Журналистика

УДК 070:81’38

ББК 81.07

Л 50

М.В. Лесная

Лингвокреативные ресурсы нарративных методик новостийности

в публицистической сфере

(Рецензирована)

Аннотация:

В статье исследуются экспрессивно-выразительные средства в новостных текстах, проводится контрастивный анализ дискурсов русской и английской публицистической речи. Нейтральный стиль новостей нарушается вследствие внедрения гетерогенных стилевых инноваций.

Ключевые слова:

Имплицитная и эксплицитная оценка, полисемия, метафора, теория манипуляции, троп, приращения в семантике, мифологизация речевых средств, оценочность, стилистическая фигура.

Проблема влияния слова на языковое сознание читателей является неотъемлемой составляющей при изучении языка газеты. Здесь, в первую очередь, необходимо обратить внимание на фактор читательского восприятия текстов средств массовой информации.

Существует огромная теория манипуляции. Для манипулирования общественным сознанием, как известно, используется множество различных приемов. Среди них наиболее значительным является формирование оценки высказывания. Уже на начальной стадии создания текста начинает играть свою роль оценочность - основной стилеобразующий фактор публицистических материалов [1: 16]. Читатель приобретает преобразованную информацию, в которой произведена классификация фактов и явлений действительности, их описание осуществляется под определенным углом зрения, с использованием специфических лингвистических средств. Адресат, вслед за автором, воспринимает заданную оценку на суггестивном, эмоциональном уровне. Ему кажется, что он самостоятельно пришел к данному оценочному выводу. Формирование нужной оценки у адресата играет огромную роль в идеологической ориентации последнего. Английские психологи называют оценку одним из наиболее регулярно осуществляющихся коммуникативных побудителей.

В данной статье рассматриваются отдельные случаи использования метафор в политических текстах.

Наиболее незаметным для адресата является внедрение фактологической информации в концептуальную. Таким образом, происходит мифологизация речевых средств, обслуживающая определенные идеи [2: 36].

Оценка может быть имплицитной, т.е. заложенной в сему слова, и эксплицитной, присущей не конкретному слову, а его употреблению.

Имплицитные оценки в публицистике - это оценочные метафоры, эвфемизмы, каламбуры на основе омонимии и корневых значений, дисфемизмы, призванные организовать общественное мнение, создать у адресата нужный адресанту яркий, зримый образ, влияющий на восприятие информации под заданным углом зрения.

В современной газетно-публицистической речи образность и ее средства используются не менее часто, чем и в литературно-художественной речи. В первую очередь, они связаны с многозначностью (полисемией) - наличием у одного слова разных лексических значений, прямого и переносного значения. Прямой смысл, как известно, -это «3. буквальный, не переносный», то есть «непосредственно относящийся к чему-

нибудь», «4. явный»; а переносный - «2. не буквальный, не прямой, метафорический» [3: 7]. Таким образом, прямое значение - самое употребительное, приходящее на ум первым и не зависящее от контекста [4]. Переносное значение - результат связи между признаками, предметами и состояниями на основе сходства или близости. Метафора -один из нескольких типов переноса на основе такого важного свойства многих вещей, как их сходство. Необходимым условием для появления переносных значений, по мнению А.И. Ефимовой, является перемещение слова в новое лексическое окружение или в необычный для него контекст, где изменяется сфера применения слова, а функция его обновляется [5: 12]. К признакам, указывающим на процесс метафоризации, относятся также двуплановость, наличие образности и оценочности.

А.Ф. Лосев заметил, что общей чертой метафоры является выраженное противоположение индикаторной образности в языке [6: 33]. Индикаторная образность не фиксируется как таковая, а существует в живой речи совершенно незаметно наряду с прочими прозаическими приёмами, ничем не выделяясь из обыденной словесности. В противоположность этому, метафорическая образность создаётся автором намеренно и воспринимается читателем сознательно, с более или менее резким выделением из потока повседневной речи. Этот вид образности всегда так или иначе оценивается. Метафорическая образность - «такая автономно-актуальная образность, которая ещё не доходит до своего субстанционального воплощения, а создаётся только в виде чисто феноменального изображения жизни и бытия» [7: 58].

Одну из функций политической речи можно обозначить как «изменение представлений адресата о политической реальности, своего рода, преобразование политического мира в сознании читателей и слушателей» [8: 42]. По мнению автора, метафорическая модель является важнейшим средством такого преобразования, т.к. может представить любую проблему с разных сторон.

Другой исследователь, Д.Н. Яцутко, отмечает коммуникативную цель политической метафоры как «речевое воздействие с целью формирования у реципиента (чаще всего - у общества) либо положительного, либо отрицательного мнения о той или иной политической единице (политике, партии, программе, мероприятии)» [9]. Обычно новые значения, наслаивающиеся на старые, являются в большинстве своем характеристическими. По словам А.И. Ефимовой, «метафора не называет, а главным образом характеризует, усиливает преимущественно качественные признаки» [5: 13]. Оценочные метафоры - излюбленный с древнейших времен публицистический прием -ничуть не устарел. Н.Д. Бессарабова говорит, что он остался прежним «метафорическим фондом», из которого современные журналисты черпают средства для создания новейших политических образов; «появление новой метафоры подготовлено ее традиционными предшественниками в той или иной тематической серии» [10: 13].

