МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ УПРАВЛЕНИЯ социально-трудовой сферой в инновационной экономике

А.Б. Юсов,

доцент кафедры труда и социальной политики Российской академии государственной службы при Президенте РФ, кандидат экономических наук yusov@yandex.ru

В статье реализуется системно-кибернетический подход к анализу социально-трудовой сферы (СТС) в инновационной экономике. Рассматриваются методологические основы анализа механизмов управления в экономической системе в контексте соотношения государственной регламентации и самостоятельности экономических агентов.

Ключевые слова: социально-трудовая сфера, воспроизводство рабочей силы, социальное управление, самоорганизация, структурная информация, социальная информация

УДК 316.334.3 ББК 60.55

Социально-экономическая значимость социально-трудовой сферы (СТС) определяется тем, что она регулирует процесс воспроизводства рабочей силы, составляющего основу функционирования и развития общества. Динамизм развития СТС в инновационной экономике требует новых алгоритмов управления, основанных на формализованных методиках оценки и проверки управленческих решений как способа активного влияния на развитие СТС.

Следует учитывать, что социально-трудовая сфера охватывает блоки, реализующие все стадии воспроизводства рабочей силы.

Стадия производства рабочей силы включает в себя процессы рождения человека, охраны его здоровья, воспитания, образования, социальной защиты, физического и духовного развития человека.

Стадия распределения включает в себя процессы использования человеческого потенциала как для производства материальных благ, так и формирования человеческого капитала. На этой стадии задействованы отрасли социальной сферы.

Стадия потребления включает в себя процессы, где осуществляется многообразная трудовая деятельность людей. Важнейший результат потребления — материальное и духовное богатство страны в виде созданных материальных благ и услуг, что в свою очередь является единственным источником удовлетворения разнообразных потребностей общества. Кроме того, стадия потребления не исчерпывается решением задачи достижения благосостояния, а представляет собой огромный потенциал для дальнейшего развития творческих способностей людей, заложенных на стадии производства.

Таким образом, СТС представляет собой множество организационных систем, основу функционирования которых составляет взаимодействие людей. Ввиду этого, управление социально-трудовой сферой представляет собой одну из разновидностей социального управления.

Под управлением принято понимать целенаправленное информационное воздействие управляющей системы на управляемую подсистему, осуществляемое по схеме с обратной связью. Причем управление — это надстроечная активность, определяющая на основе отображения состояний системы и среды необходимость прогрессивного развития всей системы воздействием на условия актуализации ее базовой активности [2]. В этом выражается основной принцип управления — целесообразность.

Для всех разновидностей управления общим является его антиэнтропийный характер, направленный на нейтрализацию дезорганизующих воздействий и обеспечение эффективного функционирования системы. Формализацией процесса управления в сложных системах занимается кибернетика. С позиций кибернетики все системы управления имеют принципиально одинаковую структуру, характеризующуюся наличием двух каналов связей между субъектом и объектом управления: канал прямой связи для передачи управляющего воздействия в объект управления и канал обратной связи для передачи информации о состоянии и функционировании объекта управления после реализации управленческих воздействий. В общем виде

схему управления можно представить в виде своеобразного итерационного (повторяющегося) процесса передачи информации от субъекта управления к объекту (в виде управленческих воздействий) и, наоборот, — от объекта управления к субъекту (в виде обратной связи) (см. рис.1).

Субъект управления

Управленческие воздействия Выходная

Обратна*

информация

Объект управления

связь

Входная

информация

Рис. 1. Простейший контур управления

Данная схема в точности подходит для технических систем, где взаимодействия субъекта и объекта управления строго детерминированы. В социально-экономических системах объекты управления имеют свои цели, которые могут расходиться с целями субъекта управления. При получении от субъекта управления команд, противоречащих целям объекта управления, последний может уклоняться от их выполнения. То есть объект управления не только выполняет команды субъекта управления, но и совершает действия, исходя из своего понимания ситуации. Таким образом, в социальных системах управляющее воздействие переплетается с самоуправлением объекта управления, как необходимого элемента самоорганизации.

