КНЛЬТНРА. ОБРАЗОВАНИЕ

О СПЕЦИФИКЕ ТРНДА И ОТДЫХА В ЯПОНИИ (КНЛЬТНРОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ)

Трудолюбие против таланта

За свою долгую и самобытную историю японцы выработали множество взглядов и представлений, не совпадающих с привычными для нас. Одно из таких отличий заключается в оценке той роли, которую играют врожденные способности человека в его судьбе. В европейской традиции принято считать, что для достижения успеха человек должен обладать двумя главными качествами - талантом и трудолюбием. В японской системе ценностей акцент резко смещен в сторону трудолюбия. Долгое время японцы были убеждены, что «от рождения все люди в равной степени наделены способностями, и если приложить усилия, то человек может их развить и добиться успеха»1. Проще говоря, всё решают упорство, сила воли и трудолюбие. На принципе равенства способностей (но:рёку бё.до:) стояла вся система классического образования и воспитания. Основоположник ортодоксального направления в японской культуре Мотоори Норинага (1730 - 1801) в XVIII в. писал, что считает главным в научной работе не метод, а старательность ученого: «В конечном счете, длительные и напряженные усилия гораздо важнее для ученого, а как именно он работает, не так уж важно»2. Одним словом, старание, самоотверженность, и еще раз старание - вот японский ключ к жизненному успеху.

Во время Тихоокеанской войны, особенно на ее заключительном этапе, решения и планы японского командования не раз вызывали удивление американцев. Анализируя уровень подготовки тех или иных операций противника, они постоянно сталкивались с переоценкой, по их мнению, морального фактора и недостаточным материально-техническим обеспечением операций. Попадавшие в их руки разведданные подтверждали, что японские командиры больше уповали на боевой дух и морально-волевые качества своих солдат и офицеров, чем на совершенство оружия и тонкость тактических планов. До и во время войны в Японии было очень популярно выражение сэйсин итто (сила духа не знает преград). Самый известный пример того периода - использование летчиков-смертников во время атаки на Пёрл-Харбор в декабре 1941 г. Японские танкисты и артиллеристы во время Тихоокеанской войны были смертниками наполовину, так как устав

запрещал им покидать технику во время боя. Даже если орудие или танк получали повреждение и теряли боеспособность, солдаты должны были оставаться на месте и «разделить их судьбу», как было записано в уставе. «Разделять судьбу» приходилось часто. Японскую танковую броню в последний раз усовершенствовали в 1938 г., после этого и американские, и советские противотанковые снаряды были усилены и пробивали её, как картон. Японские участники войны с завистью рассказывали, что в подбитых американских танках обнаруживали таблички с надписью: «Солдат! На этом танке установлена броня такой-то толщины. Твоя жизнь надежно защищена»3.

Мнение о том, что усилиями и настойчивостью можно решить любые проблемы, чрезвычайно распространено в Японии и сегодня, в эпоху эффективности и рационализма. Результаты опросов подтверждают: с точки зрения японцев, понятия «способности» и «старание» неразличимо близки по содержанию. Так думают не только участники многих опросов, но и их организаторы. Некоторые результаты опросов приведены в табл. I.4

Таблица 1.

Утверяедение Согласен ("число ответов Не согласен ("число ответов

Все люди от рождения наделены одинаковыми способностями 62 37

Большинство людей могут развить свои способности за счет старания 88 12

Способности человека видны по манере работать 79 30

Старание гарантирует успех 66 24

Как видим, почти две трети опрошенных уверены, что все люди от рождения равно талантливы, и почти девять из десяти полагают, что способности можно развить старанием. Так и встает перед глазами Альберт Эйнштейн, развивающий свои умственные способности ежедневным старанием. Все-таки привычнее думать, что для создания теории относительности нужен изначально незаурядный интеллект, тут одним старанием не обойтись. Правда, если на теорию относительности не ориентироваться, то, возможно, японцы и правы.

Поскольку японцы не очень разграничивают талант и трудолюбие, то неудивительно, что многие и сегодня считают, что за равный по объему труд работникам следует платить одинаково, независимо от их способностей и квалификации5. Становится понятнее, почему в японском менеджменте победила система пожизненного найма и оплаты труда по старшинству. Тот, кто не верит во всемогущество старания, не станет пожизненно нанимать работника средних, а тем более изких способностей.

Конечно, из практики повседневной жизни японцы знают, что способности у всех разные, и учитывают это. Но при этом они считают, что очень уж большая разница в талантах встречается нечасто, а не столь существенные рядовые различия можно с лихвой перекрыть незаурядным старанием. Наверное, поэтому перед серьезной работой они желают друг другу

не удачи, как американцы, не успеха, как русские, а «хорошего старания» (гамбаттэ кудасай).

