ЖУРНАЛИСТИКА И СВЯЗИ С ОБЩЕСТВЕННОСТЬЮ

УДК 070

КОНЦЕПЦИЯ ЖУРНАЛИСТИКИ ХОСЕ МАРТИ (статья первая)

А.П. Короченский

Белгородский государственный университет

e-mail:

korochensky@bsu.edu.ru

Выдающийся кубинский просветитель, публицист, поэт и деятель освободительного движения Хосе Марти (1853-1895) неоднократно высказывался по различным поводам и в различные периоды своей публицистической деятельности о проблемах функционирования периодической печати в обществе. Однако изучение взглядов этого автора на основе его отдельных высказываний, рассматриваемых вне контекста, вне связи с другими программно-теоретическими положениями, выдвинутыми Марти, и с его практической деятельностью в качестве публициста и издателя, не дает целостного представления о его отношении к институту журналистики, о подходах к функционированию и развитию периодической печати. В итоге в ряде работ кубинских и российских авторов доминирует характеристика Марти главным образом как теоретика и практика революционнодемократической журналистики (основывающаяся преимущественно на примерах его деятельности в качестве создателя и руководителя газеты "Patna" - органа Кубинской революционной партии) [1].

Чтобы преодолеть тенденциозную односторонность в исследовании воззрений Марти на периодическую печать и её роль в обществе, необходимо изучить его взгляды системно, в их взаимосвязи, учитывая при этом специфику мировоззренческой позиции кубинского мыслителя. Дополнительный углубляющий аспект может придать исследованию и сопоставление теоретических, концептуальных воззрений Хосе Марти на периодическую печать и публицистику с практической деятельностью в этих областях, в частности, в роли создателя и руководителя различных органов периодический печати, автора издательских проектов (как осуществлённых, так и нереализованных: “La Edad de Oro”, "Revista Venezolana", “ La America” и др.). Это создает возможность интерпретации изучаемых текстов через сопоставление теоретических взглядов и их практического воплощения.

Просветительский характер воззрений Марти на журналистику. Для анализа и интерпретации воззрений Хосе Марти на журналистику решающее значение имеет учёт просветительской ориентации его мировоззрения как идейной доминанты его творчества. В творческом наследии кубинского мыслителя и общественного деятеля всеобщее просвещение предстает как решающее и непременное условие социальной трансформации и прогресса, как духовная революция, ведущая к глубокому общественному переуст-

В статье рассмотрены ключевые положения концепции журналистики, предложенной кубинским просветителем, публицистом, поэтом и деятелем освободительного движения Хосе Марти (1853-1895). Выявлена связь концепции с просветительской идеологией, её отличие от либеральных воззрений на журналистику, распространившихся в XIX веке.

Ключевые слова: журналистика, публицистика, просветительство, либерализм, Латинская Америка, США.

ройству на принципах гуманизма, в отличие от поверхностных политических революций. Марти отстаивал принципиальную возможность и необходимость духовного возвышения людей, развития их интеллекта, творческих способностей и обогащения эмоциональной жизни, выступал за создание общественных условий, которые способствовали бы этому. Возрастание человеческих возможностей под влиянием просвещения он сравнивал с геометрической прогрессией в математике [2, 195]. 51 Говоря о необходимости истинного и всеобщего просвещения, преодолевающего рутинную механистичность человеческого бытия, кубинский мыслитель призывал "превратить каждого человека в светоч". Вслед за просветителями других стран и эпох Марти утверждал исключительную ценность знаний, культуры: "Высшее обретение людей есть Свет" [3, 233]

Задачи просвещения, по Марти, не обеспечиваются только распространением знаний. Употребляемое в его работах понятие "е^сашоп" (которое обычно переводилось на русский язык как "образование") в контексте публицистики Марти имеет расширенное значение, более соответствующее понятиям "просвещение и воспитание", "широкое распространение культуры и моральное совершенствование". "Более полная концепция просвещения", в представлении публициста, включает широкое распространение знаний и воспитание духовности - в различных формах и с учётом реальных потребностей общества, с целью достижения счастливой и разумной духовной жизни, которая ускоряет "смерть зверя и торжество высшего начала" в человеке. Просвещение, по Марти, должно иметь постоянный и непрерывный характер, поскольку развитие личности начинается вместе с жизнью и завершается только после смерти человека [4].

Хосе Марти на всех этапах своей деятельности боролся за обеспечение равных прав всех членов общества на доступ к образованию, к знаниям и овладение ими, на развитие способностей к рациональному познанию мира. По его убеждению, единственным путём к прочному и всем доступному благосостоянию является научное знание, позволяющее человеку максимально использовать имеющиеся ресурсы, разумно и плодотворно взаимодействовать с природой. Публицист приветствовал бурное развитие науки и техники, способствующее избавлению людей от необходимости каждодневной изнурительной борьбы за существование и создающее условия для приобщения масс к интеллектуальному труду и творчеству.