Самоорганизация — это вид действий элементов социально-экономических систем, выражающихся в самостоятельном упорядочении своих действий, направленных на обеспечение своих собственных интересов, согласуемых в определенных пределах с интересами субъекта управления, и зависящих от обстановки и образа действий субъекта управления.

Самоорганизация, как неотъемлемая часть социального управления, может снижать, а может и повышать его эффективность.

Наличие у социального управления такого свойства как самоорганизация изменяет и простейший контур социального управления. К каналам входа и выхода добавляется «петля самоуправления» (см. рис. 2).

Управление* ;кие воздействия Выходная

информация

Субъект управления

информация

Рис. 2. Простейший контур социального управления

При таком понимании, в организациях социально-трудовой сферы между объектом и субъектом управления нет чётких взаимоотношений подчинённости. Имеется в виду, что объект управления имеет естественные основания подвергать команды субъекта управления анализу и даже критике, а в некоторых случаях команды субъекта управления могут носить рекомендательный характер. В этом случае предлагается вместо термина «объект управления» использовать термин «подведомственный объект».

Природа самоорганизации определяется двумя существенными моментами. Во-первых, самоорганизация — это развитие за счет внутренних резервов. Во-вторых, самоорганизация — это реакция каждой социальной системы на внешние воздействия с целью своего самосохранения. Это даёт возможность считать, что и всей системе социального управления присуще такое действие как самоуправление и команды субъекта управления являются составной частью самоуправления всей системы в целом.

Отсюда следует, что процесс управления в подведомственном объекте также характеризуется простейшим контуром социального управления, изображённым на рис. 2.

Основой процесса самоорганизации являются действия по целенаправленному накоплению информации с последующим использованием ее. Ввиду этого, любая социально-экономическая система должна накапливать опыт. Поэтому социальное управление должно отличаться от управления в технических системах наличием еще одной составляющей. Помимо таких составляющих, как «субъект управления» и «подведомственный объект», присутствует еще один компонент, который накапливает в себе опыт системы для реализации самоорганизации, а именно — «память системы» (см. рис.3).

На субъект управления и подведомственный объект воздействует внешняя среда, передавая в них информацию. Между субъектом управления и подведомственным объектом циркулирует информация в контуре первого уровня. Эта информация позволяет субъекту управления следить за состоянием подведомственного объекта и передавать в него управляющие воздействия. Информация, принятая из внешней среды и от подведомственного объекта сравнивается с накопленным опытом субъекта управления, хранящимся в памяти системы, и на основе данного сравнения вырабатываются управленческие воздействия. Для этого между памятью системы и субъектом управления также циркулирует информация в контуре второго уровня. В данном контуре осуществляется отбор полезной информации, которая накапливается в памяти системы, повышая уровень организации, активности и живучести всей системы.

Управленческие воздействия субъекта управления могут выступать в разных формах. В форме законодательно-нормативного регулирования, то есть различных документов, регламентирующих деятельность подведомственного объекта. В форме морально-нравственных норм, устанавливаемых через механизм «примера-подражания», а также негласных корпоративных правил, этических норм, принятых в данной социально-экономической системе. В форме рекомендаций и координирующих действий. В форме косвенных управленческих воздействий, осуществляемых через различные денежнофинансовые инструменты, такие как поощрительные премии, прибавки к заработной плате, размеры окладов и пр.

Рис. 3. Упрощенная схема системы социального управления.

Самоорганизация требует некоторой степени свободы подведомственных объектов по отношению к субъекту управления, то есть некоторой самостоятельности, которая в терминах кибернетики интерпретируется как хаотичность. В связи с этим важно установить соотношение между этими двумя важнейшими факторами социального управления, обеспечивающее относительную устойчивость системы, преобладание в ней ан-тиэнтропийных механизмов.

