УДК 364

ББК С55.47 + У9(2)278

Л.Ф. Бабкина А.В. Власова

МЕСТО БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТИ И ЕЕ ФОРМ В СИСТЕМЕ СОЦИАЛЬНЫХ ЦЕННОСТЕЙ

«Благотворительность — вот слово с очень спорным значением и с очень простым смыслом. Его многие различно толкуют и все одинаково понимают».

В. О. Ключевский Во все времена и у всех народов признавалась обязанность оказывать вспомоществование неимущим и слабым, причем вначале эта обязанность коренилась в ранних основах общественного строя, потом она провозглашалась религией и моралью, а затем получила признание и со стороны государства как института публичного права.

Анализ благотворительности в пореформенной России привел к выводу о неоднозначности значения и роли этого института. Благотворительность несомненно способствовала гуманизации общественных отношений, но как средство решения социальных проблем была недостаточно эффективна и могла служить лишь дополнительным источником финансирования социальных расходов, основанного на принципе суб-сидарности. Вместе с тем в настоящее время в результате массового появления в исторической и публицистической литературе публикаций, идеализирующих социальную помощь в царской России, в государстве и обществе стали появляться завышенные ожидания и надежды как на благотворительность в целом, так и на ее отдельные формы.

Сегодня благотворительность рассматривается как один из социальных инструментов, способных изменить ситуацию, сложившуюся с наиболее государственно незащищенными слоями населения. В основе благотворительности лежит мотивация людей, испытывающих сострадание к людям, потребность во взаимной поддержке и помощи. Эта мотивация не должна сочетаться с коммерческими интересами, получением прибыли и т. д. Благотворительность призвана восполнить или дополнить усилия государства в отношении социальной заботы о людях.

В последние десятилетия сложилось также устойчивое представление о филантропии не только как о денежных и имущественных пожертвованиях, но и как о безвозмездной, т. е. «общественной» деятельности в собственном смысле этого слова. Такую активность называют «добровольной», «волонтерской» деятельностью. Но, тем не менее, благотворительность понимается именно как финансовая деятельность общественных благотворительных организаций, фондов и частных лиц. Частные пожертвования —это деньги, которые собираются благотворительными организациями на своих мероприятиях. Это деньги, которые большинство людей

в других странах отчисляют из своей заработной платы на счет каких-либо благотворительных организаций, чьи адреса и счета вместе с рассказом о деятельности регулярно печатаются в газетах.

В России, к сожалению, частные пожертвования пока лишь малая часть дохода благотворительных организаций. Причина отсутствия частных пожертвований вовсе не в скупости людей, живущих в России и даже не в их бедности, а скорее в недостатке информации о благотворительных организациях и их программах и, как следствие этого, в недоверии людей к их работе.

Об этом говорят и результаты многих исследований, проводившихся в России. В одном из них, проведенном пять лег назад в восьми городах России, подчеркивается, что сама проблема благотворительности мало известна россиянам [1, с. 12]. По результатам исследования были сделаны несколько важных выводов. Во-первых, государство должно играть главную роль в осуществлении социальной политики в стране, а благотворительность лишь второстепенную, подсобную, но одновременно быть регулятором, «фильтром» реализации государственной социальной помощи и поддержки. Во-вторых, опросом был подтвержден и ранее нами доказанный факт, что благотворительность как социальный институт не способна оказывать серьезные воздействия и вносить коррективы в общий ход реализации социальной политики [2, с. 8—19]. В-третьих, представителям современного российского общества не свойственно оказание бескорыстной помощи посторонним, исключение составляет разовая помощь из жалости. Бескорыстие, энтузиазм, альтруизм, эмпатия, забота по отношению к нуждающимся посторонним — исключение, а не правило.

Выделяя в качестве субъектов социальной работы государство, коммерческие и общественные организации, мы говорим о необходимости развития партнерства между ними. Оно необходимо в силу ряда причин. Во-первых, эффективное решение многих социальных проблем возможно только совместными усилиями. Во-первых, возможности и силы трех субъектов различны — государственные структуры обладают законодательными и властными полномочиями, коммерческие организации — возможностями финансирования, общественные организации — гражданскими инициативами. Государство может и должно способствовать более активному участию общественных организаций в осуществлении социальной политики через законодательную деятельность, создание благоприятных условий для функ-

Прикладные аспекты социологических исследований

ционирования структур гражданского общества, поощрение их социальной активности.

