценкам авторов доклада Римскому клубу Д.Х. и Д.Л. Медоузов и Й.Рандерса «За пределами роста» в конце 80-х годов (повторивших моделирование мировой экономики с позиций экологического равновесия, которое ими было сделано в конце 60 -х годов и отражено в нашумевшем докладе «Пределы роста») мировая экономика уже вышла за «разрешенные» пределы. Если следовать этой логике оценки мировой экологической ситуации, то «экономический мир» вошел в «запредельное пространство», в зону углубляющегося экологического глобального кризиса, а с нашей точки зрения - в зону начала Глобальной Экологической Катастрофы (А.П.Федотов вводит понятие эпоха антропогенно перегруженной Земли [48]).

Фактически «Глобальная Экологическая Катастрофа» имеет определенный «смысл», который человечество, его совокупный разум должны услышать: смысл наступивших Пределов прежним механизмам цивилизационного развития и, прежде всего, механизму рынка и институту Частной Собственности, всей рыночно-капиталистической цивилизации. Рыночно-капиталистическое общество к концу ХХ века стало экологически Утопическим, т.е. не адекватным БЛСЭ, и, следовательно, не разумным, и, если человечество не сменит в целом форму рыночно-капиталистического природопользования (в том числе пользования человеческих ресурсов), то эта живущая (пока!) Утопия в виде первой фазы Глобальной Экологической Катастрофы перейдет в Капиталистическую Гибель человечества к средине XXI века (по нашей оценке).

Данный экологический диагноз современному рыночно-капиталистическому обществу снова нас возвращает к Внутренней Логике Социального развития - ВЛСР, - но уже с позиций БЛСЭ.

Но, прежде всего мы должны ответить на вопрос: какие общие законы управляют прогрессивной системной эволюцией вообще и социальной эволюцией в частности?

Большинство исследователей продолжает оставаться на дарвиновской парадигме теории эволюции, абсолютизирующей действие закона конкуренции и механизма отбора. Н.Н. Моисеев, экстраполируя дарвиновскую триаду < наследственность, изменчивость, отбор> на любую эволюцию в мире, даже вводит понятие Рынка с большой буквы [21-23], тем самым, может быть, даже до конца не сознавая, реабилитируя социал-дарвинизм и его выводы. Такую же позицию в своей трактовке социогенетики занял Ю.В .Яковец.

Хотя, нужно отметить, что дарвиновская парадигма эволюционизма еще в XIX веке была подвергнута критике со стороны П.А.Кропоткина, показавшего, что механизм «сотрудничества» («солидарности», «любви», «альтруизма») в биологической эволюции

играет не меньшее значение, чем механизм отбора. Л.С.Берг в своих взглядах на движущие силы биоэволюции на Земле выдвинул теорию номогенеза, показывая, что помимо стихийного детерминизма на базе «механизма проб и ошибок» и «естественного отбора», действует другой механизм, отражающий общие законы, направляющие эволюцию в определенное русло. Позже было показано, что природа на основе жидких кристаллов и пятилучевой симметрии не могла принципиально изобрести «колесо» как форму передвижения, но зато создала кинематику передвижения живых систем и их роста на основе пропорций «золотого вурфа» [24]. Отметим, что А.А.Любищев продолжил эту линию расширения взглядов на синтетический эволюционизм, включая в них признание особой роли отношений комплиментарности, дополнения. В своих работах, мы прямо выдвинули теоретическую схему синтетического эволюционизма, объединяющую (как мы их назвали) дарвиновскую, берговскую и кропоткинскую парадигмы [45]. В этой теоретической системе развиваемая нами с конца 70-х годов системогенетика (система системогенетических законов) становится внутренним, очень сложным, отражающим сложную логику взаимодействия более чем 12 -и системогенетических законов, механизмом системной прогрессивной эволюции. В этой сложной логике особое место принадлежит диалектике взаимодействия парных системогенетических законов - закона конкуренции и закона кооперации и их механизмов - механизма «отбора» и механизма «интеллекта». Анализ логики прогрессивных системных эволюций, подчиняющихся закономерности «сходящийся спирали» (или «спирального конуса»), показал, что наблюдается «тенденция сдвига» от доминанты действия закона конкуренции и механизма отбора - к доминанте действия закона кооперации и механизма «интеллекта».

Таким образом, в упомянутой «тенденции сдвига» в прогрессивной эволюции наблюдается сдвиг от доминирования «стихийных сил» эволюции («отбора», «метода проб и ошибок») к доминированию «управляющих или упреждающих сил» эволюции («механизм интеллекта» как «механизм управления» внутри прогрессивной эволюции «движением эволюции» через «опережающую обратную связь»). Происходит «интеллектуализация» прогрессивной эволюции по мере роста кооперированности (и соответственно - сложности) эволюционирующих систем. Здесь образ «оси эволюции, осознающей самую себя» Тейяра де Шардена неожиданно получает новую трактовку уже в логике нашей теоретической схемы синтетического эволюционизма.

Более того, интеллектуализация эволюционирующих систем должна опережать процесс кооперирования и рост сложности. При этом, «интеллект» предстает как антипод механизму «естественного отбора» (если последний есть «запаздывающая обратная связь» и эволюция резервирует себя через избыточный субстрат, который должен гибнуть, чтобы дать выжить наиболее приспособленным, то первый есть «опережающая обратная связь» и «интеллектуализирующаяся эволюция» уже резервирует себя через избыточную информацию, т.е. более высокое качество управления будущим).

Интеллект есть синоним управления будущим.

В данном контексте «интеллект» есть обобщенное, очень абстрагированное понятие. Интеллект появляется везде, где есть предадаптация и управление будущим.

Таким образом, видимый Космос (Вселенная), в которой находится солнечная система, планета Земля и человеческий разум, и который прогрессивно эволюционирует после Большого Космологического Взрыва по Г.Гамову 15 миллиардов лет назад, подчиняется этой общей «тенденции сдвига» и «оразумляется». Появление человеческого разума во Вселенной является не случайным, а закономерным результатом действия закономерности «оразумления» Вселенной.

Циклы космогонической спирали прогрессивной эволюции калиброваны «Большими Взрывами», которые можно трактовать как скачки разнообразия и «онтологического творчества». После Большого Космологического Взрыва (1,5-1010 лет назад) на Земле

произошел Большой Биологический Взрыв (4,5-109 лет назад), запустивший эволюцию живого на Земле. Закон «оразумления» эволюции живого на Земле («закон цефализации Дана») привел к Большому Бионоосферному взрыву на Земле (около 5-10406 лет назад), приведшему к появлению человека и началу антропной эволюции (и эволюции человеческого разума). Антропная эволюция 8^12-103 лет назад пережила Большой Социальной Взрыв, приведший к появлению «предобщества» и к социальной эволюции (что мы и называем собственно Историей). В нашей оценке, социальная эволюция начинается с доместикации животных и доместикации растений (в первую очередь злаковых), положивших начало скотоводству и землепашеству.

