Terra Humana

феномены социального развития

ББК 60.5 УДК 316.7

А.О. Бороноев, М.Б. Глотов

м.м. ковАЛЕвский в истории русской социологии н.и. КАРЕЕВА

Представлена творческая биография М.М. Ковалевского, характеристика его личности и научных работ в трудах Н.И. Кареева - первого историка русской социологии. Показано место М.М. Ковалевского в становлении российской традиции социологии, его взаимодействие с классиками европейской и отечественной социологии.

Ключевые слова:

генетическая социология, историко-сравнительный метод, М.М. Ковалевский, позитивизм, социология в России, «социологи-историки», «социологи-юристы», экономический

материализм.

В истории отечественной социологии Н.И. Кареев и М.М. Ковалевский известны как её «пионеры» и основоположники. Однако до сих пор их личным и научным взаимоотношениям не посвящено ни одной самостоятельной публикации. Одним из аспектов, представляющих научный интерес, может выступать оценка Н.И. Кареевым работ и деятельности М.М. Ковалевского с позиции его современника и особенно как первого историка русской социологии, который представил ее методологию, периодизацию и основные направления второй половины XIX - начала XX в.

Н.И. Кареев написал книгу «Основы русской социологии», ставшую первой работой по истории отечественной социологии. Материал он начал собирать в 1873 г., и писал на протяжении 10 лет (1919-1929), но опубликована она была только спустя 67 лет. По мнению И.А. Голосенко, эта работа представляет собой «первый отечественный обзор, охватывающий широкую панораму русской социологии» [2, с. 176]. В этой и других публикациях Н.И. Кареев значительное место отвел личности и анализу социологических воззрений М.М. Ковалевского.

В мемуарах «Прожитое и пережитое» Н.И. Кареев более подробно описывает свои личные встречи с М.М. Ковалевским. Он вспоминает, что еще студентом Московского университета, был наслышан о М.М. Ковалевском, который в то время среди молодых ученых университета «занимал

центральное место» [9, с. 141]. Обучаясь в магистратуре, Н.И. Кареев проявил интерес к первым публикациям М.М. Ковалевского. В 1876 г. он опубликовал в журнале «Знание» положительную рецензию на изданную в Лондоне брошюру М.М. Ковалевского «Очерк истории распадения общинного землевладения в кантоне Ваадт».

Весной 1879 г. в Москве М.М. Ковалевский присутствовал на защите магистерской диссертации Н.И. Кареева, где, как считает защищавшийся, «стал неумеренно расхваливать диссертацию». Впрочем, все же упрекнул диссертанта за то, что тот «по одному частному вопросу» не знал «целой литературы». В дальнейшем оказалось, что это были две небольшие статейки. Лет через тридцать Н.И. Кареев припомнил этот эпизод М.М. Ковалевскому, чем «вызвал у последнего хохот» [9, с. 139-140].

Сообщение о защите диссертации Н.И. Кареевым было опубликовано в журнале «Критическое обозрение», одним из издателей и редакторов которого был М.М. Ковалевский. В редакционной статье сообщалось, что неофициальным оппонентом выступил доцент юридического факультета М. Ковалевский [15, с. 34]. На высказанные М.М. Ковалевским в статье замечания Н.И. Кареев ответил в письме в редакцию следующим образом: «г. Ковалевский сделал мне два замечания. С обоими мне пришлось согласиться, так как они не противоречили моим взглядам» [13, с. 47].

Экземпляр диссертации Н.И. Кареева «Крестьяне и крестьянский вопрос во Франции в последней четверти XVIII века» М.М. Ковалевский послал К. Марксу. Об этом Н.И. Кареев упоминает в работе «Историки французской революции» [6, с. 162]. М.М. Ковалевский же в своих «Воспоминаниях» пишет, что после смерти К. Маркса Ф. Энгельс показывал ему тетради, наполненные выдержками из работы Н.И. Кареева «История крестьян во Франции» [10, с. 185].