Послевоенная Япония получила известность в мире как страна, в которой служащие фирм по утрам вместе делают зарядку и перед началом работы поют гимн своей компании. Многим это кажется забавной экзотикой. На самом деле это продолжение всё той же традиции: работник должен настроиться на героический, без преувеличения, труд, и для этого все методы хороши, в том числе и экзотические. Правда, в отличие от прежних лет «бойцов» японских фирм и их рабочие места стали экипировать новейшим оборудованием, резко повышающим производительность труда. Но в том, что ключ послевоенного экономического успеха Японии всё же не в технике, а в «человеческом факторе», сомневаться не приходится. Именно в этом причина часто наблюдаемого несоответствия между длительностью и результативностью труда в Японии.

Работа и видимость

Япония живет и работает в стремительном ритме. В крупных городах он, по-видимому, уже приблизился к границе естественных возможностей человека. Американский психолог Р. Левин в 1996 г. подсчитал, что японцы

- четвертые в мире по темпу жизни. По его данным, «быстрее живут» только швейцарцы, ирландцы и немцы". Темп общественной жизни в разных странах он определял по трем факторам: скорости ходьбы пешком, скорости работы почты и точности общественных часов, по которым, как предполагается, люди сверяют свои действия. Швейцария заняла общее первое место во многом благодаря точности своих часов, ирландцы оказались главными скороходами, а в Германии - самая быстрая в мире почта. «Вечно вторые» японцы и здесь ни в одной номинации на первое место не попали, но по всем показателям оказались в числе призеров, кроме ходьбы и точности часов6. Малорослым японцам трудно соперничать с длинноногими европейцами в ширине шага, тут уж ничего не поделаешь. Только седьмое место. И общественные часы оказались у них по точности всего лишь на шестом месте. Это и не позволило подняться выше четвертого в общем зачете. Хотя зачем японцам смотреть на общественные часы, когда у них уже половина всех наручных автоматически подстраивается по единому радиосигналу, да и другая половина часов не самая худшая в мире! И разница в скорости почты с Германией оказалась чисто символической.

Стремительный общий ритм жизни требует эффективности и быстроты действий от каждого. Расслабленный, ленивый, отдыхающий во время работы человек становится «белой вороной» и объектом всеобщего осуждения. В муниципалитетах, банках и вообще любых учреждениях рабочие отделы общие, во избежание соблазнов их не делят на персональные кабинеты, столь любимые российскими чиновниками. Японский начальник всегда сидит в общем зале и видит всех своих подчиненных. Обычно со спины. Обернувшись, они тоже могут видеть, чем он занимается. Для

Всего автор приводит данные по 31 стране. Самые неторопливые по темпу жизни: Мексика, Индонезия и Бразилия.

конфиденциальных бесед и переговоров с клиентами есть специальные гостевые комнаты. Трудолюбие трудолюбием, но открытость и взаимный контроль не помешают.

Задолго до того, как братьям Макдональдс пришла в голову идея ускорить процесс потребления пищи, японцы чисто эмпирически установили связь между этой процедурой и деловыми качествами человека. Пословица хаямэси мо гэй-но ути (быстро есть - тоже мастерство) воздает хвалу быстродействию в работе. Она означает, что толковый и энергичный человек даже ест быстро, чтобы освободить время для полезных дел. Поэтому кажется закономерным, что первые супы быстрого приготовления были изобретены именно японцами. Уж очень эта идея им импонировала. Узнав о начинании братьев Макдональдс, японцы пошли по излюбленному пути: заимствовали идею и усовершенствовали её по-своему. Так 25 августа 1958 г. мир узнал о блюде под названием инстант рамэн . Его начала выпускать компания Ниссэй сёкухин.

Работать медленно, не стараться, экономить усилия - большой грех по японским меркам. Не менее опасно пренебрегать внешним впечатлением, которое складывается у окружающих о работнике. В Японии, как и повсюду, есть бестолковые, ленивые или просто не умеющие работать люди. Но они твердо знают золотое японское правило: видимость работы не менее важна, чем сама работа. Как вид японского блюда не менее важен, чем его вкус. Как внешний вид и манеры человека не менее важны, чем его характер, и т. д.

Американец Г. Рейнольдс, работавший одно время в «Сумитомо Электронике», так описывает японскую производственную атмосферу: «Японцы считают, что независимо от реальной загруженности человек должен выглядеть на работе чрезвычайно занятым. Основной способ продемонстрировать это - спешить и суетиться. Например, не идти, а почти бежать к расположенной в трех метрах копировальной машине. Или лихорадочно стучать по клавиатуре, печатая деловое письмо. Стремительно вскакивать со стула, когда тебя вызывает начальник, и моментально застывать перед ним с возгласом хай («да», «слушаю вас». - А/7). И подлинное трудолюбие, и его внешняя видимость одинаково почитаются добродетелью, поэтому манера работать быстро и с элементами легкой паники должна демонстрировать окружающим предельную загруженность работника и его соответствие идеалу служащего»7.

Один из главных признаков идеального японского работника - серьезное и ответственное отношение к делу. Именно оно не позволяет японцам шутить во время рабочих совещаний, деловых переговоров, да и вообще во время работы. Быть остроумным собеседником и при этом не забывать о деле - это не для Японии. Потому что всем понятно, что если человек шутит, значит, у него есть время думать о чем-то ещё кроме работы. Первейший признак серьезного человека заключается в том, что он твердо знает: работа - не место для шуток. Это место для работы.