Спираль (конец) социальной прогрессивной эволюции подчиняется все той же «тенденции сдвига от доминирования закона конкуренции и механизма отбора - к доминированию закона кооперации (социальной, экономической) и механизма общественного и интеллекта».

Закономерность «оразумления» социальной эволюции названа нами всемирно историческим законом роста идеальной детерминации в истории через общественный интеллект.

Идеальная детерминация, в этой онтологической логике, «вырастает» из материальной

- стихийной детерминации, она сопровождает действие закона кооперации в социальной эволюции.

Общественный интеллект выходит на историческую арену вместе с социальной кооперацией, которая следует логике роста масштаба социальной кооперированности (по

А.А.Зиновьеву: «предобщество - общество - сверхобщество»).

Поэтому ВЛСР предстает одновременно как логика взаимодействия «стихийной (материальной) детерминации» на основе действия закона конкуренции и «идеальной детерминации» на основе действия закона кооперации.

На протяжении двух «эпох-цивилизаций» - вещественно-аграрной и энергетической (в ХХ веке) - доминировал закон социальной и экономической конкуренции, часто реализующийся через механизм войн, хотя продолжала возрастать роль закона идеальной детерминации через общественный интеллект, его главную функцию - управление будущим. Это выражалось в росте масштабов проектирования и планирования. В ХХ веке механизм планирования экономического и социального развития, целевых программ впервые получил широкое развитие, стал фактом исторической практики.

По ряду оценок (Дж. Гэлбрейт, Е .Гельбо), экономика США к концу ХХ века стала на 60% плановой, и только на 40% остается рыночной, экономика Японии - на 80% плановой и 20% рыночной. Экономика СССР была почти на 100% (по крайней мере, с 30 -х годов по 80-е годы ХХ века) плановой. Экономика социалистического Китая остается на 85% плановой и на 15% является рыночной.

И, тем не менее, стихийные регуляторы были доминирующими в ХХ веке. Более того, появилась целая линия апологетики рынка как якобы оптимизирующего механизма. Монетаризм в экономике (Ф. Хайек, М. Фридман) есть апологетика стихийных сил в развитии капиталистического общества, капиталистической экономики и резкого неприятия планирования и вообще вмешательства государства в так называемую «рыночную экономику» (мы назвали «так называемую», потому что в реальности «свободного рынка» никогда не было и быть не может; это один из идеологических мифов либерализма).

Доминирование стихийных сил породило одно из главных противоречий БЛСЭ в «энергетической цивилизации» человечества в ХХ веке - противоречие между стихийной логикой рыночно-капиталистической (империалистической) истории в ХХ веке и возросшим энергетическим базисом природопользования со стороны человечества, в первую очередь стран «золотого миллиарда», потребляющих % ресурсов мира.

Первая фаза Глобальной Экологической Катастрофы - результат действия этого противоречия.

Наступил «Великий Перелом Истории» (но не в тех трактовках, которые ему дают В.Л.Иноземцев и А.А.Зиновьев [9, 12]). Этот «Великий Перелом Истории» есть переход от Стихийной, Конкурентной Истории к Управляемой, Кооперационной истории, т.е. переход от истории на основе доминирования стихийной детерминации и закона конкуренции (и механизма «рынка») к истории на основе доминирования идеальной детерминации через общественный интеллект и закона кооперации.

В конце 80-х годов Ф.Фукуяма провозгласил «Финал Истории» в виде победы капитализма, рыночно-капиталистической формы бытия, как самой совершенной и единственно возможной в его оценке, которая тождественна «демократии» и «свободе» в «идеалах Запада», на вечные времена. В этом смысле история, как форма сменяемости формаций и цивилизаций, в «логике Фукуямы» закончилась. И Ф.Фукуяма, и З.Бжезинский, и Ж.Аттали и многие другие западные апологеты «капиталистического рая человечества» не заметили, что тот «Финал Истории», о котором писал Фукуяма, действительно наступил, но в ином качестве - в качестве Финала истории рыночно-капиталистической цивилизации, конца стихийной истории, который может обернуться, если не победит в истории человечества Большая Логика Социоприродной Эволюции в виде своего императива перехода к Кооперационной истории в качестве управляемой социоприодной эволюции на базе общественного интеллекта и образовательного общества [45].

Этот «Финал» уже материализован в виде первой фазы Глобальной Экологической Катастрофы. У человечества нет другой альтернативы кроме ноосферного социализма или ноосферизма [45], которой и есть реализация управляемой социоприродной эволюции, т.е. управляемой Ноосферы - Биосферы Земли, асиммилированной человеческим разумом (в трактовке В.И.Вернадского).

Таким образом, сформировавшийся на рубеже ХХ и XXI веков «императив выживаемости», обращенный к человечеству, к его разуму, общественному интеллекту, есть соединение «ноосферного» и «социалистического» императивов, единство реализации которых и определяет ноосферизм как Кооперационную Историю будущего - в том числе, уже историю XXI века.

Именно Большая Логика Социоприродной Эволюции определяет характер «современного общества», если его понимать как интенцию, вырастающую из настоящего, действительного бытия общества, чтобы оно превратилось «завтра», «в будущем» в «разумное бытие общества», спасающее человечество от реальной угрозы всеобщей экологической гибели.

3. Синтетическая Цивилизационная Революция как основание оптимистического «вектора» «Великого Перелома Истории». Формирование предпосылок становления образовательного общества

Возникает вопрос: а есть ли реальные исторические предпосылки для такого перехода человечества в целях реализации в оптимистическом варианте «Великого Перелома Истории» и перехода современного общества в образовательное общество?

Ответ на этот вопрос тесно связан с проблемой идентификации современного общества, реальных процессов его социальной эволюции на рубеже ХХ и XXI веков.

Мы выделяем несколько «классов» или «типов» таких предпосылок.

Первый «класс» или «тип» предпосылок формируется теми реальными преобразованиями в функционировании и развитии современного общества, которые уже произошли и происходят в конце ХХ века и в начале XXI века.

Эти преобразования, качественно меняющие многие механизмы современного общества, мы объединили под общим названием Синтетической Цивилизационной Революции, концепцию которой мы разрабатываем более 12-и лет и которая представлена во многих работах автора.

Концепцию Синтетической Цивилизационной Революции мы рассматриваем как часть прогнозного сценария в развитии образования и образовательного общества в России XXI-го века

Синтетическая Цивилизационная Революция есть Большой Синтез революционных преобразований в механизмах цивилизационного развития человечества, объединяемых несколькими «цивилизационными» революциями, развернувшимися приблизительно с 60-х ■*- 70-х годов XX века:

• Системной;

• Человеческой;

• Интеллектно-Инновационной;

• Квалитативной;

• Рефлексивно-методологической;

• Образовательной.