Сообщая о своих встречах с М.М. Ковалевским в Париже, Н.И. Кареев упоминает, что тот познакомил его с директором Высшей нормальной школы Фюстелем Де Куланжем - знаменитым французским историком, а он сам познакомил М.М. Ковалевского с П.Л. Лавровым, «которого тот очень полюбил» [9, с. 148, с. 151]. Во время пребывания в Париже, как отмечает Н.И. Кареев в работе «Историки французской революции», он встречался с М.М. Ковалевским в Национальной библиотеке и Национальном архиве [5, с. 181].

Кроме частных встреч социологи общались в Париже как сотрудники и участники конгрессов Международного социологического института, на которых М.М. Ковалевский выступал с рефератами [4, с. 373-374], и в Русской высшей школе общественных наук в Париже, где Н.И. Каре-ев читал курсы «Введение в социологию» и «Личность в истории» [14, с. 43].

В Петербургский период жизни встречи М.М. Ковалевского и Н.И. Кареева чаще всего происходили в Санкт-Петербургском университете, Политехническом и Психоневрологическом институтах. Они были членами Совета Петербургского университета и Исторического общества при нем, встречались в редакции «Энциклопедического словаря» Брокгауза и Ефрона [9, с. 132].

О своем отношении к М.М. Ковалевскому автор «Прожитого и пережитого» пишет следующее: «Интимной дружбы между нами, однако, не было, я даже любил его, довольно-таки избалованного поклонением и даже лестью, несколько подразнить, к чему он относился, впрочем, добродушно, - но отношения наши были приятельские». Отмечая личные качества М.М. Ковалевского, Н.И. Кареев пишет: «Живой, веселый, добродушный, любезный, он был очень привлекателен, а большие средства давали ему возможность держать открытый дом, устраивать роскошные завтраки, обеды и ужины, тем более что сам он любил покушать и запить скушанное тонким вином, несмотря на свои болезни, - подагру и диабет. <...> Эрудиция у него была громадная, но работа велась им нередко торопливо, даже не-

брежно». Сближало обоих, по мнению Н.И. Кареева, то, что они были поклонниками О. Конта, «интересовались социологией» и «в некоторых пунктах» совпадали их исторические интересы [9, с. 141-142].

В библиографическом указателе работ Н.И. Кареева насчитывается 345 наименований, из них 9 - специально посвящены М.М. Ковалевскому [12].

Социологические, исторические и политические воззрения М.М. Ковалевского представлены в следующих опубликованных при жизни Н.И. Кареева работах: «П.Л. Лавров как социолог» (1884), «Введение в изучение социологии» (1897, 1907, 1913, 2008), «Задачи социологии и теории истории» (1897), «Еще о новых русских работах по французской истории» (1911), «Историки французской революции. В 3-х т. Т. 3. Изучение французской революции вне Франции» (1925).

Одна из первых работ, в которой Н.И. Кареев упоминает о М.М. Ковалевском как социологе, была статья «П.Л. Лавров как социолог» (1884). В ней автор отмечает, что «Ковалевский был верным последователем «Курса положительной философии» Конта, сторонником объективизма, особым поклонником сравнительного метода» [5, с. 624].

В 1891 г. Н.И. Кареев включил разделы социологии в курс «Историческая энциклопедия». На основании материала лекций в 1897 г. он публикует работу «Введение в изучение социологии», в которой значительное место уделил социологическим воззрениям М.М. Ковалевского. С точки зрения М.М. Ковалевского, писал Н.И. Кареев, социологии, как абстрактной науке, не достает научного фундамента конкретных фактов, установленных этнографией и историей. Признавая самостоятельность социологии, М.М. Ковалевский «отдает в ней предпочтение историческому направлению перед философским» [4, с. 146]. Н.И. Кареев также отмечает влияние К. Маркса на социологические воззрения М.М. Ковалевского, однако, экономическое понимание истории русским юристом «не позволяет причислять его к экономическим материалистам» [4, с. 147].

