© А.Х. Сукиасян, 2008

КОНЦЕПТ

«КОРПОРАТИВНАЯ СОЦИАЛЬНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ» В ЗЕРКАЛЕ МНЕНИЙ БИЗНЕС-СООБЩЕСТВА ВОЛГОГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ (ПО МАТЕРИАЛАМ ЭКСПЕРТНЫХ ИНТЕРВЬЮ)

А.Х. Сукиасян

Данная статья представляет собой анализ корпоративной социальной ответственности бизнес-сообщества Волгоградской области. Для анализа факторов и тенденций ее формирования было проведено эмпирическое исследование наряду со вторичным анализом результатов прикладных социологических исследований [5]: полустандартизованное экспертное интервью «Институционализация корпоративной социальной ответственности бизнес-сообщества Волгоградской области» (Волгоградская область, февраль - июль 2007 г., выборка - 27 человек). Выбор респон-дентов-экспертов осуществлялся методом фильтрующего опроса. Всего было опрошено 85 представителей бизнес-сообщества. На первом этапе выявлялись те из опрошенных, чьи компании реализуют корпоративную социальную ответственность на практике, -49 представителей волгоградского бизнес-сообщества. На втором этапе из числа этих респондентов отбирались кандидатуры для проведения полустандартизированного интервью. Принцип отбора - доступность потенциального респондента. В этой связи актуальным является определение корпоративной социальной ответственности бизнес-сообщества в разрезе эмпирических данных. Концепт «корпоративная социальная ответственность бизнес-сообщества» имеет определенные коннотации. Следует заранее условиться о том, что представители малого бизнеса не были репрезентированы в рамках социологического исследования в связи с отсутствием экономической базы для социальной деятельности. Думается, указ Д.А. Медведева о мерах, которые направлены на развитие малого пред-

принимательства, будет способствовать расширительному толкованию социальной составляющей их деятельности. В частности, уменьшение количества проверок до одной в три года, внеплановые проверки на основании специального решения или согласия прокуратуры, переход преимущественно к уведомительному порядку регистрации и т. д.

Представления об особенных условиях, определяющие положения формирования российского бизнеса, имеющие мало общего с представлениями о законности и транспарентности, способствовали тому, что подавляющее большинство респондентов из среды крупного бизнеса интерпретировали концепт «корпоративная социальная ответственность» как «возмещение».

Во всей совокупности экспликация экспертами концепта «корпоративная социальная ответственность бизнеса» характеризуется сочетанием как взаимодополняющих, так и аннигилирующих характеристик. Наряду с этим определяются два существенных параметра, и с посредствующим влиянием данных параметров эксперты анализировали исходный концепт - перед кем ответственность и какова форма ответственности. Первый параметр дает возможность отметить определенные уровни ответственности, в частности перед собственными работниками, территорией, развитием институтов гражданского общества, обществом в целом и т. д.

На базе второго параметра образуется дилемма, которая формирует смысловую нагрузку данного концепта: юридическая или нравственная ответственность. В этой связи можно обозначить три подхода. Одна группа

опрошенных сводила корпоративную социальную ответственность к уплате налогов, то есть в данной группе доминировала позиция, прежде всего, исполнения положений нормативно-правовых актов в целом, подчинение действующим законам, их принятие в сфере налогообложения. Также необходимо отметить, что в этой группе фигурировали такие ответы, как создание рабочих мест, выпуск качественной продукции, но подобные варианты ответов были слабо выражены в данной группе. Представители этой группы подчеркивали, что не собираются дублировать функции государства по защите населения. Эта группа в унисон с замечаниями В. Иноземцева считает, что термин «корпоративная социальная ответственность» является нонсенсом, поскольку отражает стремление государства «переложить» социальную ответственность на плечи частного капитала [1]. Половина респондентов по сравнению с первой группой интерпретировала данный концепт более широко. В данной группе корпоративная социальная ответственность детерминировалась опекой над своими работниками, то есть налицо патерналистский подход. Для данной группы были характерны следующие интенции: повышение квалификации работников, справедливая заработная плата, совокупность мер, направленных на улучшение позиций применительно к социальному пакету, обеспечение досуга работника и его семьи, предотвращение материальных потерь путем выплаты взносов компанией (то есть компания берет на себя обязательство возместить возможный ущерб, понесенный в специально оговариваемых случаях). Менее ярко была представлена позиция по осуществлению мер, направленных на поддержание социально уязвимых групп. Третья группа респондентов осознавала, что бизнес - это не только уплата налогов, поддержание и развитие корпоративных процессов, но и выход за рамки собственного предприятия. Среди этой группы преобладало мнение о том, что компания может способствовать улучшению положения различных слоев общества лишь в той мере, в какой она исполняет требования своей «совести». Функционирование компании ставилось в зависимость от благосостояния общества, причем зависимость прямо пропорциональную. В этом случае эксперты подчеркивали региональную от-