Структура всех компонентов социально-экономических систем складывается под влиянием разнообразных процессов, базирующихся на индивидуальных действиях людей, каждый из которых стремится к своей цели. Совокупность личных и общественных интересов определяют порядок взаимоотношений и устойчивых связей между людьми, их группами и другими составляющими социальных систем, в процессе их действий. Из этого следует, что совокупность личных и общественных интересов является одним из стержней целостности, взаимосвязанности социальных систем.

С другой стороны, эти личные и общественные интересы сами должны ставиться в определенные рамки, чтобы не противоречить друг другу. Функцию соблюдения в обществе порядка взаимоотношений и устойчивых связей между людьми, их группами и другими составляющими социально-экономических систем, а также функцию координатора личных и групповых целей и интересов выполняют регуляционные правила и нормы поведения людей. Отсюда следует, что структура компонентов социально-экономических систем, как и самой системы, определяется этическими, правовыми и многими другими регуляционными правилами человеческих взаимоотношений. К ним относятся также нормы государственного регулирования экономической и политической жизни, нормы саморегулирования деятельности экономических агентов, нормы взаимодействия руководящего, обслуживающего и прочего персонала друг с другом и с внешними организациями в социально-экономических и политических системах.

Энтропия в социально-экономических системах обозначает хаотичность поведения внутренних компонент системы. Структурная информация, как характеристика внутренней связности системы [3], препятствует хаотичности поведения внутренних компонент, хотя и не исключает ее. Уровень структурной информации определяет степень зависимости функционирования социальной системы от управленческих воздействий субъекта управления на подведомственный объект. Поэтому оптимальное соотношение самоорганизации и уровня зависимости функционирования социальной системы от управленческих воздействий субъекта управления на подведомственный объект можно определить на основе оптимального соотношения между энтропией и структурной информацией социально-экономических систем.

Учитывая, что структурная информация в терминах экономической науки может быть интерпретирована как институционально-экономическая упорядоченность (устойчивость) системы, ее (информацию) следует рассматривать как решающий антиэнтропийный фактор. То есть для устойчивого функционирования экономической системы ее внутренние компоненты (экономические агенты) должны быть более несвободны, чем свободны. Их поведение должно в большей степени определяться общими нормами взаимодействия, чем собственной свободой.

То есть уровень самоорганизации всех социальных систем должен быть меньше, чем уровень регламентированности (в широком смысле) индивидуальных действий. Именно поэтому успешные развивающиеся страны не оставляют выработки стратегий развития на откуп саморегулирующемуся рынку. Наоборот, формула быстрого роста заключается в использовании комплекса рыночных стимулов и активного государственного вмешательства.

Однако следует учитывать, что при гипертрофированном увеличении доли структурной информации, подавляющем собственные источники активности элементов, хаотичность поведения агентов уменьшается, но вместе с тем уменьшаются адаптационные возможности системы к постоянно изменяющимся внешним условиям, так как внутренние компоненты уже не могут отступить от правил и норм, которые установились в старых условиях внешней среды. Система не может перестроиться на изменившиеся условия функционирования. В этом

случае система деградирует, то есть перестает выполнять свою целевую функцию.

Таким образом, можно сказать, что, научно-методологической основой управления организациями социально-трудовой сферы являются следующие положения:

— во-первых, подобное управление тесно переплетено с самоорганизацией;

— во-вторых, при реализации подобного управления, как правило, нет однозначных и чётких взаимоотношений подчинённости;

— в-третьих, для более эффективного функционирования систем социально-трудовой сферы, в них уровень самоорганизации должен быть меньше, чем уровень регламентированности действий компонент.

Литература

1. Бусленко Н.П., Калашников В.В., Коваленко И.Н. Лекции по теории сложных систем. — М., 1973.