По мнению Н.И. Кареева, в работах «О методологических приемах при изучении раннего периода в истории учреждений» (1878), «Историко-сравнительный метод в юриспруденции и приемы изучения права» (1880) и курсе «Государственное право» М.М. Ковалевский «ставит себе социологические задачи» [4, с. 147]. А государственное право у М.М. Ковалевского превращается в сравнительную историю учреждений, а «основным предметом является не столько государство, сколько «общественный строй»,

Общество

Terra Humana

который представляется, как основа, определяющая собою в большей мере и политический строй» [4, с. 146]. Основной заслугой М.М. Ковалевского в развитии отечественной и европейской социологии Н.И. Кареев признает обоснование и введение в методологию социологического познания сравнительно-исторического метода. Это им отмечается в работе «Задачи социологии и теории истории» (1897), а также во втором (1907) и третьем (1913) изданиях «Введения в изучение социологии».

Наиболее полный анализ социологических воззрений М.М. Ковалевского представлен Н.И. Кареевым в работе «Основы русской социологии». В ней он выделяет два периода деятельности М.М. Ковалевского как социолога: в эмиграции и в России, а также высоко оценивает его роль и роль его идей в развитии и институциа-лизации социологии.

Во время эмиграции, сообщает Н.И. Кареев, М.М. Ковалевский «преподавал социологию в Новом университете в Брюсселе», организовал в Париже «Высшую русскую школу», в которой велось «открытое преподавание социологии» на русском языке, был ее директором и читал лекции по социологии [8, с. 116, с. 242].

После первой русской революции 1905 г. М.М. Ковалевский, вернувшись в Россию, принял «самое деятельное участие» в организации преподавания социологии в основанном в 1907 г. В.М. Бехтеревым Психоневрологическом институте. Став профессором кафедры социологии М.М. Ковалевский пригласил к преподаванию социологии в институте Е.В. Де-Роберти и двух молодых ассистентов - К.М. Тахтарева и П.А. Сорокина, «сделавшихся впоследствии приемниками обоих» [8, с. 242, с. 262].

В 1917 г. вышел специальный сборник «М.М. Ковалевский. Ученый, государственный и общественный деятель и гражданин (1851-1916)», в котором была опубликована и статья Н.И. Кареева «М.М. Ковалевский как историк и социолог». Также приводится внушительный список публикаций «в разных повременных изданиях», посвященных памяти М.М. Ковалевского, в том числе и самого Н.И. Кареева в журналах «Право» (1916) и «Вестник Европы» (1917) [8, с. 148].

В 1916 г. образовалось Русское социологическое общество имени М.М. Ковалевского [8, с. 243], одним из первых его членов был Н.И. Кареев, а после смерти первого его председателя А.С. Лаппо-Данилевско-го в 1919 г. он возглавил общество [1, с. 13].

В статье, посвященной памяти М.М. Ковалевского, Н.И. Кареев отмечает, что, во-первых, ему «неоднократно приходи-

лось слышать от М.М. Ковалевского, что он считает себя более историком, чем юристом» [7, с. 169]; во-вторых, М.М. Ковалевский дарил и присылал ему свои книги; в-третьих, М.М. Ковалевский оказывал содействие в редактировании Н.И. Карее-вым журналов «Историческое обозрение» и «Научный исторический журнал».