Частные наблюдения подтверждаются статистически. Самый очевидный признак серьезного и ответственного отношения к своим обязанностям

- это время, которое служащий проводит на работе. По данным Международной организации труда, в период высоких темпов роста в конце 1980-х

и начале 1990-х годов японцы проводили на рабочем месте больше всех времени, но по производительности труда заметно отставали от западноевропейцев и американцев. В 1990 г. французы работали в среднем 1646 часов в год, а японцы - 2044 часа, на 20% больше. В банках, где зарплата намного выше среднестатистической, эта цифра доходила до 3000 часов в год. Если исключить выходные и праздники, то при шестидневной рабочей неделе получается 10 часов в день, а при пятидневной - почти 12. В отчете Всемирной организации труда за 1993 год говорится: «Японские служащие для демонстрации своей преданности фирме проводят на рабочем месте много времени, но их почасовая производительность труда составляет всего 46% от французской и 39% от немецкой»8.

Работа допоздна стала национальной традицией, которую не смогли переломить даже американцы за годы оккупации. В 1948 г. они впервые ввели в Японии летнее время. С целью интенсифицировать дневной труд и снизить потери рабочего времени, а за счет этого увеличить вечерний отдых. Световой день удлинился, но компании не могли позволить работникам уходить до наступления темноты, поэтому американское новшество привело лишь к увеличению рабочего времени. В 1952 г. после ухода американцев японское правительство отменило летнее время и больше к нему никогда не возвращалось. К удовлетворению служащих, компании вернулись к прежнему рабочему графику.

Одной из причин, снижающих эффективность использования рабочего времени является, как ни странно, деловой этикет. В японских компаниях осуществляется регулярная ротация служащих. Они меняют рабочие места и участки, направления, за которые отвечают. После нового назначения каждый сотрудник вместе со своим предшественником в течение нескольких месяцев лично посещает наиболее важных клиентов своей компании и представляется. Происходит как бы официальная передача полномочий в присутствии всех заинтересованных сторон. В крупных фирмах важные клиенты или партнеры могут исчисляться десятками и даже сотнями, но эта формальная процедура, отнимающая массу рабочего времени, соблюдается повсеместно и неукоснительно.

Многочисленные этикетные нормы действуют и на рабочем месте. Появление в отделе старшего коллеги из соседнего подразделения или просто сотрудника, которому служащий считает себя чем-то обязанным по работе, требует отложить текущие дела и уделить ему внимание. Выпить зеленого чая, обменяться служебными новостями или просто по-светски побеседовать ни о чем. Отложенные дела выполняются в сверхурочное время. Эффективность работы важна, но деловому этикету она не конкурент. В этом смысле современная деловая этика не особенно отличается от принципов, которыми руководствовалось японское командование в годы войны: центральное место занимает всё тот же главный ресурс - человеческий фактор.

Работа и здоровье

Японцы живут быстро и работают много. Но силы человеческие не безграничны, и где-то всегда наступает предел. Невиданные темпы роста в течение 40 послевоенных лет обернулись первенством Японии не только по

длительности рабочего времени, но и по масштабам ущерба физическому и духовному здоровью нации. Кризис разразился в конце 1980-х годов, когда Япония достигла пика экономического могущества. Самым ярким его проявлением стала проблема смерти от хронического перенапряжения, связанного с работой. Среди экономически развитых стран Япония столкнулась с ней первой. Такая смерть получила собственное название (каро:си), которое стало международным и вошло в европейские языки. В 1988 г. в Осаке открыли первую горячую телефонную линию для тех, у кого проблемы с перегрузками на работе. В первый же день от жителей города поступило 309 звонков. Сегодня в Японии трудно найти префектуру, в которой не было бы такой службы.

В сети японских ресторанов работал перспективный молодой сотрудник, не достигший 30-летнего возраста. Он быстро продвигался и вскоре стал исполнительным директором ресторана в восточной части страны. Работал много, до 20 часов в сутки, отчёты и прочую письменную работу регулярно брал домой и заканчивал её далеко за полночь. Вскоре после повышения его стали преследовать приступы головной боли, тошнота, появилась хроническая раздражительность. В 2006 г. он уже не мог полностью контролировать себя и стал заниматься рукоприкладством на рабочем месте, за что был понижен в должности, а затем и уволен. Возможно, это спасло ему жизнь. Позднее он сказал врачам, что к тому времени уже был на грани самоубийства. У молодого человека диагностировали глубокое психическое расстройство на почве хронического переутомления9.

