УДК 316.42 ББК 60.56

Т.Б. Малинина

МЕРА ТРУДА И МЕРА ПОТРЕБЛЕНИЯ В СИСТЕМЕ ОТНОШЕНИИ СОБСТВЕННОСТИ

Соотношения меры труда и потребления анализируются через призму функционирования отношений собственности. Рассматриваются особенности этого соотношения в условиях действия закона стоимости, опирающегося на частную собственность, и закона потребительной стоимости, предполагающего общественное присвоение. Выделяются тенденции расширения сферы действия закона потребительной стоимости в современном обществе.

Ключевые слова:

мера потребления, мера труда, общественное присвоение, общественные блага, отношения собственности, предприятия с собственностью работников (ESOP-предприятия).

Меры труда и потребления как единицы измерения устанавливаются обществом: первая отражает участие каждого работника в совокупном общественном труде, вторая - определяет долю общественного продукта каждого члена общества. Для нормального воспроизводства человека и общества необходимо иметь жизненные средства. Необходимые жизненные средства создаются общественнонеобходимым трудом, затрачиваемым на их воспроизводство. Оценим это необходимое количество труда.

Изменение затрат и результатов по условиям производства и потребления сводится к анализу потребительной стоимости продукта и трудовых затрат. Соизмерение общественных потребительных стоимостей является одной из сложных и актуальных задач для определения соотношения меры труда и меры потребления. Последнее в научной литературе не получило должного анализа.

Производство всегда выступает как затраты труда, а потребление - как распредмечивание результатов овеществленного в продукте труда. Труд лежит в основе затрат и результатов; на стороне производства выступают затраты в виде неопредмеченного труда (живой рабочей силы), а на стороне потребления - результаты реализации труда (продукт). Следовательно, труд является фундаментом производства и потребления: соизмерить затраты и результаты можно именно на этой основе - на основе труда.

Взаимосвязь между трудом, содержащимся в производстве, и будущим трудом, реализуемом в результате потребления продукта, устанавливается в зависимости от того как рассматривать затраты и результаты труда: как производство потребительных стоимостей или как выражение меновой стоимости. И в том, и в другом случае речь идет об общественной форме, которую

принимают результаты труда. Эта форма будет закрепляться отношениями собственности как отношениями по поводу условий воспроизводства человеческой жизни.

Согласно закону стоимости потребление большой массы трудящегося населения определяется стоимостью рабочей силы. Такая ситуация возникает на основе того, что собственник средств производства еще до начала процесса производства присваивает путем купли-продажи рабочую силу наемных работников. А это значит, что весь продукт, произведенный этой рабочей силой, становится собственностью работодателя, в чьих интересах оказывается, прежде всего, расширенное воспроизводство своей жизни и своей собственности, а не расширенное воспроизводство жизни работников. Поэтому мера их (работников) потребления ограничивается стоимостью жизненных средств, необходимых для восстановления способности к труду.

Потребление предпринимателей, в свою очередь, будет определяться прибавочным трудом как составной частью общественно необходимых затрат, выполняемых массой трудящихся, и соответствующими пропорциями распределения прибавочной стоимости на личное потребление, производственное потребление и накопление. В этом случае для определения величины потребления пользуются единицей труда и заработной платой за эту единицу труда -единицей заработной платы в ее денежном выражении. Тогда потребности и потребление получают свое выражение в платежеспособном спросе, а их зависимость от меры труда (производства) - в предложении товаров. Здесь спрос и предложение выступают переменными величинами, измеряемыми денежной мерой.

С точки зрения стоимостного подхода мера потребления определяется затратами труда на воспроизводство рабочей силы и

Общество

Terra Humana

оказывается функцией капиталистических частнособственнических отношений. В данном случае центральной оказывается категория необходимого труда, вокруг которой разворачивается взаимодействие труда по условиям производства и труда по условиям потребления. Действие закона стоимости предполагает необходимый труд с точки зрения взаимодействия отдельного работника с работодателем, когда работник продает свой труд, получая взаимен стоимость необходимого труда. Что касается необходимого труда с точки зрения общества, то на этом уровне данная категория выглядит несколько иначе. При анализе соотношения затрат и результатов труда академик В.В.Новожилов доказывал, что общественные затраты труда и времени, необходимые по условиям потребления, должны предполагать не только условия производства стоимости, но и условия ее реализации в потреблении, т.е., если товар не востребован, то и затраченный на его производство труд не является необходимым [4, с. 369].