Марти радовало, что в современную эпоху интеллектуальная деятельность перестает быть уделом узких элитных групп. Приверженец просветительской концепции естественного равенства людей, он полемизировал с идеями элитарности, отрицавшими принципиальную возможность интеллектуального и духовного возвышения масс. Он осуждал тех, кто не желает видеть в народе богатый творческий потенциал и полаает, что интеллектуальный труд должен быть только уделом избранных. Марти отмечал, что духовным возвышением народа могут быть недовольны только "привилегированные с низкой душой", люди, которые боятся утратить свою интеллектуальную монополию. Пропагандист гуманистических и эгалитаристских взглядов писал: "Долг человека заключается в том, чтобы возвысить другого: он заслуживает обвинения в подлости, если не способствует этому". Чем больше людей получают возможность для духовного развития и приобщаются к сокровищнице культуры, тем многообразней и богаче становится интеллектуальная среда в обществе, тем быстрее будет происходить развитие "от человека-зверя к человеку-человеку" [5,451]

Таким образом, Марти характеризовал просвещение как универсальное развитие личности, вооружающее ее действительными целостными знаниями о мире, подлинной культурой, гуманистическими идеалами, способностью к рациональному критическому постижению действительности, закладывающее потенциал успешного саморазвития и творчества. Просвещать, по мнению Марти, означает наделять каждого всей совокупностью предшествующего мирового опыта; открывать перед каждым человеком сокровищницу всего созданного в мире до него; поднимать человека до высот своего времени. Марти считал "непреложным долгом" не только "сообразовывать человека с его временем", но и "наставлять его на истинный путь в соответствии с величественными устремлениями человечества" - то есть он полагал необходимым условием просвещения ценностную ориентацию личности, приобщение ее к высоким идеалам.

Марти признавал печатное слово могучим фактором воздействия на общество и неоднократно отмечал чрезвычайно важную роль печати в обеспечении социального прогресса. Он называл прессу созидателем нового великого времени, а ее творческую преобразующую силу сравнивал с созидательным гением великих творцов - Леонардо да Винчи и Микельанджело [6, 326]. По мнению Марти, одна из основных заслуг прессы перед обществом заключается в том, что она выполняет функцию социального просвещения, обеспечивая быстрое, массовое распространение новых идей, способствующих преобразованию действительности. Благодаря печати новые идеи распространяются в обществе гораздо быстрее, чем прежде, когда для их распространения и укоренения в умах требовались века.

В результате прогресс общества получил невиданное ускорение:"прежде в муках рожденные идеи не спешили облагодетельствовать даже малое количество грамотеев, нынче идеи, едва появились на свет, тут же начинают служить людям" [3, 21]. Именно "газеты делают великие идеи общим достоянием" - писал Марти. Он подчеркивал исключительную роль периодики как средства интеллектуального обновления общества: "В современном мире мысли цветут и плодоносят, и перескакивают на бумагу, и, как тончайшая пыльца, оседают во всех умах; железные дороги пролагают пути через лесные чащи, газеты - через чащи людские" [3, 22].

Люди, вооруженные новыми знаниями и идеями, просвещенные печатью, становятся активными участниками прогрессивного преобразования общества. Следуя просветительским представлениям о социальной роли журналистики, Марти называл прессу современной школой. Соответственно, журналисты и периодическая печать, в его представлении, должны быть просветителями общества, способствующими преодолению разрыва между уровнем достигнутого человечеством научного знания и отстающим от него массовым сознанием. К числу "значительных" публицист относил и периодические издания, которые дают читателю практически полезные знания из области промышленности сельского хозяйства, торговли, искусств.

Познавательная, исследовательская функция периодической печати. В письме главному редактору гватемальской газеты "El Progreso" Валеро Пухолю от 27 ноября 1877 г. Марти характеризовал печать как "благороднейшую силу" [7, 109]. Кубинский публицист отвергал ограниченные взгляды на социальную роль периодической печати, сводящие её деятельность только к функции информирования, или же только к обслуживанию узкопартийных интересов. Для него были неприемлемы и представления о периодической печати, согласно которым она рассматривалась главным образом как поле самовыражения публицистов и литераторов. Он утверждал, что "во времена созидания печать не может быть только средством передачи новостей, только прислужницей интересов или местом для разгула буйного воображения" [8, 246].