ветственность бизнес-сообщества. Данную точку зрения в лапидарной форме можно выразить следующим образом: корпоративная социальная ответственность означает, что бизнес ответствен за ту территорию, за то общество, в котором он функционирует. Респонденты в этой группе принимают участие в реализации социальных программ как регионального и муниципального масштабов, так и исходящих от общественных институтов. Для данной группы было характерно также определение ответственности перед заказчиками и инвесторами. При этом очевидно противоречие, состоящее в том, что крайне слабо и нехотя озвучивались меры по охране окружающей среды, минимизации техногенного воздействия на природную среду. Возникает вопрос: посредством чего можно повысить инвестиционную привлекательность? Удручает и то, что ни в одном из ответов респондентов в качестве ответственности компании не фигурировала добросовестная деловая практика, открытая и честная финансовая и социальная отчетность.

Функционирование крупного бизнеса идентифицируется как долг, обязанность. Аргументируется данная позиция в соответствии с концепцией альтруизма. Социальная ответственность бизнеса выходит за рамки установленных законом норм и предполагает деятельность, направленную на удовлетворение общественных потребностей [4].

Особняком стоит вопрос о социальных инвестициях, к которому апеллировали представители третьей группы в рамках данной тематики. Интерпретации концепта социальных инвестиций преимущественно относились к непосредственной сфере деятельности компаний (в особенности инвестиции в персонал), кроме того, данные интерпретации не концентрировались на учете интересов основных внутренних и внешних заинтересованных сторон. Субъектами выработки и реализации социальных инвестиций выступали акционеры, властные структуры, профсоюзы, реже назывались НКО, так как эксперты и представители делового мира обращают внимание на то, что некоммерческие организации в России пока не превратились в субъекты формирования представлений о корпоративной социальной ответственности [3]. Это свидетельствует о несформированности понятия соци-

альных инвестиций. Согласно исследованию Российской ассоциации менеджеров, в России социальные инвестиции бизнеса направлены в основном на внутренние программы: 52,3 % от общего объема социальных инвестиций -на развитие персонала; 17 % - на ресурсосбережение, 12,6 % - на охрану здоровья. И только 10 % предназначаются на развитие местного сообщества [2, с. 8]. Но красной нитью в ответах опрашиваемых проходило мнение, что социальное инвестирование компаний напрямую зависит от отраслевой структуры, причем у подавляющего большинства респондентов превалировало высказывание об объемах социальных инвестиций, то есть количественный параметр.

ВСЕОБЩАЯ ТРАКТОВКА

КОРПОРАТИВНОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ БИЗНЕСА

В целом для экспертных суждений характерна тенденция к расширительному толкованию анализируемого понятия. Последние чаще всего имеют отношение к идеалам нравственности. Подобное тотальное и в той или иной степени этическое отношение ко многим социальным категориям вообще свойственно российской общественности. В рамках тотального подхода бизнес-сообщество в конечном счете признается ответственным за все. Выстраивается иерархизированная «система аттракторов» корпоративной социальной ответственности. Первый уровень - это ответственность бизнеса перед своими работниками, то есть выплата зарплат, предоставление социального пакета и тому подобное, что должен осуществлять бизнесмен, предприниматель. Второе - ответственность бизнес-сообщества перед тем регионом, в котором оно функционирует, то есть в данном случае проблемы ставятся шире: сюда могут входить проблемы населения вообще, семей, экологии. И третий уровень - бизнес-сообщество должно учитывать интересы, соизмерять свое развитие с интересами страны, то есть, во-первых, ответственность проявляется в создании более или менее справедливой законодательной системы, изменении определенных политических отношений. Во-вторых, в попытке решить

на основе справедливых принципов проблему распределения и перераспределения того, что мы имеем в стране. В-третьих, бизнес-сообщество должно нести ответственность за развитие всей системы, совершенствование инфраструктуры образования, здравоохранения и охраны экосистемы в стране.