Их взаимодействие как «Большой Синтез цивилизационных революцией» представлено на рис 1.

Рис. 1

Системная революция отражает собой качественный скачок в росте системности «мира человека» - «антропосферы» - и в росте, соответственно, системности в связях этого «мира» с Биосферой (Природой, Землей-Геей). Сам рост системности, происходящий под воздействием социально-экономического и технического развития, отражает одновременно собой рост кооперированности социальных, экономических, технологических,

информационных и других систем, т.е. возрастающее действие системогенетического закона кооперации.

Происходит замыкание системной спирали истории в духе действия диалектического закона отрицания отрицания: неразвитая, нерасчлененная системность социального и экономического бытия человека на первом «натурально-природном» периоде истории; распад системности, доминирование процессов дифференциации и закона конкуренции на втором, «частно-собственническом» периоде истории; новый синтез системности на качественно новом этапе развития, начавшимся в форме Синтетической Цивилизационной Революции.

Системная Цивилизационная революция происходит тремя основными потоками революционных преобразований, захватывающих в первую очередь производительные силы, технологический базис современного общества, и делающих их более системными. К ним относятся:

• системно-технологическая революция. Эта революция отражает собой рост технологической системности (сложности, взаимозависимости) антропосферы, в первую очередь по линии появления технологических систем огромного пространственного масштаба, «связывающих» собой пространства на уровне отдельной страны (государства), ассоциаций стран (глобальных регионов), на уровне планеты в целом (планетарный или глобальный масштаб). Эти технологические системы трех крупных масштабов - странового, глобально-регионального и планетарного/глобального масштабов можно назвать технологическими инфрасистемами. К ним относятся: энергетические, транспортные, топливо-трубопроводные, космической связи и слежения, наземные сети связи, компьютерные сети, компьютерно-образовательные сети и другие инфрасистемы. Система технологических инфрасистем образуют сетевую технологическую инфраструктуру на уровне стран, регионов, планеты Земля. Отметим такой «невидимый» тип инфраструктуры, в котором системно-технологический аспект особенно явно связан с системно-экологическим аспектом, как подземная сетевая технологическая инфраструктура больших городов-мегаполисов («гигамегаполисов»), оказывающая негативное антропогенное воздействие на подземную экологию, возвращающееся «бумерангом» в форме наземной негативной городской экологии или городской патологии. В.Михайлов, лидер «диггерского движения» в России и в мире («диггер» - исследователь «подземного мира» больших городов), замечает по этому поводу [«Мы - «диггер Спас», с. 4]: «:...общие аномалии на поверхности связаны с тем, что мы расшевелили недра. Бездумно расширяя города, внедряясь в донное пространство, выгребая минералы, металлы, уголь, выкачивая нефть и газ, мы разбудили процессы, силы которых не в состоянии ни принять, ни понять и уж тем более подчинить человеческому контролю. В мегаполисах пятна подземных пространств постоянно растут, ареал мегаполиса соединяется с пригородами. Это гигамегаполисы, сверхсистемы, чьи инфраструктуры постепенно наслаиваются на исторические пласты... Нет пока науки, которая бы исследовала бы и разрабатывала это направление. Например, воспринимать и обрабатывать информацию по антропогенным карстовым пустотам, по системам труб, туннелей, бункеров, подвалов, хранилищ, шахт и т.п. По совмещению (осмосу), казалось бы, несовместимых объектов и слоев. Но это уже опасный и нездоровый осмос» (выдел. нами, авт). Системнотехнологическая революция породила новый тип обобществления капитала -«технологический тип обобществления».

• системно-информационная революция, выражающая собой качественный скачок в информационной связанности мира. Многие ученые выпячивают компьютерноинформационную революцию, прошедшую в последние десятилетия ХХ века, и делают ее главным основанием трансформации современного общества в «постиндустриальное» или «информационное» общество (Э. Тоффлер, Нэсбитт). Мы не абсолютизируем это основание.

При этом важным является не только скачок в скорости, объеме, качестве передачи информации, но и появление информационной системности мира.

«Информационный взрыв» в конце ХХ века вызвал к жизни «взрыв информационных загрязнений» и соответственно вызвал к жизни проблемы информационной экологии.

Эволюционный смысл информации проявляется в росте качества интеллекта рождающихся систем, т.е. в росте качества управления будущим. В условиях рыночнокапиталистической цивилизации, в силу доминирования стихийно-рыночных сил, частных интересов групп капиталистов, такого скачка не произошло. Наоборот, усилилась роль «информационных войн» и «информационных агрессий» и соответственно усилилось загрязнение информационного пространства общества и соответственно падение качества общественного интеллекта.

Это привело к тому, что в ХХ веке образовалась информационно-интеллектно-энергетическая асимметрия человеческого разума - общественного интеллекта - ИИЭАР — когда рост энергетической мощи не компенсировался соответствующим ростом качества управления (качества информированности и качества прогностичности общественного интеллекта и соответственно качества его функций по будущетворению - проектирования, планирования, программирования). Это и привело, в нашей оценке, к первой фазе Глобальной Экологической Катастрофы и к Глобальной Информационной катастрофе как ее «спутнику». В информационно-экологическом контексте можно говорить о Глобальной Информационно-Экологической Катастрофе. Частным случаем последней и ИИЭАР явилась «интеллектуальная черная дыра» по В.П.Казначееву, о которой мы писали выше, когда негативные экологические изменения в монолите живого вещества Биосферы и в монолите разумного живого вещества («живого вещества» человечества) происходят со скоростью на несколько порядков выше, чем скорость исследования этих изменений. Это означает, что складывается ситуация, когда реакция совокупного разума человечества на творимые им катастрофические для него же самого изменения все больше и больше запаздывает вследствие запаздывания диагностики этих изменений. В теории управления такая ситуация обозначается как потеря наблюдаемости за траекторией объекта управления. Именно эта потеря наблюдаемости со стороны совокупного разума человечества за экологическими изменениями в «собственной природе человечества» и «во внешней живой природе» и есть ситуация Глобальной Информационно-Экологической Катастрофы и «черная интеллектуальная дыра» - одно из ее проявлений.

Системно-информационная революция, таким образом, имея интенцию к усилению общественного интеллекта и к трансформации современного общества в ноосферно -образовательное общество - общество социоприродной гармонии, в рыночнокапиталистической форме бытия оборачивается своей противоположной стороной -усилением информационных загрязнений и понижением качества управления будущим, порождая Глобальную Информационную Катастрофу. Информационная системность «капиталистического мира» - мировой капиталократии - переходит в негативную системность - в системность Глобальной Информационной Катастрофы человечества.