Многим везёт меньше. По данным общественных организаций, в последние годы от рабочих перегрузок и связанных с ними заболеваний в Японии ежегодно умирает до 10 тыс. чел. Компании яростно оспаривают связь между смертью сотрудников и нагрузками на работе. И делают это не без успеха. Проблема действительно сложная, установить прямую зависимость даже самыми современными методами не всегда возможно, поэтому сошлемся на данные, которые фигурировали в японских СМИ как более или менее достоверные. По этим данным, за три года, с января 1988 по декабрь 1990 г. включительно от хронического перенапряжения на работе умерли 89 чел., в среднем около 30 чел. в год. А в мае 2007 г. Министерство труда и благосостояния сообщило, что в 2006 г. по этой причине из жизни добровольно ушли 66 чел., это на 57% больше, чем в предыдущем, 2005 г.

Весной 1995 г. в Токийском окружном суде слушалось дело о самоубийстве 25-летнего сотрудника крупной рекламной компании. В ходе слушания было установлено, что погибший ежемесячно перерабатывал в среднем 147 часов. При 6-дневной рабочей неделе это означает почти 6 сверхурочных часов каждый день, включая субботы. Начав работать в апреле, в августе он часто возвращался домой в 1 - 2 часа ночи. В ноябре - уже в 4 - 5 часов утра. В марте он зачастую вовсе не приходил домой, оставаясь ночевать

на работе или в ближайшей гостинице. За 10 дней до смерти он признался сослуживцу: «Со мной что-то странное. Не понимаю, что делаю. Наверное, я несостоятелен в работе». Руководство компании предоставило суду доказательства, что интересовалось состоянием здоровья своего сотрудника и оказывало ему определенное содействие. Ему рекомендовали обратиться к врачу, компания выдавала талоны на такси, оплачивала гостиницу и т. д. Единственное, чего она не могла сделать - это уменьшить объем работы.

Японцы всегда внимательно относились к тому, что о них говорят и пишут за рубежом, и прежде всего на Западе. К началу 1990-х годов мир заговорил о Японии как о стране сплошных трудоголиков, которые кроме работы ничего в жизни не видят. В ответ на критику японское правительство наметило новый курс. Из столицы во все стороны разъехались пропагандисты, разъясняющие пользу полноценного отдыха и важность семейного времяпрепровождения, чего раньше не бывало. Результат не замедлил сказаться: в 1996 году на первое место в мире по рабочему времени официально вышли американцы, оттеснив японцев на второе. Но в данном случае статистика

- вещь не вполне надежная, потому что реальные, не попадающие в отчеты сверхурочные часы японцев подсчитать невозможно.

По данным Министерства труда и благосостояния, в 2006 г. достоверно установлено 355 случаев тяжелых заболеваний, связанных с перегрузками на работе. Для 137 чел. они закончились смертью, что в три с половиной раза больше, чем шесть лет назад. Это только самые явные и бесспорные случаи. Для их расследования министерство составило детальный перечень признаков, которые позволяют признать заболевание или смерть служащего прямым следствием рабочих перегрузок. Однако тех, кому на основании этого перечня отказали, во много раз больше. Поэтому число судебных исков в японские суды растет с каждым годом. Кроме того, из 10 с лишним тысяч самоубийц, объяснивших причину своего поступка, почти 7% назвали проблемы с работой10.

Отдых и восстановление

В историческом плане японцы не знали регулярных отпусков. В древности практиковалась десятидневка - отдых каждый десятый день. Не работали также по праздникам или в связи с какими-то значимыми событиями в данной местности или в семье человека. Но такие отгулы давались на два

- три дня и не были регулярными. Промышленная революция не изменила традиционных представлений. Опрос общественного мнения в 1970 г. показал, что регулярный выход на работу без отгулов и отпусков занимает у японцев четвертое место в списке главных человеческих достоинств11.

За отпускную политику японское правительство тоже получило свою порцию критики от Запада. Внешне ситуация начала меняться. По данным Министерства труда и благосостояния, с 2000 г. предоставляемый оплачиваемый отпуск в Японии равняется в среднем 18 дням. Это меньше чем в США, и намного меньше, чем в Европе, где отдыхают по 4-6 недель в году. Однако

и этот отпуск японцы полностью не используют - только наполовину, по 8-9 дней ежегодно. Да и эту половину отпуска берут не все работающие. Например, в 2006 г. ею воспользовались только 47% всех наемных служащих. Опять патологическая страсть к труду? Не всё так просто.

Начнём с того, что сегодня в годовом календаре японцев 15 официальных выходных дней. Из них состоит «золотая неделя» в конце апреля

- начале мая, образованная наложением нескольких праздников. В середине августа отмечают второй по значению праздник поминовения предков (обон), который в календаре как отдых вообще не значится. Это еще три дня, к которым, как правило, добавляют несколько дней отпуска и отгулы. Всего обычно получается неделя. То же с Новым годом: официальный праздничный день только один, первого января, но на деле отдыхают дольше. Минимум 3 дня только на транспорте, в сервисе и торговле, у остальных

- от недели до 10 дней. Итого получается: отдых три раза в год примерно по неделе, плюс еще десять праздничных дней вразнобой. Ну и, конечно, пятидневная рабочая неделя.