Альтернативой тотальному подходу выступает представление, согласно которому корпоративная социальная ответственность есть просто выполнение функции, предназначенной бизнесу общественным разделением труда, то есть приоритет не частного, а целого, обоснованный Т. Парсонсом, Х. Ленком. В основе этой концепции лежит идея о том, что противоречие между частным интересом бизнеса и интересами общества должно решаться бизнесом в пользу общества как той системы, частью которой является сам бизнес. При таком подходе оценочные и территориальные критерии интерпретации обсуждаемого концепта утрачивают смысл.

Мнения о способах реализации корпоративной социальной ответственности бизнеса находятся в тесной связи с представлениями о сущности этого понятия, а также о том, где располагаются «рычаги» формирования корпоративной социальной ответственности - в сфере формальных установлений или в сфере сознания. Что касается формальных рычагов, то это может быть или «кнут» (санкции в случае нарушения налогового и трудового законодательства), или «пряник».

Эксперты разделились во мнениях по поводу возможных способов воздействия на «сознательность» бизнес-сообщества. Одни полагают, что корпоративная социальная ответственность, будучи сугубо личностным нравственным качеством, должна регулироваться только на уровне индивидуальной морали.

Другие эксперты, напротив, призывают государство воспитывать российских предпринимателей, прививать им необходимые моральные и гражданские качества.

В этой связи детерминирующим фактором выступает то, что Россия - страна, в которой всегда наблюдалась сильная ориентация на власть - и до революции, и в советское, и в настоящее время. Вопрос о том, кто является субъектом социальной ответственности, вызвал три типичные реакции. Пример-

но в половине случаев эксперты говорили, что требование корпоративной социальной ответственности обращено к крупному бизнесу, который располагает средствами и возможностями для широкой деятельности. Этими суждениями оперировали те эксперты, которые в той или иной степени разделяли этический подход при определении понятия «корпоративная социальная ответственность».

Формально-юридический подход предполагает признание равной ответственности всех субъектов бизнес-сообщества.

Третье достаточно типичное представление о субъекте корпоративной социальной ответственности исходит исключительно из духовно-нравственного понимания этого концепта. Согласно такому пониманию, каждый человек индивидуально отвечает перед своей совестью, Богом и людьми, то есть социальная ответственность персонифицирована.

Итак, исследование корпоративной социальной ответственности, проведенное на региональном уровне, свидетельствует о том, что региональный спектр мнений относительно корпоративной социальной ответственности находится в рудиментарном состоянии, то есть отсутствует целостное восприятие концепции корпоративной социальной ответственности в силу концентрации внимания лишь на одной группе стейкхолдеров - как правило, на работниках. Остальным заинтересованным сторонам (за исключением, пожалуй, государства) уделяется значительно меньше внимания. Причина со-

стоит в слишком непродолжительной истории вопроса в стране, а также в недостаточности очевидного для бизнес-сообщества инструментального обоснования корпоративной социальной ответственности, которая является в настоящее время гораздо более серьезной проблемой, чем слабость нормативной аргументации. Большой разрыв между количественными и качественными параметрами социальных инвестиций, ограниченность субъектов выработки и реализации социальных инвестиций характерны для бизнес-сообщества Волгоградской области, что свидетельствует об отсутствии механизма социального инвестирования.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Иноземцев, В. Никакого бизнеса - чисто личное : интервью с Е. Сеньшиным / В. Иноземцев // Эксперт-Урал. - 2004. - №° 48. - С. 35-42.

2. Корпоративная социальная ответственность в современной России: теория и практика // Аналитический вестник Совета Федерации ФС РФ. -2005. - №° 26 (278).

3. О социальной роли бизнеса // Общество и экономика. - 2004. - №9 11/12. - С. 44-71.

4. Перегудов, С. П. Корпоративное гражданство как современная форма социальной инженерии / С. П. Перегудов // Мировая экономика и международные отношения. - 2005. - №9 6. - С. 22-32.

5. Шмерлина, И. А. Социальная ответственность бизнеса / И. А. Шмерлина. - Режим доступа: http://www.bd.fom.ru.2004.