• системно-экологическая революция, выражающая собой скачок в экологической системной связанности всего мира, антропосферы. «Энергетическая цивилизация», связанная со скачком энергопотребления мировой экономикой и соответственно в природопотреблении человечеством, породила резкое увеличение масштабов «экологической дискретности» бытия.

Возникло «фундаментальное противоречие энергетической цивилизации человечества» - противоречие между социальной дискретностью, в которой «дискретом» выступает отдельный человек или семья, и экологической дискретностью социального бытия, в которой дискретом, взаимодействующим с Биосферой, выступают крупные города, промышленные узлы, аграрно-экологические регионы и др. Биосфера во

взаимодействии с обществом не различает отдельного человека, она как бы взаимодействует с более крупными социальными общностями, оказывая энтропийное воздействие на природу. Действует закономерность БЛСЭ: рост энергетической мощности воздействии хозяйствования на природу сопровождается ростом масштабов экологической дискретности социального бытия, т.е. ростом той минимальной дискретности, с которой осуществляется экологическое взаимодействие общества с природой. «Экологическая дискретность» как бы насильно или императивно стягивает людей в крупные социальные общности, с которыми Биосфера только и взаимодействует. Эту особенность дискретности социобиосферного взаимодействия можно перевести на язык императива экологической коллективизации: чтобы экологически выжить человек должен решать экологические проблемы коллективно, совокупно, соборно, т.е. обеспечить соответствующее качество совокупного интеллекта общества - общественного интеллекта.

Системность экологических связей человеческого бытия на Земле уже проявилась для рыночно-капиталистической цивилизации негативно в форме первой фазы Глобальной Экологической Катастрофы. Императив выживаемости человечества ставит вопрос о переводе негативной формы проявления системности в виде экологической катастрофы в позитивную форму проявления системности в виде выхода из «экологического тупика» в состояние управляемой социоприродной эволюции на базе общественного интеллекта и образовательного общества.

Человеческая революция есть «системная революция» во внутреннем мире человека. В соответствии с действием «блока» системогенетических законов адекватности развития системы ее внешнему окружению - по разнообразию, по сложности, по неопределенности и по системности - внутренний мир человека, его интеллект, а также общественный интеллект, должны по своему внутреннему разнообразию, сложности, неопределенности и системности стать адекватными растущим разнообразию, сложности, неопределенности и системности антропогенного мира - антропосферы и системы ее связей с Биосферой. Иными словами, императив всестороннего, гармоничного универсально-целостного, творческого развития человека (личности), восходящий в своей формулировке к А.Гумбольдту, К.Марксу,

В.И.Ленину, в трудах, которых он был представлен как гуманистический императив, становится системно-экологическим и системно-экономическим императивом.

Индивидуальный, групповой и общественный интеллекты должны быть вооружены такой целостной системой знаний, целостной научной картиной мира, целостным представлением о Биосфере и взаимодействии через хозяйствование человечества с ней как суперорганизмом, которая бы позволила реализовать стратегию выхода из экологического тупика Истории в «историческое пространство» управления социоприродным развитием, т.е. в «историческое пространство ноосферы» — Ноосферизм.

Впервые, на своем языке, в своей системе аргументации, к императиву человеческой революции приходит Аурелио Печчеи в своей работе «Человеческие качества» (1980). Он приходит к осознанию факта, что если каждый человек на Земле не станет всесторонне развитым, не окажется вооруженным современными знаниями, то он обречен на экологическую гибель. В наших работах показано (еще в начале 90-х годов ХХ века), что для экологического выживания, как человечества, так и отдельных современных обществ, средний образовательный ценз населения должен быть 16-17 лет обучения, иначе невозможно будет приостановить развитие уже состоявшейся (в первой фазе) Глобальной Экологической Катастрофы. Это означает, что действует экологической императив перехода к всеобщему высшему образованию.

Таким образом, «человеческая революция» призвана преодолеть сложившиеся «разрывы» в адаптации социального человека к экологическим изменениям, производимым его же деятельностью, - «разрывы», блокирующие выход общественного интеллекта на

уровень режима управления социоприродной гармонией, т.е. ноосферного режима своего функционирования. А такими «разрывами» являются: интеллектно-информационно-

энергетическая асимметрия человеческого разума, «интеллектуальная черная дыра», технократическая асимметрия единого корпуса знаний, отражающая запаздывание в развитии наук о человеке и биосфере.

Императив человеческой революции формирует в рамках Синтетической Цивилизационной Революции «системный отклик» во всех ее компонентах, в том числе в «образовательной революции».

Интеллектно-Инновационная Цивилизационная Революция является сложным феноменом, выражает собой резонанс взаимодействия 3 -х «революционных потоков», меняющих основания бытия отдельных современных обществ и человечества в целом: «интеллектной» или «интеллектуальной», «инновационной» и «креативной» революций.

«Интеллектная» или «интеллектуальная революция» выражает собой скачок в интеллектоемкости, наукоемкости, образованиеемкости современных экономик. Знания, как субстанция общественного интеллекта, становятся ведущей производительной силой. Происходит интеллектуализация рабочей силы и интеллектуализация капитала. Интеллект становится частью органического строения физического капитала, определяя, все в большой степени, скорость его воспроизводства. Именно этим порожден феномен «пожизненного найма», впервые возникший в 1953 году (благодаря инициативе Уотсона Младшего) в фирме ИБМ. Одновременно, сам интеллект, общественный интеллект становится все более наукоемким и образованиеемким, т.е. его прогностическая, управленческая «силы» в своем качестве все больше зависят от объема и качества научных знаний и образования, овеществленных в нем. Поэтому неслучаен тот факт, что прием работника (на «вход») в фирму ИБМ (а принимается работник с образовательным цензом в

16-17 лет обучения) оценивается высшим руководством фирмы как капиталовложения стоимостью в 2 млн. фунтов стерлингов (~ 4 млн. долларов) [20]. Следует ожидать, что представитель высшего руководства фирмы ИБМ, имеющий образовательный ценз в 30 лет обучения и выше (как правитель в «платоновском идеальном государстве»), персонализирует собой капитал 100 млн. фунтов стерлингов и выше.