Однако и в этом случае мы не выходим за рамки стоимостного равенства меры труда и меры потребления, в котором главенствующая роль принадлежит производству. Мера потребления здесь определяется платежеспособным спросом, на который ориентируются производители. А он по большей части формируется за счет наемных работников, получающих лишь стоимость своей рабочей силы, которая лимитирует уровень их потребления. И на этом, общественном, уровне мера потребления оказывается функцией капиталистических частнособственнических отношений.

Что касается движения потребительной стоимости, то необходимый труд и необходимое время приобретают здесь другой смысл: они становятся необходимыми по требованиям удовлетворения потребностей в данных потребительных стоимостях. Именно в этом смысле необходимый труд не имеет отношения к меновой стоимости и не является ее эквивалентом. В рамках реализации потребительной стоимости предпосылкой в движении последней выступают не затраты труда на ее создание и не ее обусловленность этими затратами, а наоборот, обусловленность затрат труда потребительной стоимостью продукта и стоящими за ней потребностями общества. В этом случае мера потребления обуславливает меру труда.

Труд и потребление в потребительностоимостном измерении взаимодействуют иначе, чем в стоимостном. Человек работал бы на удовлетворение своих непосредственных нужд, и мера его труда определя-

лась объемом (мерой) его непосредственных потребностей (последние выражаются в соответствующих производимых благах). Тогда общество трудилось и производило бы не более того, в чем оно нуждается: границы потребления индивида определяют в этом случае границы его труда.

В потребительно-стоимостном измерении потреблением определяется мера труда, а значит и целью производства является потребительная стоимость и возвышение потребностей, измеряемых на основе труда, создающего результат, который превосходит его затраты. В данном случае соизмерение осуществляется не затраченным трудом (как в законе стоимости), а высвобождаемым, сэкономленным трудом, получаемым от реализации потребительной стоимости продукта. В качестве единицы измерения и соизмерения выступает единица высвобождаемого труда - человеко-час (-день, -год). В результате этого преодолеваются ограничения затратного механизма не только трудовой теории стоимости, но и субъективистской теории предельной полезности. С переходом к «антизатратному» механизму получаем возможность измерять саму полезность объективным показателем - сэкономленным трудом.

Взаимодействие меры труда и меры потребления на основе потребительной стоимости предполагает качественно иную систему отношений собственности по сравнению с той, которая обслуживает движение стоимости. Действие закона стоимости требует принадлежности ресурсов индивидуальным и групповым субъектам хозяйствования, что формирует мотивацию к наращиванию объемов производства и предполагает систему отчуждения третьих лиц от этих ресурсов, т.е. частную собственность. Основополагающие начала системы отношений собственности, обеспечивающие движение благ в потребительностоимостной форме в условиях сильноразвитого разделения труда, требуют определения необходимого для потребления количества благ не на индивидуальном уровне, а на уровне общества. Иными словами, когда каждый работник не изготавливает продукт полностью от начала и до конца, а выполняет лишь незначительную часть от общего объема работ по изготовлению продукта, когда труд каждого работника не имеет значения без труда остальных работников, с которыми он должен обмениваться результатами труда, чтобы иметь все необходимые для потребления жизненные блага. Соотнесение количества труда по условиям потребления с количеством труда по условиям производства при ведущей роли потребления должно проис-

ходить на уровне общества и предполагать возможности всего общества по непосредственному удовлетворению потребностей всех его членов. Соответственно, это требует доминирования общественного присвоения в системе отношений собственности. При этом предполагается индивидуализация общественного присвоения, с одной стороны, через индивидуализацию общественного труда, с другой - через индивидуализацию общественных потребностей.

