УДК 316.42 в. С. Балакин, Л.П. Балакина

ББК 4210 + С55.562

НАУКА КАК ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ КОММУНИКАЦИЯ

Работа выполнена при поддержке РФФИ, проект № 04-06-96014

Происходящие в российском обществе трансформации вызвали в сфере науки такие социальные процессы, для изучения которых требуется использовать методы всех науковедческих дисциплин. Следует также отметить, что выделение понятия «научная коммуникация» было связано как с разработкой информационной теории [1], так и с ростом интереса к «системе отношений в науке, которая складывается между людьми» [2].

Авторов, в данном случае, интересует не только структура «научных коммуникаций», как «совокупность знаковых средств, технических устройств и организационных структур, при посредстве которых происходит распространение и накопление информации о результатах исследования» [3, с. 182] или научные электронные публикации, но и «научная коммуникация» как вид человеческой (социальной) коммуникации, виды внутренней научной коммуникации (педагогическая, групповая профессиональная, интеллектуальная, межличностная), дискуссия как коммуникация, сети межличностных научных коммуникаций (лидеры научных связей) и др.

Сегодня отечественные исследователи подходят к анализу коммуникаций с междисциплинарных позиций. В российской науке уже сложилось свое название для комплекса коммуникативных дисциплин — коммуникативистика. Теория коммуникации выступает как интегративная теория для трех базовых составляющих социокоммуникации: социальных структур общества, коммуникативных систем и способов коммуникации. Социальную коммуникацию можно определить как движение знаний, эмоциональных переживаний, волевых воздействий в социальном времени и пространстве. Знания, чувства, волевые побуждения трактуются как коммуникация смысловая, содержанием которой является движение идеальных, умопостигаемых смыслов. Постижение сущности научной коммуникации, в этом случае, требует обращения к категориям «идея», «смысл», «знак», «язык», «дискурс». Продуктивным здесь может оказаться семиотический подход к коммуникации. Основатель структурной лингвистики Ф. де Соссюр разграничил речь как продукт использования языка при индивидуальной вербальной коммуникации, язык как взаимоувязанную знаковую систему и речевую деятельность. Согласно Ф. де Соссюру, в коммуникационном знаке связаны воедино концепт и имя. Дискурс как коммуникативное явление — это промежуточное образование между речью, вербальным общением, с одной стороны, и конкретным вербализованным тек-

стом, зафиксированным в ходе общения, с другой [4, с. 3].

Томас Кун, один из основателей деятельностнокоммуникативного подхода к науке, указывал на ослабление научной коммуникации в условиях смены научной парадигмы. По этой же причине, ученые не могут надеяться на полную коммуникацию между собой, пока не завершится переход от одной конкурирующей парадигмы к другой. Ученых с несоизмеримыми точками зрения можно представить по Т. Куну, в «качестве членов различных языковых сообществ, и что проблемы коммуникации между ними могут быть анализируемы как проблемы перевода» [5, с. 196]. При этом Т. Кун подчеркивал, что «переход должен произойти сразу (хотя не обязательно в один прием) или не произойти вообще» [6, с. 226, 258—259]. Дискуссии российских обществоведов во многом подтверждают этот тезис. При этом выяснилось, что изменение парадигмы связано не с аргументами, которые убеждают или переубеждают, а с типом научного сообщества. Вопрос о типе научного сообщества и коммуникации внутри него представляет интерес и для российской социологии науки. Актуальной для научного сообщества остается также идея А. Шюца об научной «интеркоммуникации», которая соответствует интерсубъективному миру [7, с. 485].

Особенности организации советской науки в XX веке, определяющиеся ее тотальным огосударствлением, политико-идеологическим вмешательством в логику развития научного знания, ведомственной разобщенностью отраслей науки в значительной мере обусловливали ее сильные и слабые стороны. Эффективность научного труда снижалась, в том числе, и из-за инертности организационных форм науки, тормозивших быстрое освоение новых научных направлений. Плохое информационное обеспечение, фактическая изоляция от мировой науки вели к слабому развитию сети научных коммуникаций. Задача изучения устойчивых межличностных коммуникаций или профессиональной групповой коммуникации (научных школ) также не поощрялась правящей коммунистической партией и руководителями науки. В СССР так и не сложилось научное сообщество на началах автономии, самоорганизации и межличностной коммуникации.

Воспроизводство научного знания имеет диалектический характер. Здесь складываются сложные взаимоотношения между личностями (лидерами) и коллективами. Интеллектуальное производство является сетью взаимодействующих индивидуумов,

B.C. Балакин, Л. П. Бала кина

Наука как профессиональная коммуникация

которые и составляют научное сообщество. Сложность анализа сетей заключается в выделении из социальных отношений именно научной коммуникации. Сети в социально-гуманитарных науках могут принимать вид социальных «солидарностей», когда научные сотрудники вступают в коммуникацию и создают объединения на основе политических, культурных или экономических заинтересованностей. Однако сетевые взаимодействия могут складываться и на основе научных идентичностей, в том числе имеющих междисциплинарный характер. Для анализа сетевой коммуникации в профессиональном сообществе Г.В. Градосельская использовала связи, установленные по опубликованным материалам профессиональных биографий социологов [8]. Еще раньше Г.Г. Дюментоном была предпринята удачная попытка выявить характеристики ученого, определяемые его нахождением в системе научных коммуникаций, в том числе научных лидеров, на которых замыкается наибольшее количество научных связей и определить значимость формальных и неформальных аспектов организации научной деятельности.