В целях изучения мнения образованной молодежи о благотворительности и ее мотивах, формирования к ней позитивного отношения в студенческой среде в Уральском социально-экономическом институте было проведено социологическое исследование. Респондентами явились 250 студентов с 1-го по 3-й курс дневной формы обучения. Ошибки выборки по всему массиву не превышают 4 % при вероятности 95 %, что дает возможность распространять мнение опрошенных на всех студентов указанных курсов института. Среди опрошенных 69,6 % составляют девушки, 30,4 % юноши, что отражает гендерное соотношение генеральной совокупности всех студентов, обучающихся в вузе.

Первый вопрос, который был задан респондентам: «Участвовали ли Вы в каких-либо благотворительных акциях?». Ответы распределились следующим образом.

Таблица 1

Участие студентов УрСЭИ в благотворительных акциях (в % к общему числу опрошенных студентов)

Пол Да Нет

Девушки 52,9 41,1

Юноши 47,8 52,2

Таким образом, почти половина студентов УрСЭИ (ф) АТиСО участвовали в различных благотворительных акциях, сами оказывали благотворительную помощь. Наибольший процент положительно ответивших отмечен у девушек, что подтверждает тезис о том, что женщины более склонны к оказанию помощи, альтруизму и эмпатии.

Две трети (68,5 %), участвовавших в благотворительности студенток, планируют и в ближайшем будущем заниматься этой социально значимой деятельностью. Каждая третья девушка затруднилась с ответом этот на вопрос. Студентки, не участвовавшие ранее в благотворительности (41,1 %) также настроены на участие в подобных акциях (43,9 %). Примечательно, что среди девушек, уже принимавших участие в благотворительности, на вопрос о продолжении этой деятельности не было дано ни одного отрицательного ответа.

Из опрошенных юношей, которые принимали участие в благотворительности (47,8 %), больше половины (56,3 %) планируют ею заниматься и дальше. Остальные затруднились с ответом. А из студентов мужского пола, ранее не участвовавших в благотворительности (52,2 %), почти каждый третий (28,6 %) намерен принять в ней участие, а каждый пятый студент по-прежнему не имеет такого желания.

Подавляющее большинство студентов (92 %), принимавших участие в благотворительной деятельности, оценивают материальное положение своей семьи как достаточное для поддержания нормального образа жизни. Высоким и низким свое положение назвали только 4 % и 4 % соответственно. Интересен факт, что студенты, ответившие отрицательно на вопрос об их добровольном участии в благотворительности, несколько выше оценивают свое материальное положение, чем участники благотворительных акций. Следовательно, такое условие как уровень материального благополучия студентов не является определяющим показателем для участия в добровольческих инициативах. Возможно, этот вывод является закономерным подтверждением того, что, например, по статистике, в США более 30 % всех пожертвований на благотворительные цели приходит от самых бедных слоев населения.

Уже шесть лет как институт в лице студентов, сотрудников, преподавателей и выпускников УрСЭИ оказывает добровольную и безвозмездную помощь детскому дому № 6 г. Челябинска. Шефство состоит в быстром реагировании на все проблемы детдомовцев, в любви и внимании к ним. С первого курса студенты начинают участвовать в шефской работе. А наградой за сделанное являются счастливые лица детей и их неподдельная радость. Большие выезды в детский дом приурочены к праздникам: Новый год, Рождество, 23 февраля, 8 Марта, Пасха, 1 июня, когда все дети получают подарки. В День рождения все дети получают также подарок и традиционную банку варенья. Студенты УрСЭИ часто бывают у своих подшефных, играют с ними, читают книги. Перед праздниками в институте объявляется акция «Даешь мягкую игрушку!». В банке данных инициативной группы собрана вся необходимая информация о детском доме от размеров каждого ребенка до их увлечений. Решение шефских вопросов приоритетно. Успех этой работы обеспечивается поддержкой администрации вуза и ректора института С.И. Кубиц-кого. Поэтому благотворительность, милосердие, сострадание, умение поделиться и помочь являются составляющими образа жизни студентов, преподавателей и сотрудников УрСЭИ АТиСО. И таким образом реализуется одна из основных задач шефского дела — воспитание у студентов, юных граждан России чувства долга, сопричастности, ответственности за будущее России.