Хороший это график отдыха или плохой? Зависит от традиций. Семь из каждых десяти японцев считают, что у них много выходных и праздничных дней, и это хорошо12. В некоторых странах другие обычаи. В Европе, в том числе и в России, привыкли брать отпуск разом и отдыхать основательно. Одни врачи говорят, что это хорошо. Другие - что не очень. Длительный отпуск они сравнивают со стрессом для организма, после которого ему нужно какое-то время на восстановление привычного ритма труда и отдыха. По их мнению, лучше чаще, но меньше, чем реже, но дольше. Наверное, это дело вкуса и привычки. Россиянам деваться некуда: климатически пригодных для отдыха зон маловато, расстояния огромные, часто не поездишь. Японцам по этой части грех жаловаться: в пределах двух часов езды на машине - широкий выбор видов отдыха и развлечений на любой вкус. Так что возможностей для восстановления и отдыха в Японии вполне достаточно.

Итак, несмотря на то, что японцы отдыхают больше, чем прежде, они по-прежнему в числе мировых лидеров по объему выполняемой работы и темпу жизни. Традиционное отношение к усердию, сопоставимое с отношением к таланту в других странах, объясняет, почему японцы не могут меньше работать даже тогда, когда это угрожает их здоровью. Кстати, многие из них удивляются, когда узнают о том, что в других странах их считают трудолюбивой нацией. «Какая любовь к труду? Мы работаем так много не потому, что нравится, а потому что вынуждены». Это подтверждают и результаты опросов. На вопрос «считаете ли вы, что трудолюбие и старание улучшат вашу жизнь в будущем?» положительно отвечают семь японцев из десяти. Это не так много по сравнению с другими странами, всего лишь 12-е место из 23, где проводился опрос.

Энтузиазм и увлеченность работой тоже не выделяют японцев среди других народов: об увлеченности трудом заявили менее половины всех опрошенных, что поставило японцев на 19 место из 23. Эмоциональное отношение к работе более свойственно жителям таких стран, как Перу и Венесуэла, а в экономически развитых государствах больше ценится эффективность и трудовая дисциплина13. Значит, японцы не лукавят: они работают много

не потому, что это улучшает их жизнь, и не потому, что увлечены своей работой, а по необходимости.

Сказываются ли интенсивные нагрузки на здоровье нации, и если да, то как? Мировая статистика свидетельствует: главной причиной смертности в экономически развитых странах с высоким темпом жизни являются заболевания органов кровообращения. Проще говоря, инфаркты и инсульты. Это справедливо для всех экономически развитых стран, кроме Японии. В этой стране от сердечно-сосудистых и цереброваскулярных заболеваний, двух главных убийц человека современного, ежегодно умирает 238 чел. на каждые 100 тыс. Это меньше, чем от новообразований (т. е. от рака), которые уносят 254 жизни из каждых 100 тысяч. В остальных экономически развитых странах только от сердечных заболеваний умирает в три раза, а от болезней мозгового кровообращения в два раза больше людей, чем от рака. Если вспомнить о продолжительности жизни японцев, то разница в цифрах получается огромная.

Как уже говорилось, с января 1988 по декабрь 1990 г. от рабочих перегрузок в Японии умерли 89 чел., абсолютное большинство из них (62) - от инсультов и инфарктов. Значит, предельные нагрузки и в Японии приводят к тем же результатам, что и в других странах? Но если по общей статистике у этих известных трудоголиков намного меньше инсультов с инфарктами, и живут они дольше всех, то что им помогает?

Кроме диетических свойств японской кухни и умеренности в крепких напитках, безусловно, играющих свою позитивную роль, социологи называют и культурологический фактор. Они говорят, что японец, до изнеможения работающий в первую очередь на группу, и только потом на себя, получает взамен мощную психологическую компенсацию в виде признания, уважения и поддержки, которые гарантирует ему коллектив. По этой версии, представители индивидуалистической западной культуры, даже добившись абсолютного личного успеха и обеспечив себе полное материальное благополучие, не могут рассчитывать на что-либо подобное. Благотворное воздействие этого психологического фактора в сочетании с развитой системой здравоохранения будто бы играет не последнюю роль в мировом лидерстве японцев по продолжительности жизни и их выдающемся сердечно-сосудис-том здоровье.

Известный американский ученый, дипломат и знаток Японии Эдвин Рейшауэр (1910 - 1990) тоже обратил внимание на эту сторону японских производственных отношений. Он писал: «Складывается впечатление, что для японца работа - это не просто выполнение своих обязанностей по контракту. Это реализация некоего глубокого и сильного чувства, являющегося частью общего мироощущения японца. И для работодателя, и для наемного работника естественна система пожизненного найма, при которой человек трудится в одной фирме до самой пенсии и которая порождает особое, преданное к ней отношение и чувство стабильности. В Японии к работнику не относятся как к небольшой и легко заменяемой детали большого производственного механизма, что свойственно западной управленческой модели»14.

Всем известно, что японцы не только поздно уходят с работы, но и частенько по дороге домой заглядывают с коллегами в разные питейные заведения. И, конечно, ведут между собой разговоры, и по работе, и «за жизнь».