Марти отвергал представления, ограничивающие роль прессы регистрацией, описанием происходящих событий, хотя полагал, что основой журналистики должны быть факты действительности, а не догматическое теоретизирование или отвлеченные рассуждения, оторванные от жизни (примеры такого рода часто являла собой современная ему латиноамериканская пресса). Марти выступал за новую журналистику на континенте -творческую, исследующую жизнь общества во всех её проявлениях, социально-активную, способную эффективно участвовать в преобразовании общества. Он писал, что в обстановке общественных перемен, охвативших Латинскую Америку, "журналист, если хочет сохранить свое доброе имя, должен предлагать не только схоластические трюизмы, выкованные на латинской наковальне и исполненные провинциальной напыщенностью (которых раньше было бы достаточно), и не только колорит зарубежных событий, придающий их описателю славу светоча прессы, но освещать многообразную современную жизнь, во всех ее формах...", глубоко проникая в самые различные сферы - в промышленность, коммерцию, науку и культуру. [9, 235].

Марти выступал против гнета традиций, устаревших представлений, мешающих прогрессу общества, в частности, против господства в латиноамериканской журналистике архаичного духа, навеянного схоластическим "классическим" образованием, которое предусматривало преимущественное изучение мертвых языков и старых текстов вместо изу-

чения и осмысления новых фактов и идей. Марти решительно восставал всего всего, что называл "тоской и стыдом официальной журналистики рудиментарных республик" [10, 256].

Публицист особо подчеркивал роль прессы как инструмента оперативного познания современного общества, выявления действительной сути социальных процессов, исследования негативных тенденций общественного развития. Эту функцию журналистики Марти ставил очень высоко - по его мнению, пресса должна выполнять обязанности изучения общества наряду с научными учреждениями: "в газетах, на кафедрах, в академиях надо изучать реальную жизнь страны" [11, 18]

Выступая против архаичных явлений в латиноамериканской журналистике XIX века (многословия, неоправданной риторичности, чрезмерного беллетризирования прессы, недостаточного интереса к изучению и обобщению фактов реальной действительности), Марти призывал превратить печать в средство изучения жизни "в ее неприукра-шенном виде, ни на что не закрывая глаза". Он считал, что "премии на конкурсах должны присуждаться не за лучшую опубликованную оду, а за лучшие исследования фактов развития страны" [11, 18].

Журналистика, не обходящая стороной социальные проблемы, опирающаяся на конкретные факты действительности, была близка Марти в гораздо большей степени, чем основанная преимущественно на авторской рефлексии современная ему латиноамериканская "журналистика мнений".Публицист, недовольный бедностью фактологической базы многих периодических изданий своего времени, заметил: "патриот, любящий свою родину, не начнет читать газету с редакционной статьи, в которой излагаются мнения, а начнет с объявлений, которые сообщают о том, что же реально делается в стране". [12, 433]. В статьях, опубликованных в мексиканской газете "Revista Universal" в 1875 г., Марти высказал свое стойкое неприятие позиции ведущих изданий Мексики, которые избегали освещения серьезнейших вопросов, уделяя внимание второстепенным проблемам. Он писал в связи с этим: "Облегченная и легкомысленная информация о текущих событиях не должна занимать внимание периодической печати - как и их чрезмерно экзальтированное или пристрастное обсуждение" [13, 326]

В период работы в редакции мексиканской газеты "Revista Universal" Марти, поддержавший в целом прогрессивный курс реформ либерального правительства Лердо, высказывался за использование периодической печати в целях изучения экономического положения Мексики, доказывая, что только объективное и глубокое знание проблем развития экономики страны позволит отыскать верные решения. Публицист осудил попытки навязать Мексике планы и проекты, основанные на слепом копировании опыта зарубежных стран - Соединенных Штатов, Франции, Англии и др., без учета местных особенностей, без предварительного изучения эффективности внедрения в условиях Мексики таких планов. Он выступал за публичное обсуждение экономических проектов в прессе, предшествующее принятию управленческих решений, а также за основательную подготовку таких решений путем изучения ключевых проблем экономического развития страны.

Поскольку одни и те же факты, относящиеся к сфере экономики, в среде специалистов и в обществе оценивались по-разному, была необходима публичная дискуссия для сопоставления различных точек зрения и отыскания объективной оценки положения дел. Марти писал в статье "Экономическая полемика": "Для того, чтобы правильно оценивать, надо глубоко знать, мы же не знаем с абсолютной полнотой проблемы, для которых изыскиваются решения. Этому необходимо посвятить полемику, но не превозносить определенную экономическую школу, не поддерживать ее применение в Мексике на том основании, что она успешно применялась в другой стране... Полемика должна сводиться - по нашему скромному разумению - к изучению противоречий нашей индустрии, к изучению каждой отрасли, ее возникновения, развития и современного состояния, к поиску собственных решений для преодоления наших собственных трудностей" [14, 335]. Не отрицая полезность изучения экономических моделей, внедренных в зарубежных странах, что облегчало предвидение последствий предлагаемых реформ, Марти приветствовал появление полемических публикаций на темы экономики в мексиканских газетах.

