УДК 314.122.66 + 316.347(С17)

ББК С55.57(2Р36) + Т3(2)413.21 + С7(2Р36)

Д.С. Глухарев

МЕЖКУЛЫУРНАЯ КОММУНИКАЦИЯ ФИННО-УГОРСКИХ НАРОДОВ УРАЛА

В процессе аккультурации индивид решает две проблемы — сохранение своей культурной идентичности и включение в чужую культуру. В настоящее время целью аккультурации признается достижение интеграции культур, в результате чего формируется мультикультурная личность. Однако для народов со слабой культурной идентичностью характерна иная стратегия аккультурации — ассимиляция.

Финно-угорские народы, в отличие от тюркоязычной группы, не имели консолидирующей их религии. Большинство населения принадлежали либо православной конфессии, либо язычеству. Это значительно упрощало межкультурные контакты с представителями других этнических групп, в первую очередь, со славянской группой.

Стоит отметить, что финно-угорские народы в своей истории не имели собственного государственного образования. Если татары или чуваши вели свою историю с периода Золотой Орды или Волжской Булгарин, то ни коми-пермяки, ни удмурты, ни марийцы и мордва подобной истории не имели. Этот факт увеличивал культурную дистанцию между этническими группами, в результате которой славянское и тюркоязычное население воспринималось как более развитое.

Самую большую этническую группу финно-угорских народов, населяющих территорию Урала, составляют удмурты. Отсутствие национальной политики и сравнительная малочисленность удмуртского народа привели к усиленным ассимиляционным процессам, особенно заметным в городской среде. Усиливались эти процессы сокращением преподавания родного языка в школах. Так, к 1970-м годам большинство удмуртских школ перешли на общую программу, преподавание в них родного языка было прекращено [1, с. 23].

Активные этнокультурные взаимодействия на Урале между удмуртами и представителями других этнических групп вели к потере их этнической идентичности, выражавшейся в первую очередь в активном процессе русификации. Данный процесс наблюдался не только в различных регионах Урала, но и в самой Удмуртской АССР. Особенно это заметно при сравнении показателей относительной доли лиц, считающих удмуртский язык родным в Пермской области и Удмуртской АССР. Если в 1959 году в Удмуртской АССР 77,3 % жителей городов удмуртской национальности считали удмуртский язык родным, то в городах Пермской области только — 59,5 % [2, с. 236].

Аналогичные процессы наблюдались в Коми-Пермяцком автономном округе. Коми-пермяки в

1950-е годы проживали в едином этническом массиве, то есть подавляющее большинство проживало на территории коми-пермяцкого автономного округа. В среднем, в Пермской области доля коми-пермяков была значительно ниже и составляла 4,6 % от всей численности населения. Таким образом, в составе Пермской области они составляли лишь третью по численности национальную группу [3].

Деятельность партийно-государственных органов Пермской области была направлена на развитие культуры и ликвидацию культурного отставания коми-пермяков от других наций. Драмтеатр имени Горького поставил ряд пьес местных авторов: С.А. Можаева «Пасмурная весна» и B.C. Лека-нова «Клин-Клином» — на языке Коми. С целью пополнения труппы при Ленинградском театральном институте была создана специальная группа, в которой обучалось 18 юношей и девушек коми-пермяков [4]. Тем не менее, несмотря на государственную политику, у коми-пермяков также наблюдается потеря этнической самоидентичности.

B.C. Дерябин в своем исследовании отметил разрушение этнического самоосознания в первую очередь у городских коми-пермяков. В частности при проведении социологического исследования коми-пермяков им задавался вопрос: «За что коми-пермяков не уважают соседи?» Почти четверть коми-пермяков указала на низкий культурный уровень (23,5 %), второе место в ранге отрицательных значений получили пьянство и грубость (17,5.%), третье — отсутствие чувства собственного достоинства (14,5 %), затем — отсутствие предприимчивости (8,4 %) и в последнюю очередь была указана леность (3,9 %) [5].

Как видно из приведенных данных отсутствие собственной национальной культуры, конкурирующей с культурами других народов, является серьезным фактором, мешающим росту этнического самосознания. Понятно, что основное, что связывает коми-пермяков — это национальный язык. Поэтому создание коми-пермяцкого языка, безусловно, сыграло значительную роль в этнической консолидации коми-пермяков, а его потеря ускорила процесс ассимиляции.

Достаточно высокий уровень владения родным языком по сравнению с другими финно-угорскими народами был следствием сравнительно низкого образовательного уровня коми-пермяков. Преимущественно коми являлись народом, проживающим чаще всего в сельских районах. Это значительно затрудняло получение ими среднего образования и со-

Серия «Социально-гуманитарные науки», выпуск 5

109

Социология духовной жизни

кращало долю лиц коми-пермяков с высшим образованием.

Таким образом, в условиях этнокультурной коммуникации финно-угорские народы оказались наименее устойчивыми. Это проявлялось в первую очередь, в быстрых темпах утраты родного языка. В условиях отсутствия сдерживающего культурного фактора, единой религии, как у тюркоязычных этносов, финно-угорские народы легко теряли свою идентичность. Исключением можно назвать лишь марийцев, сохранивших в какой-то мере свою культуру.

В условиях политики интернационализации, финно-угорские народы были вовлечены в процесс аккультурации. При этом в отличие от тюркоязычного населения, воспринимавшего новую культуру, и с трудом, но все же интегрирующегося в нее, для финно-угорских народов характерна ассимиляция. Одной из причин этого стало самовосприятие финно-угорскими народами своей культуры как отсталой и неразвитой по сравнению со славянской культурой.

Таким образом, на Урале осуществлялись сразу две тенденции развития этносов. В условиях партийно-государственной политики, направленной на интеграцию всех народов в единое целое, и создание новой формации—советского народа, а позднее россиян, финно-угорские народы начали терять

свою индивидуальность и фактически сливаться с новой культурой. Однако в процессе интеграции они теряли свою этническую идентичность, не вкладывая в новую советскую культуру своих национальных элементов. Взаимного обогащения культур не происходило, что позволяет сделать вывод об ассимиляции этих народов с потерей своей этнической самостоятельности. Тюркоязычное же население пошло по пути усиления национальной и этнической самоидентификации, активно сопротивляясь интеграционным процессам.

Литература

1. Этнический мир Прикамья: библиографический указатель / Департамент культуры и искусства Администрации Перм. Обл., Перм. Обл. б-ка им. А.М. Горького: (сост.: Т.Н. Быстрых). — Пермь : Реал, 2003. — 495 с.

2. Итоги Всесоюзной переписи населения 1959 г. РСФСР. — М. : Госстатиздат, 1963. — 431 с.

3. ГОПАПО — Ф. 90. — On. 1. — Д. 496. — Л. 9.

4. ГОПАПО. — Ф. 105, —Оп. 28, —Д. 81.— Л. 57.

5. Дерябин, B.C. Коми-пермяки сегодня: особенности этнокультурного развития / http: // old.iea.ras.ru/Russian/publications/applied/102.html.

110

Вестник ЮУрГУ, № 2(57), 2006