После выхода на пенсию они покидают родной коллектив и начинают заниматься кто чем. Многие настолько привыкают к посиделкам с коллегами, что начинают пользоваться недавно появившимся сервисом: идут на прием к специалисту и платят деньги за то, чтобы он их выслушал15. Не то чтобы им была нужна какая-то особая консультация или совет, требуется просто нормальный собеседник, с которым можно было бы поделиться. Трудно сказать, что первично - то ли в семье и с друзьями у них проблемы, то ли коллеги очень уж хороши, но факт остается фактом: есть в этих неформальных связях с сослуживцами что-то такое, чего отставникам не хватает.

Врачи доказали, что длительный психологический дискомфорт и связанные с ним стрессы являются ключевым фактором в возникновении многих соматических заболеваний. А их отсутствие способствует не только душевному, но и физическому здоровью. Известно также, что выздоровление больных после тяжелых поражений сердца и головного мозга проходит заметно быстрее в условиях внимания и заботы со стороны окружающих. По данным Р. Уильямса из Университета Дьюка, после тяжелых поражений сердечно-сосудистой системы 50% пациентов, ведущих замкнутый образ жизни, живет 5 и более лет. Среди тех, кто поправляется в условиях семейной заботы и внимания, таких 82%. Как показывают опросы, 66% японцев относятся к своей компании так же, как к семье16. Не этот ли фактор, который невозможно измерить медицинскими приборами, помогает им выдерживать огромные нагрузки?

И ещё внутренняя стабильность. Несмотря на заметные изменения последних лет, в большинстве японских компаний найм всё еще остается пожизненным. Это означает, что лояльность носит взаимный характер: японская группа в норме не исключает отдельных членов из своего состава. Она или перевоспитывает их, или вынуждает добровольно покинуть группу, если этого сделать не удается. Японцы чрезвычайно чувствительны к посторонним оценкам и мнениям, поэтому, как правило, даже нерадивые сотрудники постепенно втягиваются в общий ритм и начинают приносить пользу компании. Увольнения, конечно, случаются, и в последнее время их число постепенно, но неуклонно растет, но по сравнению с другими развитыми странами их намного меньше.

Немалую роль в создании устойчивой атмосферы в японских фирмах играет критикуемая сегодня система оплаты труда и продвижения по служебной лестнице, основанная на возрасте и стаже. Наверное, современные менеджеры и экономисты правы: с точки зрения эффективности эта система устаревает. Или уже устарела. Но вряд ли кто-то возьмется отрицать ее роль в создании стабильной рабочей атмосферы в коллективах. Заранее установленный и публично объявленный график повышения по службе с параллельным ростом заработной платы снижает психологические издержки от интриг, доносов и подсиживаний, которыми славятся многие западные корпорации. Этот фактор действует даже в тех случаях, когда служебный рост и надбавки за стаж не удовлетворяют работников, что не редкость везде, в том числе и в Японии. Что касается распределения служебных обязанностей между сотрудниками одного возраста и уровня компетенции, то в большинстве японских компаний оно осуществляется открыто и в целом довольно справедливо. То же можно сказать о вознаграждении и карьерном

росте. Главными недостатками японской системы являются уравниловка и искусственное сдерживание роста молодых талантов, а также недоплата всем молодым сотрудникам вообще. Но в стабилизирующей роли ей не откажешь.

Эта система действовала ни много, ни мало - полтора столетия, и лишь в последние лет пятнадцать японцы начали ее модернизировать, вводя постепенно контракты, внутреннюю конкуренцию, учет личного вклада и другие элементы западного менеджмента. Кстати, повышенное внимание и учёт личного вклада стали особенно популярными в японских компаниях после финансового кризиса 1997 г., а в 1998 г. произошел резкий скачок числа самоубийств (более 30 тыс. чел. в год) и психических заболеваний. Вот уже девять лет число самоубийств не опускается ниже критического для Японии уровня в 30 тыс. чел. в год. Это самый высокий показатель среди семи экономически развитых стран мира. А в «большой восьмерке» Япония уступает только России. И проблемы, связанные с работой и занятостью, занимают в этой печальной статистике далеко не последнее место.

Выбирая работу, повсюду в мире люди руководствуются одними и теми же четырьмя критериями: уровнем оплаты, надежностью предприятия, атмосферой в коллективе и чувством удовлетворения от работы. Сравнительные опросы в разных странах позволили выявить особенности и предпочтения японцев. По значению, придаваемому оплате труда, они заняли 53-е место среди 55 стран. Получается, что почти повсюду в мире при выборе работы деньги играют более важную роль, чем в Японии. Зато по вниманию к психологической атмосфере в рабочем коллективе японцам не оказалось равных - здесь они на первом месте. Надежность компании и удовлетворение от трудовых достижений расположились в зоне средних показателей

- 27-е и 16-е места соответственно17.