Общественное присвоение как основа взаимодействия меры труда и меры потребления при движении потребительной стоимости расширяет границы необходимого труда. В его рамки начинают входить не только те блага, которые обеспечивают простое воспроизводство жизни работников, но также блага, в результате потребления которых осуществляется расширенное воспроизводство жизни и социальных качеств непосредственных производителей. Это означает, что в условиях господства потребительной стоимости необходимой частью труда становится также та часть труда, которая в условиях господства стоимости является прибавочной и присваивается собственниками средств производства в качестве прибыли.

В настоящее время изменения в соотношении меры труда и меры потребления можно обнаружить как на общественном уровне, так и на уровне отдельного предприятия.

На общественном уровне данные изменения имеют место в сфере перераспределения общественного продукта, когда происходит как относительное, так и абсолютное увеличение объемов производства общественных благ. Общественные блага -это особый вид благ, обладающих специфическими свойствами, которые позволяют отличать их от традиционных, рыночных или, как их еще называют, частных благ (к общественным благам относятся оборона страны, охрана внутреннего порядка, фундаментальная наука, образование, общественное здравоохранение, общественный транспорт и др.). Выделяются два свойства этих благ. Во-первых, это несоперничество в потреблении, когда «потребление блага одним лицом не влияет на количество этого блага, имеющееся для потребления другими лицами» [5, с. 57]. Это свойство означает, что появление дополнительных потребителей данного блага не изменяет (не уменьшает) количество его полезности ни для тех, кто вновь начал его потреблять, ни для тех, кто потреблял его ранее.

Другим важным свойством общественных благ выступает неисключаемость, оз-

начающая, что «если благо доступно для потребления одному лицу, то невозможно запретить потребление блага другими лицами» [5, с. 57]. Иными словами данное благо может присваивать любой человек, заинтересованный в потреблении его полезных свойств вне зависимости от того, может ли он за него заплатить или нет. Это означает, что «в сфере движения общественных благ отсутствует механизм отчуждения кого-либо от их присвоения, а сама она является сферой функционирования общественной собственности» [7, с. 10].

Применительно к анализу изменений соотношения меры труда и меры потребления в современном обществе нас интересует структурная динамика общественного сектора, которая показывает, что «расширение ассортимента общественных благ растет не только за счет появления новых их видов, но и вследствие того, что некоторые блага, бывшие ранее частными и потому потребляемые небольшой частью населения, начинают перемещаться в разряд общественных» [6, с. 45]. Такие блага классифицируются как смешанные общественные блага. Механизм их производства такой же, как у чистых общественных благ, они, тем не менее, не теряют способности быть произведенными в частном секторе на основе рынка (например, услуги образования и здравоохранения).

Смешанные общественные блага изначально выступали как частные блага и потому их потребление было «привилегией немногочисленных социальных групп, способных оплачивать их присвоение» [3, с. 42]. Однако социально-экономическое развитие основано, прежде всего, на более полном раскрытии и реализации потенциала каждого члена общества, что требует не только потребления благ, восстанавливающих способность к труду работников на основе обмена их рабочей силы на стоимость жизненных средств, но также потребления благ, с одной стороны, обеспечивающих расширенное воспроизводство трудового потенциала и социальных качеств людей, но с другой стороны, оказывающихся за рамками стоимости рабочей силы.

В этой ситуации обязанность производить такие блага ложится на плечи государства, которое бесплатно (или за крайне низкую плату) предоставляет их широким слоям населения. Государство за счет своей перераспределительной функции формирует уровень потребления каждого члена общества, соответствующий уровню социально-экономического развития, корректируя тем самым стоимостной механизм распределения общественного продукта, принци-

Общество

Terra Humana

пы функционирования которого уже начали входить в противоречие с требованиями прогресса. Таким образом, расширение сферы общественных благ изменяет соотношение меры труда и меры потребления в сторону увеличения меры потребления за счет включения в потребительскую корзину смешанных общественных благ на основе расширения сферы действия принципов общественного присвоения.

