© С.А. Панкратов, М.В. Кирьянов, А.В. Рахлеев, 2006

СОЦИОЛОГИЯ И СОЦИАЛЬНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

МОДЕРНИЗАЦИЯ И ОБЕСПЕЧЕНИЕ БЕЗОПАСНОСТИ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

С.А. Панкратов, М.В. Кирьянов, А.В. Рахлеев

Политическое решение о принятии и реализации «Концепции перехода РФ к устойчивому развитию» не может заслонить того факта, что в реальности Россия в социально-экономической сфере ориентировалась и продвигалась в прямо противоположном направлении. Разрушение промышленного и аграрного потенциала, исторически сложившихся экономических связей, резкое снижение уровня жизни большинства жителей при увеличении объемов государственного внешнего долга стали непомерной платой, с одной стороны, за лечение «детской болезни левизны в “демократии”», а с другой - следствием абсолютизации либеральных рыночных механизмов без должного учета как особенностей отечественного менталитета (неготовность значительной части трудоспособных граждан взять на себя ответственность за свое благополучие; пассивное ожидание общего экономического подъема в стране, а не поиск перспективных рабочих мест, альтернативных форм занятости; отношение к смене профессии как негативному последствию рыночных реформ и т. д.), так и современного состояния, потенциальных возможностей общества в целом.

Совершенно справедливо к основным ошибкам «младореформаторов», создавшим критическую массу негативных оценок, многие известные ученые-экономисты, хозяйственники-практики, политики относят: неудачную модель приватизации, не изменившей положения большинства работников по отношению к средствам производства; отсутствие

механизмов, компенсирующих отчуждение работников от средств производства (высокая заработная плата); непродуманную социальную политику, прежде всего в отношении действительно нуждавшихся в социальной поддержке государства домохозяйств; отсутствие политической воли во внедрении экономических механизмов перераспределения общественного богатства в пользу наиболее бедных и не паразитирующих на этой бедности домохозяйств1.

Главным просчетом «либерал-реформаторов» явилось забвение или специальное игнорирование той истины, что формирование рыночных механизмов и политической демократии представляет собой двуединый процесс, в котором государство выступает в качестве основного гаранта жизнеспособности и эффективного функционирования экономической системы. Речь идет не просто о модернизации административно-командных методов управления, а о создании новой системы государственного регулирования, «построенной с учетом особенностей и принципов свободной конкуренции и свободного рынка, с применением прежде всего экономических рычагов стимулирования роста экономики».

Соответственно, при реализации стратегии устойчивого развития необходимы новые подходы к вопросу о механизмах и критериях достижения эффективности экономики, ее социальной направленности и переосмыслении связки «политика (государство) - экономика», базирующейся на том положении, что успеш-

ные реформы могут быть осуществлены при опоре на собственный научно-производственный потенциал, на эффективную государственную власть, обеспечивающую функцию планирования и управления социально-экономическими процессами.

Следует признать, что важнейшим недостатком проводимых в России экономических реформ явилось отсутствие, отстраненность в них ЧЕЛОВЕКА. Целью реформирования и функционирования экономической системы является не рынок (во всех его проявлениях - «дикий», «регулируемый» и т. д.), а человек, его создающий и осуществляющий. Это особенно важно подчеркнуть, так как в РФ в 1,5-3 раза превышены критические отметки показателей социальной безопасности общества и государства, принятые в мировой практике (соотношение доходов -10 % самых богатых и 10 % самых бедных; доля населения, живущего на пороге бедности; разница между минимальной и средней заработной платой; уровень безработицы, преступности, потребления алкоголя, суицидов на 100 тысяч населения; коэффициент депопуляции, старения населения, средняя продолжительность жизни и т. д.), главными объектами которой являются определенные состояния социальных отношений в различных областях жизни, как-то: гражданский мир и согласие; политическая система, власть, законы и политика, соответствующие историческому выбору народа, выражающие и осуществляющие его волю; жизнь, здоровье, права и свободы человека; справедливое распределение собственности и доходов; эффективные системы стимулирования труда, государственного регулирования экономики; инфраструктуры жизнеобеспечения людей; системы социального обеспечения и защиты нуждающихся в помощи и поддержке государства; институты социализации человека и ограждающие его от опасностей2.