В связи с этим интересным явился анализ ответов студентов на вопрос: «Участвовали ли Вы в благотворительных акциях УрСЭИ (ф) АТиСО для детского дома № 67». Каждая вторая девушка и каждый второй юноша из опрошенных принимали участие в благотворительной помощи детдому. Отмечено, что часть студентов, ответивших отрицательно на первый вопрос анкеты, давала положительный ответ на данный вопрос. То есть, оказание внимания подшефным детского дома (материальная

Л.Ф. Бабкина, А.В. Власова

Место благотворительности и ее форм ______в системе социальных ценностей

либо духовная помощь) не рассматривается ими как благотворительность. Это является, с одной стороны положительным моментом как в системе ценностей студентов, их личностных особенностей, так и в отсутствии особых притязаний на признание себя благотворителем. А с другой, свидетельствует о недостаточном понимании студентами содержания самого термина «благотворительность» и ее формы «волонтерства», что приводит к необходимости усиления роли вузовской воспитательной работы.

Далее студентам был задан вопрос «На Ваш взгляд, является ли достаточной социальная помощь и поддержка со стороны государства к социально уязвимым категориям населения?» Ответы распределились следующим образом.

Таблица 2

Мнение респондентов об эффективности государственной помощи социально уязвимым категориям населения

Пол Да Нет Затрудняюсь ответить

Девушки 2,3 86,8 10,9

Юноши 6 79,1 14,9

Исходя из представленных в таблице данных, можно сделать вывод, что значительное большинство образованной молодежи убеждено в недостаточной эффективности государственной социальной помощи и, как следствие, необходимости вовлечения в социальный сектор новых действенных механизмов, способных улучшить ситуацию.

В связи с этим, целесообразно привести некоторые результаты общероссийского исследования, проведенного в 2004 году с целью выявления основных объектов и субъектов благотворительности. «Основным благотворителем» большинство российских граждан считают государство. Такой ответ дали в рамках проведенных исследований от 52 % до 59 % респондентов. [3, с. 10—11] Эта позиция, возможно, не только является отражением патерналистских настроений населения, но и следствием того же смутного представления о том, как устроено (или должно быть устроено) государственное управление. Государственная социальная политика воспринимается населением как благотворительность, однако она подчинена принципиально другим целям и задачам. В более ранних наших исследованиях было доказано, что благотворительность ни в теоретическом, ни в практическом аспектах не может в себя включать выполнение служебных обязанностей конкретным лицами, деятельность государственных и муниципальных учреждений в сфере социальной защиты, поддержки, обеспечения населения. [4, с. 148] Но до тех пор, пока население будет придерживаться выявленной установки, следствием всегда будет крайняя нетребовательность не только

к государству, но и к самим к себе. Примечательным оказалось и то, что половина респондентов (43 % в общероссийской выборке) ожидает, что роль благотворителя возьмет на себя бизнес. Можно сделать предположение, что столь высокий процент стал следствием недавно начавшейся общественной дискуссии о социальной ответственности бизнеса. Еще 41 % и 25 % респондентов считают, что субъектами благотворительной деятельности должны являться российские независимые благотворительные организации и частные лица соответственно.

По мнению опрошенных студентов, основными стимулами и мотивами в оказании ими благотворительной помощи выступают:

• возможность принести пользу обществу (66,8 %);

• личные убеждения, не связанные с религией (49 %);

• психологические мотивы (39,4 %).

Самыми непопулярными ответами явились:

• положительная оценка со стороны окружающих (6,2 %);

• религиозные воззрения (5,8 %).

Вариант ответа «религиозные воззрения» в качестве мотива благотворительности несколько чаще отмечали девушки и вариант ответа «личные убеждения, не связанные с религией», соответственно, юноши. Девушки чаще отмечали и такой стимул как «возможность принести пользу обществу». В остальных ответах наблюдается гендерный баланс. В качестве своего варианта ответа респонденты-девушки отмечали еще такой мотив как «жалость».

Следующий вопрос, который был задан респондентам «Какой группе населения Вы согласились бы оказать посильную благотворительную помощь?»

• детям-сиротам — 79,2 %;

• инвалидам — 46 %;

• одиноким старикам — 37,3 %;

• людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию — 36,5 %;

• не имеет значения — 17,8 %;

• наркоманам — 2,9 %;

• никакой — 0,4 %.