Работа на группу и в составе группы, при всей её непривлекательности на западный взгляд, имеет ещё один неоспоримый плюс - она избавляет от необходимости самостоятельно принимать множество больших и малых решений. Работа в японской фирме требует в первую очередь лояльности, предельной исполнительности и старания, но не предусматривает личной инициативы и предприимчивости. Это сильно облегчает груз ответственности. Из современных социологических исследований известно, что способностью постоянно принимать ответственные решения, нечасто в них ошибаться и при этом сохранять душевное равновесие обладает абсолютное меньшинство населения нашей планеты, по разным оценкам, от 4 до 10%. Американцы называют это способностью к бизнесу. Обладающие этими качествами люди составляют самую активную часть человечества и определяют темпы его развития. Большинство же предпочитает выполнять чужие решения и добросовестно трудиться в рамках полученных полномочий, знаний и навыков.

Население Японии в силу исторических и этнокультурных особенностей развития страны приобрело требуемые для этого качества задолго до наступления эпохи промышленных революций, индустриальных и постиндустриальных обществ. И когда утвердившаяся в мире в последние полтора столетия хозяйственно-экономическая система потребовала этих качеств, они были незамедлительно предъявлены и задействованы. Сначала

в годы капиталистической модернизации в конце XIX в., затем после Второй мировой войны. В обоих случаях Япония показала невиданные темпы экономического роста и скорость общественных преобразований. Остается удивляться прозорливости нашего талантливого соотечественника, капитана императорского флота В. М. Головнина, который за 90 лет до Русс-ко-японской войны предсказал, что «японские мореходцы, быв поставлены на европейскую ногу, чрез короткое время могли бы сравнять свой флот с лучшими в Европе». А продемонстрированное Японией послевоенное «экономическое чудо» блестяще подтвердило другое его предположение: «Я не знаю, может ли быть что-либо невозможным для трудолюбия, деятельности и терпения этого народа»18.

Стабильность на рабочем месте и моральный комфорт в коллективе оплачиваются терпимостью, послушанием и готовностью следовать групповым правилам игры. С теми, кто их нарушает, поступают безжалостно. Р. Марш рассказывает о реальной трагедии квалифицированного банковского служащего, не вписавшегося в стандарты группового поведения.

Молодой и очень способный 28-летний сотрудник японского банка был направлен на обучение в Стэнфордский университет. Получив степень МБА, он вернулся в Японию и начал работать в банке. К деловым качествам вновь прибывшего никаких претензий не было, но он постоянно и демонстративно нарушал правила группового поведения: говорил много, громко и раскованно, без стеснения высказывал своё мнение, публично возражал начальству. Терпение иссякло быстро: вскоре его куда-то перевели из отдела. Попытки работавшего вместе с ним иностранца выяснить его судьбу наталкивались на стену молчания. Человек просто исчез из коллективной памяти без следа. Вскоре прошел слух, что он умер. Изумленный коллега-иностранец попытался выяснить, что случилось, но никто не хотел говорить на эту тему, заговор молчания продолжался. С большим трудом ему удалось, наконец, выяснить, что не сработавшийся с коллективом сотрудник покончил жизнь самоубийством. Ставший свидетелем этой истории иностранец был потрясен жестокостью коллективной реакции на нестандартное поведение сослуживца19.

Люди за бортом

Как и повсюду, в Японии старшее поколение брюзжит на молодежь и жалуется на нее. Не хотят, мол, работать, как старшие, всю жизнь на одну фирму, беззаветно и безоглядно. На Запад смотрят. Отдыхать больше хотят. Кроме безработных, которые всегда и везде были, в Японии появились новые категории молодежи: фури:та, ни:то, парасайто и пр. Названия все из английского. Фури:та - от фури: арубайто (свободный внештатный работник), ни:то - от Not in Education, Employment or Training, сокращенно NEET (те, кто не работает и не учится), парасайто - от parasite single (паразитирующий одиночка). Что за люди такие? Может, и в самом деле обленились японцы, не тот народ на архипелаге пошел?

За импортными названиями скрываются молодые японцы обоих полов в возрасте от 15 до 34 лет. Свободные внештатники - те, кто не хочет или не может получить постоянную работу. Они заправляют автомобили на бензоколонках, продают билеты, выбивают чеки в магазинах и т. п. Всего трудоспособных японцев в возрасте от 15 до 34 лет около 2, 2 млн. чел. В последние годы фури:та стабильно составляют чуть более 10% этого числа. Однако не факт, что все они заслуживают безоговорочного порицания отцов. По данным японского Министерства труда и благосостояния, только 8% из них полностью удовлетворены своим статусом и не намерены менять его в будущем. В разных возрастных категориях от 70 до 80% внештатников хотели бы работать традиционно, как отцы и деды.

Категорию ни:то придумали англичане. Японцы ею вооружились и сразу же обнаружили у себя молодых людей, которые нигде не учатся и не работают, хотя некоторые и числятся учащимися20. Их отличие от безработных в том, что они ничего не делают для изменения своего положения, хотя на словах примерно половина говорит обратное. Последние 5 лет число японских ни:то стабильно составляет около 640 тыс. чел., в 2006 г. оно снизилось до 620 тыс.21.