Интеллектуальная революция смыкается с креативной. Увеличивается востребованность творчества любых работников организаций. Научно-техническое творчество генерирует рост динамики технологической инноватики, а последняя «по принципу домино» вызывает каскад инновационных процессов в других сферах - в управлении, в экономике, в социальных институтах. Иными словами, креативная революция вызывает инновационную революцию как резкий скачок в инновационной динамике во всех подсистемах современного общества. Появляется новый феномен в системе социального бытия человека - «мир изменений» или инновационный мир. Меняются во все более ускоряющемся ритме: техника, технологии, материальная база, предметы потребления, мода, структуры управления, функции стратегии и т.п. По оценкам японских специалистов сменяемость вещной обстановки в семейном быту массового потребителя приблизилась к порогу (а где-то и нарушила его) психофизиологического восприятия изменений, нарушение которого ведет к нарушению устойчивости сложившихся механизмов психической адаптации и массовым психическим расстройствам и патологиям. «Инновационный мир» проявляется в своих таких «измерениях» как «инновационная экономика», «инновационное управление», «инновационный менеджмент», «инновационное образование». Формируется инноватика как наука, исследующая закономерности появления, функционирования и развития инноваций. Рост темпов инновационной динамики усиливает востребованность творчества как необходимого условия «жизни» и человека, и фирм, и экономических и социальных систем различного ранга в «инновационном мире».

Таким образом, между креативной и инновационной революциями возникает «положительная обратная связь» в форме взаимостимуляции и резонанса между креативными и инновационными процессами. В свою очередь, они увеличивают востребованность в росте качества интеллекта, в качестве управления, т.е. стимулируют «интеллектную революцию», а последняя как свои моменты - «креативную» и «инновационную революцию». Это взаимодействие раскрывается на рис. 2.

интеллектная

революция

инновационная ^^ креативная

революция революция

Рис. 2

Интегральные итогом действия Интеллектно-Инновационной революции явилось появление «горячих», «быстроходных» - «высокотемповых», наукоемких, интеллектоемких, образованиеемких экономик, в которых усиливается действие технологической и экологической форм обобществления собственности, и в которых усиливается роль образования как базиса воспроизводства таких «экономик».

Квалитативная Цивилизационная революция выражает собой «качественное» или «квалитативное» измерение Синтетической Цивилизационной Революции. Происходит «сдвиг» в основаниях развития современных обществ, «локальных цивилизаций», и в конечном итоге - человечества в целом, в сторону доминирования «качества» над «количеством», доминирования «социального кругооборота качества». Подтверждением данной тенденции служит эволюция проблемы качества на протяжении последних 50 лет. Эта эволюция косвенно отразилась в эволюции систем управления качеством: системы управления качеством труда (от средины 50 -х годов до конца 60-х годов) системы управления качеством продукции (комплексные системы управления качеством продукции) системы управления качеством производства системы всеобщего управления качеством в организациях в будущем: системы управления качеством жизни. В средине 80-х годов появилась система международного регулирования качества на рынках мира с помощью международных стандартов ИСО 9000, которая за почти 20 лет прошла в свою очередь эволюцию, закрепленную в системе ИСО 9000:2000, объединяющую в себе процедуры обеспечения и улучшения качества в организациях.

Наши исследования показали, что фактически квалитативная революция привела к появлению квалитативной экономики («квали-экономики»), квалитативного общества («квали-общества), квалитативно-регулируемого рынка.

В «квалитативном экономике» и в «квалитативном обществе» возрастает регулирующая роль качества, интенсификационных процессов.

Меняется природа экономической ценности. В настоящее время, по нашей оценке, в теории экономической ценности нужно говорить о взаимодействии 4 -х типов

экономической ценности и соответственно «законов-регуляторов» экономических процессов:

стоимости и закона стоимости;

потребительной стоимости и закона потребительной стоимости; витально-экологической стоимости и закона витально-экологической

стоимости;

энергетической стоимости и закона энергетической стоимости.

Их взаимодействие показано на рис. 3.

Рис. 3

Стоимость выражает собой общественно-необходимые затраты труда (общественнонеобходимый объем прошлого труда) для производства продуктов (потребительных стоимостей). Через стоимость проявляется экономическая целесообразность производства и экономические ограничения в производстве продуктов (потребительных стоимостей).

Потребительная стоимость выражает собой экономию будущего труда. В потребительной стоимости проявляется качество как экономия будущего труда и будущего времени и расширение на базе этого границ экономической целесообразности и снижения стоимости.

Квалитативизация экономики есть сдвиг от «экономики стоимости» («стоимономики» по Ю.М.Осипову) в сторону доминирования «экономики потребительной стоимости». «Квали-экономика» в своей интенции представляет собой «экономику потребительной стоимости», в которой «закон стоимости» начинает уступать место (в категории «доминирования») «закону потребительной стоимости» как регулятору социально-экономического развития.

Витально-экологическая стоимость как регулятор выходит на авансцену экономического развития современного общества под воздействием Большой Логики

Социоприродной Эволюции в эпоху Глобальной Экологической Катастрофы. В процессе регулирования экологических загрязнений на основе механизма меновых отношений формируется «вид отрицательной стоимости загрязнений». Например, после Киотского соглашения (1998) по регулированию выбросов газа СО2 в атмосферу между странами мира, встал вопрос о торговле страновыми квотами на выбросы углекислого газа. Это и есть проявление регулятора витально-экологической стоимости.

В целом витально-экологическая стоимость выражает собой человекоемкость и природоемкость товара, технологий, в целом единицы национального валового продукта. Человекоемкость есть количество потерь жизни человека (как правило, она выражается в единицах среднего сокращения жизни людей, в единицах депопуляции населения). Впервые с этих позиций проблема «экономики человека» поставлена В.П.Казначеевым [13]. Природоемкость отражает собой потери природы, аккумулируемые на производстве товаров. Витально-экологическая стоимость - отрицательная экономическая ценность: чем ниже она, тем ниже негативные экологические последствия, тем выше качество производства, выше качество техники и технологий, выше качество в целом экономических процессов в обществе.

Реализация «императива выживаемости» человечества в XXI веке ставит вопрос максимального снижения экологического давления хозяйства (природопотребления) на природу (Биосферу) за счет экологических чистых и замкнутых технологий. Витальноэкологическая стоимость падает за счет повышения экологического качества потребительной стоимости.

Энергетическая стоимость выражает собой объективные затраты энергии на производство единицы национального валового продукта, товара, техники, технологий и т.п., обусловленные объективными ландшафтно-географическими, климато-температурными условиями. Так, например, энергетическая стоимость производства в России намного выше, чем в Европе (приблизительно в 5 раз выше) и чем в США (приблизительно в 7 раз выше), потому что Россия самая холодная локальная цивилизация в мире. На огромной евразийской территории России среднегодовая температура - «-50С», в Европе уже - «+50С», в США -«+7-100С». Чтобы экономика России была конкурентоспособной и обеспечивала воспроизводство жизни населения, т.е. была бы менее человекоемкой, для этого она должна базироваться: или на в 5 -7 раз менее энергоемких технологиях, чем в Европе или в США, или же (при потреблении в 5 -7 раз больше энергии на единицу валового продукта) на ценах энергоресурсов на внутреннем рынке в 5 -7 раз меньше, чем в Европе или в США.