Трансформации отношений собственности, предполагающие соответствующие изменения в соотношении меры труда и меры потребления, происходят и на уровне предприятия. Так, во второй половине XX в. появились и получили широкое распространение предприятия с собственностью работников (на Западе их называют предприятиями, функционирующими по системе Employee Stock Ownership Plan (ESOP). Данная организационная форма предприятий появилась в ответ на чрезмерную концентрацию национального богатства в руках немногочисленной группы населения. Так, например, в США 5% населения владеет 90% собственности страны, а 2% населения является держателями 50% акционерного капитала [8, p. 16, 127]. Данная организационная форма собственности предполагает, что предприятие принадлежит тем, кто на нем трудится, т.е. трудовому коллективу. А это значит, что каждый работник помимо стоимости своей рабочей силы получает в той или иной форме дополнительное количество благ, созданных его прибавочным трудом: «...рабочие и служащие этих предприятий получают дополнительную возможность существенно увеличить свои доходы за счет получения прибыли от своей доли собственности предприятия, а также дивидендов от своих акций» [1, с. 58]. Таким образом, данная форма собственности позволяет изменить капиталистическое распределение общественного продукта в сторону увеличения

список литературы:

[1]

доли общественного продукта, получаемой работниками, что изменяет стоимостное соотношение меры труда и меры потребления, присущее капитализму.

Мера потребления, выступающая в современном обществе функцией меры труда, в системе отношений собственности определяется моделью человека как субъекта собственности. Согласно этой модели человек выступает собственником на трех уровнях [2, с. 75-77]. Первый уровень - индивидуальный, когда каждый выступает собственником как носитель непосредственной индивидуальной собственности на продукт своего труда. В современном капиталистическом обществе на данном уровне реализуется обмен товара «рабочая сила» на ее стоимость. Второй уровень - коллективный, когда каждый работник, будучи членом трудового коллектива, должен присваивать соответствующую долю результатов коллективного труда. В современном обществе данный уровень реализуется на предприятиях с собственностью работников, а также на тех предприятиях и организациях, которые активно проводят социальную политику. Третий уровень - общественный, когда каждый человек как член данного общества имеет право на производимые обществом блага. В настоящее время на этом уровне осуществляется присвоение и потребление различных общественных благ.

Мера потребления каждого человека оказывается обусловленной реализацией его как собственника на каждом из этих уровней. И если на индивидуальном уровне господствуют стоимостные отношения применительно к купле-продаже рабочей силы, то на коллективном и общественном уровне предполагаются отличные от стоимостных механизмы распределения и перераспределения общественного продукта, что позволяет говорить о преходящем характере стоимостного соотношения меры труда и меры потребления.

Борисов А.Ф., Ельмеев В.Я. Работник и его собственность // Вестник СПбГУ. Сер. 6. - 1995, Вып. 3(20). -С.57-63.

[2] Ельмеев В.Я., Синютин М.В. Модель человека как субъекта собственности // Социология экономики и управления / Под ред. Л.Т. Волчковой. - СПб.: Изд-во СПбГУ, 1998. - С. 61-78.

[3] Ельмеев В.Я., Тарандо Е.Е. Общественные блага и социализация собственности // Социологические исследования. - 1999, № 1. - С. 41-48.

[4] Новожилов В.В. Проблемы измерения затрат и результатов при оптимальном планировании. - М.: Экономика, 1967.

[5] Пономаренко Е.В., Исаев В.А. Экономика и финансы общественного сектора. - М.: ИНФРА-М, 2007.

[6] Тарандо Е.Е. О политэкономическом подходе к исследованию общественного сектора // Экономист. - 2010, № 9. - С. 43-47.

[7] Тарандо Е.Е. Собственность: динамика социально-экономического содержания // Общество. Среда. Развитие. - 2009, № 1. - С. 3-15.

[8] Kelso L.O, Kelso P.H. Democracy and Economic Power: extending the ESOP revolution through binary economic. - San Francisco, 1991.