Обязанностью журналистики и журналистов, по Марти, должно быть изучение многообразных явлений и проблем жизни на основе новых фактов. В набросках к серии

статей для журнала "La America" публицист высказался за научный, рационалистический подход журналистов и прессы к освещению быстро меняющейся действительности, который обеспечивается опорой на объективные факты, их углубленным анализом [14, 335]. Публицист писал: "Факты являются солидной и крайне необходимой базой научного подхода, без которой невозможно создание рациональных построений" [15,11].

Марти предлагал изучать факты с точки зрения их соответствия критерию объективности и отделять факты, отражающие глубинную суть явления, от фактов, демонстрирующих только его внешнюю сторону: "Есть факты поверхностные и факты глубокие. Есть факты-цветы земли и факты из глубины." [15,11] Он замечал, что иногда "поверхностная и очевидная форма факта оказывается противоположной его более скрытой действительной сути," и признавал необходимой тщательную работу по изучению фактов.

Просветитель высоко ценил серьезные издания, в особенности журналы,за их аналитичность, позволяющую справляться с задачами изучения действительности, за способность представить разнообразную интеллектуальную продукцию в сжатом виде, удобном для читательского восприятия, за возможность быстро реагировать на актуальные проблемы современности. Он писал: "Читать хороший журнал - всё равно, что читать десятки хороших книг: каждая публикация в нем есть продукт тщательных исследований, умело скомпонованных, упорядоченных извлечений из различных книг" [16, 437]. В результате в свет выходит "статья всего в несколько страниц, которая стоила автору не меньшего изучения данных, таланта композиции и способности создаdать колорит, чем детальная, пространная и глубокая книга" [16, 437].

По мнению Марти, журнальная периодика лучше всего отвечает потребности вооружать массового читателя научными знаниями, преодолевая разрыв между достигнутым уровнем развития науки и отстающим от него обществом, поскольку она наиболее приспособлена для того, чтобы "дать критически мыслящей публике основательную пищу для ума в краткой и сжатой форме" [16, 437].

Марти с похвалой отзывался о крупном нью-йоркском литературнохудожественном журнале "Century Illustrated Magazine", характеризуя его как "росток новой эпохи", поскольку это издание с его "превосходной формой и свободным духом" вышло за узкие рамки традиционного литературного издания и уделяло большое внимание научному изучению явлений литературы и искусства разных стран. Публицист отметил, что в этом журнале "наука, которая идёт следом за философской интуицией и поэтическим предвидением, документирует и подтверждает их" [17, 430-431]. Именно научный подход к освещению вопросов литературы и искусства, по мнению Марти, придавал журналу облик действительно современного издания, выполняющего свое просветительское предназначение.

Описывая научно-популяризаторский североамериканский журнал "Popular Sciense Monsly", Марти заметил, что это издание так основательно редактируется, что имеет вес целой библиотеки и производит такой же эффект. Полагая, что научный подход к освещению в печати какого-либо вопроса предполагает его всестороннее изучение и рассмотрение, публицист с одобрением отзывался о редакционной политике журнала "Popular Sciense Monsly", который "излагает в форме добросовестного исследования любой вопрос общественного значения, будь то политическая или религиозная, социальная, экономическая или историческая проблема", и делает это в "манере, которая исключает недобросовестное влияние на умы, когда представлен только один аспект проблемы: проблема представлена целиком и изучается полностью, и читатель сам взвешивает и решает; нередко в одном и том же номере можно найти разные мнения по теме". Издание, представляющее различные точки зрения на одну и ту же проблему, Марти называл в наибольшей степени современным, так как оно "может со всем основанием утверждать, что отражает свое время с его свободой мнений и энергичными дебатами".

Описывая деятельность журнала "Revista Norteamericana", Марти вновь высказался за освещение различных проблем в печати путём представления и сопоставления различных точек зрения. Благодаря этому "читатель ощущает стимул к самостоятельному размышлению, так как этот способ обязывает сделать выбор между противоположными аргументами" [18, 439]. Публицист придерживался убеждения, что отыскание объектив-

ной истины, утверждение в общественном сознании научных знаний и новых идей, преодоление архаичных и реакционных взглядов требуют применения ресурсов полемической журналистики, которая в полной мере отвечала рационалистическим, гуманистическим идеалам публициста, считавшего самостоятельное мышление первейшим долгом человека.