Энергостоимость как регулятор экономических процессов стратифицирует мировую экономику по странам и регионам в соответствии с особенностями «кормящего ландшафта» (понятие Л.Н.Гумилева) и благоприятностью или неблагоприятностью климата, т.е. в соответствии с действием механизма географического детерминизма. Понижение стоимости производства энергии и повышение ее потребительной стоимости позволяет компенсировать высокую энергостоимость как объективный фактор экономической системы.

Таким образом, квалитативизация экономики есть усиление качественной стороны экологической ценности по всем 4-м контурам регулирования, что означает собой сдвиг в сторону потребительностоимостной формы экономики и хозяйствования на ноосферно-социалистической основе.

Квалитативизация общества и экономики в рамках Синтетической Цивилизационной революции становится одним из оснований реализации «императива выживания человечества в виде социоприродной эволюции на базе общественного интеллекта и образовательного общества».

Качество любых институтов и измерений современного общества приобретает социоприродную доминанту, своеобразную ноосферную онтологию. Качество жизни, качество образования, качество производства, качество продукции, качество человека,

качество культуры должны стать ноосферными, способствовать ноосферной эволюции человечества и, следовательно, современного общества, в XXI веке.

Квалитативизация включает в свое содержание экологизацию и ноосферизацию всех оснований бытия современного общества, его институтов - государства, экономики, образования, науки, культуры.

Рефлексивно-Методологическая Революция есть революция в механизмах функционирования и развития общественного интеллекта, в первую очередь в его субстанции - в едином корпусе знаний. Она развернулась в последние 4 -е десятилетия и включает в себя становление новых парадигм в организации знаний: системной

(становление системологии и системогенетики), классификационной или таксономической (становление классиологии, или метатаксономии, или метаклассификации, циклической (появление и развитие учения о цикличности развития, становление «циклологии» - науки о циклах в развитии любых систем), квалитативной (становление квалитологии - науки о качестве и квалиметрии - науки об измерении и оценке качества), методологической (общая методологизация всех видов знаний, становление «методологии» как единой науки о методологиях). Рефлексивный акцент в происходящей революции состоит в том, что происходит становление теории рефлексии, теории рефлексивных систем, концепции «рефлексивного мира» как нового объекта познания (работы И.С. Ладенко, Г.П. Щедровицкого, Лефевра, Дж. Сороса и др., в том числе автора). Главным итогом «рефлексивной революции» является становление Неклассической науки, в которой все в большей степени учитывается взаимодополнительность субъекта и объекта познания, принцип управляемости и принцип наблюдаемости, «Антропные принципы», формируется «теория Наблюдателя и Сверхнаблюдателя».

«Рефлексивно-Методологическая революция», охватывая всю структуру общественного интеллекта, становится одним из оснований Тотальной Неклассичности будущего бытия человечества, главным результирующим аспектом которой предстает управление социоприродной эволюцией на базе такого общественного интеллекта и образовательного общества. Это одновременно означает, что само управление социальноэкономическими и экологическими процессами становится Неклассическим, рефлексивным, спирально-циклическим, в котором начинают доминировать стратегические программы, формирующиеся и реализующиеся на новых парадигмах методологии, аккумулирующих в себе вышеназванные системолого-системогенетическую, классиологическую, циклическую, квалитативную парадигмы.

Образовательная революция есть Синтетическая Цивилизационная революция, преломленная через эволюцию образования на рубеже ХХ и XXI веков. Все выше перечисленные ее компоненты - Системная, Человеческая, Интеллектно-Инноваицонная, Квалитативная, Рефлексивно-Методологическая революции приобретают качество составляющих Образовательной революции, т.е. они имеют свои «отклики» в образовательной революции.

Главным в образовательной революции становится смена образовательно -педагогических (образовательных) формаций: переход от формации образовательнопедагогического производства «частичного человека», «узкого специалиста», «профессионального кретина» (К.Маркс), в котором сканируется специализация отраслей экономики, к формации образовательно-педагогического производства «универсального человека», «широкого специалиста», «специалиста -проблемника» - «формации

образовательного общества».

Образовательное общество, как мы отмечали выше, есть одно из измерений общества в XXI веке, т.е. того «разумного общества», с которым связан выход человечества из «тупика Истории» в форме первой фазы Глобальной Экологической Катастрофы, которая уже состоялась к концу ХХ века.

Современное общество трансформируется в образовательное общество под воздействием Синтетической Цивилизационной Революции, ее императивов: императива всесторонне гармоничного, целостного универсального развития человека как императива «человеческой и системной революции»; императива непрерывного образования человека как условия его бытия в «мире изменений», в мире постоянной непрерывной инновационной динамики; императива подготовки профессионалов-проблемников, т.е. императива новой парадигмы профессионализма - проблемно-ориентированного, универсального профессионализма (на проблемников обратил внимание общественности академик В. Легасов, пришедший к такому выводу в результате анализа «уроков» Чернобыльской катастрофы в конце апреля 1986 года); императива фундаментализации и универсализации всех образовательных программ; императив перехода ко всеобщему высшему образованию; и др. Образование в результате Синтетической Цивилизационной революции «переместилось» от позиции института, «работающего» в сфере услуг, в позицию института, «работающего» в сфере основания как материального, так духовного расширенного воспроизводства. Появление образованиеемкой, интеллектоемкой, наукоемкой экономики, как результат Синтетической Цивилизационной революции имело своим следствием превращение образования в главную силу воспроизводства современных экономики и общества, в движущую силу всех воспроизводственных процессов.

Образовательная формационная революция на рубеже ХХ и XXI веков замыкает Синтетическую Цивилизационную революцию.

«Императив выживаемости человечества» в XXI веке в форме управляемой социоприродной эволюции, объединяющий в себе социалистический и ноосферный императивы, одновременно характеризует образовательное общество и как ноосферное. Образование в форме «воспроизводственной силы» в социальной эволюции, в эволюции общественного интеллекта не может не быть ноосферным образованием.

Это означает, что ноосферный императив превращается в «образовательной императив» на основе процесса ноосферизации, который через ноосферизацию образования и ноосферизацию общественного интеллекта переходит в ноосферизацию общества.

Таким образом, современное общество в своей интенции расшифровывается в виде тождества:

< «квалитативное общество» = «образовательное общество» = «ноосферное общество»>.

Подведя итоги нашей логики идентификации «современного общества», можно отметить, что «современное общество» в своей интенции «движения» к «разумному обществу» есть «образовательное общество».

«Современное общество» - абстрактная категория, которая должна отразить собою основные тенденции развития общества на современно этапе истории.