Взрослых детей, которые после окончания школы живут с родителями, в Японии называют парасайто, или парасайто сингуру. Определение «паразитирующий одиночка» звучит резковато, поскольку такие молодые люди в отличие от ни:то работают и на жизнь себе зарабатывают сами. Их упрекают в слишком позднем отделении от родителей - в Японии почти на всё свой стандарт. Это сложная проблема, и мы не будем в нее углубляться. Очевидно, что в ней переплелись многие факторы современного общества, начиная от тенденции к более позднему вступлению в брак и заканчивая высокими ценами на недвижимость, оптимизацией личных расходов и пр. Явление это не чисто японское, о том же пишут в Южной Корее, Италии и других странах.

Современная экономика с каждым годом становится всё эффективнее и рациональнее, она предъявляет людям всё более жесткие требования. Неудивительно, что одни им не соответствуют по тем или иным качествам, другие просто не хотят участвовать в сумасшедшей гонке и готовы довольствоваться малым. По-видимому, такие люди будут всегда. В этом смысле Япония если чем и отличается от других развитых стран, то лишь особенностями взаимоотношений между группой и личностью, в плане же уровня требований к отдельно взятому человеку здесь всё примерно так же. Сетования на то, что «молодежь нынче не та», мало что объясняют.

Благодаря системе пожизненного найма общий уровень безработицы в Японии всегда был умеренным. Правда, за последние 9 лет он ни разу и не опускался ниже 4%, что по японским меркам многовато. Небольшой прорыв наметился в первом квартале 2007 г., когда этот показатель впервые опустился до 3,8%22. Однако внедрение элементов западного менеджмента, от которого Японии никуда не деться, будет неизбежно увеличивать число «лишних людей», и среди них по определению будет много молодежи.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Japanese Perception of Social Justice: How Do They Figure Out What Ought To Be? / Edited by M.Miyano. Faculty of literature, Chuo University, 2000. P. 96.

2 H.Nakamura. Consciousness of the Individual and the Universal among the Japanese // The Japanese Mind / Ch.A.Moore. Charles A.Tuttle Co. ,1967. P. 191.

3 РСиба, Д.Кин. Нихондзин то нихон бунка = Японцы и японская культура. Тю:о: синсё, 1972. С. 75.

4 Japanese Perception of Social Justice ... P. 206.

5 Ibid., PP.87- 100.

6 P. Левин. Аната ва доно гурай матэмас ка = Сколько вы можете ждать? Сосися, 2002. С. 345.

7 Р.Левин.Указ. соч. С. 224.

8 World Labour Report, 1993. No. 1324. P. 25-36.

9 Ёмиури симбун. 22.05.2007. С.З.

10 Ёмиури симбун, 08.06.2007.

11 Нихондзин-но катикан = Моральные ценности японцев / Нихон тиики кайхацу сэнта:-хэн. Сисэйдо:, 1970. С. 15.

12 Т.Такахаси. Нихондзин-но катикан. Сэкай ранкингу = Моральные ценности японцев. Мировой рейтинг. Тю:о: ко:рон синся, 2003. С. 147.

13 Сэкай нидзюханкакоку катикан дэ:та букку = Данные опросов населения в 23 странах мира. До:юкан, 1999. С. 135.

14 Цит. по: Э.Хамагути, С.Кумон. Нихонтэки Сю:дансюги = Японский коллективизм. Ка-кухайю, 1989. С. 11.

15 С. Мори. Нихон ва надзэ исакаи-но о:й куни ни натта но ка = Почему в Японии стали много ссориться? Тю:о: ко:рон синся, 2000. С. 185.

16 Р. Левин. Указ. соч., С. 227-228.

17 Т. Такахаси. Указ. соч., С. 153-159.

18 В.М. Головнин. Записки о приключениях в плену у японцев. М.: Захаров, 2004. С. 375,399.

19 R. March. Reading The Japanese Mind. Kodansha International, 1996.p.l87.

20 Ю. Гэнта, М.Наганума. Ни:то - фурита дэмо наку, сицугё:ся дэмо най = Нито - ни внештатники, ни безработные. Гэнтося, 2004. С. 29-31.

21 Устранение диспропорций в системе найма молодежи - радикальное решение проблемы ни:то / Дайити сэйкэй кэнкю:дзё. Отчет от 06. 2005.

22 Ёмиури симбун, 30.05.2007.

Alexander jF.Trasûl

Some Notes on the Attitude towards Labor and Relaxation in Contemporary Japan

The paper deals with some cultural aspects relating towards labor and relaxation in modem Japanese society. On the background of rapidly increased tempo of life of Japanese society the author shows specific relations between such components of success as personal and group interests, talent and industry, genuine and ostentatious hard efforts. He also tries to reveal the reasons and the character of moral motivation of labor and the role of group pressure in maintenance of its high status in Japanese labor collectives. The author shows peculiar features of attitude of Japanese society towards division of labor efforts within yearly period and towards paid vacations once a year.