Для Марти, провозглашавшего, что слово служит не для того, чтобы скрыть правду, но чтобы сказать о ней, было совершенно неприемлемо злостное манипулирование читательской аудиторией, поскольку такого рода деятельность противоречила его просветительским установкам, представлению о развивающем предназначении прессы.

Справиться с ролью исследователей действительности, просветителей общества могут только хорошо подготовленные для этого, всесторонне образованные журналисты, имеющие широкий кругозор, хорошо знакомые с достижениями современных наук, включая естественные. Идеалом Марти был энциклопедически образованный журналист, который "должен знать и об облаке, и о микробе. И об Омаре Хайаме, и о Пастере" [19, 235]. Ему должны быть известны не только произведения литературы и общественной мысли, но и выдающиеся естественнонаучные труды: как "литература духа", так и "литература материи": "нужно изучать и ту и другую, если хотите передать идеи добрым людям, воспитать людей действия..." - писал публицист [19, 235].

Печать, основанная на резонерстве, не охватывающая факты, характеризующие во всей полноте проблемы и сложности общественного развития, не способна, по мнению Марти, выполнить своё социальное предназначение. В представлении кубинского мыслителя пресса видится незаменимой составной частью механизма социального управления, позволяющей объективно изучать реальное состояние общественных дел для того, чтобы дать возможность гражданам участвовать в выработке верных управленческих решений, способствовать своевременному и эффективному преодолению возникающих проблем.

Марти полагал, что печать способна оказывать постоянную помощь административным органам, облегчить их деятельность, "обозначая, изучая и предлагая на рассмотрение вопросы, требующие самых серьезных и срочных реформ." Он рассматривал управление как творческий процесс и полагал, что печать обязана вносить свой вклад в этот процесс, "предлагать решение проблем", способствовать выработке оптимальных путей и средств преодоления проблемных ситуаций,выдвигать предлагаемые решения на публичное обсуждение и вносить в них поправки по результатам обсуждения, а также изучать итоги деятельности, направленной на решение социальных проблем. По мнению Марти, в отношении к демократическим органам власти задачи печати "есть предложение, изучение, проверка и совет" [20, 263]

Кубинский публицист-просветитель считал объективное знание существующих в обществе проблем обязательным условием поступательного социального развития и предотвращения регрессивных явлений. Отводя журналистике важную роль в познании жизни "в её неприукрашенном виде", Марти считал прессу ответственной за засилье диктатур в Латинской Америке и подводил современников к выводу о том, что латиноамериканская печать в ее тогдашнем состоянии не справлялась с обязанностями исследователя и просветителя общества, со своей социально-управленческой функцией, так как не отражала проблемы действительности во всей их полноте и сложности.

Особо важной, по мнению публициста, является деятельность прессы по выявлению и изучению негативных явлений и тенденций. Марти ценил печать как зеркало общественной жизни, признавая, что это зеркало может отразить ужасные вещи, свидетельствующие о наличии серьезных социальных пороков и болезней. Так, описывая североамериканскую прессу, он заметил: "если взять газету, можно увидеть, что жизнь подает тревожные сигналы анормального, порой чудовищного, развития..." [21, 438]. Марти осуждал уклонение печати от такого рода деятельности, считая, что пресса должна изучать и представлять жизнь во всей ее полноте и всех ее проявлениях, включая негативные. Он предостерегал: "...тот, кто умышленно или по забывчивости оставит в стороне часть истины, впоследствии жестоко поплатится за это, ибо в небрежении зло растет и разрушает созидательное начало." [11, 18].

В статье "Лесоводческий конгресс", опубликованной в журнале "La America", были воплощены представления Марти о прогностической роли критики в периодической пе-

чати в случаях, когда пресса вскрывает острую и болезненную социальную проблему, которая по тем или иным причинам еще не воспринимается правительством и обществом как таковая. По мнению Марти, журналист "должен видеть будущее и отмечать угрозу. Лучше предотвратить болезнь, чем лечить ее". [22, 303].

Марти высоко ценил издания и журналистов, способных на самопожертвование ради выполнения своего долга - откровенного и смелого информирования общества, контроля деятельности властей. Обличая социальную трусость, присущую коммерциализированной печати в Соединенных Штатах, он в то же время с большим уважением отзывался о мужестве американских журналистов, погибших при исполнении профессионального долга. В хронике "Монумент прессе. Журналисты Нью-Йорка", опубликованной в аргентинской газете "La Nacion" 28 июля 1887 г., Марти писал: "здесь не боятся смерти. Журналист встречает смерть без страха; во многом журналист похож на солдата!" [23, 195]. Только преисполненный ответственности перед обществом журналист способен на самопожертвование. Усилиями таких работников прессы создается журналистика, способствующая самоочищению и совершенствованию общества, охране его от негативных, деградационных тенденций. Марти полагал, что журналисты, пресса в целом должны быть всегда начеку перед попытками властей к совершению злоупотреблений, недостойных деяний и их сокрытию, своевременно вскрывая и подвергая чиновников критике, апеллируя при этом к силе общественного мнения.