Специфический характер интонации в ситуации письменного оформления устных выступлений может передаваться вербально (например, сообщается, что выступающий "подчеркнул" какое-то слово, произнес его выразительно, выделил паузами и др.): «... руководящая тройка ясно дала понять, что неудобные для Москвы вопросы наверняка перекочуют в повестку дня римского саммита» или «Не надо выкручивать нам руки, грозно сказал на это российский президент» [Ком. 2003 30.10.]. То же в британских газетах: «Yesterday the Israeli prime minister made it clear that he saw a trial as a publicity stunt» (Вчера израильский министр прояснил, что он видит суд как общественный фокус) [The Ind. 2002 26.04.]

В некоторых случаях в российской прессе особенности интонации изображаются специальными графическими средствами: при помощи кавычек, разрядки, курсива, прописных букв. Пример: «...президент до сих пор по мере сил «продавливал» хоть какое-то продвижение соглашений» [Изв. 2004 19.03.].

Во многих случаях, помимо графического выделения, которое "сигнализирует" об особом характере актуального смысла слова, в контексте имеется "разъяснение",

конкретизация метафорического смысла. Пример: «Предполагается, что недовольных политикой затягивания поясов будет множество. Непростая внутренняя ситуация дополняется массой внешнеполитических раздражителей... продолжается охлаждение отношений» [РГ 2003 19.11.]

Выразительность политической метафоры в контексте часто усиливается использованием разнообразных стилистических фигур и тропов. Обычно для прояснения смысла политической метафоры, как правило, вполне достаточно уже ближайшего контекста.

Многие новейшие политические метафоры просто переориентированы и вплетены в контекст современной действительности. Примеры: «В СПС полагают, что

прикидываться жертвой «грязных технологий» - это такой стремный рекламный ход» [НГ 2003 23.08.].

Достаточно часто в русском языке в роли метафор выступают ставшие оценочными исторические номинации. Иногда такие номинации придают негативную окраску явлению, формируют его социальную оценку и являются средством воздействия на сознание читателя.

Одной из характерных черт современных СМИ является использование "агрессивных" метафор. Посредством метафоры вводится любой "возможный мир", и, становясь в зависимость от "человеческого фактора", троп приобретает те ценностные коннотации, которые имеются в мире людей [11: 2003].

Для описания и характеристики социальных, политических и экономических процессов, происходящих в обществе, используются слова и выражения военной тематики.

Германисты часто обращаются к теме метафорических ресурсов языков. В ряде работ встречаем довольно сходные классификации метафор, что свидетельствует как об одинаковых подходах, так и об использовании однотипных текстов. Приведем пример такой классификации, в рамки которой легко ложится наш материал [4]. Оказывается, что в российских и британских медиа-текстах в основном употребляются:

1) метафоры, связанные с темой воды. Это сравнение часто используется при освещении журналистами сфер бизнеса, экономики и финансов. «Проследовав мимо выстроившихся у трапа двух дюжин национальных гвардейцев, господин Иванов нырнул в лимузин... Обсуждение вопроса о развитии двусторонних отношений также протекало гладко. Филиппины остаются слабым звеном в отношениях РФ со странами Юго-Восточной Азии» [Ком. 2002 18.12.]; «... the southern African country plunged deeper into crisis» (.южно-африканская страна глубже погружается в кризис) [The Ind. 2003 7.01.]; «The first storm blew up around the SDP’s Ms Daeubler-Gmelin...» (Первая гроза раздулась вокруг Доблер-Гмелин из СДП) [The Ind. 2002 21.09.];

2) метафоры, связанные с темой силового воздействия. Обычно к ним обращаются при раскрытии тем беззакония или каких-либо отрицательных по своей сути действий. Примеры: «...while India continues rattling its saber in the east» (...пока Индия размахивает своей саблей на востоке) [The Times 2002 14.05.]; «Mr Sharon is doubly reluctant to rock the boat while a high-level Israeli team is in Washington to discuss.» (Мистеру Шарону вдвойне не хочется раскачивать лодку, пока вышестоящие лица Израиля находятся в Вашингтоне для обсуждения.) [The Times 2002 20.06.]. В последнем примере мы видим совмещение тем воды и силового воздействия. «Преступника скрутили туристы, приехавшие в Париж на праздник» [Ком. 2002 31.07.];