С позиции диалектики Внутренней Логики Социального Развития и Большой Логики Социоприродной Эволюции современный этап развития общества может быть охарактеризован как «Великий Перелом Истории». Закончилась Стихийная, Конкурентная История. Проявились в конце ХХ века «Экологические Пределы» рыночно -капиталистической формы хозяйствования (природопользования) и исторического развития, обозначенные первой фазой Глобальной Экологической Катастрофы. Если человечество не сменит основания цивилизационного развития, связанные с переходом от доминанты закона конкуренции и механизма «естественного отбора» к доминанте закона кооперации и механизма «общественного интеллекта», то человечество экологически погибнет уже в XXI веке. Эту гибель мы идентифицируем как капиталистическую гибель по экологическим причинам [45]. Мы с позиций Большой Логики Социоприродной Эволюции и Внутренней Логики Социального Развития одновременно обозначаем этот «Великий Перелом Истории» как Большой Соционоосфернокооперационный Взрыв, который отделяет «конкурентный

цикл» истории человечества от будущего «кооперационного», от «стихийной истории человечества» от «управляемой истории», но уже в форме «управляемой социоприродной эволюции на базе общественного интеллекта и образовательного общества». Этот «Великий Перелом» означает Финал «рыночно-капиталистической цивилизации человечества» или «Цивилизации Рынка» (по Ж. Аттали) и Начало «ноосферно-социалистической цивилизации человечества» или «Цивилизации Кооперации». Если возвратиться к делению истории по энергетическому базису хозяйствования (с позиции БЛСЭ), определившему «аграрную» или вещественную цивилизацию (до ХХ века, охватившую собой 800 поколений людей) и «энергетическую цивилизацию» (ХХ век; 4 поколения людей), то этот «Соционоосфернокооперационный взрыв» означает также переход к новому типу цивилизации, которую можно назвать «ноосферной», «образовательной» или «цивилизацией образовательного общества».

Таким образом, современное общество есть «переходное общество», но не в той циклической логике, как переход от одного типа экономики к другой, от одного экономического или социокультурного цикла к другому экономическому или социокультурному циклу, как это трактуется в «теории трансформации», а в той судьбоносной исторической логике, в которой переживаемая на рубеже ХХ и XXI веков историческая эпоха предстает как «Великий Перелом Истории» - Большой Соционоосфернокооперационный Взрыв, переход от общества рыночно-капиталистического

- к обществу ноосферно-социалистическому, от общества конкурентного - к обществу кооперационному, от «общества стихийно-энергетического» к «обществу образовательному».

Это означает, что в «современном обществе» как абстрактной категории есть как «гены» будущей гибели человечества, так и «гены» его позитивной истории.

За обобщенной категорией «современного общества» скрывается реальное разнообразие «локальных цивилизаций», «социокультурных архетипов», социально -политических устройств, этнических образований, составивших основу общества и специфику экономического поведения. Это разнообразие может быть условно разбито на два архетипа «локальных цивилизаций»: архетип «индивидуалистических цивилизаций» и архетип «общинных (коллективистских, соборных)» цивилизаций. Первый архетип составляет основу «рыночно-капиталистической цивилизации» или «цивилизации Запада», часто символически называемой «Западом». Второй архетип составляет основу «цивилизаций общинного типа». «Общества», принадлежащие к этому архетипу в логике западной социологии принято считать «традиционными». Считается, что в линейной модели прогресса, в которой его «вершиной прогресса» считается капиталистическое, либеральнорыночное общество, «традиционные общества» являются исторически отставшими. По нашей оценке, в логике «Великого Перелома Истории» как перехода от СтихийноКонкурентной Истории к Управляемой и Кооперационной Истории, доминирование в социальном прогрессе будет принадлежать в XXI веке «общинным цивилизациям», они выступят инициаторами и носителями ноосферно-социалистических преобразований, вектор которых - становление образовательного общества.

Литература

1.Александров Н.Н. Эволюция ментального хронотопа (Формула истории. Книга 2). - Кострома: КГУ им. Н.А.Некрасов, 2000. - 420с.

2.Булдаков С. К. Социально-философские основания и логика образовательной революции./ Автореф. дисс. на соиск. уч. ст. д.ф.н. - Н.-Новгород: ННГ АСУ, 2000. - 33с.

3.Бушмарин И. Современный капитализм: развитие трудовых ресурсов, творческого труда // МЭ и МО. -

1990. - №2.

4.В. И. Вернадский и Н. Д. Кондратьев: великий синтез творческих наследий (через цикличность к моделированию будущего) / Под ред. А. И. Субетто и Н. И. Бондаренко. - СПб.: ПАНИ, Ассоциация «Циклы и управление», 2001. - 143с.

5.Выступление Президента Российской Федерации на заседании Государственного Совета Российской Федерации. 29 августа 2001г., Москва, Кремль// Официальный веб-сайт Президента Российской Федерации: Речи и выступления. - М.: 2001. - С. 1-5.

6.Григорьев С.И., Субетто А.И. Основы неклассической социологии: Новые тенденции развития культуры социологического мышления на рубеже ХХ - XXI веков. - 2-е изд., доп. и перераб. - М.: РУСАКИ, 2000. - 208с.

7.Григорьев Ал. А., Кондратьев К. Я. Экодинамика и геополитика. Том II. Экологические катастрофы. -СПб.: РФФИ, 2001. - 687с.

8.Григорьев Ал. А., Кондратьев К. Я. Экодинамика и экополитика. Том II. Экологические катастрофы. -СПб., 2001. - 687с.

9.Зиновьев А.А. Глобальное сверхобщество и Россия - Минск: Харвест; Москва: АСТ, 2000. - 128 с.

10.Зубков В. XXI век. Сценарий будущего: анализ последствий экологического кризиса. - СПб.: СПбГМТУ, 1995. - 86с.

11.Ильинский И. Образовательная революция. - М.: Изд-во Московской гуманитарно-социальной академии, 2002. - 592с.

12.Иноземцев В.Л. Расколотая цивилизация. - М.: Academia - Наука, 1999

13.Казначеев В. П. Здоровье нации. Просвещение. Образование. - М. - Кострома: Исследоват. центр проблем кач-ва под-ки спец-ов, КГПУ, 1996. - 248с.

14.Казначеев В.П. Проблемы человековедения. Науч. ред. и послеслов. А.И. Субетто. - М.: Исследовательский центр проблем качества подготовки специалистов, 1997. - 350с.

15.Казначеев В.П., Спирин Е.А. Космопланетарный феномен человека. Проблемы комплексного изучения. - Новосибирск: наука, Сиб. отд., 1991. - 304с.

16.Казначеев В. П., Поляков Я. В., Акулов А. И., Мингазов И. Ф. Проблемы сфинкса XXI века. Выживание населения России. - Новосибирск: «Наука», 2000. - 232с.

17.Коммонер Б. Замыкающийся круг. - Л.: Наука, 1974.

18.Коптюг В. А. Конференция ООН по окружающей среде и развитию. Рио-де-Жанейро, июнь 1992г. / Информационный обзор. - Новосибирск: СО РАН, 1992. - 62с.