Кубинский просветитель требовал превратить периодическую печать в орудие критики пороков и болезней современного ему общества, бытующих в нем предрассудков и заблуждений. Марти, полагавший, что "критика- это исследование", отмечал: без критики невозможно "представить вещи такими, каковы они есть". Свободная критика в прессе, по мнению Марти, способствует преодолению элементов отсталости в массовом сознании, помогает людям совершенствовать общество, увидев истинное положение вещей, несовершенство и болезни того мира, который их окружает: "народы должны жить критикуя, потому что критика - это здоровье." [11, 21] . Осознание несовершенства общественного порядка является, в соответствии с просветительскими установками Марти, первым и главным условием его сознательного преодоления, изменения мира и человеческой жизни к лучшему. Цель критики в прессе, по Марти, есть коренное изменение отношения общественности к нему, побуждение людей к его искоренению. По его мнению, критика служит для того, чтобы объяснить людям, обосновать, отстоять определенную точку зрения на явление или проблему, сделать ее достоянием общественного мнения.

Публицист считал, что задача прессы - не только обнаружить зло и продемонстрировать общественности его пагубность, но и искать пути и способы его преодоления. В статье "Лесоводческий конгресс" он писал: "...Бесполезно только указывать на зло, эта лёгкая задача - всем по плечу, если же предлагается средство против него, это доступно уже не каждому ..." [22, 303]. Марти поддерживал конструктивный, разумный и гуманный характер критики в прессе: "Газета - это меч, а его рукоять - разум. Им должны сражаться только добрые люди, и он должен служить не для истребления, а для необходимой победы над теми, кто противостоит свободе и прогрессу". Публицист заметил, что " пресса должна служить проверке и критике, но никогда - ненависти или злобной ярости, которые не оставляют места для свободного изложения идей" [20, 214]. Журналист не должен забывать о том, что любое его выступление в печати, в том числе и критическое, в конечном итоге должно служить благу людей. Марти писал: "Не заслуживает чести писать для людей тот, кто не способен любить их".

Марти выступал на стороне журналистов, имевших мужество критиковать, раскрывать болезненные общественные проблемы. Так, в период работы в газете "Revista Universal" он поддержал французского литератора польского происхождения Густава Госдава, барона Гостковского, описавшего в мексиканской прессе нравы местной "золотой молодежи". Публикации Гостковского вызвали бурную реакцию некоторых изданий, которые поспешили заявить, что он опорочил всю мексиканскую молодежь. Одна из газет предложила иностранному литератору покинуть страну.

Несмотря на то, что Марти сам находился в Мексике на положении иностранца, и для него неосторожность в высказываниях могла бы стать фатальной, он вступился за

французского литератора. В комментарии "Статья Гостковского" он писал: "Прежде чем осуждать, следует уважать того, кто говорит нам жестокую правду". Марти убеждал читателей, что Гостковский писал не о заслуживающих уважения молодых мексиканцах, которых немало, так как преследовал иные задачи: обличить иную молодежь - "развратную, разложившуюся, порочную", помочь обществу распознать зло, чтобы бороться с ним. "Заслуживает благодарности тот, кто наблюдает зло, указывает на него и борется против него," [24, 331-332] - писал Марти о Гостковском. Отвергая обвинения в неуважении французского журналиста к мексиканцам, он заметил: только тот, кто не любит народ, не говорит ему о его пороках, но льстит и заискивает перед ним.

Кубинский просветитель рассматривал критику и как моральный долг журналиста. Обещая издателю Б. Митре-и-Ведиа описывать жизнь в Соединенных Штатах на страницах аргентинской "La Nacion", "невзирая на авторитеты и осмотрительность, необходимую тому, кто обращается к публике, писать так, как бы я писал своей собственной семье", Марти заметил: "нет большей муки, чем писать против совести или без души". Он полагал, что журналист, не подвергающий критике всё то, что заслуживает критического отношения, действует вопреки велению совести, и такая позиция заслуживает осуждения. Хотя, по признанию Марти, критика - "самая болезненная работа", необходимо постоянно выполнять эту работу, исполненную глубокого нравственного смысла, повинуясь моральному долгу. [25] журналиста перед обществом: сообщить людям правду, какой бы горькой и тяжелой она ни была.