Поддержание устойчивых межличностных или межгрупповых отношений внутри научного сообщества обеспечивается использованием единого научного аппарата и каналов получения или передачи информации. Для выполнения этой задачи необходимы также достаточно развитые формы оценки научного труда. Используя взаимное цитирование на примере библиографий журнальных статей, можно установить рейтинг персоналий, определить изменения в удельном весе внутреннего и внешнего цитирования, выявить динамику предметных тематических разделов. Анализ публикаций журналов «Социологические исследования» и «Политические исследования» подтвердил интеграцию, выражающуюся в междисциплинарных связях и комплексных исследованиях.

Изучение изменений, происходящих в российской науке под воздействием экономических и политических реформ, выявило ряд противоречивых тенденций. Общественные научные академии, союзы, научные общества при всей своей экономической слабости выполняют сегодня важную функцию научной коммуникации. Они призваны стать и средством влияния на властные структуры для выработки адекватной ситуации научной политики. Жизнеспособными оказались также некоторые профессиональные научные сообщества. Однако доминирующей тенденцией остается снижение финансирования науки, отток молодежи, свертывание сети научной коммуникации и медленный поиск альтернативных источников выживания и новых форм самоорганизации науки.

Сегодня ведущим процессом в мировой научной коммуникации стало превращение ее в информационное пространство. Становление за последнее де-

сятилетие мировой информационной Сети привело к размещению здесь «электронных» научных периодических изданий. Появление электронной почты привело к образованию большого числа «невидимых колледжей», неформальных объединений ученых, работающих в одной тематической области науки. Важным событием в развитии системы научной коммуникации стало появление в Internet информационных страниц (web-сайтов) университетов, исследовательских институтов, научных коллективов. Ценными информационными объектами web-сайтов стали библиографии научных документов, относящихся к одной тематической области. Архивы электронных препринтов, «Электронные библиотеки» (ЭБ, Digital Libraries), «Оп-1те»-кон-ференции, «чаты», дискуссионные листы (рассылки) становятся оперативными, дешевыми и массовыми формами научных коммуникаций. Однако в среде ученых оценка качества публикуемых материалов в электронном формате невысока. Несмотря на рост электронных журналов по социальным и гуманитарным наукам, лишь единицы из них индексируются в крупнейших мировых библиографических указателях по научной периодике, изданиях сигнальной информации и реферативно-аналитических изданиях. При этом содержание большинства электронных периодических журналов не рецензируется экспертами. Изучение барьеров и компонентов электронных научных коммуникаций еще только начинается. Интересными исследовательскими проблемами являются, например, исследование языка, используемого в виртуальной научной дискуссии, специфика виртуальной научной коммуникации вообще или выработка международных стандартов работы в Сети.

В последнее десятилетие подтверждается зависимость российской науки от общества в целом, от государства и его политики, от общественного спроса на науку, оценки науки общественным сознанием. Мировой опыт свидетельствует, что наука выходила из кризисного состояния лишь с помощью государства.

Сегодня науке требуются не только ресурсы, но и такая модель ее организации, которая соответствует новым информационным, коммуникативным и социокультурным условиям. Изменение социального контекста науки создает благоприятные условия для развития процессов самоорганизации, для установления международных связей и коммуникации, органичного вхождения в мировую науку. Будущее российской науки само представляет собой социальную проблему, в поисках решения которой большое значение социологии научной коммуникации.

Литература

1. Винер, Н. Мое отношение к кибернетике. Её прошлое и будущее. — М. : Сов. радио, 1969. — 25 с.; Михайлов, А. И., Черный, А. И., Гилярев-

Серия «Социально-гуманитарные науки», выпуск 5

107

Социология духовной жизни

ский Р.С . Научные коммуникации и информатика. — М.: Наука, 1976. — 26 с.; Научная информация и система научных коммуникаций. — М. : ИНИОН, 1981, —213 с.

2. Келле, В. Ж. Социальное знание и социальное управление. — М. : Знание, 1976. — 64 с.; Он же. Наука как компонент социальной системы. — М. : Наука, 1988. — 198 с.; Дюментон, Г. Г. Сети научных коммуникаций и организация фундаментальных исследований. — М. : Прогресс, 1987. — 103 с.; Кун, Т. Структура научных революций. — М.: АСТ.2001. —608 с.

3. Краткий словарь по социологии. — М. : Политиздат, 1988. — 479 с.

4. См.: Публичная коммуникация: дискурсивные практики и коды/ Под ред. Е.В. Харченко. — Челябинск : Изд-во ЮУрГУ, 2005. — 160 с.

5. Кун, Т. Структура научных революций. — М.: АСТ, 2001, —608 с.

6. Кун, Т. Указ соч.

7. Шюц, А. Формирование понятия и теории в общественных науках//Американская социологическая мысль. — М.: Изд-во МГУ, 1994. — С. 481—496.

8. Градосельская, Г.В. Сетевые коммуникации в профессиональном сообществе // Социальные науки в постсоветской России. Под ред. Г. С. Батыгина, Л. А. Козловой, Э. М. Свидерски. — М.: Академический Проект, 2005. ■— С. 228—261.