2. Крушанов А.А. К вопросу о природе управления // Информация и управление. Философско-методологические аспекты. — М: Наука, 1985. — С. 271.

3. Седов Е.А. Информационные свойства социальных систем //Общественные науки современность. — 1993. — №5.

4. Форрестер Дж. Основы кибернетики предприятия. — М., 1971.

5. Фридмен М. Избранные труды. Реферат. — М., ИНИОН РАН, 1989.

6. Хакен Г. Информация и самоорганизация: Макроскопический подход к сложным системам. Пер. с англ. — М.: Мир, 1991.

7. Юсов А.Б. Информация как структурообразующий фактор развития и самоорганизации экономических систем. // Синергетика и социальное управление. — М.: Изд-во РАГС, 1998. — С.294-300.

8. Shannon C., Weaver W. The Mathematical Theory of Communication. Urbana, 1949.

9. Plank M. Scientific Autobioraphi and Othe Papers. — N.Y., 1949.

К ПРОБЛЕМЕ фОРМИРОВАНИЯ КРЕАТИВНОГО БИЗНЕСА

В.Ю. Григорьев,

генеральный директор ООО«Селена Монтаж»(г. Санкт-Петербург),

кандидат экономических наук palana2006@rambler.ru

В статье рассматриваются пути и этапы формирования креативного бизнеса с использованием информационных технологий и инновационного стиля управления.

Ключевые слова: крупный бизнес, трансформация бизнеса, креативный бизнес

УДК 65(075.8) ББК 39.28

Цель современного бизнеса заключается в получении максимальной эффективности от предпринимательской деятельности, т.е. снижение затрат, повышение объемов выпуска продукции, увеличение прибыли. В этой связи одним из определяющих показателей его успеха является продвижение к лидерству в какой-либо сфере экономической деятельности.

Ключевая особенность современного крупного бизнеса заключается в развитой диверсификации, базирующейся на сочетании различных технических направлений. Как правило, они строятся на основе нескольких базовых технологий и характеризуются широким спектром выпускаемой продукции. Большинство из них использует дивизиональную структуру и представляет собой автономные многоотраслевые комплексы совместно управляемых территориальных отделений (дивизионов), построенных по принципу вертикальной интеграции с замкнутым циклом производства конечного продукта.

С точки зрения проблемы управления, крупный бизнес как структура промышленности развитых стран характеризуется следующими основными признаками [1]:

— наличием 100-200 крупных корпораций с вертикально интегрированными по конечной продукции отделениями или дивизионами;

— диверсификацией (объем собственных работ по функциональному комплексу составляет 80-90%) и широким ассортиментом полнофункциональной конечной продукции;

— развитым внутрикорпоративным программно-целевым и текущим планированием;

— наличием в корпорации пяти и более критических высоких технологий;

— малым объемом межкорпоративных связей, составляющим 10-15% производимого продукта (в натуральном выражении).

По мере развития общественного производства, повышения уровня жизни, формирования разнообразных потребностей и перехода работников к иным внутренним ценностным установкам бизнес менял привычные формы и совершенствовал свою внутреннюю структуру. Только во второй половине XX в. выделяются три периода его развития.

Первый период — «этап гибкой специализации» — характеризуется отходом от установки на массовое производство. Важной предпосылкой для таких сдвигов стал научно-технический прогресс 1950-1960-х гг., обусловивший распространение новых технологий, способствовавших децентрализации и требовавших повышения квалификации работников, роста их самостоятельности.

Второй период охватывал период 1970-е — начало 1980-х гг. и характеризовался, прежде всего, формированием децентрализованных систем управления, осуществлявших передачу права на принятие решений на максимально низкий уровень, что отвечало возросшему творческому потенциалу работников. Эта трансформация, как и предыдущая, еще не затрагивала глубинных, сущностных форм бизнес-процессов.

Третий период (1980-е — первая половина 1990-х гг.) практически завершает историю классического индустриального