19.Медоуз Д.Х., Медоуз Д.Л., Рандерс И. За пределами роста. Продолжение знаменитого доклада Римскому клубу «Пределы роста». - М.: «Прогресс», «Пангея», 1994. - 304 с.

20.Мерсер Д. ИБМ. Управление в самой преуспевающей корпорации мира. - М.: Прогресс, 1991. - 459с.

21.Моисеев Н. Н. Восхождение к Разуму. - М.: Изд-во АТ, 1993.

22.Моисеев Н. Н. Расставание с простотой - М.: АГРАФ, 1998. - 480с.

23.Моисеев Н.Н. Экология в современном мышлении // Экология и образование. - 1998. - №1.

24.Петухов С.В. Биомеханика, бионика и симметрия. - М.: «Наука», 1981. - 240с.

25.Постановление правительства РФ от 8 мая 1996г. (Москва) «О разработке государственной стратегии устойчивого развития Российской Федерации».

26.Режабек Е.Я. Капитализм: проблема самоорганизации. - Ростов-на-Дону: Ростов. ГУ, 1993. - 320 с.

27.Розин В. М. Философия образования: предмет, концепция, направления изучения.// Альма Матер. -

1991. - №1. - С. 48-58.

28.Селезнева Н. А., Субетто А. И. Цивилизационная логика становления образовательного общества как модели управляемой социоприродной эволюции в III тысячелетии // Образование и наука на пороге третьего тысячелетия. Международный Конгресс. Новосибирск: Ин-т археологии и этнографии СО РАН, 1995. - С. 147152.

29.Субетто А. И. Введение в квалиметрию высшей школы. Книги 1-4. - М.: Исследоват. центр проблем кач-ва под-ки спец-ов, 1991. - 96с; 122с.; 171с.; 163с.

30.Субетто А. И. Введение в Неклассическое человековедение - СПб. - Кострома: КГУ им Н, А. Некрасова, Исследоват. центр проблем кач-ва под-ки спец-ов, 2000. - 458с.

31.Субетто А. И. Введение в нормологию и стандартологию образования. - СПб. - М.: Исследоват. центр проблем кач-ва под-ки спец-ов, 2001. - 182с.

32.Субетто А. И. Геополитические основания доктрины российского образования на рубеже второго и третьего тысячелетия// В кн.: В. П. Казначеев. Здоровье нации. Просвещение. Образование. - М. Кострома: исследовательский центр проблем качества подготовки специалистов, КГПУ, 1996. - С. 4-21.

33.Субетто А. И. Доктрина российского образования - XXI век. // Наука - невостребованный потенциал. Тезисы докл. Межвуз. науч.-практ. конф., посвящ. 40-летию Якутского гос. ун-та им. М. К. Амосова. Якутск, 57 июня 1996 г. Том. 3. - Якутск: ЯГУ, 1996. - С. 134, 135.

34.Субетто А. И. Доктрина российского образования XXI века: модель образования будущего и проблем новых технологий образования // Межрегион. науч.-практ. конф. «Современные технологии обучения и

информационно-методическое обеспечение учебного процесса». Тез. докл. - Сыктывкар: Сыктывкарский лесной институт, СПбГЛТА, 1996. - С.9-13

35.Субетто А. И. Капиталократия (философско-экономические очерки). - СПб. - Кострома - Луга: ПАНИ, КГУ им Н. А. Некрасова, 2000. - 214с.

36.Субетто А. И. Качество в контексте современной информационно-интеллектуальной экономики // ТQM - 2000. Матер. Десятой международной конференции по менеджменту качества. - М.: 2000. - С. 277-281.

37.Субетто А. И. Качество как геополитическая стратегия возрождения и развития экономики и цивилизации России // Сертификация и управление качеством продукции. Тез. докладов междунар. науч. -техн. конф., 13-15 октября 1999г. - Брянск (Россия): БГТУ, 1999. - 179с.

38.Субетто А. И. Качество непрерывного образования в Российской Федерации. - СПб. - М.: Исследоват. центр проблем кач-ва под-ки спец-ов, 2000. - 498с.

39.Субетто А. И. Качество образования в России: Состояние, тенденции, перспективы. Макет ежегодного доклада. - СПб. - М.: Исследовательский центр проблем качества подготовки специалистов, 1999. - 67с.

40.Субетто А. И. Концепция стандарта качества базового высшего образования (системная методология стандарта и проблема нормированного отражения в стандарте фундаментализации образования). - М.: Исследоват. центр проблем кач-ва под-ки спец-ов, ПАНИ, 1992. - 36с.

41.Субетто А. И. Методология и типология управления качеством создаваемых объектов. - Л.: 1978. -Деп. в ЦИНИС (ВНИИИС) Госстроя СССР 24.01.79, рег. №1304. - 113с.

42.Субетто А. И. Методология стандартизации непрерывного образования: проблемы и пути их разрешения. - М. - СПб.: Исследоват. центр проблем кач-ва под-ки спец-ов, 1998. - 70с.

43.Субетто А. И. Национальная система оценки качества образования в России: доктрина и концепция // Педагогический менеджмент и прогрессивные технологии обучения. Мат. II. Петербургск. Международн. науч-методич. конф. (СПб., 26-29 июня 1996г.) Часть I. - СПб.: Центральн. ин-т повышения. квал. рук. работ. и специалистов проф. образования, 1997. - С. 4-18.

44.Субетто А. И. Проблемы фундаментализации и источников формирования содержания высшего образования: грани государственной политики/ Науч. ред. В. В. Чекмарев. - М.: КГПУ, Исследовательский центр проблем кач-ва под-ки спец-ов, 1995. - 332с.

45.Субетто А. И. Ноосферизм. Том первый. Введение. - СПб.: ПАНИ, КГУ им. Н. А. Некрасова, 2001. -

528с.

46.Субетто А.И., Чекмарев В.В. Битва за высшее образование России: 1992 - 2003. - СПб. - Кострома: Костромской гос. ун-т, 2003. - 308с.

47.Тacis. Проект ДЕЛФИ. Формирование социального диалога и партнерских связей образования, органов управления и саморазвития, профессиональных объединений и предприятий. Доклад 4. Апрель 2001/ В. И. Байденко, Дж. Ван Зантворт, Б. Енике. - М.: Исследоват. центр проблем кач-ва под-ки спец-ов, 2001. - 120с.

48.Федотов А.П. Глобалистика: Начала науки в современном мире - М.: Аспект-пресс, 2002. - 224с.

49.Указ Президента РФ «О концепции перехода Российской Федерации к устойчивому развитию» от 1 апреля 1996г.

50.Яковец Ю.В. История цивилизаций. 2-е изд. - М.: ВЛАДОС, 1997.

(Продолжение публикации в следующем номере журнала. - Ред.)