3) метафоры, связанные с темой болезней. Используя эту группу можно говорить о болезненном состоянии общества, живущего в ожидании новых кризисов, переворотов и других катаклизмов, связанных с властью или финансами. Примеры: «Американский собеседник не стал молча глотать пилюлю» [Ком. 2003 3.07.]; «Очевидно все же, что вполне созрел и грозит в любую минуту лопнуть политический нарыв на теле сербской демократии...» [НГ 2002 3.06.]; «His emphatic opposition to a war with Iraq has touched a

nerve..» (Его подчеркнутая оппозиция в войне с Ираком затронула нерв.) [The Ind. 2002 21.09.]; «...the talks are on the brink of collapse because of Spain’s refusal to accept that any agreement» (.переговоры находятся на грани коллапса из-за отказа Испании принять соглашение) [The Times 2002 16.05.];

4) В российской прессе отражение военных действий и необычайный размах терроризма привели к появлению и развитию тематических групп метафор, связанных с понятием войны и с предметами, начиненными взрывчатым веществом. Примеры: «Первый из этих факторов содержит в себе «мину замедленного действия», способную взорвать оптимистические надежды республиканцев: чуть ли не каждый день сообщается о новых увольнениях и сокращениях» [Труд 2002 5.11.].

Выборы и предвыборные кампании обычно сравниваются с мотивами кровопролитных боев. Это обусловлено соревновательной стороной данного процесса. Так появляются метафоры, связанные с ведением и последствиями военных действий: «В ответ на все более острые атаки демократов.» [НГ 2002 7.06.];

5) выделяется тематическая группа, связанная с мобилизационными процессами. Примеры: «...3 тысячи человек ринулись по центральным улицам» [Ком. 2003 18.10.];

6) группа названий предметов, предназначенных для удержания, ловли кого - или чего-либо. Это традиционная группа метафор, она редко обновляется, но используется и для иллюстрации реалий новой действительности: «Сделано это было для того, чтобы избежать полномасштабной арабо-израильской войны, которая могла бы втянуть в свою воронку и другие страны ближневосточного региона» [Изв. 2002 18.10.];

7) метафорическая группа, связанная с темой спорта. Чаще всего журналисты обращаются к ней, когда начинаются выборы. Пример: «Mr. Schroder’s Social Democrats and Edmund Stoiber’s alliance were still running neck and neck» (Социал-демократы мистера Шредера и союз Эдмунда Штойбера идут голова в голову) [The Ind. 2002 21.09.].

Итак, отметим несколько моментов, характеризующих особенности метафор. Тему лидерства определяют три группы метафор, связанные с состоянием и действием воды, болезнями и различными видами силового воздействия. Также существует и тенденция к пополнению старых метафор (типа переносных значений слов «коллапс» collapse или «опухоль».

При метафоризации осуществляются приращения в семантике, когда они дополняются новыми смыслами и значениями («хамелеон» не только как жизненная, но и как политическая позиция). Прилагательные в составе метафорических оборотов могут дополнять смысл фразы («политический нарыв»), уточнять лексическую сочетаемость метафоры с зависимым существительным («острые атаки демократов»), усиливать оценочность метафоры, совмещая негативную оценку и усиление образности («наглое продавливание ... идеи»); глаголы являются формирующими стержнями синтаксических конструкций с использованием метафор, управляя ими или подчиняясь, выполняя роль сказуемого или являясь его неотъемлемой частью («чеченская опухоль приобрела... опасные размеры» - именное), поддерживают сочетаемость метафор с зависимыми словами, усиливают их образность.

Отсутствие же некоторых групп метафор можно объяснить тенденцией к более корректному способу передачи политических новостей, что говорит о качественном росте журналистов и о возможной цензуре внутри издания. Она снижает или аннулирует манипулятивный момент и дает возможность открытому диалогическому сотрудничеству «журналист - читатель».

Примечания:

1. Солганик Г.Я. Выразительные ресурсы публицистики // Поэтика

публицистики. М., 1990.

2. Клушина Н.И. Мифологизация речевых средств в языке современной газеты // Русская речь. 1996. № 5.

3. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1988.

4. Журенков К. Тематические группы метафор в СМИ [Электронный ресурс]. -Режим доступа: http://writers.newmail.ru/Metaphors.htm от 11.01.2002.

5. Ефимова А. И. Стилистика художественной речи. М., 1957.

6. Лосев А.Ф. Проблема вариативного функционирования живописной образности в литературе // Литература и живопись. Л., 1982.

7. Арутюнова Н.Д. Метафора и дискурс // Теория метафоры. М., 1990.

8. Чудинов А.П. Россия в метафорическом зеркале // Русская речь. 2002. № 1. С. 42-46.

9. Яцутко Д.Н. Политическая метафора в языке СМИ [Электронный ресурс]. -Режим доступа: http://faq.at/rusjaz от 22.02. 2002.

10. Бессарабова Н.Д. Из метафорического фонда (предисловие к словарю) // Журналистика и культура русской речи. 1997. Вып. 4.

11. Булыгина Е.Ю., Стексова Т.И. Проявление языковой агрессии в СМИ [Электронный ресурс] // Центр экстремальной журналистики. - Режим доступа: http://www.cjes.ru/lib/content.php?content_id=1362 от 23.11.03.