В «Основах русской социологии» Н.И. Кареев проводит грань между работами, созданными М.М. Ковалевским до 1905 г. и после его возвращения из эмиграции в Россию. Первые Н.И. Кареев характеризует как труды, написанные М.М. Ковалевским - «историком общественного и государственного строя Запада» и исследователем первобытных и ранних форм общественной жизни, изучающим историю «с социологической точки зрения, в которых «тесно связывались между собой история, для которой он часто работал в архивах, и социологией» [8, с. 112, с. 116]. К работам этого периода Н.И. Кареев относит: «Общинное землевладение, причины, ход и следствие его разложения» (1879), «Современный обычай и древний закон. Обычное право осетин в историко-сравнительном освещении» (1886), «Закон и обычай на Кавказе» (1887), «Очерк происхождения и развития семьи и собственности» (1985) [8, с. 148-149]. В них М.М. Ковалевский «был, прежде всего, социологом» и «строил социологию не сверху, исходя из какой-либо философии, а снизу, опираясь на фактический материал», доставляемый историей, этнографией, социально-культурной палеонтологией [7, с. 171]. Единственным трактатом этого периода, посвященным М.М. Ковалевским специально социологии, с точки зрения Н.И. Кареева, была брошюра «Историко-сравнительный метод в юриспруденции и приемы изучения истории и права» (1880), где автор «выдвигал вперед значение сравнительного метода, который так высоко ценился Контом» [8, с. 117].

Среди работ, изданных М.М. Ковалевским после возвращения в Россию, Н.И. Кареев выделяет две книги: «Современные социологи» (1905) и «Социология» (1910), а также сборники «Новые идеи в социологии», которые М.М. Ковалевский «редактировал совместно с Е.В. Де-Роберти» [8, с. 243-244].

Анализируя работы М.М. Ковалевского, Н.И. Кареев утверждал, что для их автора «социология является основой и опорой более специальных наук об обществе, поставляющих ей материал для ее умозаключений» [8, с. 119]. При этом он замечает, что в этих работах не уделено должного внимания русским «пионерам» социологии, таким как А.И. Стронин, П.Л. Лавров, П.Ф. Лилиенфельд, Н.К. Михайловский, С.Н.

Южаков и т.д. В статье «М.М. Ковалевский как историк и социолог» Н.И. Кареев подчеркивает, что «благодаря Ковалевскому появились два историко-теоретических труда П.Л. Лаврова» [7, с. 178]. Здесь же он высказывает удивление по поводу того, что в книге «Современные социологи» М.М. Ковалевский «совершенно игнорировал русскую социологическую литературу», несмотря на то, что русские социологи «принимали участие в разработке тех же вопросов», которые русский историк и социолог рассматривал в своих работах [7, с. 178].

М.М. Ковалевский, как бы предчувствуя такое замечание в свой адрес, в Предисловии к «Социологии» объяснял свое отношение к отечественной социологии тем, что в прежние времена она не была «представлена в России ни в университетском преподавании, ни в журналистике, особым изданием, специально посвященным ее задачам», хотя «социологическая мысль давно проникла в среду русских историков, экономистов и публицистов». Более того он утверждал, что «с именами Стронина, Лаврова, Лилиенфельда, Михайловского, Кареева и Южакова, неразрывно связано представление о пионерах в этой отрасли человеческого знания в России» [11, с. 3031]. К тому же в своей «Социологии» М.М. Ковалевский упоминает П.Л. Лаврова, Н.К. Михайловского, Л.И. Мечникова, Н.И. Ка-реева, С.Н. Южакова. Кроме того, он написал интересные статьи о социальных идеях Н.К. Михайловского, А.И. Герцена, В. Ключевского, много внимания уделял взаимодействию отечественной социально-философской мысли с европейской.

Сравнивая взгляды М.М. Ковалевского и С.А. Муромцева в годы их пребывания в Московском университете, Н.И. Кареев фиксирует, что при написании «Социологических очерков» (1889) С.А. Муромцев находился под влиянием социологии М.М. Ковалевского [8, с. 115]. Н.И. Кареев также обращает внимание на сильное воздействие, которое М.М. Ковалевский оказал на К.М. Тахтарева, слушавшего его лекции по социологии в Новом Брюссельском университете и увлекшегося этой наукой так, «что решил посвятить себя исключительно научной деятельности, действительно отстав совершенно от политики» [8, с. 265]. В дальнейшем именно под влиянием М.М. Ковалевского К.М. Тахтарев занялся «генетической социологией», в то время как другой его ученик П.А. Сорокин «отнесся к ней даже несколько пренебрежительно» [8, с. 263]. Более того, П.А. Сорокин сравнительный метод своего учителя «прямо объявил устарелым и далеким от точности»

[8, с. 275]. Но это не помешало М.М. Ковалевскому написать «лестное предисловие» к первой книге П.А. Сорокина «Преступление и кара, подвиг и награда. Социологический этюд об основных формах общественного поведения и морали» [8, с. 271].