Публицист считал прессу полем для свободной полемики, для столкновения идей и мнений, в результате чего должна восторжествовать истина. Марти видел задачу полемической критики в прессе не в том, чтобы победить оппонентов, но чтобы обеспечить победу правды, здравого смысла, объективного знания, плодотворных идей над ложью, ошибками или заблуждениями. Марти полагал, что взгляды человека не являются статичными, они подвержены изменениям под влиянием социальной практики, накопления индивидуального опыта, убеждающего воздействия слова и примера других людей. Поэтому он допускал возможность изменения позиции оппонента в полемическом споре под влиянием обоснованной критики его взглядов, неопровержимых, убедительных доводов.

В ходе полемики публицист действовал в соответствии с просветительскими установками, предусматривающими борьбу против неприемлемых взглядов, ложного знания, заблуждений оппонентов, но не моральное или политическое их уничтожение в результате полемики. Как правило, Марти не упоминал в публицистических и журналистских работах имена своих оппонентов или подвергаемых критике лиц, избегал личных нападок в их адрес, хотя производимый им критический разбор мнений или действий соперников по полемической борьбе зачастую производил сокрушительный эффект (таков был, например, ответ публициста на расистское, оскорбительное выступление филадельфийской газеты "The Manufacturer" под провокационным заголовком "Хотим ли мы Кубу?": Марти опубликовал резкую ответную статью в нью-йоркской газете "The Evening Post" 25 марта 1889 г.) [26, 236-241]

Хосе Марти высказывался против проявлений нетерпимости в от ношении к оппонентам по публичной полемике, поскольку считал, что идейный плюрализм, сопоставление и соревнование идей являются обязательным условием интеллектуального и духовного здоровья нации. Он провозглашал принцип толерантности, заявляя при этом, что "толерантность не означает симпатию, она заключается в обязательном рассмотрении всего как с одной, так и с другой точки зрения".

Периодическая печать и развитие политической и нравственной культуры граждан. Просветитель-гуманист видел в периодической печати мощное средство развития демократических начал, приобщения людей к активному и сознательному участию в общественных делах, формирования политической культуры граждан. Описывая избирательные кампании в Соединенных Штатах и наблюдавшиеся там многочисленные попытки повлиять на выбор избирателей путем создания все новых и новых предвыборных организаций в избирательных округах, Марти пришел к выводу, что совершенствование демократии должно идти не путем создания дополнительных организационных структур, а путем воспитания и просвещения граждан. Он писал, что необходимо "улучшить голосующую массу", формировать "полнокровный и умный дух у большинства", которое "жи-

вет более желаниями, нежели идеями", в результате чего "публичным голосованием почти всегда избирается "большой человек" города, почти всегда это торговец голосами..." "Много голосов продается, продаются и покупаются депутаты”. Но ни депутаты, ни избиратели не осмеливаются продаваться, когда факты подкупа становятся известными широкой общественности благодаря выступлениям прессы. Марти писал: когда люди читают в газетах о результатах выборов, они видят, как реализуется их воля - воля избирателей, они чувствуют себя хозяевами своей родины. Но энтузиазм, украшавший людей во время выборов, гаснет, стирается из-за несовершенства общественного устройства. "Улучшение голосующей массы" виделось Марти, в частности, через усиление просветительской нагрузки печати.

Если печать по тем или иным причинам не выполняет роль общественного просветителя и контролера властей, демократии угрожает опасность деградации. Даже самая совершенная демократическая система деградирует, если она не опирается на сознательных, просвещенных, хорошо информированных граждан - активных участников демократи ческого процесса. Марти, полагавший, что без просвещения народа немыслима подлинная демократия, писал: "если нация не заботиться о том, чтобы духовно возвысить народные массы - она становится нацией лакеев... Ибо кто не стремится возвысить дух и сознание народа, прозябающего в невежестве, тот добровольно отрекается от своей свободы" [27, 88].

Марти видел предназначение печати и как средства нравственного оздоровления общества - "улучшения нравов", в просветительской формулировке. В хронике "Нью-Йорк летом" Марти призывал создать для народа "интересные газеты и журналы, где не будет опостылевших ему бесед на темы прописной морали, но где нравственный урок будет преподноситься в ненавязчивой форме и на материале, интересном для народа - так, чтобы читатель не обнаружил прямого назидания, не почувствовал, что ему хотят преподать какую-то моральную аксиому,- ибо в этом случае он отвергнет ее" [27].