Таким образом, более всего студенты готовы оказывать благотворительную помощь детям-сиротам. Вероятно, этот результат является объективным отражением доброй традиции, сложившейся в вузе. Интересным моментом выступает и то, что ни один юноша в качестве объекта благотворительности не выбрал лиц, страдающих наркоманией. Остальные варианты вновь представлены в равном гендерном соотношении. Свой вариант ответа был предложен респондентами следующим образом: «тем, кто действительно нуждается», «всем, кому смогу».

Закономерным является вновь обращение к результатам общероссийского исследования в области изучения благотворительности. Одним из наиболее интересных аспектов стал сбор мнений граж-

Прикладные аспекты социологических исследований

дан о наиболее важных направлениях развития социальной сферы. Так, россияне, в первую очередь, приоритетными считают те направления благотворительной деятельности, которые с одной стороны, касаются острых социальных проблем: охрана материнства, родительства и детства, преодоление детской беспризорности (40 %). А с другой стороны — проблемы, затрагивающие наиболее широкие группы населения: помощь социально уязвимым слоям, детство, здравоохранение и образование (ЖКХ — 33 %, образование — 29 %, здравоохранение — 25 %). Таким образом, социальные проблемы детства, поколений стоят на приоритетном месте в качестве основного объекта благотворительности.

На вопрос: «Какая благотворительная помощь, поддержка была оказана лично Вами?» студенты ответили следующим образом.

Таблица 3 Мнение респондентов о форме ими оказываемой благотворительности

Пол Матери- альная Духовная Материальная и духовная

Девушки 59,8 14,1 26,1

Юноши 65,6 12,5 21,9

Как видно из представленной таблицы, значимых гендерных различий в ответах о формах оказываемой студентами благотворительной помощи, не имеется.

По материалам опроса студентов можно сделать ряд выводов. Половина опрошенных студентов Ур-СЭИ (ф) АТиСО принимали участие в благотворительности и сами оказывали благотворительную помощь. Большинство опрошенных готовы к оказанию безвозмездной и добровольной помощи и в будущем. Значительное большинство опрошенного студиоза принимало активное участие в благотворительных акциях, объявленных для детского дома № 6 г. Челябинска. Девушки более чем юноши склонны к проявлению альтруистических качеств, эмпатии. Студенческая молодежь убеждена в том, что государственная социальная помощь является в настоящее время недостаточной и неэффективной. Основными мотивами и стимулами, побуждающими студентов к оказанию благотворительности яв-

ляются возможность принесения пользы обществу и личные убеждения. Приоритетным объектом благотворительности для студентов УрСЭИ (ф) АТиСО выступают дети-сироты. Большая часть респондентов готовы к оказанию благотворительной помощи в материальной форме (деньги, вещи и пр.).

В заключении отметим, как показывает современная социальная практика, наибольшее количество пожертвований, усиление проявления личностных качеств (альтруизма) происходит либо при масштабных трагедиях (гг. Нью-Йорк, Беслан), либо в случаях частного, разового характера, например, помощь людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию (А. Сычев — солдат, подвергшийся «дедовщине» в российской армии). И, как правило, вялотекущие социальные проблемы, явившиеся объективными последствиями общей социально-экономической, политической ситуации и при отсутствии эффективного государственного социального регулирования, не являются объектом благотворительности и не носят масштабного систематического характера.

С целью развития эффективности благотворительной деятельности и значимости некоммерческого сектора в целом, необходимы позитивная грамотная работа по привлечению внимания общественности к социальным проблемам не только частного характера, а также формирование социально ориентированного гражданского сознания как условия развития благотворительности.

Литература

1. Баранова, И., Здравомыслова, О. Отношение населения к благотворительности в России. — М., CAR—2001. —С. 12.

2. Кубицкий, С.И., Бабкина, Л.Ф., Власова, А.В. Благотворительность: теория, история, современность: Монография; Урал, соц.-экон. ин-т АТиСО. — Челябинск, 2005. — С. 8—19.

3. Анатолиев, А. Социальная ответственность в обществе: кого и за что? // Социальная работа. — 2005, —№2, —С. 10—11.

4. Кубицкий, С.И., Бабкина, Л.Ф., Власова, А.В. Благотворительность: теория, история, современность: Монография; Урал. соц.-экон. йн-т АТиСО. — Челябинск, 2005. — С. 148.