УДК 1’373.72: 316.77

ББК 81.033

П 20

Печаткина О.В.

Мотивационные особенности формирования значений полисемантичного слова

(Рецензирована)

Аннотация:

Статья посвящена исследованию мотивированности лексико-семантических вариантов многозначных слов. Рассмотрены мотивационные возможности языка в зависимости от когнитивных процессов сознания; описаны виды внутренней мотивированности вторичных значений полисемичных слов, отмечены особенности семантической деривации.

Ключевые слова:

Мотивированность, значение, многозначное слово, лексико-семантический вариант, идея.

В настоящей работе предпринята попытка комплексного исследования в области мотивированности значений многозначных слов. Актуальным является рассмотрение явления полисемии в синхронно-диахронном аспекте, что позволяет наглядно представить, каким образом ведет себя многозначная лексика в тот или иной период развития языка; какие языковые и неязыковые знания о мире фиксируются в слове, испытывающем влияние разнообразных факторов. Определенную важность имеет пересмотр традиционных концепций, привлечение результатов исследований нейропсихологии, психолингвистики и когнитивной лингвистики, поскольку значение есть не только результат функционирования языковой системы, но и продукт мыслительно-эмоциональной деятельности человека.

Явление многозначности слова, то есть «смыслопроизводство», рассматривается динамически и как результирующая разнообразных факторов: особенностей мышления человека, специфики языковой системы, обстоятельств внешнего мира (неязыковые знания о мире). Таким образом, полисемия - это результат умножения смыслов за счет использования уже имеющейся в языке лексемы; это способ семантического словообразования, затрагивающий все пласты лексики, проявляющийся регулярно и имеющий свои структурные, функциональные и мотивационные особенности. Целью данного исследования является многогранное рассмотрение мотивационных возможностей языка в зависимости от когнитивных мыслительных процессов его носителей, создание схемы анализа причинно-обусловливающих связей между лексикосемантическими вариантами многозначного слова, выявление и описание видов внутрилексемной семантической мотивированности.

В качестве исследуемого материала были выбраны многозначные слова, зафиксированные в современных (4 позиции), исторических (5 позиций) и этимологических (5 позиций) лексикографических источниках, что удовлетворяет требованию комплексно оценить семантическое развитие слова на протяжении нескольких периодов; рассмотрено 609 семантических параллелей (слов с присущими ему рядами значений) русского языка и английского языка (более 10 тысяч значений).

В исследовании был разработан и применен метод гносеологического моделирования, позволяющий иначе взглянуть на способы образования вторичных значений многозначного слова; были определены модели внутрилексемной семантической мотивированности. Суть метода состоит в когнитивном поиске прототипического содержания ситуации, в которой может повторяться лишь один субстрат, при этом могут совпадать и некоторые другие элементы ситуации, однако они

не будут тождественны друг другу. Специфика метода гносеологического моделирования заключается в том, что словесное оформление идеи может грамматически не соответствовать категориям языка, поскольку идея по-разному входит в ситуации, описание которых нельзя ограничить соответствием «предмет - предмет», «действие -действие», «признак - признак» и так далее. Кроме того, на первый план могут выходить признаки предметов или производимые ими (с помощью них) действия, то есть отсутствует строгая грамматическая зависимость «что - какое - что делает (позволяет делать) - каким образом делает (позволяет делать)». Смысловым центром может стать любой компонент названной последовательности. За основу при анализе берется синоним, наиболее отражающий суть ситуации, то есть доминанта синонимического ряда.

По нашему мнению, основа для понимания слова состоит не в категориальной отнесенности обозначаемой реалии как некоего места, времени, предмета, признака, процесса, а в целостном восприятии ситуации как имеющей возможность распространения на место, время, предмет, признак, процесс. В особенности это касается полисемичных слов, которые воспринимаются синкретично (особенно вне точного контекста и при неполноте словесного выражения (характерно для дискурса и художественного текста). В каждом значении выделяются компоненты первого (компоненты-обозначатели), второго (компоненты-определители) и третьего уровня (компоненты-распознаватели). Компоненты могут быть слиты в одном слове, толкование которого может содержать как объект (субъект) действия, так и предикат. Компоненты первого уровня четко определяют принадлежность к ситуации, компоненты второго уровня позволяют конкретизировать ситуативный сегмент, компоненты третьего уровня определяют особенности переносного, стилистического и прочего употребления.