Автор солидарен с точкой зрения В. Серебрянникова и А. Хлопьева, трактующих социальную безопасность как «совокупность мер по защите интересов страны и народа в социальной сфере, развитие социальной структуры и отношений в обществе, системы жизнеобеспечения и социализации людей, образа

жизни в соответствии с потребностями прогресса, нынешних и будущих поколений», целью которой является «содействие формированию прогрессивной социальной структуры и соответствующих отношений; обеспечение эффективности системы стимулирования общественно-полезной активности, прежде всего экономической деятельности населения; создание и укрепление долговременных объективных социально-экономических, а также субъективных духовно-нравственных и психологических предпосылок для выхода страны из кризиса, политической стабилизации, последующего подъема экономики и благосостояния всех слоев народа; сохранение и развитие условий, средств и способов социализации человека, равного доступа к образованию, ценностям культуры, медицинскому обслуживанию; твердые гарантии соблюдения прав и свобод личности; справедливое распределение благ и тягот, выпадающих на долю народа»3.

Не останавливаясь на конкретных механизмах достижения социальной безопасности, хотелось бы подчеркнуть, что ее степень во многом зависит от солидарности общества, в котором большинство разделяет реализуемые принципы и согласно с поставленной целью и способами ее достижения. Такой стабилизирующей силой в условиях модернизирующегося общества мог бы выступить так называемый средний класс, который в будущем включал бы в себя значительную (в европейских странах - до 2/3 населения) часть граждан. Известно, что по западным стандартам эта общность охватывает мелких и средних бизнесменов, промышленников, профессиональных и образованных рабочих, процветающих фермеров, высокооплачиваемых служащих, журналистов, артистов, ученых и т. д. Все они имеют некоторые совпадающие интересы, их объединяют достаточные, но не слишком расходящиеся доходы, образовательный уровень, семейные и религиозные идеалы.

Однако применительно к современной России тезис о существовании среднего класса в качестве стабилизирующего фактора, по меньшей мере, преждевременен. Достаточно в этой связи сказать, что за последние годы произошло стремительное раз-

48 С.А. Панкратов,М.В. Кирьянов, А.В. Рахлеев. Модернизация и обеспечение безопасности России

межевание людей как по уровню доходов, так и качеству жизни (8-12 % - колоссально обогатились, 75 % - обнищали и находятся на грани выживания; уровень доходов самых богатых более чем в 100 раз превышает доходы самых бедных), что существенно сказалось на общности интересов и отношений, связывающих людей.

Таким образом, одной из важнейших социально-экономических задач является целенаправленное формирование социальной структуры, соответствующей требованиям развитого индустриального и постиндустриального общества и основывающееся: на переходе к перераспределению социальных расходов в пользу самых уязвимых групп населения при одновременном сокращении социальных трансфертов обеспеченным семьям с учетом реально имеющихся у государства ресурсов и возможностей; на создании условий (гарантии неприкосновенности частной и иных видов собственности; упрощение механизмов создания и регистрации юридических лиц; налоговые льготы, кредиты; беспрепятственное движение капиталов, товаров, рабочей силы и т. д.) для поощрения и развития личной инициативы, предпринимательской, интеллектуальной и других видов деятельности, способных в рамках закона обеспечить достойную (в материальном, духов-

ном, психологическом и других смыслах) жизнь российским гражданам и их потомкам.

Только целенаправленное и научно обоснованное проведение реформ с учетом «негатива», накопленного за последние годы, позволит добиться высоких темпов экономического роста, последовательного повышения уровня жизни людей, активизации интеллектуального потенциала страны, увеличения степени открытости отечественной экономики, а также создания необходимых предпосылок для перехода к устойчивому развитию российского общества, предполагающему:

- достижение оптимального баланса между социальной защищенностью граждан и экономической результативностью общественного развития;

- социальную деятельность государства ради интеграции и стабилизации всего общества;

- согласованность и внутреннюю непротиворечивость всей системы социальноэкономических прав каждого человека.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 См.: Шахмалов Ф.И. Государство и экономика (власть и бизнес). М., 1999.

2 См. об этом: Серебрянников В., Хлопьев А. Социальная безопасность России. М., 1996.

3 Там же. С. 24—25.