Уделяя внимание личности М.М. Ковалевского и его отношениям с зарубежными и отечественными социологами, социологической направленности его исторических и юридических работ, Н.И. Ка-реев практически оставляет без внимания собственно социологические воззрения русского социолога. В «Основах русской социологии» и в статье «М.М. Ковалевский как историк и социолог» отсутствует определение М.М. Ковалевским социологии как науки, способной дать целостное и развернутое представление об обществе, ее задачах, методологическом плюрализме, концепции социального прогресса (даже не упомянута его статья «Прогресс», опубликованная в «Вестнике Европы», 1912. № 2) и теории социальной солидарности с ее идеей классового «замирения».

Упоминая о брошюре М.М. Ковалевского «Историко-сравнительный метод в юриспруденции и приемы изучения истории и права» (1880) [8, с. 117] и утверждая, что он был «убежденным компаративистом» [7, с. 171], Н.И. Кареев не раскрывает специфики и основных моментов его историко-сравнительного метода. Также замечание, о том, что в центре внимания М.М. Ковалевского стояла «не статика, а динамика» [7, с. 171], у историка русской социологии остается без какой-либо конкретизации. Несколько противоречивы высказывания Н.И. Кареева о том, что, с одной стороны, М.М. Ковалевский видел «основной и первичный стимул социального развития в росте населения» [8, с. 217], а с другой - по его убеждению «все стороны общественной жизни так тесно влияют друг на друга, что нет никакой возможности признавать первенство ни за одной из них» [8, с. 232]. Данное противоречие можно объяснить тем, что первоначально М.М. Ковалевский был сторонником монистического подхода к общественному развитию и в качестве основного фактора выдвигал демографический. Но в поздних работах он выступал за признание множественности факторов общественного развития.

Пробел в изучении собственно социологических воззрений Ковалевского, его теоретического вклада в социологию устранил русско-американский социолог Н.С. Тимашев, его ученик в Петроградском университете, в статье «Социологические теории Максима Ковалевского» изданного в США в 1966 г. [16, с. 15].

Общество

Terra Humana

Н.И. Кареев считал, что М.М. Ковалевский нарушил традиции «журнализма» русской социологии и вступил на «путь социологических занятий вне всякого контакта с нашей журнальной социологией» [1, с. 75]. Это не соответствует действительности, т.к. он активно пропагандировал социологические идеи, публиковал свои статьи в журналах и газетах. В конце XIX и в начале XX вв. почти во всех ведущих журналах и газетах публиковались его статьи публицистического характера по социологическим темам.

Основной же упрек историка русской социологии к М.М. Ковалевскому состоял в том, что, находясь в эмиграции, тот «оторвался» от русской жизни и был «очень далеко от русской социологии» и «вообще игнорировал русскую социологию» [8, с. 242, с. 263, с. 277]. С точки зрения Н.И. Кареева, М.М.

Ковалевского «мало затрагивали теоретические споры времен выработки социологического субъективизма или позднее времен распри марксистов и народников» [7, с. 173].

Ссылаясь на это замечание, современный историк С.Н. Погодин пишет: «Н.И. Кареев пытался обосновать обособленность М.М.

Ковалевского, его нерусскую, так сказать,

«душу» невниманием к русским социальнополитическим доктринам, отсутствием у него специальных работ, касающихся отечественных социологов» [14, с. 22]. С точки зрения А.П. Казакова, упрек Н.И. Кареева

Список литературы:

[1] Бороноев А.О. Социологическое общество им. М.М. Ковалевского: К 90-летию создания / А.О. Боро-ноев, Е.Г. Капустина. - СПб.: Астерион, 2007. - 84 с.