Просветительская концепция журналистики, нашедшая отражение в публицистических работах и письмах Марти, существенно отличается от распространившихся в XIX в. либеральных концепций прессы, несмотря на то, что последние также имели корни в философской и общественной мысли Просвещения [28]. Сходство воззрений Марти и либералов определяется тождественными взглядами на природу человека (разумного животного, наделённого естественными правами, прирожденными способностями различать добро и зло, пользоваться ресурсами ума для познания окружающего мира, для отыскания объективной истины через сомнение и дискуссию). Так же, как и представители либеральных взглядов на прессу (Т.Джефферсон, Дж. С. Милль и др.), Марти полагал, что свободная пресса с её дискуссиями и борьбой мнений помогает отыскать обществу путь к истине, уберегает его от авторитарных тенденций и способна предотвратить установление тиранических режимов, содействовать гармонизации отношений в обществе на пути к достижению общественного согласия, может и обязана наблюдать за действиями правительств и помогать общественности контролировать их, а также содействовать управляющим в поиске и реализации верных управленческих решений.

Вместе с тем Марти не принимал некоторых либертарианских представлений о социальной роли прессы, в частности, о развлекательной и коммерческой функциях печати как о равнозначных информационной и развивающей функциям. Не отрицая принципиальную возможность использования периодической печати как источника развлечения, Марти тем не менее делал упор на её просветительскую, развивающую функцию, благодаря которой реализуются задачи духовного возвышения аудитории, в то время как развлечение удовлетворяет в основном гедонистические потребности читателя, не развивая его.

Список литературы

1. См.: Becali, R.: Marti corresponsal. La Habana. 1976; Henriques Urena, C., y otros: El periodismo en Jose Marti. La Habana. 1977; Jose Marti. // En: Pensamiento revolucionario y medios de difucion masiva. (Selection y prologo de A. Nunez Machm). La Habana, 1983.

2. Marti, J. Francisco Gregorio Bellini. //OC, T.8. P. 195.

3. Marti, J. El Poema del Niagara. //P. 225.

4. Развернутая характеристика просветительских воззрений Марти представлена в монографии: Короченский А.П. Публицистика Хосе Марти. Идейно-мировоззренческая система творчества просветителя. - Ростов-на-Дону. 1998.

5. Marti, J. Guerra literaria en Colombia.//OC, T.7. P. 416.

6. Marti, J. Muerte de Guiteau //OC, T.9. P.326.

7. Marti, J. Carta a Valero Pujol, director de "El Progreso" //ОС, T.7.

8. Marti, J. Nieves, gozos y tristezas. //OC, T.9

9. Marti, J. La education conforme a la vida //OC, T.10.

10. Marti, J. Federico Proano, periodista //OC, T.8.

11. Marti, J. Nuestra America //OC, T.6.

12. Marti, J. La universidad de pobres. // OC, T.12.

13. Marti, J. La polemica economica. A conflictos propios, soluciones propias //OC, T.6.

14. Marti, J. Notas. "La America" //OC, T. 14.

15. Marti, J. Notable numero del "Mensuario de Ciencia Popular". //OC, T. 13.

16. Marti, J. Repertorios, revistas y mensuarios literarios y cientificos de Nueva York //OC, T.13.

17. Marti, J. La "Revista Norteamericana".//OC, T. 13.

18. Marti, J.: Esquema ideologico. Seleccien, prefacio, glosas y notas por M.P. Gonzаles e I. Schulman. Mexico. 1961.

19. Marti, J. Nueva York en manos de rufianes. //OC, T.10.

20. Marti, J. Deberes de la prensa. //OC, T.6.

21. Marti, J. Gozos colegiales. -Harvard. //OC, T.9

22. Marti, J. Congreso forestal. //OC, T.8.

23. Marti, J. El monumento de la prensa. Los periodistas de Nueva York. //OC, T. 11.

24. Marti, J. El articulo de Gostkovski. //OC, T.6.

25. Marti, J. Carta a Bartolome Mitre y Vedia. 19 de diciembre de 1882. //OC, T.8.

26. Marti, J. Vindication de Cuba. //OC, T.1.

27. Марти Х. Североамериканские сцены. - М., 1964.

28. Сиберт Ф.С., Шрамм У., Питерсон Т. Четыре теории прессы. - М., 1998/

JOSE MARTIS CONCEPTION OF JOURNALISM (first article)

In the article was analyzed the conception of journalism generated by famous Cuban journalist and poet Jose Marti (1853-1895), its relationships with the ideology of Enlightenment and its difference in comparison with liberal theory of journalism.

Key words: journalism, Enlightenment, liberalism, Latin America, USA.

A.P. Korochensky

Belgorod

State

University

e-mail:

korochensky@bsu.edu.ru