Говоря о регулярности самого явления полисемии в языке, следует отметить, что многозначность развивается у слова вне зависимости от его этимологии и частеречной принадлежности. Появление у слова новых значений не зависит от его происхождения. Синхронно-диахронический анализ подтверждает сформулированную И.Мистриком закономерность: «Чем слово старше, тем оно короче, и тем больше у него значений, и наоборот: чем оно моложе, тем длиннее (часто при этом оно переносное по употреблению или заимствованное) и тем меньше у него значений» (цит. по [1: 91]).

Значение есть достояние системы языка и функционирует в зависимости от стечения ряда закономерностей этой системы. Так, в проанализированном материале приблизительно 5 % значений от общего числа имеют особенности употребления значения в сочетании с определенными частями речи, требуют какого-либо падежа, числа или формы. Например, еще Г.Пауль, указывает на то, что дифференциация значений может происходить путем размежевания значения тех или иных форм (например, число: аз «название первой буквы, обозначающей звук [а]» и «первоначальные сведения, основы чего-либо» (только мн.ч.), род: каберне «сорт винограда с темно-синими ягодами» (м.р.) и «красное вино из этого сорта винограда» (с.р.), либо сочетанием с определенными словами или формами (напр., идти с предлогом в сочетании с некоторыми сущ. «употребляется в значении: начинать делать что-л., пускаться во что-л.» и тому подобное). Следует отметить, что достаточно большое количество значений имеют стилистическую или эмоционально-оценочную окраску - 1158 значение из 9691, что составляет около 12 % от числа всех значений. Наиболее численными группами стали слова с пометой Разг. (517 зн.), Простор. (166 зн.) и Устар. (81 зн.). Языковой материал показывает, что разного рода стилистические и экспрессивно-эмоциональные пометы - смысловая принадлежность значения, изменяющаяся чаще и быстрее других принадлежностей даже при полном сохранении самого варианта значения.

А.А.Залевской было введено понятие информационного тезауруса как информационной базы человеческого мышления, которой служит память. По ее мнению, под значением слова следует понимать процесс «соотнесения идентифицируемой словоформы с некоторой совокупностью единиц глубинного яруса лексикона,

отражающей многогранный опыт взаимодействия индивида с окружающим его миром», а значит, слово имеет значение лишь «в силу того, что оно возбуждает определенные психические образы в сознании индивида» [2: 142]. Данные мысли подтверждаются и размышлениями Д.Н.Шмелева о лексике как системе, обладающей свойством «семантической неопределенности»: «:.. .некоторый элемент значения не может быть приписан слову безусловно. Такая ситуация достаточно определенно отражена в толковых словарях, где указания на некоторые семантические признаки ряда слов сопровождаются своеобразными оговорками: «обычно», «преимущественно», «главным образом» и тому подобное» [3: 21].

С нашей точки зрения, в основе многозначности лежит не центральная сема, а центральная идея, объединяющая все ЛСВ. Многозначное слово - это модель ситуации, в которой реализуется одна и та же идея. Именно этим обусловлено то, что взаимосвязь ЛСВ не всегда лежит на поверхности и может быть выражена при помощи толкования. Под ситуацией следует понимать систему разнонаправленных условий, неодинаково определяющих нахождение вещи в пространстве, времени и неоднозначно воспринимаемую с учетом, исторических, социальных и индивидуальных параметров. Под идеей стоит понимать, вслед за С.Г.Воркачевым «диалектически развивающуюся семантическую сущность», источник развития которой «заключается в присутствии отражающих ее категориальных противоречий.» [4: 19]. Таким образом, с нашей точки зрения, идея - содержательная субстанция, обладающая способностью к организации вокруг себя семантического пространства с тем или иным набором смысловых ориентиров, степень развертывания / свертывания которой зависит от исторических экстра -, интра- и алингвистических факторов.

Внутрилексемная семантическая мотивированность, по нашему мнению, есть динамический процесс взаимодействия совокупности априорных и приобретенных знаний о мире, образующих более или менее крупные смысловые пространства с собственной системой координат, не позволяющий однозначно интерпретировать мыслимый объект (а именно, его лексическое значение) как результат отмежевания от другого мыслимого объекта (т.е. предшествующего или последующего лексического значения), находящий воплощение в разных представляющих его моделях.