[2] Голосенко И.А. Основоположник «русской традиции» историографии социологии // Социологические исследования. - 1985, № 3.

[3] Казаков А.П. Теория прогресса в русской социологии конца XIX века (П.Л. Лавров, Н.К. Михайловский, М.М. Ковалевский) / Предисл., науч. ред. А. О. Бороноева / 2-е изд. - СПб.: Астерион, 2006. - 174 с.

[4] Кареев Н.И. Введение в изучение социологии // Записки историко-филологического факультета императорского С-Петербургского университета. - СПб., 1897.

[5] Кареев Н.И. Введение в изучение социологии. Избранные статьи по социологии / Ред., предисл. и сост. А.О. Бороноев. - СПб.: РХГА, 2008. - 813 с.

[6] Кареев Н.И. Историки французской революции. В 3-х т. Т. 3. Изучение французской революции вне Франции. - Л.: Колос, 1925. - 308 с.

[7] Кареев Н.И. М.М. Ковалевский как историк и социолог // М.М. Ковалевский. Ученый, государственный и общественный деятель и гражданин (1851-1916). - Пг., 1917.

[8] Кареев Н.И. Основы русской социологии / Подг. текста, вступ. статья, коммент. И.А. Голосенко. - СПб.: Изд-во И. Лимбаха,1996. - 368 с.

[9] Кареев Н.И. Прожитое и пережитое / Подг. текста, авт. вступ. ст. и коммент. В.П. Золотарева. - Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1990. - 384 с.

[10] Ковалевский М.М. Моя жизнь: воспоминания. - М.: РОССПЭН, 2005. - 784 с.

[11] Ковалевский, М.М. Сочинения в 2-х томах. Т. 1.: Социология / Отв. ред. А.О. Бороноев. - СПб.: Але-тейя, 1997. - 286 с.

[12] Николай Иванович Кареев. Биобиблиографический указатель (1869-2007) / Сост. В.А. Филимонов. - Казань: Изд-во Казанского государственного университета, 2008. - 224 с.

[13] Письмо в редакцию Н.И. Кареева по поводу статьи о диспуте // Критическое обозрение. - 1879, № 10.

[14] Погодин С.Н. Максим Максимович Ковалевский / Монография / Отв. ред. В.Н. Козлов. - СПб.: Нестор, 2005. - 155 с.

[15] Редакционная статья о диспуте на защите магистерской диссертации Н.И. Кареева // Критическое обозрение. - 1879, № 9.

[16] Тимашев Н.С. Социологические теории Максима Ковалевского / Перевод и публикация Н. Гусевой // Общество. Среда. Развитие. - 2011, № 1. - С. 107-116.

относительно того, что М.М. Ковалевский, находясь за границей и будучи воспитан на заграничных идеях, был чужд проблемам российской действительности и русской социологической науки, был «совершенно несостоятельным» [3, с. 101].

Как бы смягчая свой упрек, Н.И. Кареев отмечает, что в «последние годы жизни Ковалевский заинтересовался идеями наших западников и славянофилов середины прошлого века» [7, с. 173]. В «Основах русской социологии» Н.И. Кареев к этому добавляет, что в это время М.М. Ковалевский «занялся вплотную русской социологией, поместив в апрельской книжке «Вестника Европы» за 1913 г. статью «Н.К. Михайловский как социолог», признав за ним большие заслуги, хотя и отнесши его попытки самостоятельного построения не столько к социологии, сколько к социальной психологии» [8, с. 149].

Несмотря на то, что как историк Н.И. Кареев старается быть объективным, тем не менее, его приверженность к субъективно-этическому и социально-психологическому направлениям в русской социологии сказывалась на оценке социологических воззрений М.М. Ковалевского. В целом анализ Н.И. Кареевым творческой деятельности Ковалевского в сфере социологии чрезвычайно интересен и важен для историков социальной мысли для понимания взаимодействия двух зачинателей отечественной традиции социологии.