Анализ языкового материала позволил различить по структуре внутрилексемную семантическую мотивированность с воплощением идей следующих типов (первые четыре типа - в соответствии с формами мысли по В.Ф.Нечипоренко [5: 35]:

1) внутрилексемная семантическая мотивированность с необъемными (мономерными) структурами прототипических ситуаций: знания, соотносящиеся с лексическим значением и входящие в него неодинаковы по объему и приоритету, но находятся в одной плоскости человеческого знания, где соединяются любые ее точки: а) многозначные слова с воплощением восходящей ступенчатой конструкции идеи: постепенное развитие идеи от общего к частному; б) полисемантичная лексика с реализацией нисходящего ступенчатого построения идеи: постепенное развитие идеи от частного к общему; в) многозначные слова с воплощением развертывающейся спиралевидной конструкции идеи: раскручивание элементов идеи; г) полисемантичная лексика с реализацией свертывающегося спиралевидного построения идеи: скручивание элементов идеи;

2) внутрилексемная семантическая мотивированность с объемными (разноплоскостными) структурами прототипических ситуаций: знания, соотносящиеся с лексическим значением и входящие в него неодинаковы / равны по объему и приоритету, находятся в разных плоскостях человеческого знания, где могут сочетаться в любых последовательностях, создавая смысловой объем: а) многозначные слова с воплощением ромбовидной конструкции идеи: в разные периоды актуализируются противоположные центры (идея с двумя равноправными центрами); б) полисемантичная лексика с реализацией пирамидального построения идеи: центр идеи выявляется при опоре на ее

основание); в) многозначные слова с воплощением конструкции идеи в форме звезды: в те или иные периоды актуализируются разные центры (идея с несколькими центрами); г) полисемантичная лексика с реализацией построения идеи в виде матрицы: доступ к центру осуществляется согласно системе координат заданных смыслов (идея с рядами пересекающихся смысловых узлов, лежащих в разных плоскостях, равных по возможности потенций к актуализации).

Итак, подходы к определению полисемии, лексической мотивированности, взаимоотношений внутри ЛСВ разнообразны, что обусловлено неоднозначностью в определении названных понятий. С нашей точки зрения, значение выражает идею или концепт, а в формировании лексического значения участвуют восприятие, ощущение, представление и память. Неязыковыми способами представления знаний о мире следует считать образы, картины, гештальты, фреймы и тому подобное, то есть ментальные модели. Такие знания существуют в сознании человека, тесно взаимодействуя с лексическими значениями. Новые значения создаются не намеренно, а в результате познавательной деятельности человека. Он мыслит идеями, выражаемыми с помощью языка. При этом мышление может быть как шаблонным, так и творческим. Кроме того, в когнитивном процессе человек руководствуется большим набором чувственных ориентиров. Вся информация, к которой прибегает носитель языка, объединена в едином информационном тезаурусе.

Язык не существует вне человека и не функционирует без него, поэтому мотивированность лексических единиц и ЛСВ нельзя объяснить лишь соотнесением формальных, либо содержательных компонентов значения или нескольких значений. Реализуя язык, человек оперирует признаками, мотивируя ими словесные значения. Таким образом, множественность значения обусловлена общественной необходимостью, а значения становятся достоянием языковой системы, только будучи коллективно осознанными, т.е. за любым словесным значением, зафиксированным в словаре, стоит коллективное представление об отраженном в значении элементе действительности. Тяготение слова к структурным изменениям в соответствии с тем или иным семантическим изменением обусловлено регулярностью такого процесса в данном языке. При этом семантическая насыщенность многозначного слова не исчерпывается лишь влиянием извне; в ней можно обнаружить знания, которые были непосредственными эмоциональными и когнитивными приобретениями носителей языка, а затем стали достоянием самой языковой системы.

Примечания:

1. Богатова Г.А. История слова как объект русской исторической лексикографии. М.: Изд-во ЛКИ, 2008. 288 с.

2. Залевская А.А. Слово в лексиконе человека: Психолингвистическое исследование. Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1990. 207 с.

3. Шмелев Д.Н. Проблемы семантического анализа лексики. М.: Изд-во ЛКИ, 2008. -280 с.

4. Воркачев С.Г. Лингвокультурная концептология: становление и перспективы // Известия АН. Сер. литературы и языка. 2007. Т. 66, № 2. С. 13-22.

5. Нечипоренко В.Ф. Сигнальность - знаковость в мышлении и речи (на осознаваемом и неосознаваемом уровне). М.: Тип. МГПИ им. В.И.Ленина, 1982. 56 с.